Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Слёзы Фемиды (детектив, мистика)


Слёзы Фемиды (детектив, мистика)

Сообщений 81 страница 93 из 93

81

Саида я вас понимаю : D Тут дело такое, что я, во-первых, не постоянно выкладываю продолжение, и, во-вторых, вы не можете постоянно читать новые фрагменты. С дургим произведением читатели тоже путаются - много персонажей. С этим всё гораздо лучше, потому как они чаще читают текст. Поэтому если у вас будет желание, прочитайте всё целиком. Понимаю, это не совсем просто (выйдет где-то на 90 страниц), но если заинтересуетесь, буду очень рад  : D

0

82

***

Он решил воспользоваться лестницей.

-Пройдёт вечность, прежде чем лифт приедет на первый этаж, - думал Норман, спешно поднимаясь по ступенькам.

Несмотря на нервное напряжение, он сумел справиться с нахлынувшим потоком мыслей об уходе Нэнси, о её романе с тем парнем из копировального отдела; даже Картер, способствовавший их увольнению сейчас не вызывал у него негативных эмоций.
Норман Калм был полностью сосредоточен на цели.

Оказавшись у двери, ведущей в коридор пятого этажа, он вынул пистолет, снял оружие с предохранителя, сделал глубокий вдох и прошептал:

-Вперёд. Отступать нельзя. Я смогу, нужно просто верить.

Норман толкнул дверь и вошёл в коридор.
Здесь было около сотни квартир. Пока Норман шёл к нужной ему двери, у него невольно возникло несколько странных (даже глупых для подобной ситуации) вопросов. К примеру, почему на пятом этаже находится квартира сто десять, если на каждом их расположено более полусотни или почему персонал гостиницы решил устроить себе перерыв в десять утра?

Наконец, он достиг цели. Посторонние мысли больше не тревожили его. Норман полностью сосредоточился на плане действий.

-Я открою дверь, - подумал он. - Войду в квартиру…

Мысли вновь начали спутываться, сложно было контролировать их в такой ситуации. На мгновение Норману показалось даже, что всё уже потеряно.

-Скорее всего, я уже опоздал… - решил он, но тут же одёрнул себя. – Давай, соберись. Если убийца всё ещё там, есть шанс поймать его. Нужно действовать. Сейчас же.

Он достал ключ, аккуратно вставил его в замочную скважину, медленно повернул.
Раздался щелчок. На лбу выступил холодный пот (звук был таким громким, даже старик мог бы услышать его). Норман сделал пару глубоких вдохов, сжал дверную ручку, слегка надавил на неё, подтолкнув плечом лёгкую (почти невесомую) дверь.

Он оказался в просторной комнате, освещаемой двумя торшерами, которые стояли по обеим сторонам от маленького дивана, что располагался в центре. На полу лежал белый шерстяной ковёр, ворсом напоминающий мех дикого зверя.
Норман заметил, что в комнате царит полный порядок: вещи на тумбочке были расставлены так, будто каждая из них находилась на своём, строго отведённом для неё месте; кровать была заправлена, на ней лежало красивое платье и жемчужное ожерелье в прозрачном пластиковом футляре; даже спички и те лежали в пепельнице. Всё будто указывало на то, что здесь ничего не произошло. Никакого убийства.
Однако стоило Норману сделать несколько шагов вперёд и он увидел тело молодой женщины, лежавшей на диване лицом вниз. Её рука свисала с подлокотника, касаясь коврового ворса кончиками изящных пальцев. Кожа уже побледнела. Она была мертва.

Норман вдруг услышал громкий щёлчок, подобный тому, который раздался, когда он открывал дверь. Однако этот звук донёся из кухни.
Через невысокую арку в стене Норман увидел стол и холодильник. Он слышал непрекращающееся гудение, очевидно, работал один из приборов бытовой техники. Скорее всего, микроволновка.

Снова раздался щелчок. Норман услышал множество голосов, шум трущихся об асфальт колёс, клаксоны десятков автомобилей. Затем послышался треск, словно что-то сломалось.

-Москитная сетка, - подумал Норман. – Он снимает москитную сетку, - его сердце вдруг забилось с неистовой силой, - значит, хочет вылезти через окно.

Он сделал шаг и тут же остановился. Почувствовал резкий запах… из кухни донёсся тонкий свист.

-Газ…

Вдруг треск стих и Норман услышал шаги. Не успел он нацелить оружие, как в арке показался силуэт уже до боли знакомого ему человека.
Феникс.

-Вы, - Норман сжал рукоять пистолета. – И почему я не удивлён…?

Феникс молчал. Очевидно, ему нечего было сказать в своё оправдание. Парень явно не ожидал, что для него всё закончиться так печально – пойман с поличным. Теперь на всю оставшуюся жизнь его домом станет тюремная камера.
Однако Норман даже не подозревал, насколько опасен был этот парень…

Он вдруг заметил, как резко изменился взгляд Феникса. Стал решительным и серьёзным – парень был готов действовать. Бороться до конца.
Норман смекнул, что пора бы уже надеть на него наручники. Он был готов нацелить пистолет, как вдруг Феникс схватил стоящий рядом с ним стул и бросил им прямо ему в лицо. Норман даже не успел понять, что произошло – машинально он закрыл голову руками, затем почувствовал сильный удар и содрогнулся от боли.
Пистолет упал на ковёр. Норман стиснул зубы, ухватился за локоть (ножка стула попала прямо в болевую точку), едва он поднял взгляд, как Феникс уже был в двух шагах от него.
С разбега он совершил резкий прыжок и протаранил Нормана плечом. Его отнесло к стене, вновь Норман почувствовал боль, на этот раз в затылке. Он увидел, как Феникс заносит кулак для нового удара – взгляд его был холоден, зубы сжаты, казалось, этот парень был готов совершить ещё одно убийство. Однако Норман не дал ему такой возможности.
Он сумел во время уклониться от атаки, и кулак Феникса врезался прямо в стену, за ним последовал второй. Удары были крайне сильными, Норман слышал, как каждый из них отозвался глухим, но весьма громкий звуком, словно кто-то рубил топором дерево.
Он отпрыгнул в сторону, принял стойку, но тут же его блок оказался разбит новой атакой Феникса. Парень ударил его в живот, затем в грудь и, наконец, сразил мощным хуком в челюсть.
Норман потерял равновесие. Мгновение спустя он лежал на полу, и уже в следующий момент увидел над собой Феникса. Парень занёс ногу, намереваясь размозжить ему голову, но и в этот раз Норман успел вовремя отскочить.
На мгновение всё вокруг словно замерло, он снова услышал гудение и свист, что доносились из кухни. Газ продолжал наполнять квартиру, его резкий запах уже ощущался в комнате.

-Нужно убираться отсюда, - подумал он. – Каждая секунда на счету.

Однако Феникс даже не собирался отступать – чуть только подошва его ботинка (после неудачной попытки «раздавить» голову Нормана) коснулась пола, парень вновь сорвался с места, молотя кулаками с неистовой силой.
Внезапно Норман решил, что пора, наконец, действовать. Его вдруг охватило дикое желание надрать этому ублюдку задницу, как следует намять ему бока.
Он выждал момент, когда Феникс открылся и с криком бросился на парня.
Феникс прорычал, подобно зверю, попытался встать, однако Норман сделал это раньше и, воспользовавшись моментом, перевернул диван. Вес этого нелёгкого (несмотря на габариты) предмета мебели, в одно мгновение обрушился на тело парня, придавив его к полу. Женщина, которую он убил, перекатилась с сидений на спинку и упала рядом с ним…

Осознав, что это его единственный шанс на спасение, Норман со всех ног бросился к входной двери. Хотел было запереть её, однако чутьё подсказывало, что времени уже не осталось.

-Нужно бежать отсюда как можно дальше, - он бросил ключ, оставив дверь открытой, и рванул к лифту.

Раздался взрыв. Пол под ногами Нормана дрогнул, и он потерял равновесие. Волна жара захлестнуло его, Норман встал на четвереньки, закашлялся и перевернулся на спину. Сквозь застилающую глаза туманную пелену, он увидел языки пламени, что вырывались из недр квартиры сто десять. Они облизывали стены, пол и потолок, оставляя уродливые чёрные пятна; воздух вдруг наполнился едким запахом токсичных веществ; коридор заполняли клубы густого серого дыма.

Норман услышал крики жильцов, некоторые даже рискнули выйти из своих квартир.

-Уходите! – закричал он. – Уходите отсюда! Воспользуйтесь пожарными тросами!   

Его послушали – слава Богу, людям стало ясно, что угроза для жизни сейчас более, чем реальна, ведь всё происходило не на экране телевизора, а в их собственном доме.
Норман встал на одно колено. Опираясь на стену, попытался встать. Силы покидали его, с каждой секундой дышать становилось всё труднее.
Вдруг из полыхающей квартиры вырвался столб огня – что-то вспыхнуло. Норман поднял взгляд, закрывая нос и рот ладонью. Поначалу он решил, что это лишь обман зрения – не мог же огонь бродить по коридору, словно живой. Но, приглядевшись, он понял, что перед ним вовсе не ожившее пламя. Это был человек.
Выйдя из квартиры, Феникс прошёл вдоль стены несколько метров и упал на колени. Опираясь руками о пол, он попытался встать, но не сумел. Увидев его гневный взгляд, Норман невольно ужаснулся.  Можно было лишь поражаться стойкости этого парня.
Всё его тело было охвачено жгучим пламенем, однако он продолжал бороться. В считанные секунды куртка Феникса превратилась в кипящую массу. Огонь буквально пожирал его с головы до ног. Но парень не издал ни звука. И только напряжённые мускулы на его лице говорили о том, что он чувствует ужасную, просто невыносимую боль.
Вдруг раздался новый взрыв и волна пламени в мгновение ока поглотила Феникса. Норман закрыл глаза, клубы дыма уже полностью заполонили коридор. С трудом он добрался до лифта, и нащупав кнопку, буквально вполз в кабину. Норман уселся прямо на полу, отдышавшись, посмотрел на кнопочную панель, увидел на неё «единицу» и не глядя стукнул в то место кулаком. Лифт поехал вниз.
Голова его вдруг закружилась, он ощутил, как всё тело наливается свинцовой тяжестью. Казалось, Норман вот-вот потеряет сознание. Однако он нашёл в себе силы.

-Трудно поверить, - подумал Норман, - но я победил. Я смог.

И с этой мыслью он погрузился в глубокий, но не долгий сон.

0

83

John Fog написал(а):

Поэтому если у вас будет желание, прочитайте всё целиком. Понимаю, это не совсем просто (выйдет где-то на 90 страниц), но если заинтересуетесь, буду очень рад  : D

Наверное, сразу прочитать такой объем не получится - времени нет :(
Но желание разобраться, в чем же дело - есть! Так что буду читать "по мере поступления"... Ну и отписываться :)
Но за синопсис, план или в каком-нибудь другом виде изложенный сюжет - буду признательна.

John Fog написал(а):

С дургим произведением читатели тоже путаются - много персонажей.

Тогда, может, стоит обратить внимание на редактирование самой структуры произведения?
"Удачный монтаж", он ведь много значит...

0

84

Саида над своего рода синопсисом я уже думал, но писать его пока не буду. Надо закончить написание повести, а потом уже "пересказать" : D

Тогда, может, стоит обратить внимание на редактирование самой структуры произведения?
"Удачный монтаж", он ведь много значит...

Очень много. Но я уже им неоднократно объяснял проблему. Персонажей много, поэтому я запихнул всех в две первые главы. Чтобы так сказать "познакомиться" с ними. А более подробно о каждом из них можно будет узнать в следующих главах, где максимум будет 3-4 персонажа. Но загружать не буду, понимаю, что не нужно это вам   : D

Отредактировано John Fog (Ср, 8 Дек 2010 17:48)

0

85

***

Проснулся Норман, сидя на заднем сидении в машине Картера. Ему в глаза светили яркие огни световых маячков. Синие и красные, как сапфир и рубин. Мимо прошло несколько копов, репортёры сновали тут и там, некоторые из них пытались обратить на себя внимание Нормана, стучали по стёклам, что-то кричали. Парни в форме хватали каждого за шкирку и уводили в сторону.
Вдруг из ниоткуда появился Картер. Он подошёл к машине, наклонился и постучал по стеклу.

-Он проснулся! – крикнул «МКК».

Норман нажал на кнопку, стекло чуть опустилось.

-Что произошло? – спросил он, говорить было трудно, голова до сих пор кружилась.

-Мы уже знаем кто убийца, Норми! – воскликнул Картер.

Норман закашлялся.

-Не может быть… откуда?

-Ты сказал нам, - ответил «Мистер крутой ковбой», затем чуть прогнулся, едва не прильнув к стеклу и добавил вполголоса: – Я если честно сам был удивлён. Как это ты так умудрился спасти свою задницу? Не представляю.

-Выходит, я… - начал было Норман, но его прервал один из копов.

-Да уж! – сказал высокий седой мужчина. – Ну и денёк.

-Что-то нашли? – спросил Картер.

-Два трупа, - усмехнулся полицейский. – Обгорели так, что мама не горюй. Но можно будет опознать по слепкам зубов.

Мужчина склонил голову, потёр руки, ёжась от холода.

-Что-нибудь ещё?

-Да, - он достал из кармана блокнот, перевернул несколько страниц, беглым взглядом прочитал записи. – По заверению экспертов, помимо газа, убийца использовал напалм, чтобы ускорить процесс горения. Охранники в один голос говорят, что понятия не имеют, каким образом он смог пройти через них. Мол, они хотели остановить его, однако парень щелчком пальца ввёл их в транс. То же случилось и с другим персоналом. И ещё, - он шмыгнул носом, высморкался в платок, - нам на днях один мужик покоя не давал, звонил в участок, говорил, что видел этого Феникса. Мы взяли у него показания, однако шеф счёл их полной ерундой. Было похоже, что мужик бредит, говоря о том, что он видел убийцу, сразу после того, как тот совершил первое убийство. Мол, парень воспользовался пожарной лестницей в тупике района, а добрался до неё по балконам. Причём абсолютно незамеченным.

Картер что-то пробубнил. Норман не видел лица напарника, однако с уверенностью мог сказать, что гримаса «МКК» сейчас выглядит куда страшнее, чем обычно.

-Вот ведь кретины! – выругался Картер. – Надо было сообщать нам обо всём! Из-за вас мы дело до того затянули…

Он прервался, махнув рукой. Полицейский молча смотрел на него, как солдат смотрит на командира, который так часто кричит, что это уже для всех стало обычным делом.

-Это всё? – спросил, наконец, Картер.

-Да. На этом всё, - мужчина помолчал секунду, затем вдруг оглянулся и почесал затылок. – Кто бы мог подумать, что такой парень, как Феникс способен на убийство. И зачем он только делал это…?

-Если бы я знал, - бросил в ответ «МКК».

Обойдя машину, он рывком открыл дверь, занял водительское кресло и, заведя мотор, хлопнул ей со всей силы. Да так громко, что у Нормана заложило уши.

-Какого хрена! – воскликнул Картер. – Посылать одного сотрудника в такое пекло! Мы что здесь все – супергерои что ли?! Да я б там сдох, клянусь египетским Ра! 

Он шумно выдохнул. Откинулся на спинку кресла. Норман заметил, как он смотрит в зеркало заднего вида. Прямо ему в глаза.

-Ты молодец, - сказал «МКК». – Что сказать – молодец. Приятно удивил меня, - Картер достал упаковку кардиовитала из бардачка, выдавил пару таблеток. – Могу тебя обрадовать, дело закрыто, - проглотив пару коричневых малышек, он сделал большой глоток воды из бутылки, после чего бросил упаковку на приборную панель. – Как только все каналы затрубили о новом убийстве, один из учителей твоей школы вломился в участок и рассказал копам всё, что только мог рассказать. Всех своих сдал. Всех, кто были в списке, даже директора. Рассказал, как они с радостью принимали подарки от учеников: вина, конфеты, сигары, билеты в оперу; даже браслеты золотые им дарили – «на память». Денежки они из родительского фонда изымали, а на школу тратили деньги из спонсорской поддержки. Вот такие дела. А ещё говорят коррупции в образовании у нас нет. Есть. Везде она есть. Надо только очки розовые снять и всё видно станет.

Вдавив педаль газа, он вырулил на дорогу. Остановился, чтобы пропустить встречный поток машин.

-Кстати, есть ещё одна хорошая новость, - Картер расплылся в улыбке, даже ребёнок понял бы, что он самый настоящий ублюдок, - мы поймали того сморчка, который напал на нас. Теперь его самого и его подружку ждёт совместное проживание в тюрьме особо строгого режима. Им предоставят такую возможность. Чтобы не было скучно по ночам. А то ведь дни в камере тянутся о-о-о-очень долго.

Он от души рассмеялся. Пересёк двойную сплошную и поехал далее не превышая скорость.

Норман молча глядел в окно.

-Это будет долгий день, - думал он, - но слава Богу, что всё наконец-то закончилось.
Теперь я тоже смогу уйти с этой поганой работы.

Вдалеке мелькнула молния. Послышались раскаты грома. Снова пошёл дождь.

-Теперь я тоже смогу уйти…

0

86

***

Норман остановился у входной двери. Вынул ключ из кармана, вставил в замочную скважину, повернул два раза против часовой стрелки. Едва он успел открыть дверь, как вдруг его сотовый громко «зажужжал» (Картера «пчелиный сигнал» всегда выводил из себя, что временами взбадривало и даже улучшало настроение).
Сообщение было простым и ясным: «Вам пришла посылка, мистер Калм. Проверьте свой ящик».

Норман взглянул на ряды ящиков, что были закреплёны на стене прямо напротив дверей лифта. Лампочка на его «1034» горела жёлтым огоньком – значит, что-то лежало внутри.
Похоже, посылка дожидалась Нормана уже не один час: сообщение было повторным, очевидно, первое он не услышал.

-Оно и неудивительно, - устало подумал Норман. – Некогда было. 

Открыв ящик, он обнаружил бумажный пакет, обмотанный скотчем. Сильно помятый, покоцаный со всех сторон будто ножом, с небрежно приклеенной наклейкой.

-«1034. Берген Стрит. Норман Уиллфред Калм».

Ему следовало бы удивиться, заподозрить неладное – в конце концов, вид посылки по меньшей мере настораживал (неправильная упаковка, отсутствие квитанции и печати на наклейке). Это могла быть бомба, яд, споры сибирской язвы или ещё что-нибудь очень страшное, однако в то мгновение Нормана совершенно не волновало, угрожает ли содержимое  пакета его жизни или это банальная халатность ребят из почтового отдела.

-Какая, чёрт возьми, разница?

Он захлопнул дверцу почтового ящика, не сводя взгляда с наклейки перешагнул порог, потянул за дверную ручку. Чуть только замок щёлкнул, Норман уже снял ботинки.
Он даже не стал вешать пиджак – швырнул прямо на тумбочку, раскидав тюбики с обувными кремами; прошёл в ванную, вымыл руки и лицо.
Пакет Норман бросил на подоконник (судя по всему, в нём было что-то очень лёгкое, почти невесомое) – посылка его не интересовала. Хотелось спать, ужасно хотелось.

Он так до сих пор и не осознал, что с ним произошло. Что он всего час назад дрался со славным парнем по имени Феникс. Что он не просто смог победить его, но ещё и умудрился выжить. В последнее время на голову Нормана свалилось столько всего, что даже такое значимое событие казалось ему всего лишь очередной авантюрой, которые были неотъемлемой частью работы агента: приди туда, допроси того, допроси этого; вынюхивай, выжимай, выбивай – «делай, что хочешь, только достань из осла конфеты». Так учил великий Картер.

Норман вдруг отметил, что слишком уж часто думает о напарнике. Это глупо: всё-таки «МКК» не отец ему. Мало ли что он говорит.

-Он мне не указ, - думал Норман, - я волен поступать так, как хочу. Захотел уйти, значит уйду!

И он ударил кулаком по столу. Решил показать себя, твёрдо стоять на своём.
Вот только… надо было это сделать раньше.

Норман склонил голову, сел за стол и закрыл лицо ладонями.
Как же он устал. Хотелось лечь на диван, уснуть, оказаться в мире снов, где не будет Картера, его насмешек. Где он будет совершенно один и никто его не побеспокоит.
Однако Норман прекрасно знал, что не сможет уснуть сейчас. В стрессовом состоянии он часами мог напрасно бороться с бессонницей (при помощи снотворного или без него).
В такие моменты, Норман включал телевизор или садился за книгу. До тех пор, пока сон сам не приходил к нему. Похоже, сейчас как раз был один из таких моментов. А значит, есть повод ещё раз прочитать дневник загадочного Сэма Пола.

Он пролистнул страницы с газетными вырезками, ещё раз просмотрел уже прочтённые записи, даже вырезал оставшиеся от вырванных листов клочки бумаги. Последние две страницы были пусты, их измазали какой-то прозрачной жидкостью – клеем или, быть может, соком.

-Наверное, Сэм Пол любил перекусить во время чтения, - произнёс Норман, широко зевнув. – А еду запивал «апельсиновой выжимкой».

Заглянув в середину дневника, он обнаружил запись, которая оказалась последней. После неё страницы вплоть до прочтённых записей были пусты, а до неё – только газетные вырезки и бесполезные заметки о погоде или рецепты диетических блюд.

-Значит, последняя… - подумал Норман, глядя на беглый почерк.

И хотя уже не важно, чем закончится эта история (Феникс мёртв, ничего тут не попишешь), всё же надо было отдать автору должное и дочитать его творение до конца.

-Итак, чем же всё закончилось…? – придвинув стул поближе, Норман направил свет лампы на страницы дневника и приступил к чтению последней записи.

Дело закрыто.
Они сказали, что третьим пассажиром был бывший муж Элис Картер.
Сказали, что он убил свою жену…

Убийство на почве ревности.

Они сказали, что к ним в участок пришёл парень, который видел как эти двое ссорились.
Видел, как они уехали на такси…

Феникс помог мне. Спасибо ему большое. Он советовал мне отдохнуть. Думаю воспользоваться его советом.
Не понятно только, каким образом тела трёх людей могли так сильно обгореть: что послужило причиной взрыва?
Но это никого не волнует. Дело закрыто.

Я не понимаю что пишу.

…головная боль не проходит…

Первое ноября.

Отредактировано John Fog (Сб, 18 Дек 2010 07:39)

0

87

***

-И это всё? – удивился Норман. – Не может быть.

Он вновь пролистал страницы, однако не нашёл ничего нового. Впрочем, то, что последняя запись автора оказалась столь неинформативной, совсем не взволновала его (как уже было отмечено, Феникс мёртв – история Сэма Пола больше не имела значения). Однако кое-что настораживало.

За полями, у самого края страницы, Норман заметил жирную полосу геля. Сперва он подумал, что автор просто хотел расписать ручку, но потом увидел крохотные буквы…
Достав из ящика лупу, Норман направил увеличительное стекло на пятно и попытался прочитать слова, что были так старательно замазаны. Даже сквозь такую, казалось бы, «тёмную» полосу, очертания букв ясно проглядывались, и в результате Норман смог сложить все слова в одну фразу.

Не могу открыть глаза…

Странная, неясная мысль. Норман было подумал, что она имела буквальный смысл. Но не мог же автор в самом деле писать с закрытыми глазами.

-Чертовщина какая-то, - выругался Норман.

Он закрыл дневник, отложил его на край стола. Откинулся на спинку кресла.

-Наверное, этот парень хорошо промыл ему мозги, - мысли текли медленно, подобно густой тягучей смоле, - да и надо мной он тоже неплохо поработал. До сих пор голова гудит…

Пару раз ударив себя ладонями по лицу, Норман развернулся в кресле, протянул руку и поднял жалюзи. Из окна было видно серое небо, раскачиваемые ветром деревья, молнии, сверкающие вдали – всё как тогда, в классе, десять лет назад…
И ничто не могло отвлечь его внимание.
По крайней мере полминуты он не мигая смотрел в окно. Затем, решив, что делать больше нечего, схватил пакет, положил на стол перед собой и без тени сомнения вскрыл упаковку.

Это был диктофон. Маленькое устройство, способное уместиться даже в ладони ребёнка.
Четыре кнопки, крохотный динамик – только и всего. Однако Норман вдруг встревожился: кто мог прислать ему такой «подарок»? Разве что Феникс решил подвергнуть его новой форме гипноза, а посылку отправил ещё до того, как они встретились в последний раз. С другой стороны возможен ли гипноз через аудиозапись?
Норман едва мог в это поверить.
Он осторожно постучал по диктофону пальцем, словно опасаясь, что из него может что-то выскочить. Ничего не случилось.

-Это всего лишь диктофон, - подумал Норман. – Чего я боюсь?

Он положил незамысловатый гаджет на стол, коснулся кнопки «play» и стал ждать.

Сначала была тишина, затем Норман услышал треск радиопомех и, наконец, появился голос:

-Эдвард… нам нужно поговорить, - мягкий женский голос звучал в динамике, он приятно ласкал слух, и был очень тихим, как шёпот.

На мгновение динамик затих, запись будто прервалась, но уже в следующую секунду Норман услышал голос напарника:

-Что…? – и вновь тишина.

Несколько секунд динамик молчал, и вдруг снова заговорил женским голосом:

-Эдвард, я…

-Стой! – крикнул Картер.

Пауза. Трудно было уловить связь между этими обрывками, и всё же Норман догадывался, что произошло. Он неподвижно сидел в кресле, не мигая глядя на диктофон. Прошло секунд десять, динамик всё молчал, и Норман уже нажать кнопку «стоп», как вдруг Картер заорал в гневе:

-Сука! Поганая сука! Я любил тебя, как ты могла меня бросить?! Сука! Я ОТДАЛ  ТЕБЕ ЛУЧШИЕ ГОДЫ СВОЕЙ ЖИЗНИ! КАК ТЫ МОГЛА МЕНЯ БРОСИТЬ?! СУКА! ДА ЧТОБ ТЫ СДОХЛА ПОГАНАЯ ТВАРЬ! ЧТОБ ТЫ СДОХЛА! ЧТОБ ТЫ СДОХЛА!

Он слышал, как бьётся стекло, разбиваются вазы, слышал, как что-то большое и тяжелое падает с грохотом на пол (возможно, люстра); похоже, Картер ломал всё, что попадало ему под руку. Наконец, запись прервалась и Норман остался сидеть в полной тишине.

Около минуты он смотрел в стену, не двигаясь, ничего не говоря, и даже почти не дыша. Сердце в его груди глухо стучало, и удары тупой болью отдавали в затылке. Норман шумно выдохнул, словно из него выкачивали воздух – он и думать не мог, что для Картера эта утрата была столь болезненной… 

«Я всегда был к ней добр, - вспоминал он, - и любил её по-настоящему, хотя и сомневался, что она так же сильно любит меня».

-Его слова, - думал Норман.

«А когда я оказался в сложной ситуации, она пришла ко мне и сказала, что не готова к трудностям. Что ей не хочется менять свою жизнь».

-Неужели они в самом деле были правдой…?

«На самом деле от меня она хотела только денег. Моя любовь ей была не нужна».

Норман хотел прослушать запись ещё раз, но не дал себе этого сделать – слишком сильное впечатление она произвела. Он уже не думал о том, кто и зачем, а главное каким образом сделал эту запись, уже не опасался, что это мог быть очередной трюк парня по имени Феникс. Он просто перестал о чём-либо думать.

Достав из кармана отцовскую зажигалку, Норман поднёс её к свету ночника, поднял металлическую крышку, щёлкнул колесом. Проскочила искра.

-Бензина нет…

0

88

Повесть закончена. Буду продолжать постепенно выкладывать фрагменты. Получилось около 80 страниц ворда.

Саида, если вы хотите, я могу отправить файл со всем текстом. Только дайте знать : D

0

89

***

Картер вёз Нормана домой…

-Кто бы мог подумать, что всё так сложится, - он помолчал немного, посмотрел в зеркало заднего вида. Норман увидел отражение его глаз; не ответил ему. – Ни ты, ни я, - продолжил Картер, - ни ты, ни я.

Они проехали кафе «Лонг Стрит», здесь Норман всегда любил перекусить после школы. Часто посещал это место с родителями. На выходные и в дни рождения, даже на новый год. Когда отец умер, он перестал ходить туда…

-Знаешь, почему я называю тебя по имени? – теперь Картер глядел только вперёд, на дорогу.

Норман вновь не ответил.

-И я не знаю, - сказал «МКК». – Честное слово не знаю. Наверное, привык я с тобой возиться, как нянька с малышом. Ты ведь без меня и шагу ступить не можешь. Разве что этот день можно считать исключением.

Картер свернул направо, снова проехал на красный свет. Норман удивлялся почему его до сих пор не завалили штрафами – камеры были на каждом светофоре.

-Да какая мне разница, - произнёс Норман полушёпотом. – Я всё равно скоро уйду.

Он рассчитывал, что напарник не услышит. Но, как уже известно, у Картера был превосходный слух.

-Ну да, - усмехнулся тот. - Как же. Ты и в прошлом году собирался уйти. И в позапрошлом. Ещё полгода назад клялся, что уйдёшь. И что в результате? Ничего. Как был так и остался на месте. И всегда на нём будешь. Куда тебе деваться…?
   
-А тебе? – спросил Норман, повысив тон. – А тебе куда деваться, наглому ублюдку, который даже на похороны собственной жены придти не соизволил? Неужто гордость не позволила?

-Ай, да прекрати уже, - Картер не слишком-то разозлился, скорее слова Нормана его только позабавили. – Хватит говорить о моей жене. Была она за мужем один раз, была другой. После меня её жертвой мог стать ещё один бедолага. Она опустошила бы его кошелёк и смылась. Но не вышло, к превеликому сожалению… не повезло.

-Ты просто женоненавистник.

-Ну не надо, так, Норми. Ну, не надо. Я ж к тебе со всей душой, а ты…? Вот скажи мне, с чего ты взял, что я ненавижу баб?

-Ты бил ту училку так сильно, что она даже вскрикнуть не могла!

-А ты тогда чего стоял? А?! Чего стоял-то, Норман? Ты ведь мог меня остановить? Ведь мог же?!

Норман промолчал.

-Но нет, - продолжал Картер, - ты только кричал, как сумасшедший, а потом и вовсе глаза решил закрыть. Почему же? Небось сам хотел ей накостылять, да? – он опять взглянул в зеркало, всего на мгновение Норман увидел ехидную улыбку на его лице. – Ты ведь ненавидел её. Училку, которая клянчила деньги из родительского фонда, которая брала подарки и выставляла за них оценки. Ты ненавидел её, как я ненавижу их всех – тех, кто зовёт себя людьми и суёт руки в чужие карманы. Всех этих мерзких грязных свиней. Поганых отродий, отбросов вселенной…

Картер вдавил кнопку клаксона до упора. Водитель впереди тоже просигналил, не хотел пропускать его.

-Я только одного не понимаю… - выехав на встречную полосу, он обогнал автомобиль, добавил не отрывая взгляда от дороги: - Зачем ты выжег им глаза?

-Бензина нет… - произнёс Норман и тут же ещё раз чиркнул колесом. Проскочила искра и перед его глазами возник тонкий язычок пламени, танцующий, словно змея, зачарованная музыкой своего укротителя.

Он вдруг снова почувствовал приятное покалывание в теле, как тогда, когда он выжигал глаза на портретах учителей…

-Зачем, Норман? – спрашивал «МКК». – Неужели ты настолько ненавидел их?

Молчание. Норман ощущал, как тишина буквально давит на уши, не смотря на шум мотора, не смотря на барабанную дробь капель дождя.

-Я… - прошептал он. – Они были плохими учителями. Они не заслуживали моего уважения.

Норман посмотрел в окно, но увидел лишь размытую пелену, через которую отчаянно пробивались огни фонарных столбов.

-Не заслуживали…

-Потрясающе, - вздохнул Картер. – А насчёт бензина ты, конечно же, солгал?

-Да.

-Ну что ж, - «МКК» покачал головой, пожал плечами, - это просто удивительное совпадение: ты выжег глаза именно тем, кого собирался убить Феникс. Список портретов учителей полностью совпадал с банковским списком, по которому, очевидно, и шёл наш славный парень. Там были все. Все, кроме мисс Штайн. Эту дамочку ещё просто не успели повесить на стенку.

Картер расплылся в улыбке. Столь длинные и замысловатые предложения были не характерны для его речи. Однако Норман не придал этому значения.

-Ты даже за девку ту не вступился. Наверняка, и она тебе чем-то не угодила. Ревность, да Норман? Не смог ты вынести того, что она с другим повелась? С тем парнем, из копировального отдела?

Он смотрел в зеркало. На него, в глаза. Однако Норман укрывался от его взгляда.

-Не смог ты этого вынести, вот и не вступился за неё. Ну, конечно, с каким-то клерком повелась, дура набитая. Посмела отказать матёрому копу Норми. Ух, какая шваль!

Норман не собирался отвечать. Даже не злился. Просто смотрел в одну очку.

-Я ведь прав? – «Мистер крутой ковбой» ждал ответа. Напрасно ждал.

До дома оставалось проехать всего пару кварталов. Пять минут. Триста секунд. Или около двадцати тысячи терций, если использовать нестандартные единицы времени. Уже скоро Норман будет дома. Осталось совсем недолго.

-Знаешь, почему мы с тобой напарники? – вдруг спросил Картер.

-Только не говори, что мы похожи, - казалось бы, Норман вовсе не хотел отвечать –  давать лишний повод подонку-напарнику посмеяться над ним, - но что-то его заставило.

-Нет, - прошептал «МКК» (впервые Норман услышал, как его напарник шепчет). – Дело не в этом, - они проехали «Парк-Таун Стейшн», как назло Картер остановился на красный. – Всё дело в том, что тебе нужна строгая рука. Как ребёнку. Ты потерял отца будучи ещё мальчишкой. Не успел вовремя вырасти и поэтому ты нуждаешься в ком-то, кто будет следить за тобой и заботиться, как это делал твой отец. Ты нуждаешься в опеке, как и многие другие. Как все. Кроме меня…

Загорелся зелёный. Картер нажал на газ. Дом был уже совсем близко, однако Норман больше не думал об этом.

-Как это ни странно звучит, но ты нуждаешься во мне, - Картер сплюнул, эта мысль была ему противна, но он всё же закончил её:

-Поэтому мы напарники.

0

90

Глава пятая
«Так льются слёзы»

1

Всю ночь Норман не спал.
Лёжа на диване, он глядел в потолок, закрывая глаза лишь на миг, чтобы увидеть далёкий город, где нет суеты. Тихий и спокойный, этот город манил красотой своих пейзажей, будь то хвойная роща в парке у озера или дивные сады с лужайками у маленьких домов.
Город был прекрасен, но вдруг стал видеться Норману в чёрно-белом цвете. Краски жизни словно выцвели, и не было больше ничего того, что могло радовать глаз.
Однако он чувствовал, что должен поехать туда. Должен жить там. Он должен оставить работу и жить там, потому что этот город лучше, потому что, там нет Картера и всех его насмешек. Нет боли и упрёков, нет зла, нет суеты, нет проблем, нет проблем, нет проблем…

Норман открыл глаза. Откинувшись на спинку дивана, он вновь уставился в потолок, смахнул пот со лба.

-Что со мной происходит?

Часы громко тикали. Странно, никогда раньше он не обращал на это внимания, казалось, в комнате стояли огромные, до самого потолка, напольные часы. С золотым маятником. Как у директора школы…

-Нервный срыв, - подумал Норман. – У меня нервный срыв. Стресс. Нужно принять лекарство.

Встав с дивана, он быстро прошёл на кухню, открыл холодильник и достал пластиковую коробку с медикаментами. Пачку аспирина сразу отбросил в сторону (на пол), затем таблетки парацетамола. В упаковке осталось всего две пилюли успокоительного. Норман проглотил их, не запивая водой. Ещё с минуту он стоял на месте, глядя на разбросанные по полу лекарства, после чего вернулся в комнату. Седативное должно было помочь.

-Говорят, сон лучшее лекарство, - прошептал Норман, укрываясь одеялом.

Он ждал, не смея закрывать глаз. Боялся, что вновь увидит чёрно-белый город. Свой «Плезентвиль», где молодые парочки не могут заниматься любовью когда им вздумается, потому что это неправильно, где всё решается по справедливости, где добру не нужны кулаки, и где, он – Норман, - лучший человек на всём белом свете. Потому что он там один. И никого больше нет.
Норман открыл глаза.

-Нет! – выкрикнул он. – Нельзя спать.

Норман массировал веки, считая до десяти и обратно, несколько раз, не думая ни о чём и ни о ком. Только о цифрах.

-«Простое правило, - говорил мистер Саггаро, - если вы пытаетесь отвлечься от всего постороннего, сосредоточьтесь на чём-то одном».

Наконец, седативное начало действовать. Ему стало легче.
Норман прищурился, свет ночника казался очень ярким. Успокоительное своё дело сделало, однако он опасался снова увидеть этот жуткий сон и поэтому решил не спать. Чтобы скоротать время до восьми утра (начальник пребывал точно по расписанию и вопросы об увольнении решал только он – принципиально), Норман стал играть с компьютером в пресловутый «Блэк Джек». Проиграл три партии к ряду.

-А Феникс-то хоть поддавался…

Именно в этот момент руки его будто онемели, и он вспомнил о пятнах на страницах дневника. Достав из ящика ежедневник Сэма Пола, Норман принялся искать те две страницы, измазанные странной жидкостью, которую он принял за апельсиновый сок.
Его просто осенило.

-Это лимонный сок, - подумал Норман. – Автор дневника писал лимонным соком… он хотел оставить послание… чтобы его нельзя было так просто прочитать.

Огонь не хотел появляться, перед глазами возникали только искры. Норман вдруг вспомнил о том, как он солгал Картеру, что бензина нет, вспомнил, как он целый час смотрел на танцующий огонёк, сидя за этим столом. После того, как Картер привёз его домой, после того, как он услышал его крики в динамике диктофона. Он вспомнил даже картины учителей, чьи глаза выжигал, пока напарник допрашивал директора… Уайэлза Никхема, глаза которого он тоже выжег… вспомнил краску, что текла ручьями… Чёрная и красная, как смоль и кровь.

-Интересно, как Картер мог догадаться, что это сделал именно я?

Наконец, возник огонь. Тонкий язычок пламени дрожал пару секунд словно струна, но потом стал твёрд, и грел своим тёплом пальцы. Норман вырвал из дневника сразу обе страницы и, держа их над столом, поднёс зажигалку. Медленно, буква за буквой, на бумаге появлялись слова. Текст был написан размашистым почерком, что совсем не похоже на Сэма Пола. Наконец, когда проявилось последнее слово, Норман отложил зажигалку в сторону и аккуратно (словно боясь повредить) положил страницы на стол.

Не могу открыть глаза…

Вновь эта фраза. Норман с трудом мог разобрать текст, слова были написаны не по одной линии, будто автор писал их в дикой спешке или… в состоянии аффекта.

-Он не понимал, что пишет…

Я не могу открыть глаза… каждый раз, когда я вижу этот город, я пытаюсь проснуться, но не могу сделать это.

Я ЗНАЮ КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ

Я стараюсь не спать, но ничего не выходит…

Я ЗНАЮ, ЧТО ОН УБИЛ ЕЁ

Я не хочу уезжать…

Я ЗНАЮ КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ… ДЕЛАЕТ… ДЕЛАЕТ…ЭТО ОН УБИЛ ЕЁ…
ОН УБИЛ ЭЛИС КАРТЕР.
ОН МОЖЕТ ВОЗРОЖДАТЬСЯ ИЗ ПЕПЛА. ОН СГОРЕЛ В ТАКСИ И ВОСКРЕС.
ЭТО ОН УБИЛ ВСЕХ. ДЕВУШУ…ТАКСИСТА И БЫВШЕГО МУЖА ЭЛИС КАРТЕР.
ОН ЗАСТАВИЛ ТОГО ПАРНЯ ПОВЕРИТЬ В ТО, ЧЕГО ОН НЕ ВИДЕЛ. В ТО, ЧЕГО НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ БЫЛО.

ЭТО ОН…ЭТО ФЕНИКС.

Я ЗНАЮ КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ. КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ. КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ. ДЕЛАЕТ…

Секунду другую Норман смотрел на страницы, видел слова, но не мог им поверить. Затем вдруг вспомнил надпись на постаменте статуи:

-«Феникс возрождается из пепла», - затем нахлынули мысли о пожаре, о таинственном исчезновении убийцы… - Все объяснения были ложью, - подумал Норман. – Он всех обманул…

Внезапно он подскочил, взглядом стал искать телефон среди бумаг и канцелярской дряни. От нетерпения застучав кулаками по столу, Норман случайно столкнул на пол огромную папку. Телефон оказался прямо за ней.
Схватив трубку, Норман спешно набрал номер напарника. 

-Возьми, возьми трубку, - говорил он, - возьми трубку… - «МКК» не отвечал. - Возьми, возьми, возьми же её, чёрт бы тебя побрал!

Раздался короткий сигнал. Голос Картера:

-Норман, ты покойник.

-Слушай меня внимательно, - начал Норман, он понимал, что напарник ему не поверит, но это и не требовалось: - Через пятнадцать минут жди меня у входа в здание «Феникс».

-Ты же понимаешь, что тебе не жить… - Картер говорил тихо, но тон его казался очень серьёзным. – Первый выходной за месяц, а ты звонишь мне в такую рань…

Однако Норман не закричал. Хотел, но не сделал этого. Сдержался и чётко повторил:

-Ты должен встретить меня через пятнадцать минут у входа в здание… нет, лучше у статуи Фемиды. Слышишь? У статуи. Через пятнадцать минут.

-ДА Я ТЕБЯ УБЬЮ! СЛЫШЬ МЕНЯ?! УБЬЮ! ПРОСТО РАЗОРВУ НА…

Картер всё понял. Оставалось лишь надеется, что он приедет вовремя. Однако если Норман окажется не прав...
Он выключил ночник, вложил пистолет в кобуру и ринулся к входной двери.

Отступать уже поздно.

Отредактировано John Fog (Вс, 27 Фев 2011 07:52)

0

91

капслока неоценил,если честно.
Ище момент - John Fog,не здорово ли ты напускаешь таинственности?
Как-то,имхую,это здорово туманит картинку,затрудняет восприятие.

0

92

Йоганн приятно, что вновь заглянул. Таниственности хватает, но думаю, воспринимать трудно потому, что ты читаешь не все фрагменты. Впрочем, концовка уже близка.

0

93

***

Дождь лил как из ведра.
Норман приехал так быстро, как только смог (благо с такси в городе проблем не было), однако Картера в назначенном месте не встретил. Он совсем забыл, что статуя Фемиды находится во внутреннем дворе, однако уж если бы «Мистер крутой ковбой» соизволил притащить свою задницу, то ждал бы его сейчас у ворот. Очевидно, Картер предпочёл компании Нормана мир горьких сновидений (других у него быть не могло). Однако когда Норман понял, что ворота не заперты, в его голову начали закрадываться сомнения.
Вдруг напарник всё-таки приехал? Что тогда?
Он медленно потянул ручку-кольцо на себя, створка легко поддалась.

Пока Норман шёл по узкой тропе, ведущей к статуе богини справедливости, мысли о брызжущем слюной от злости Картере сменились подозрениями насчёт «дома» Феникса.
При первом появлении здесь Норман не придал значения отсутствию всякого рода системы защиты – у парня не было ни сигнализации, ни охраны, только камеры слежения. Неужели он никогда не задумывался о собственной безопасности?
И ворота… почему они были не заперты?

Норман вдруг понял, что напарник не мог попасть за ограждения самостоятельно, ведь спустя несколько часов после гибели Феникса здание организации было опечатано, а значит ворота тоже должны быть блокированы.
Норман остановился на секунду, коснулся ладонью холодного лба:

-Неужели этот парень и вправду может возрождаться из пепла…?

Он не верил этой мысли, думал, что автор дневника, этот глупый старик, просто сбрендил. Норман корил себя за глупость: на кой чёрт он приехал сюда? Почему поверил бредням, написанным в дневнике каким-то идиотом, который пишет обо всём подряд, даже о ветчине и вздутии живота! Если «Мистер крутой ковбой» всё же явится, он спустит с него три шкуры! И в конце концов Норман не мог понять, почему он решил встретиться с Картером именно здесь, рядом с этой проклятой статуей? Что он надеялся здесь найти?

Норман открыл глаза и вгляделся в неясный силуэт богини справедливости, что был в середине пути, который продолжался до самого основания высокой лестницы, ведущей к входу в здание организации «Феникс». Он не увидел рядом с ней напарника, однако нечто странное заставило Нормана замереть и не двигаться с места. В свете яркой вспышки он смог ясно увидеть её тело… однако не увидел её головы.
Подойдя ближе, Норман окончательно убедился, что статуя обезглавлена. Шея её напоминала кусок грубого камня, с острыми и неровными сколами. Голова лежала рядом с постаментом. Казалось, она смотрит на него сквозь повязку. Просит его о помощи.
Внезапно он осознал, что в руке богини нет меча и сразу вспомнил, что в отличие от других статуй, меч этой был сделан не из камня…

Мелькнула новая вспышка. В тени ближайшей постройки (похоже, незавершённой) Норман заметил чью-то фигуру. Разум его словно отключился. Не ведая того, что делает, Норман прошёл к постройке и поднялся по маленьким ступеням, шагнув на открытую площадку, выложенную из бетонных плит. Над головой была покатая крыша, капли дождя неистово барабанили по ней.

-Если бы я был в здравом уме, - думал Норман, - стал бы заходить сюда? Даже не вытащив пистолет из кобуры? Зачем же я это делаю…?

Любопытство взяло верх, и он прошёл чуть дальше. Пройдя ряд бетонных колонн, Норман остановился у груды строительного мусора и огляделся по сторонам. Никого. Ни Картера, ни Феникса, ни кого-либо другого. Он уже понял, что зря пришёл сюда.

-Не стоило мне вообще брать этот дневник, - заключил Норман и обернулся, направившись к «выходу» (если его так можно было назвать).

Но вдруг за спиной он почувствовал какое-то движение. Сначала Норман принял это за дуновение ветра, но когда он оглянулся его сердце замерло. Даже не смотря на то, что всего час назад он был уверен в своей правоте, Норман Калм не смог сдержать эмоций:

-Не могу в это поверить…

В трёх шагах от него стоял парень по имени Феникс. В правой руке он держал длинный меч, остриё которого касалось бетонного пола, отдавая матовым блеском на фоне холодного металла. Как и всегда парень был одет в чёрную куртку с эмблемой организации на правой стороне груди. Лицо его не выражало ровно счётом ничего, глаза смотрели в сторону. Норману показалось, что Феникс его даже не заметил, как вдруг он заговорил… совсем не тем спокойным до отвращения голосом. Он говорил иначе, словно это был и не Феникс вовсе, а кто-то совершенно другой, незнакомый Норману и никому иному.

-Признаться честно, - начал он всё так же глядя куда-то вдаль, - вначале этой истории я и думать не мог, что ты зайдёшь так далеко…

Феникс перевёл взгляд на него. Норман продолжал молчать, мысли кружились в голове, подобно безумному вихрю.

-Ты быстро согласился со мной, когда я навязал тебе, что цель убийцы – погоня за наличными, – он помолчал немного, казалось, парень не испытал никаких эмоций, был холоден и в то же время уверен в себе: - Тогда в парке. Помнишь?

Норман вспомнил:

«А как же версия о мести?» - спросил тогда Феникс.

«Нет. Всё куда проще, эта погоня за наличными, а не месть».

Он ведь мог догадаться и раньше. Мог, но не сделал этого. Почему?

-Вы контролировали меня, - произнёс Норман, не веря в собственные слова. – Но как? И зачем весь этот самосуд? Зачем вы сжигали себя…?

Он внезапно умолк, словно потерял дар речи, хотя на самом деле просто не мог говорить от нахлынувшего волнения.

-Вы много не знаете об этом мире и о том, что в нём возможно, - вновь появилась эта манера говорить монотонно, Феникс стал обращаться к Норману на «Вы», что ещё больше его обескуражило. – Человеческий разум подвластен мне не в полной мере, поэтому я вынужден был сжигать себя, дабы запутать вас и всех остальных. Гипноз служил мне основным инструментом для совершения убийств и спутывания нитей, однако без возрождения мне было не обойтись.

Вспышки мелькали одна за другой, однако Норман не слышал грома. Лицо Феникса оставалось безучастным.

-Человеческий разум? – переспросил Норман. – О чём вы говорите? Разве вы сами не человек?

Феникс не ответил. Норману показалось, что парень чуть сильнее сжал рукоять меча, однако не стал придавать этому значения (пистолет при нём, и теперь он знает, каких фокусов от него ожидать).

-Так зачем всё это? – Норман медленно развёл руками, как бы предлагая парню дать ответ; он вдруг почувствовал себя немного увереннее – назло Картеру он всё-таки оказался прав.

-Вы хороший полицейский, мистер Калм, - ответил Феникс. – И вы считаете, что всё должно решаться по закону, без насилия. Но ваш напарник готов использовать грубые методы для решения вопросов. Они более эффективны. Более действенны, - он сделал паузу, Норман вдруг вспомнил, как играл с ним в карты (неужели с того момента он был подчинён его контролю?). – Ваш напарник считает, что добро должно быть с кулаками, - продолжал Феникс, – я же считаю, что оно должно быть вооружено мечом и быть с открытыми глазами. 
Будто в знак подтверждения своих слов он поднял меч, указывая остриём на Нормана. Раздался гром, в свете молний лицо Феникса казалось мертвенно-бледным словно кусок белого мрамора.

-Это вы заставили его уехать, - Норман невольно сделал шаг назад, - автора дневника. Сэма Пола.

-Я помог ему завершить расследование, - парень вновь опустил меч, что успокоило Нормана и он забыл про пистолет. – Помог найти верное решение – изменить его жизнь. Не знал, что он вёл дневник…

Феникс глянул себе под ноги, словно бы задумался о чём-то.

-А Элис Картер? – Норман не желал заканчивать этот разговор. – Зачем вы убили жену моего напарника? И её бывшего мужа и даже таксиста? Чем он-то вам насолил?

-Так же, как и те учителя, - спокойно отвечал Феникс, - Элис Картер была плохим человеком. И её бывший муж (тот, что погиб на Сент-Роуд) тоже. И тот таксист… все они были плохими людьми.

-Но кто дал вам право убивать их? Так же нельзя! Испокон веков судей учили быть беспристрастными, ведь перед законом все равны!

-Нет…- Феникс покачал головой. – Не равны, мистер Калм. Перед законом никто не может быть равен. Одни заслуживают милосердия, другие достойны лишь смерти. И вы прекрасно это понимаете. И вы, и ваш напарник и миллионы других людей.

-Кем же вы себя возомнили? – Норман понял, что пора действовать взялся за рукоятку пистолета.

-Я тот, кто я есть, - Феникс оставался не возмутим, казалось, даже не обращал внимания на Нормана.

Сняв оружие с предохранителя, Норман направил его на парня, прицелившись прямо в грудь и твёрдым голосом сказал:

-Бросайте меч. Вы арестованы.

В этот момент губы Феникса тронула улыбка. Добрая, но лишь на первый взгляд, ведь глаза его уже блестели от нахлынувшей злости.

-Вы думаете, что можете справиться со мной, потому что у вас в руках пистолет. Но подумайте, так ли это на самом деле? Пускай вы сами решили остановить меня, но я всё же могу контролировать ваш разум. Не в полной мере… но этого достаточно, чтобы внушить вам, что у вас в руках действительно есть оружие.

Оружия не было. Норман сжимал пустой кулак, наивно полагая, что держит в нём пистолет. «Глок» лежал прямо у него под ногами – Феникс просто заставил его выронить пушку. В то же мгновение взгляд парня вновь стал холодным и безукоризненным, пальцы крепче сжали рукоять меча.

-Вы хороший человек, мистер Калм, - Феникс потупил взор, тяжёло вздохнул, словно сожалея о чём-то очень важном. – Простите меня. Но… так уж вышло.

Норман быстро понял, что не успеет поднять пистолет. Едва он отскочил на шаг в сторону, Феникс тут же настиг его и сделал резкий выпад, ткнув остриём меча в колонну, что стояла позади него. Рука Нормана проскочила в сантиметре над лезвием.
Не успел он опомниться, как парень нанёс новый удар, на этот раз меч пронёсся над головой Нормана едва не срезав с него скальп и рубанул по другой колонне. С такой силой, что от неё откололся мелкий кусок размером с грецкий орех.

Норман отступал, пытался выждать момент, когда Феникс раскроется. Однако вспышки молний вдруг стали настолько яркими, что он с трудом мог держать глаза открытыми. Наконец, когда парень занёс обе руки, чтобы нанести очередной удар, Норман схватил его за локти и со всей силы вдарил ему коленом в живот. Он будто стукнул по стволу дуба – пресс Феникса оказался куда крепче, чем он мог себе представить, однако его замешка позволила Норману, выхватить меч у него из рук и отбросить оружие в сторону.
Парня это не остановило. Он с неистовой силой стал бить Нормана в корпус, но на этот раз Норман был готов к такому повороту и смог умело поставить блок. Однако как только он решил нанести контрудар, Феникс сделал «нырок» и врезал ему прямо в челюсть. Парень схватил его за руку, резко потянул к себе и, взвалив на спину, стал быстро вращаться, точно детский волчок. Каким-то образом Норман сумел вовремя схватить его за голову. Он задёргался как раз в тот момент, когда Феникс хотел сбросить его с высоты, вместо этого парень сам упал вниз. Норман грохнулся прямо на него, что смягчило падение, однако боль всё же была очень сильной: Нормана будто ударило током, отчего он скорчился на полу как улитка. Парень же быстро встал, поднял меч и подбежав к нему ударил со всей силы. Норман вновь успел отскочить, лезвие задело канистру с прозрачной жидкостью, которая потоком хлынула прямо на ботинки Феникса. Парень отпнул канистру в сторону, взмахнул мечом и нанёс косой удар, но задел лишь бетонный пол, оставив на нём кривую линию. Будучи неспособным подняться на ноги, Норман пятился назад, отползая к ряду колонн, что находились сзади. И когда он, наконец, сумел встать, Феникс резким взмахом меча заставил его отшатнуться и тут же ударил его ногой в грудь. От боли в глазах Нормана потемнело, он ударился головой о стоящую позади колонну. Чувствуя, что сползает, он на миг увидел лицо Феникса, сияющее в ярком свете, как раскалённая добела звезда. Лезвие меча сверкнуло у него перед глазами…
Раздался выстрел.

Секунду-другую Норман не двигался, думая, что холодный металл уже пронзил его сердце, но он не чувствует боли. Затем вдруг понял, что Феникс тоже замер и взгляд его будто остекленел. Раздались новые выстрелы. Они следовали один за другим и от каждой пули парня передёргивало, как от электрических разрядов. Наконец, когда огонь прекратился, он отшатнулся, словно пьяница. Ещё мгновение Феникс держался на ногах, затем упал на колени, потом на живот. Голова его дёрнулась в предсмертной конвульсии.

Норман пришёл в себя. С трудом встав на ноги (второй раз это вышло куда сложнее), он оглянулся и увидел в пяти шагах от себя Картера. Напарник стоял на месте как вкопанный и с отвисшей челюстью невидящим взглядом смотрел вперёд. Заметив Нормана, он проморгался и прикрыв рот ладонью, глухо выругался:

-Не может быть, мать твою… не верю своим глазам.

Картер прошёл мимо, задев Нормана плечом. Взглянув на тело парня, он сплюнул и громко откашлялся в кулак:

-Какого чёрта он был жив? – спросил он, обернувшись. – Ты ведь говорил, этот парень сдох?!

-Это действительно так, - начало было оправдываться Норман, но «МКК» его уже не слушал.

Картер достал из нагрудного кармана пачку коричневых таблеток, выдавил одну на ладонь и тут же проглотил, не запивая водой.

-А почему ты решил приехать? – Норман шёл за ним, притом сам не зная, зачем делает это (они уже покинули постройку). – Как ты нашёл меня там?

-А разве трудно догадаться? – Картер посмотрел ему в глаза, лицо напарника выражало презрение. – Ох и глупые же у тебя вопросы, Норми. Очень глупые.

Норман хотел было ответить, но вдруг «почувствовал» пустоту в правом кармане пиджака. Рука задела его, однако привычной тяжести не ощутил. Ощупав поочерёдно каждый карман, он понял, что потерял подарок своего отца…

-Моя зажигалка, - произнёс Норман. – Я потерял свою зажигалку.

-Невелика беда, - только и ответил Картер. – Она всё равно была старой.

-Ты не понимаешь! – крикнул Норман с ужасом осознавая, что он выронил её буквально минуту назад. – Она у него!

Феникс сжимал блестящую зажигалку в своей руке. Он лежал на полу, не истекая кровью и не чувствуя боли. Тонкий ручеёк прозрачной жидкости тёк рядом с ним, как огненная река текла в тартаре, где миллионы грешников страдали за свои поступки…
Феникс поднял крышку, чиркнул колёсом. Вспыхнул огонёк. Только пламя приносило ему боль… и возрождение.

Норман рванулся бежать к постройке, но всего секунду спустя раздался взрыв. Он упал навзничь, больно ударившись лбом об асфальт.

-Чёрт, - выругался Норман и ударил себя кулаком по голени. – Нет!

-Какого хрена?! – заорал Картер. – Что всё это значит?! Кто-нибудь объяснит мне?! Норман? Норман?! Норман, твою мать, что с тобой…?!

Норман не отвечал.

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Слёзы Фемиды (детектив, мистика)