Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » ДежаВю (роман любовь/мистика)


ДежаВю (роман любовь/мистика)

Сообщений 1 страница 40 из 43

1

http://s006.radikal.ru/i213/1009/d6/afd8fbb93e9e.jpg

Явление дежавю тесно связано с "нитями судеб", которые переплетаясь образовывают "узловые точки судьбы", являющиеся предначертанными событиями и которые мы не в силах изменить. Его также называют явлением ложной памяти. Но как быть, если вдруг окажется, что эта память вовсе не ложная? Какие сюрпризы может хранить ваше сознание? Какими мистическими нитями вы можете быть связаны с совершенно незнакомыми людьми из другой страны? Все это придется узнать главной героине Эмилии, а также помочь своему возлюбленному распутать клубок интриг и узнать кем на самом деле он является и кем был в своей прошлой жизни, иначе вся история повторится вновь...

0

2

Пролог

Ирландия, 1909 год

Полная луна освещала узкую тропинку, извилисто петляющую в лесу, по которой они бежали. Ее скудный свет просачивался сквозь густые кроны вековых деревьев. Лес зловеще стонал, заманивая беглецов все глубже в свои владения, протягивая к ним длинные тени как щупальца. Вдруг деревья немного расступились и на маленькой полянке они смогли рассмотреть то место, где смогут укрыться от погони. Тяжело дыша, они пересекли расстояние, которое отделяло их от ветхого убежища. Захлопнув двери заброшенного охотничьего домика, парень повернулся к девушке и крепко сжал ее плечи:
- Они скоро будут здесь, нам не удастся скрыться. Тебе нужно уходить, я постараюсь задержать их как можно дольше, - прошептал он.
- Я не уйду! Я не оставлю тебя одного. Мы…что-нибудь придумаем! – горячо повторяла она как заклятие.
За маленьким окном промелькнула чья-то тень, а возле двери послышалась приглушенная возня. Девушка зажала рот рукой. Парень обнял ее и коснулся губами ее макушки. Голоса их преследователей звучали все громче и ближе. Слишком поздно они поняли, что их убежище превратилось в самую настоящую ловушку. Оглянувшись по сторонам в поисках какого-нибудь оружия, парень осмотрел убогий охотничий домик. На противоположной от них стене было крошечное окошко, под которым стояла деревянная кровать, в углу, у полуразрушенного камина, всего в двух шагах от него, стоял грубо-обтесанный стол. На столе что-то блеснуло. Протянув руку, он схватил старый, поржавевший от времени нож и его изумрудно-зеленые глаза сверкнули ненавистью.
- Ты должна пообещать, - он посмотрел в испуганные глаза своей спутницы, - если что-то произойдет, ты должна найти шанс бежать и довести до конца то, что у нас не получилось. Ты должна уничтожить медальон.
Он буквально прожигал ее своим взглядом насквозь. Девушка яростно замотала головой:
- Не смей так говорить! Мы выберемся отсюда. Вместе.
Выстрел пронзил предрассветную тишину ночи, напугав птиц, притаившихся в кронах деревьев. Парень завел девушку за свою спину и, сжав челюсть, замер, напряженно смотря на дверь. Его рука яростно сжала нож.
- Они здесь! – послышался неприятный голос снаружи. Вдруг, через мгновение стало светлее, а еще через пару минут из всех щелей начал просачиваться едкий дым. Кто-то поджег дом снаружи. Теперь стал ясен шум возни возле двери. Ее просто-напросто заблокировали, чтобы у них не было возможности выбраться отсюда. Парень бросился к противоположной стене. Девушка в ужасе смотрела, как ее любимый пытается выбить окно, но эти попытки были безрезультатными, так же как и надежда на спасение. Окно было крохотным и не давало возможности покинуть ловушку.
- Мне нужен медальон, – в спокойном бархатном мужском голосе, раздавшимся за дверями, (не оттого ли он звучал еще угрожающе), звучала непреклонность. – Что станет с этими двумя…мне безразлично.
- Но… - начал, было, кто-то.
- Главное, не выпустите их из дома, пусть все будет выглядеть естественно, – перебил его все тот же голос.
В тот момент, когда окно, наконец, поддалось, раздался еще один выстрел, и белая батистовая рубашка на груди парня окрасилась в багровый цвет. Его тело пошатнулось, и он медленно опустился на пол. Пламя пожирало дом, его языки жадно лизали стены. Треск рухнувшей балки заглушил крик ужаса, вырвавшийся из уст девушки. Упав на колени перед телом любимого, она взяла его лицо в свои ладони.
- Прости…- прошептал он, - этого не должно было произойти. Я…найду тебя когда-нибудь вновь…- он не договорил. Его глаза постепенно стекленели, а сердце, совершало последние слабые толчки перед тем, как навечно замереть.
Дым разъедал легкие и жег глаза. Дикая ярость охватила девушку. Оглянувшись по сторонам в поисках чего-то, она тут же заметила то, что искала. Неподалеку у ног парня валялся медальон, источник всех их горестей. Пламя отражалось в нем, отчего он мерцал зловеще-красным цветом.
- Ты прав, - прошептала она, беря в руки и сжимая в ладони медальон, - Этого не должно было произойти, и это не произойдет. Я успею.
Задыхаясь от дыма и практически ничего, не видя перед собой, она нащупала затейливый орнамент на поверхности медальона. Вложив его в недвижимую руку парня и накрыв ее своей, она из последних сил его сжала…

…Небо над лесом постепенно светлело. Казалось, что весь мрак и ужас ночи повержен и лучи восходящего солнца рассеивали его последние остатки. Столб дыма над поляной постепенно стал редеть. В нескольких шагах от сгоревшего дотла охотничьего домика стоял высокий смуглый мужчина. Его иссиня-черные волосы и почти такого же оттенка глаза указывали на то, что в нем течет цыганская кровь. Он стоял, сложа руки на груди, и терпеливо ждал. Вскоре к нему подошли еще двое. Один из них был низенького роста, а второй хромал на левую ногу.
- Мы все обыскали, их там нет, - растерянно пожал плечами хромой.
- Меня не интересуют их тела, где медальон? – в бархатном голосе мужчины зазвучало нетерпение.
- Ты не понял, Ромэн. Там вообще нет никаких тел, никаких останков, никакого медальона… - неуверенно закончил коротышка.
- Какого черта? – выругался мужчина. – Как это могло произойти? – заорал он.
- Может…их там вообще не бы…, - начал хромой, но свирепый взгляд черных глаз остановил его на полуслове.
- Идите и еще раз все внимательно осмотрите, - приказал Ромэн, хотя он прекрасно понимал, что они уже ничего там не найдут. Медальон теперь слишком далеко и дело вовсе не в расстояниях, их бы он с легкостью преодолел. Но сражаться со временем без медальона пока неподвластно никому. Ромэн еще раз выругался и посмотрел на небо. Восходящее солнце известило мир о начале нового дня и новой жизни.

Наше время, где-то на восточной границе
Португалии с Испанией.

Жаркая августовская ночь проникала сквозь распахнутое окно комнаты, в которой слабо мерцал свет ночника, опьяняя запахом ночных цветов и нашептывая еле ощутимым дыханием ветра свои тайны. Ночная тишина не была абсолютной, в ней соединялись шелест листвы и шум прибоя. В просторной, шикарно обставленной спальне царил приятный полумрак, окутав своей тончайшей вуалью все, что в ней находилось, включая черноглазого брюнета с бронзовой кожей и красивую, совсем юную девушку рядом с ним, лежавших на огромной кровати.
- Ты выглядишь уставшим, - произнесла она, откинувшись на подушки и наблюдая за выражением лица лежащего рядом мужчины.
Ее рука легко скользнула по его обнаженному торсу, но он перехватил ее быстрым движением и, сжав крепче, чем требовалось, убрал ладонь в сторону. Девушка непроизвольно вскрикнула и потерла кисть.
- Ты сделал мне больно, - воскликнула она возмущенно.
- Ты разве еще не привыкла? – спросил он, буравя ее своими черными глазами. Его бархатный голос был подобен жидкому меду, он мягко обтекал сознание, притупляя любое сопротивление и напрочь отключая чувство самосохранения. На лице мужчины мелькнула тень хищной улыбки.
- Разве так можно вести себя с леди? – сладким голоском промурлыкала она в ответ, уже забыв свою обиду и вновь потянувшись к нему.
- Ты права, с леди себя так вести не позволительно. Слава Богу, что ты не леди, - отрезал он.
Девушка, судя по всему, уже успела привыкнуть к такого рода высказываниям в свой адрес, потому что совсем на него не обиделась.
- Думаю, именно это тебя и привлекает, - проворковала она, улыбаясь.
Ее смоляной локон упал на лицо и мужчина непроизвольно потянулся, чтобы убрать эту непослушную прядь. Внезапно его взгляд наткнулся на протянутую ним руку, которая всего на миг стала сухой и жилистой как у столетнего старика. Он резко отдернул ее от лица девушки и, чертыхнувшись, вскочил с кровати.
- Уходи, - прорычал он ей.
- Я что-то сделала не так? – удивленно переспросила она, сев в постели и подтягивая простыню повыше, но в ее голосе не было ни капли страха. Похоже, она не в первый раз стала свидетельницей такой быстрой смены его настроения.
- Я сказал, убирайся! Немедленно! – в его голосе чувствовалась неприкрытая угроза, а в глазах сверкнул недобрый огонек.
Девушка, пожав плечами, спустила ноги с кровати и, встав на пол, грациозно наклонилась, чтобы поднять с него свою одежду. Проходя мимо мужчины, повернувшегося к ней спиной, она игриво произнесла:
- Зови, если соскучишься.
Он не шевельнулся, и девушка тихо выскользнула из комнаты. Вновь посмотрев на свои руки, сжимая и разжимая кулаки, мужчина удостоверился, что они выглядят нормально. Хотя на вид ему можно было дать слегка за тридцать, лишь он один знал, сколько лет ему на самом деле. В его доме не случайно не было ни одного зеркала и ни одной отражающей поверхности – лишь так он мог не видеть то отвратительное существо, в которое превратился со временем.
Дверь слегка скрипнула, и он в ярости выкрикнул:
- Я же сказал, чтобы ты убиралась отсюда!
- Это я, - послышался спокойный мягкий мужской голос. Его обладатель сделал еще один шаг, выступив из сумрака. Полоска света от ночника осветила высокого блондина с взлохмаченными непослушными волосами и небесно-голубыми глазами на ангельском лице. Он был одет в легкие летние брюки светло-бежевого цвета и такую же голубую, как и его глаза, тенниску, - Я только что столкнулся с Миленой в дверях, понял, что ты один и решил зайти, сообщить о своем возвращении.
- Да, Дэймон, - уже не так резко отозвался мужчина, - Ты как раз вовремя, впрочем, как всегда.
С этими словами он подошел к плетеному креслу у огромной стеклянной двери, выходящей на пляж и, взяв с его спинки свой шелковый халат, набросил его на себя.
- Кого-нибудь нашел? – поинтересовался мужчина, беря в руки со столика рядом с креслом хрустальный графин и, наливая себе в стакан виски.
- Как всегда, - кивнул парень, повторив его фразу и спрятав руки в карманах брюк.
Тот криво усмехнулся и залпом осушил содержимое стакана.
- Что слышно в нашей старой доброй Англии? – спросил он, не отрывая взгляда от окна, за которым открывался вид на морской пейзаж, освещенный почти полной луной.
- Пока ничего, но – Дэймон едва успел спокойно отклониться, как мимо его головы просвистел стакан и, ударившись о стену сзади него, разбился вдребезги, а его осколки с тихим звоном посыпались на пол, - …но все нужные люди предупреждены и проинструктированы, поэтому если появятся какие-либо новые сведения, мы тут же об этом узнаем, - невозмутимо договорил он.
- Ждать, ждать, ждать… Сколько еще времени я буду находиться в этом состоянии? – гневно заорал мужчина, - Я столько лет потратил на его поиски, должен же этот чертов медальон наконец появится и дать о себе знать!
- Успокойся, Ромэн. Всему свое время.
На жестком лице мужчины заходили желваки, и он бросил на своего собеседника яростный взгляд.
- Больше никогда, - медленно процедил он сквозь зубы, - никогда не произноси это имя. Ромэн был всего лишь человеком и давно умер. Тебе известно мое имя.
- Как скажешь, - все также спокойно произнес парень.
Мужчина подошел к тому месту, где валялись осколки разбитого стакана, и присев возле них провел над кучкой стекла рукой. Один за другим осколки начали подниматься в воздух, соединяясь меж собой и образуя тот предмет, коим были еще пять минут назад.
- На твоем месте, - заметил Дэймон, - Я бы не стал по таким пустякам применять магию. Это сжигает тебя изнутри.
Мужчина взял в руки повисший в воздухе, вновь целый, стакан и, не спеша поднявшись, посмотрел парню в глаза:
- Ты до сих пор жив только потому, что я так хочу, - проговорил он, - Не заставляй меня усомниться в своих желаниях.
- Я до сих пор жив, - вернул ему его фразу Дэймон, выдержав его пристальный взгляд, - потому что я жизненно важен для тебя. Я твои глаза, уши, руки и даже тень.
Ромэн хищно усмехнулся, но улыбка была больше похожа на оскал.
- Ты много на себя берешь. Незаменимых людей нет, - отчеканил он и вновь вернулся к столу, поставив на него стакан.
На этот раз Дэймон не стал с ним спорить, но не потому, что всерьез воспринял угрозу. За то длительное время, которое он вел его дела, ему не раз приходилось становиться свидетелем вспышек ярости Ромэна, и он отлично знал, на что тот способен, однако свою работу Дэймон исполнял исключительно хорошо, что давало ему все основания быть уверенным в своем прочном положении. Именно благодаря ему, Ромэн был в состоянии получать любую интересующую его информацию из любого уголка земли, связываться с нужными людьми и вести с ними дела, без необходимости раскрывать свое инкогнито. Лишь очень немногие из его окружения лично были с ним знакомы. Но самая главная функция Дэймона заключалась в поиске «подпитки» для магических и жизненных сил цыгана. Несмотря на то, что тот владел достаточно сильной магией, он до сих пор оставался всего лишь человеком, смертным человеком, которому исполнилось уже 150 лет. Все чего он так алчно жаждал на протяжении всей своей жизни, было полное бессмертие и вечная молодость. В тандеме с его способностями и колдовством оно превратило бы его в неуязвимого и безгранично могущественного человека. Сейчас же, каждый раз, когда он прибегал к магии, она все больше иссушала его физическое тело, скрытое за внешностью тридцати-пяти летнего мужчины, той оболочкой, которую он создал благодаря своему колдовству. Лишь его отражение, которое он ненавидел больше всего на свете, не способно было измениться, оно всегда показывало его таким, каким он в действительности был: сухим, истощенным и морщинистым стариком с крючковатыми пальцами, подобными когтям огромной птицы и выцветшим взглядом.
Чтобы поддерживать себя в том состоянии, которое ему было необходимо, он нуждался в поглощении жизненной и магической энергии извне. Подобно вампиру, высасывающему из своей жертвы кровь, Ромэн высасывал из людей их энергию. Причем люди эти должны были непременно обладать какими-либо сверхъестественными способностями, иначе это не давало никакого результата. Именно таких людей ему и искал Дэймон, что в мире, полном лжепровидцев и ведьм самозванок становилось все труднее и труднее.
- И кого на этот раз ты приволок? – уже спокойно поинтересовался Ромэн, нарушив затянувшуюся паузу.
- Не сомневайся, ты будешь доволен, - заверил его Дэймон, - Ты хочешь сделать это прямо сейчас?
Рука цыгана потянулась к черному бархатному футляру, лежащему на столе. Нажав на какой-то невидимый механизм, он наблюдал, как его крышка распахнулась, обнажая содержимое. Внутри, на алой шелковой подушечке лежал не просто кинжал, а поистине восхитительное произведение искусства. Ромэн, слегка касаясь пальцами, провел по его лезвию, затем коснулся рукоятки, выполненной в форме птицы Феникса, распахнувшей крылья, и инкрустированной драгоценными камнями. Осторожно взяв его в руки, мужчина несколько секунд вертел атаме, вглядываясь в их мерцание в неровном свете луны, затем он вновь взглянул на своего помощника.
- Да, - произнес он, - Где же этот лакомый кусочек?
Дэймон на миг исчез за дверью, но вскоре вернулся, ведя за собой женщину, ее глаза были плотно закрыты повязкой, и сама она была полностью дезориентирована. Ромэн подошел к ней поближе и развязал узел на затылке, кусок материи упал на пол у их ног. Женщина взглянула в его ониксовые глаза и больше не смогла отвести свой взгляд в сторону, потеряв способность шевелиться, подобно кролику, смотрящему на удава. Мужчина коснулся ее лица и, проведя указательным пальцем линию от ее лба до кончика носа, тихо произнес:
- Ты ведь не боишься, правда?
Когда его голос достиг ее сознания, расслабляя и парализуя одновременно, подобно мощному наркотическому веществу, она впала в некое состояние гипнотического транса и прикрыла глаза.
- Молодец, - прошептал Ромэн, и его губы слегка искривились в улыбке. Он продолжал что-то шептать на непонятном языке, по очереди касаясь лезвием атаме обеих ладоней женщины, затем ее лба, солнечного сплетения и, наконец закрытых глаз.
Дэймон бесшумно стоял у двери, не шевелясь и не сдвинувшись с места. Он уже не в первый раз был свидетелем этого процесса и поэтому знал, что за этими манипуляциями последует.
Вдруг, вокруг тела женщины возникло яркое свечение, и сотни тоненьких светло-синих нитей вырвались из ее тела и протянулись к кинжалу в руках колдуна, наполняя атаме своим светом. Используя его будто своеобразную призму, нити собрались в один луч, который устремился с обратной стороны кинжала в солнечное сплетение Ромэна. Постепенно свечение женщины стало тускнеть, в то время как световой контур его тела становился все ярче и ярче. Мужчина закрыл глаза и замер, по его телу начали проходить волнообразные приступы дрожи. Все происходило достаточно быстро и бесшумно, лишь лампочка, горящая в ночнике, не выдержав, скачка напряжения пару раз мигнула и взорвалась, но света, исходившего от их тел, было достаточно, чтобы осветить весь дом, а не только эту комнату. Когда через несколько мгновений свечение вокруг женщины пропало вовсе и ее обмякшее тело безжизненно опустилось на пол, Роберт распахнул глаза и восхищенно взглянул на Дэймона.
- На этот раз ты превзошел самого себя, - проговорил он, - Кем она была?
Тот пожал плечами:
- Разве это теперь так важно? – заметил парень.
- О, да! – произнес цыган, склонившись над телом женщины, - Я чувствую, как ее сила струится по моим жилам, как она наполняет меня до самых краев. Она была не просто носителем потенциальных возможностей…
- Она была потомственной ведьмой в пятом поколении, - сложив руки на груди, проговорил Дэймон, - Я сам с трудом поверил в свою удачу, когда почувствовал всю мощь ее сил.
Одним из главных достоинств, которое ценил в нем Ромэн и из-за чего парень был настолько уверен в своей жизненной необходимости для ведьмака, было умение Дэймона безошибочно определять, наделен ли человек какими-либо способностями. Он чувствовал энергетику людей и мог с точностью сказать имеет ли тот или иной человек некий дар, даже если тот сам и не подозревал о своих скрытых задатках. Иногда для этого ему было достаточно лишь взглянуть на него либо коснуться в зависимости от того, насколько сильно развиты были эти способности. Сам Дэймон никогда не считал это свое чутье магическим даром, он просто был восприимчив к вещам такого рода, но с точки зрения Ромэна, подобное умение являлось поистине бесценным.
Колдун еще раз взглянул на ту, которая сделала его сильнее ценой своей жизни и, поднявшись, обратился к своему помощнику:
- Позаботься о теле, - бросил он, - А затем можешь собирать вещи. Мы возвращаемся в Англию. Завтра же.
- С чего вдруг такая спешка? – недоуменно приподнял брови Дэймон.
Ромэн аккуратно перешагнул через лежащее на полу тело и, подойдя к столу, опустил на алый шелк внутри футляра свой атаме.
- Я чувствую, - уверенно произнес он, - Время наступает, и мы должны быть готовы. Как только медальон появится, и механизм вновь будет запущен, мне на этот раз уже никто не помешает добиться своего, - он с громким щелчком захлопнул футляр.
- Ты уверен, что это должно произойти именно там и именно сейчас? – с некой долей скептицизма в голосе уточнил парень, - Что если…
- Я уверен, - не терпящим возражений голосом оборвал его тот, - И я найду, то, на поиски чего потратил столько времени, а вместе с ним и тех, кто посмел когда-то встать у меня на пути, кем бы они ни были.

Отредактировано Midnight Lady (Пт, 10 Сен 2010 13:01)

+2

3

Ксюша, привет. Очень рада,что ты воспользовалась моим приглашением и пришла на этот чудесный форум!

Отредактировано Mary (Пт, 10 Сен 2010 01:18)

0

4

Привет, Машулька! http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif Зашла в гости, побродила и мне здесь понравилось. Вот, осваиваюсь. :)

0

5

Пролог хороший, завлекающий, но кое-какие шероховатости я все же нашла:
изумрудно-зеленые глаза
Мне кажется это уже перебор.

Его иссиня-черные волосы и почти такого же оттенка глаза указывали на то, что в нем течет цыганская кровь.

Ну черные волосы и черные глаза не только у обладателей цыганской крови, нужны еще кое-какие мелкие детальки, там серьга в ухе или что-то связанное с цыганскими корнями.....

0

6

О, Эрика, оперативненько. http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif  Я этот текст могу уже посреди ночи напамять рассказать, поэтому мне очень трудно поймать некоторые косяки. Хотя переодически мимоходом натыкаюсь и исправляю. Текст еще не дожил до бэта-ридинга, поэтому косячков там прилично.

По поводу глаз - просто зеленые не то, изумрудные для описания мужчины по-моему как здрасте, вот и выбрала таким образом подходящий оттенок. А насчет цыгана, это да. Его описание надо будет слегка углубить и разнообразить. В будущем. Спасибо, что читаешь. http://i012.radikal.ru/0803/82/b4322276be6a.gif

0

7

Midnight Lady написал(а):

оперативненько.

Так я люблю читать понемногу, а раз пока он в стадии пролога я вот и начала его осваивать.

0

8

Ну, искренне надеюсь, что это время (освоения) не станет для тебя напрасно потраченным. Если чего углядишь - пиши обязательно. Очень нужен свежий взгляд. http://i030.radikal.ru/0803/ef/627fc0a488d1.gif

0

9

Midnight Lady написал(а):

Привет, Машулька!  Зашла в гости, побродила и мне здесь понравилось. Вот, осваиваюсь.

Ксюш и правильно сделала: здесь у нас все начинающие писатели и тебе обязательно помогут. Где надо похвалят, а где и поругают.

0

10

Рада приветствовать нового автора на нашем форуме!
Пробежалась по тексту - интересно, хоть и насыщено всякими тончайшими вуалями, изумрудно-зелеными глазами, зловещими стонами леса, подобными меду голосами и прочими характерными для любовного романа красивостями. Но это уж. надо полагать, жанр такой. Хотя дальнейший текст сначала навел на размышления об очередной вампирской саге... но потом вроде как все обошлось  :)
Если серьезно, мне понравилось. Грамотный, "аккуратный" текст, написанный хорошим русским языком - хотя для филолога это, думаю, норма, но  все же...
Интересная завязка - насколько это можно судить по выложенному тексту. Интересно, что будет дальше - а это чувство возникает далеко не всегда. Здесь - возникает.
Есть, конечно, и всякие мелкие косячки, как без них. Но, с другой стороны, что видится мне, к примеру, не очень удачным речевым оборотом, может оказаться "авторским видением ситуации". Поэтому, если сочтете нужным - по тексту пройдусь, но сейчас вычитывать не буду.

Но вот есть вопрос, который меня крайне заинтересовал. Серьезно.

Midnight Lady написал(а):

Наше время, где-то на восточной границе
Португалии с Испанией,
побережье Атлантического океана.

Сложновато выполнить все заданные условия одновременно, на мой взгляд.

А за текст - заслуженный плюс!

0

11

Спасибо за отзыв, Саида (можно на ты?) http://i012.radikal.ru/0803/82/b4322276be6a.gif

Саида написал(а):

Есть, конечно, и всякие мелкие косячки, как без них. Но, с другой стороны, что видится мне, к примеру, не очень удачным речевым оборотом, может оказаться "авторским видением ситуации". Поэтому, если сочтете нужным - по тексту пройдусь...

Буду благодарна за такой труд. Я лично их даже на слух уже не улавливаю, косячки эти. А вычитка, ой как требуется.

Саида написал(а):

Midnight Lady написал(а):Наше время, где-то на восточной границе Португалии с Испанией, побережье Атлантического океана.

Сложновато выполнить все заданные условия одновременно, на мой взгляд.

:) Такое место есть, просто не захотелось конкретизировать, а побережье указала потому что дальше идет информация о домике с выходом на пляж. Хотя, может, действительно надо бы шлифонуть этот момент...

Саида написал(а):

А за текст - заслуженный плюс!

Большое спасибо! http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif

0

12

Midnight Lady написал(а):

Такое место есть, просто не захотелось конкретизировать, а побережье указала потому что дальше идет информация о домике с выходом на пляж. Хотя, может, действительно надо бы шлифонуть этот момент...

Все дело в том, что это место выходит до того конкретным (и это при условии, что побережьем считаем Кадисский залив, иначе вообще не получается), что сказать о нем эдак туманно "где-то" вряд ли возможно... 

Midnight Lady написал(а):

Буду благодарна за такой труд. Я лично их даже на слух уже не улавливаю, косячки эти. А вычитка, ой как требуется.

А не обидитесь? ...Это я так, на всякий случай уточняю :)

Ну и на "ты" - очень даже можно :)

0

13

Midnight Lady написал(а):

где-то на восточной границе
Португалии с Испанией,
побережье Атлантического океана.

Глубоко задумался и надолго.
По свежим слухам Отлантика амываэ португалию с запада,граница с Испанией вроде как на востоке...

0

14

Midnight Lady, преветствую на форуме)))

Про цыгана соглашусь с Эрикой)))
Пролог меня заинтересовал. Очень захватывающе. Будем ждать продолжения.

0

15

Саида написал(а):

А не обидитесь? ...Это я так, на всякий случай уточняю

На конструктивную критику я никогда не обижаюсь http://i030.radikal.ru/0803/ef/627fc0a488d1.gif так что готова к тапкам и помидорам.

Chicago, спасибо! Рада знакомству. Йоганн, уговорил, "побережье" пока уберу дабы не смущать читающих долгими минутами роздумываний. А потом более подробно проработаю этот момент. Спасибо, что читаешь! http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif

0

16

Глава 1. Она

Наше время, Украина, пригород Киева.

Мгла окутывала своим покрывалом девушку, бредущую по лесу. Эмилия не чувствовала холода и того, как ледяные острые камни впиваются в ее босые ноги, хотя с каждым выдохом из ее рта вырывались облачка пара, а на холодной земле кое-где сверкали примерзшие осенние цветы и опавшие листья. Она не чувствовала страха, хотя шорохи ночного леса были похожи на чьи-то жалобные стоны и рыдания. Ей не было страшно, потому что она знала куда идет и кого ищет в этом мрачном месте. Эми знала, что где-то там ее ждет Он и времени на раздумья просто нет, дорога каждая минута. Она шла, зная, что это сон и, зная его уже наизусть. Еще мгновение и деревья расступились, открывая взгляду старый замок. Он выглядел также мрачно и устрашающе, как и лес, окружающий его, нависая над поросшей дикими травами пустошью, посреди которой и стоял. Но она знала, кто живет внутри, именно к нему она и спешила. Вдруг, как это бывает во сне, декорации внезапно изменились. Протянув озябшие руки к пылающему в камине огню, и, наблюдая за его причудливой игрой, она резко ощутила, как же на самом деле продрогла. Эмилия почувствовала его присутствие за спиной за секунду до того, как сильные руки обняли ее, и приятный бархатный баритон прошептал у самого ее уха:
- Здравствуй, любимая…
Девушка медленно повернулась в его объятиях и приподнялась на цыпочки, чтобы коснуться любимого лица. Высокий незнакомец с изумрудно-зелеными глазами смотрел на нее с безграничной нежностью во взгляде, а на его губах блуждала рассеянная улыбка. Да, в реальной жизни он был для нее незнакомцем, она никогда не встречала его и не видела никого похожего. Но здесь, в ее снах, вот уже третий месяц подряд, она каждую ночь приходила к нему. Прижимаясь к его теплой широкой груди, она ловила себя на мысли, что забыла что-то очень важное. Она должна что-то сделать или что-то сказать, но мозг отказывался находить недостающее звено.
- Я так скучала, - прошептала Эми, уткнувшись лицом в его грудь.
- Я тоже, милая, - улыбнулся парень и она, вот уже в который раз подняла голову и попыталась его внимательно рассмотреть, попыталась найти в его чертах что-то знакомое из ее реальной жизни. Но, увы! Он был все тем же таинственным незнакомцем, которого она любила. Хоть сама она не была низенькой, он все же был выше ее на голову. Под его свободной белой рубашкой без труда угадывались широкие плечи и грудь, сильные руки и мускулистое тело. Она вновь перевела взгляд на его лицо. Черные, слегка вьющиеся волосы непослушными прядями спадали на лоб. Девушка провела по ним рукой, убирая их с лица. Прямой нос, пухлые губы, из-под разлета черных бровей за ней внимательно наблюдали два изумруда. Она провела рукой по его щеке и коснулась ямочки на подбородке. Он на мгновение затаил дыхание, а затем его губы приблизились к ее лицу и прикоснулись в легком поцелуе к ее губам. С ним ей было спокойно и тепло. Ей казалось, что она может провести так вечность, просто находясь в его объятиях и слушая его мерное сердцебиение. Вдруг ощущение его губ растворилось. Открыв глаза, она увидела его яростный взгляд:
- Они скоро будут здесь, - сказал он, - тебе нужно уходить.
- Нет! – воскликнула она, - Я не уйду, они ничего не смогут сделать! Не оставляй меня, прошу, - уже шепотом добавила Эмилия, зная что сценарий сна не изменить и помня, что именно последует за этим. Комната на глазах растворилась, а сама она оказалась стоящей на коленях перед его окровавленным телом. Все вокруг лизали голодные языки пламени, как всего пару секунд назад в камине, но теперь огонь был повсюду, хотя ей было все равно. Ее сердце рвалось на части от боли. Касаясь любимого лица, она словила его последний вздох-обещание:
- Я найду тебя, Эми... Когда-нибудь…

Открыв глаза, Эмилия резко села в кровати, жадно ловя ртом воздух. В холодном поту и с катящимися по щекам слезами, она прошептала:
- Опять... Нет, о Боже!
Сердце отбивало барабанную дробь, легкие не могли насытиться воздухом, а пижама прилипла к телу. Уткнувшись в подушку, она беспомощно заплакала.

Утро не принесло облегчения. Она вновь плохо спала, если это вообще можно было назвать сном. Распахнув глаза, она невидящим взглядом смотрела как косые лучи солнца, проникая сквозь окно, скользят по ее комнате и в них танцуют сотни тысяч крохотных пылинок. Все настолько знакомо и реально. Повернувшись к прикроватной тумбочке, она выключила ночник, который всегда оставляла на ночь, ненавидя темноту.
- Мили, дорогая, поднимайся! – бодрый женский голос послышался рядом с прикрытой дверью ее комнаты, а через секунду быстрые шаги затихли в конце коридора.
Начинался новый день. Эмилия поморщилась и нехотя спустила ноги с кровати, коснувшись ступнями прохладного пола. Ее семья и большинство друзей называли ее Мили. Только один человек не называл ее так, только он называл ее Эми. При воспоминании о своих снах по ее телу пробежала дрожь.
- Может у меня психическое расстройство? – спросила она у своего отражения в зеркале, прошлепав к нему босыми ногами. Оттуда на нее смотрела двадцатилетняя девушка. Волнистые рыжеватые волосы рассыпаны по плечам, под серовато-синими глазами залегли темные круги. Маленький аккуратный носик наморщился.
- Весьма…готично, - усмехнулась Эмилия.
- Мили, солнышко, ну где ты там?
- Иду, мам! – выкрикнула девушка, и еще раз окинув себя взглядом в зеркале со вздохом и мыслью о том, что пора бы отказаться от всего мучного и вообще вкусного, вышла из своей комнаты.
На кухне громко играла музыка из приемника, свистел закипевший чайник, возмущенно пищала микроволновая печь, сигнализируя об оконченном десять минут назад разогревании. Среди всей этой какофонии звуков носилась ее мама. Приятная симпатичная женщина, пышные формы которой не оставляли сомнений в ее любви к выпечке. Эмилия улыбнулась. Надо заметить, любовь эта была взаимной, так как любое вынутое мамой из духовки творение было достойно даже самого шикарного ресторана. К счастью или сожалению, но мамины пышные формы предались и Эмилии, правда в комбинации с высоким ростом, который она унаследовала от отца и, держания себя в ежовых рукавицах, все вместе выглядело весьма неплохо. То есть пышности в основном были там, где им и следовало быть. Достав из микроволновой печи тарелку с горячими бутербродами, Эмилия поставила их на стол и уселась, поджав под себя левую ногу. За столом уже сидели отец и ее старший брат. Наблюдая за метаниями мамы, они по-доброму над ней подшучивали.
Отец, военный в прошлом, был вовсе не похож на брутального солдафона с армейскими замашками. Тем не менее, был высок, статен и имел военную выправку и хорошо поставленный командный глубокий голос. Несмотря на это, она не могла вспомнить ни одного случая, когда бы он повысил свой голос на них с братом или тем более на их маму. Его методы влияния были более чем демократичны, но если требовался воспитательный эффект, то он обычно прибегал к длительным разговорам. Эмилия всегда поражалась его способности подбирать правильные слова и истории после которых просто невозможно было не устыдиться своего неподобающего поступка. Всегда спокойный и уравновешенный, что удачно компенсировало мамину периодическую экспрессивность, сейчас, в свои пятьдесят, Алексей Иванович был в отставке и практически полностью посвящал свое свободное время управлению кафе-кондитерской, которое они с мамой держали. Не столько из-за финансовой выгоды, сколько для души, хотя оно и приносило неплохую и достаточно стабильную прибыль. Одним словом, Эмилия очень любила свою семью.
- Всем доброе утро! – произнесла она. Отец улыбнулся и заговорщицки подмигнул в ответ, а вот Андрей неодобрительно покачал головой. Видно заметил синяки под глазами:
- Опять плохо спала? – спросил он с тревогой, - Мили, если нужно…
- Нет, я не хочу об этом поговорить, - улыбнулась Эмилия.
Андрей, высокий, светловолосый с темно-карими добрыми глазами – практикующий психолог и это явно оставляло отпечаток на его манере общения. Вот и сейчас его лицо застыло с выражением заинтересованного благодарного слушателя, готового понять и помочь. При виде его, у людей всегда возникает острое желание выговориться. Несмотря на шестилетнюю разницу в возрасте, он всегда был для Эмилии лучшим старшим братом и другом.
Он улыбнулся в ответ:
- Я это не как психолог спросил, а как обеспокоенный твоим видом старший брат.
- Я знаю, Андрей. Не волнуйся, все под контролем, - а мысленно добавила, - пока еще.
Шуточная перепалка родителей тем временем закончилась примирительным поцелуем и все уселись за стол. Несмотря на то, что и Андрей, и Эмилия жили в столице, уик-энд они почти всегда неизменно проводили в уютном домике своих родителей в пригороде. На личную жизнь обоим не хватало времени, правда, по совершенно разным причинам, так что эту традицию пока ничто не нарушало.
- Итак, какие планы на сегодня? – улыбнулась Вера Алексеевна.
- Рыбалка! – воскликнул отец.
- Загар! – подмигнула ему Эмилия.
- Ноутбук! – весело добавил Андрей.
Все ахнули в притворном ужасе.
- Что? – рассмеялся он.
- Даже не вздумай, - пожурила его она, - Можно хоть на один день забыть о работе и провести время с семьей?
- Значит, все собираемся на озеро, - подытожил отец.
- Конечно – конечно, - быстро проговорил Андрей, - но ноутбук я все же захвачу. Мама хотела хлопнуть по нему полотенцем, но он, смеясь, уже выскочил из кухни. Вера Алексеевна покачала головой и перевела свой взгляд на Эмилию.
- Мили, ты сегодня неважно выглядишь и молчишь все время, - произнесла она, накрывая руку дочери своей теплой ладошкой.
- Просто устала, - соврала Эмилия, хотя бессонные ночи вряд ли способствуют полноценному отдыху.
- Это все из-за нервов, - интерпретировав по-своему ее состояние, произнесла та, - Ведь все уже готово. Так что до завтра можно ни о чем, не думая, спокойно отдохнуть и набраться сил.
Эмилия рассеянно улыбнулась. Завтра она улетает в Англию. Степень магистра по международной журналистике она будет получать там. Хоть филология и была ее призванием, она все равно, упорно работала над собой для того, чтобы попасть в число тех счастливчиков, которых отберут за «особые заслуги» и снабдят лучшими рекомендательными письмами. И вот, мечта начала сбываться. И все было бы прекрасно, если бы не ее кошмары и неподдающееся пониманию ощущение, что на самом деле она летит не в другую страну, а домой.
Она уже точно и не могла вспомнить, когда именно Он приснился ей в первый раз, но сон повторялся с определенной периодичностью, иногда все с новыми подробностями, а в последнее время и вовсе почти каждую ночь. Но самим кошмаром было отнюдь не это. Настоящим кошмаром было то, что она была влюблена в загадочного незнакомца из ее снов, зная о нем очень многое, так как если бы была знакома с ним в реальной жизни. Единственное чего она не знала – это его имени. Она любила его, прекрасно отдавая себе, отчет в том, что он существует лишь в ее воображении.
- Ты готова? – из задумчивости ее вывел голос брата.
- Что? А... да, сейчас переоденусь и захвачу полотенце, - улыбнулась Эмилия.
- Только не распугайте мне всю рыбу! – засмеялся отец.
- Слышала, Мили, не вздумай надеть свой красный купальник! – подначил Андрей, - А то не видать отцу улова.
- Очень смешно! – съехидничала Эмилия, ткнув локтем старшего брата, - Просто обхохочешься! И это говорит человек в шортах с лосиными мордочками?
- Это не лоси, а олени. Между прочим, очень величественное животное, - начал оправдываться Андрей.
- Ага, особенно, когда так жизнерадостно улыбаются как у тебя на шортах, - не унималась его сестра.
- Дети! – смеясь, вмешалась мама, - Вам сколько лет?
- Он первый начал! – улыбаясь, возмутилась Эмилия.
Они с Андреем обожали подшучивать друг над другом. Точно также как это делали их родители. Никто не обижался на подобные подколки, наоборот, это помогало относиться ко многим ситуациям с юмором. А наличие чувства юмора было их семейной чертой.
Эми проскочила мимо брата и уже у дверей своей комнаты услышала шутливое возмущение Андрея:
- Мама, она обозвала моих оленей лосями!
- Андрей, прекрати ерничать…
Эми захлопнула дверь своей комнаты и огляделась. Через большое окно проникали солнечные лучи, образуя прямоугольные лоскуты света на полу. Она шагнула в такой лоскуток и с удовольствием почувствовала проникающее под кожу ступней тепло. Любимая детская привычка. Постояв так еще пару секунд, она вновь подошла к шкафу с зеркалом и привычным движением собрала волосы в тугой узел, скрепив их парой шпилек. Она старательно избегала смотреть в сторону кровати. Теперь она казалась ей дверью в потусторонний мир, параллельную реальность в которую она попадала каждую ночь. Эмилия в равной степени с нетерпением ждала ночи и с ужасом замирала при мысли о ней, о своих снах, о любимом человеке, которого не существовало. Попытавшись хоть на время выбросить все это из головы, она вытащила из шкафа пляжную сумку, в которую сложила полотенце и крем для загара. Взяв в руки несколько красных лоскутков, носивших гордое название купальник, она ехидно улыбнулась, но все-таки отложила их в сторону. Остановившись на черно-белом варианте, она быстро надела купальник и завязала на талии парео. Завтра в это же время она будет уже в аэропорту. Она вздохнула, спрятала глаза за стеклами солнцезащитных очков и, улыбнувшись, вышла из комнаты.
Разгар августовского знойного дня был наполнен звуком жужжания стрекоз и кузнечиков, прячущихся в высокой траве. Совсем легкие, едва ощутимые дуновения ветерка заставляли медленно колыхаться длинные ветви ивы. Эмилия лежала, подставив свое лицо и тело солнечному обволакивающему теплу, и задумчиво наблюдая, как иногда сквозь просветы этих ветвей ослепительно мелькало солнце. Большие кучевые облака горделиво, не спеша проплывали над головой, хотя могло показаться, что на самом деле они замерли на месте, заняв более удобные участки небесной синевы. Едва различимый плеск воды и радостное визжание детей долетали до ее слуха, проникая даже сквозь наушники, в которых негромко играла ее любимая музыка. Эмилия зажмурилась от удовольствия и умиротворения и сладко потянулась.
Вдруг большая черная тень наползла на солнце, заградив его свет и тепло собой, а капельки холодной воды упали на ее разгоряченную кожу.
- Андрей! – возмущенно воскликнула она, открыв глаза и увидев, как ее брат с хитрой улыбкой стряхивает капельки воды со своих мокрых волос прямо на нее, - Ты похож на вылезшего из воды пса.
- Ну и зануда ты бываешь, - покачав головой, он скопировал недовольное выражение лица Эмилии и ее интонацию, - Скажи спасибо, что у меня нет столько шерсти по всему телу, - парировал Андрей, улыбаясь, - Иначе ты точно не отделалась бы легким испугом.
Он лег на живот рядом с ней и открыл свой ноутбук.
- Спасибо, - пробурчала она, отложив в сторону плеер и растирая капли воды по коже, - А где мама с папой? – спустя несколько минут поинтересовалась Эмилия.
Андрей пожал плечами, не отрывая взгляда от монитора.
- Отец пытается что-нибудь выловить, а мама пытается ему в этом помочь.
- Каким это образом? – удивленно спросила его сестра.
- Поверь мне, тебе лучше этого не знать, - предупредил он.
- Мне уже страшно, - хихикнула она, - Ну так все же?
Андрей мученически вздохнул.
- Червей заговаривает, а потом на крючок наживляет, - засмеялся он, увидев, как поменялось выражение лица его сестры после его слов.
- Ты серьезно? – скривилась Эмилия. Ее брат утвердительно кивнул в ответ, подтверждая правдивость сказанного.
- Какая гадость, – рассмеялась девушка вместе с братом вновь.
- Я тебя предупреждал. Ох, не доведет тебя твое женское любопытство до добра когда-нибудь.
Она хмыкнула в ответ, что должно было означать ее категорическое несогласие со словами брата, но он уже ничего не слышал, углубившись в работу. Андрей почти все время посвящал своей докторской, делая постоянно какие-то очередные заметки, перечитывая и редактируя уже имеющиеся. Эмилия сорвала травинку и рассеянно погрызла стебелек. Докторская Андрея была посвящена вопросу психологического исследования снов как скрытых информационных носителей, создаваемых подсознанием человека и их влияния на психику. Поскольку эта область была широким полем для деятельности, по причине того, что никаких особо значимых открытий в ней до сих пор не было сделано, она не могла не заинтересовать ее брата. Он никогда не искал легких путей. Ему всегда казалось, что именно во снах скрыта весьма важная для человека информация, способная помочь ему избавиться от своих плохих привычек, фобий, маний и психологического дискомфорта. Вот уж парадокс…
Эмилия тяжело вздохнула, он наверняка обрадовался бы, узнай, что творится со снами его родной сестры. Тут тем на несколько докторских хватило бы с головой, начиная от его исследований в этой области и заканчивая шизофренией на ранних стадиях.
- Да? – вдруг вопросительно произнес он, и Эмилия скосила глаза в его сторону.
- Что? – переспросила она.
- Ну, ты же тяжело вздохнула, - пояснил он, - А это своего рода сигнал с твоей стороны.
- Какой сигнал? – искренне удивилась она.
- Что ты хочешь что-то у меня спросить, но не знаешь как завести разговор, - произнес Андрей все так же, не отрываясь от ноутбука.
- Иногда я по неосторожности забываю, что ты психолог, - улыбнулась Эмилия.
Андрей, наконец, повернулся к ней и покачал головой:
- Копай глубже, Мили, я твой брат, - сказал он, - А это похуже любого психолога будет.
- Наверное, так и есть, - согласилась она и вновь отвела взгляд в сторону визжащих в воде от восторга детишек, отметив, что день незаметно начал клониться к вечеру.
- Ну и…- напомнил он после минутной паузы, - О чем ты хотела спросить?
Эмилия в отчаянии закусила губу. Посвящать Андрея в подробности она совсем не хотела. Не хватало еще, чтобы ее родной брат посчитал ее душевно больной или еще чего хуже выбрал объектом для своих исследований и экспериментов. Но, несмотря на это ее так и тянуло выговориться ему. Отчасти из-за того, что он был профессионалом, а отчасти, и честно говоря, в большей степени, из-за того, что он был ее братом и верным другом, от которого у нее никогда не было секретов. Несмотря на его упрямство и характер далеко не кроткого ягненка, ей всегда удавалось найти с ним общий язык и нужный подход. Почему же сейчас ей так трудно рассказать о преследующих ее навязчивых полуреальных кошмарах?
- Да так, ерунда, - пожала она плечами, - Это скорее по поводу твоей работы. Просто стало интересно, - заранее оправдываясь, начала она.
- Работы? – удивленно переспросил ее брат, - Уже заинтригован. Я весь внимание.
Несколько секунд Эмилия наблюдала за зависшей в воздухе изумрудной стрекозой, собираясь с мыслями. Наконец, она повернулась на бок и, подперев голову рукой, спросила:
- А если один и тот же сон постоянно повторяется? Точь-в-точь, что это может означать?
Андрей удивленно приподнял бровь:
- Ничего себе ерунда, - он вдруг подозрительно сузил глаза, - Вопрос, я так понимаю, продиктован по причине личного опыта?
- Андрей, а ты можешь хоть раз просто ответить? Без вот этих твоих бурений в глубину? Я не твой пациент и я не у тебя на приеме, - излишне горячо и укоризненно воскликнула она.
- А ты чего так завелась-то? – недоуменно спросил ее брат, - Так тебя интересует гипотетически?
Эмилия ухватилась за использованное ее братом слово.
- Чисто гипотетически, - оживившись, подтвердила она.
Андрей на миг задумался.
- А сон сам по себе какой?– уточнил он.
- Эм... очень яркий, - осторожно проговорила Эмилия, - иногда настолько, что кажется реальностью.
- Ну, подобные сновидения обычно возникают в период быстрого сна, - произнес он медленно, будто пытался подобрать более простые и понятные слова для объяснения.
- Этот период, - продолжил он, - наступает сразу после глубокого сна и перед непосредственным пробуждением человека, и именно он характеризуется наличием самых эмоциональных и зрелищных снов, поэтому люди так хорошо и запоминают то, что им снилось в этот период.
- Спасибо, мне это все объяснило, - вздохнув, проговорила Эмилия.
Андрей слегка улыбнулся.
- Ладно, представь, что твой мозг это компьютер, - предложил он.
- Ну, это не сложно, - обрадовалась она, услышав хоть одно знакомое слово.
- Ну, так вот. А все, что ты когда-либо видела, слышала и знала – это папки. Каждую ночь, когда ты засыпаешь, мозг продолжает практически такую же активную деятельность, как и при твоем бодрствовании, но поскольку никакой новой информации в него не поступает, то он совершенно спокойно может заняться своими делами. Он извлекает из подкорки все эти так званые папки и начинает их сортировать, выбрасывая то, что запоминать и не важно вовсе и оставляя то, что нужно, при этом пытаясь установить логические связи между отдельными воспоминаниями. Пока понятно? – спросил он и Эмилия утвердительно кивнула.
- Как я уже сказал, эти процессы происходят в подкорке и именно она ответственна за быстрый сон. То есть то, что мозг сортирует, ты воспринимаешь как яркий сон. Для находящихся в этой фазе корковых клеток полустершийся отпечаток давнего переживания или впечатления может сыграть роль слабого раздражителя, и тогда казавшееся давно забытым пробудит в мозге красочный и волнующий образ, который человек видит будто наяву, - к концу его речь все равно приобрела форму научного доклада, - Но это лишь физиологический аспект.
- Страшно даже представить, о чем дальше пойдет речь, - наморщила лоб его сестра, тем не менее, очень внимательно слушая Андрея.
- А вот дальше уже психология, - улыбнулся он, - если человек видит один и тот же сон, это означает, что в нем скрыта некая важная информация. Либо предупреждающая, либо способная подсказать необходимое решение, которое человек долго и мучительно не может найти. Это как своего рода будильник, пока ты не проснешься, он будет надоедливо сигналить.
- То есть ты хочешь сказать, что сниться может только то, что человек уже когда-либо ощущал и переживал? – уточнила она, пытаясь проанализировать сказанное братом.
- Абсолютно верно, - согласно кивнул Андрей, - Как сказал когда-то один известный физиолог и психолог Сеченов «сны – это небывалые комбинации бывалых впечатлений».
- А если человек уверен в том, что никогда раньше ничего подобного не видел и не испытывал? – осторожно спросила Эмилия, избегая смотреть ему в глаза.
- Мозг не ошибается, - констатировал ее брат, - Очевидно, все это находилось слишком глубоко в подсознании, и теперь только до него дошла очередь, - он помолчал несколько секунд, давая сестре время осмыслить услышанное, а затем вопросительно произнес, - И что же именно тебе снилось?
Голова Эмилии сейчас была настолько занята сложными мыслительными процессами, что она даже не сразу поняла, о чем именно ее спрашивает Андрей. Если все так и есть и ее сон своеобразное подобие будильника, то, как она может «проснуться»? Что ей необходимо сделать или понять? Неужели она действительно когда-то испытывала нечто подобное? И с кем?
- Так что за сны тебя мучают? – повторил свой вопрос ее брат, и она слегка вздрогнула, очнувшись от своих раздумий.
- В смысле? – слегка рассеянно переспросила Эмилия.
- Да брось, - произнес Андрей таким тоном, будто только что поймал ее с поличным, - Я ведь знаю, что ты плохо спишь по ночам, и все твои вопросы наталкивают меня на мысль, что это не просто не весь откуда проснувшийся интерес к моей работе.
Эмилия лихорадочно пыталась сообразить, чтобы такое ему ответить при этом, не сказав всей правды, но и не соврав, потому что последнее она делать совсем не умела, в чем ее сразу с легкостью и уличали.
- Мне действительно в последнее время снятся кошмары, - осторожно произнесла она, - но я уверена, что это следствие нервного напряжения и переутомления, так что ничего криминального я в этом не вижу, - нарочито равнодушно пожала Эмилия плечами.
- Ну да, конечно, - недоверчиво хмыкнул Андрей, и по его выражению лица явно читалось, что он не верит ее расплывчатому объяснению.
Очевидно, пытка психоанализом продолжилась бы и дальше, если бы не раздавшийся вдруг голос отца.
- Ну что, молодежь, поздравляю. У нас на ужин настоящая уха, - жизнерадостно произнес он, потрясся в воздухе сеткой, полной рыбы.
- Похоже, мамины заговоры все-таки сработали? – произнесла весело Эмилия, ухватившись за возможность перевести тему в более нейтральное русло.
Андрей, незаметно улыбнувшись, покачал головой, и хотя в его глазах мелькнула отеческая обеспокоенность, он не стал дальше развивать их дискуссию, вернувшись к работе на своем ноутбуке.
Вечер, плавно перетекающий в ночь, они провели в семейном кругу. Отец с мамой готовили уху на костре, который развели прямо во дворе. Андрей, поддавшись на всеобщие уговоры, извлек откуда-то свою старую гитару и сейчас напевал романтические баллады под ее аккомпанемент. Эмилия сидела на качели, подогнув под себя одну ногу, а другой легонько отталкиваясь от земли, и наблюдала за этой семейной идиллией.
Несмотря на эту умиротворяющую картину, весь вечер у нее из головы не шли слова Андрея о своеобразном сигналящем будильнике. Эмилия и сама чувствовала, что она должна что-то понять или вспомнить, или сделать. Только вот что именно? Когда она, наконец «проснется»? Когда она сможет понять, что же ее сны означают на самом деле и кто тот таинственный незнакомец, в которого она успела влюбиться?
Как тут было не вспомнить о мистических историях с переселением душ или собственных реинкарнациях? Ее сны действительно были необычайно реальны, до такой степени, что могло показаться, будто она параллельно живет другой жизнью и испытывает все по-настоящему. Все ощущения всегда обострены, все чувства всегда на пределе, каждый звук, каждое прикосновение, каждый взгляд…
Эмилия тряхнула головой, пытаясь снять с себя это наваждение, которое неизменно рождало внутреннюю дрожь, быстро распространяющуюся по всему телу от кончиков пальцев на ногах до кончиков волос и ознобом пробегающую по позвоночнику. Немного придя в себя и запрятав куда-то глубоко все эти мысли, она поднялась с качели и, изобразив на своем лице жизнерадостную улыбку, присоединилась к своей семье за накрытым в саду столом. Вечер прошел в теплых семейных воспоминаниях и добрых подшучиваниях друг над другом.
Ночью же дело обстояло хуже. Оставшись наедине с собой, она практически не спала из-за смятения, царившего в ее душе. Все как-то смешалось, переплелось в очень тугой клубок – волнение перед перелетом, размышления над словами брата, сотни тысяч мыслей, рождающиеся одна из другой, лихорадочно сменялись третьими и теснились в ее сознании, не позволяя расслабиться и забыться сном. Хотя в последнее время и сон не приносил ей отдыха и забытья.
Потом было утро, достаточно серое и пасмурное для конца августа. Задумчиво глядя в иллюминатор самолета на белоснежные облака, казавшиеся такими мягкими и пушистыми, что непременно хотелось их сравнить с ватой или периной, Эмилия в который раз вспоминала свои утренние сборы и то, как ее провожала семья.
- Возьми побольше теплых вещей, - командовала мама, утрамбовывая уже до отказа заполненную дорожную сумку, - и не забудь зонтик!
- А еще валенки, лыжи и кирпичей, - абсолютно серьезно добавил Андрей, наблюдающий со стороны за всеми их метаниями. Когда Эмилия вместе с мамой в недоумении одновременно посмотрели на него, он невинно улыбнулся и добавил:
- Ну, на всякий случай.
- А кирпичи зачем? – очевидно не поняла шутку мама.
- Чтобы ветром не унесло, - ответил Андрей все тем же серьезным тоном, будто это и так было понятно. В следующую секунду в него полетела небольшая подушка, но Эмилия промахнулась и она лишь слегка его задела. Ее брат громко рассмеялся и, сдаваясь, поднял руки вверх, спеша ретироваться с поля боя.
- Все. Ухожу-ухожу, - проговорил он примирительно, - А насчет валенок и лыж я так понял, идея принимается?
- Андрей! – одновременно прикрикнули мать с его сестрой.
- Уже ушел, - констатировал он, все еще смеясь, и исчез за дверью.
Отец предпочитал вообще не вертеться под ногами и провел все утро, разглядывая детские фотографии Эмилии.
- Пап, ну я же не навсегда уезжаю, - не выдержав его тоскливого вида, подошла к нему она и присев на подлокотник кресла приобняла одной рукой.
- Со мной все хорошо, - похлопал он дочь по руке, лежащей на его плече, - Просто не заметил, что ты уже выросла, - вздохнул отец.
- Обещаю часто писать, - клятвенно произнесла Эмилия, - так что не забывайте проверять электронный ящик.
- Тем более что у вас остаюсь я, - добавил Андрей, работая за своим ноутбуком и пытаясь разрядить атмосферу.
- Это, несомненно, радует, - хмыкнул в ответ отец и, улыбнувшись дочери, заговорщицки ей подмигнул.
Когда пришло время ехать в аэропорт, вся семья разместилась в красном шевроле Андрея, и он помчался по трассе в Борисполь, оставляя позади, знакомые и родные для Эмилии пейзажи. При мысли о той неизвестности, что ждет ее впереди, сердце замирало, но вместе с тем все внутри наполнялось волнующим предчувствием чего-то нового, и Эмилия невольно улыбалась своим ощущениям.
В аэропорту мама пыталась держать себя в руках, а отец пытался улыбаться. Учитывая то, что для них она до сих пор оставалась все той же маленькой девочкой с детских фотографий, держались они неплохо. Следующая их встреча произойдет не раньше, чем через полгода. Андрей пытался всех подбадривать в свойственной ему манере, говоря что-то о том, что его компетенция не распространяется на семью и что групповые сеансы психотерапии не так эффективны, как индивидуальные, но ему было проще. Андрей бывал в Англии за последние пару лет чаще, чем отец на рыбалке. Посещал всевозможные семинары, мастер-классы, поэтому ему ничего не стоило сесть на самолет и прилететь к сестренке в гости. Мысль об этом грела и саму Эмилию. Если станет совсем невмоготу и потребуется скорая психологическая помощь, то она обязательно позвонит ему или напишет и Андрей найдет время, чтобы проведать ее.
Три с половиной часа перелета из Киева до Лондона прошли почти незаметно, а когда Эмилия перевела часы согласно новому часовому поясу на два часа назад, то и вовсе показалось, что путешествие было коротким. Наконец, снижающийся самолет сделал «круг почета» над городом, ожидая своей очереди на посадку в аэропорту Хитроу, и под его серебристым крылом показались всевозможные здания и извилистые очертания Темзы. У Эмилии захватило дух от этого пейзажа, все внутри дрожало от восторга как натянутая струна.
- Ну, здравствуй, старая добрая Англия, - улыбнувшись, прошептала она.
Лондон встретил ее затянутым тучами небом, с которого неприятно моросил серый дождик, но отчего-то, ни это, ни обилие серых красок ее вовсе не повергало в уныние, как она могла себе предположить. Наоборот, здесь все дышало какой-то необъяснимой таинственностью и историей.
Вот она, страна, где в замках живут привидения, где можно встретить эльфов и лепреконов с полными золотых монет горшочками. Эмилия невольно рассмеялась своим мыслям. Вряд ли через пару недель ей будет до них, впереди учебный семестр и уже сейчас пора настраивать себя на рабочее настроение.
Аэропорт Хитроу был похож на огромный растревоженный муравейник, где все куда-то спешили с сосредоточенными выражениями на лицах. Тысячи людей куда-то летели, откуда-то возвращались, кого-то встречали, а кого-то, наоборот, провожали, как и ее саму всего пару часов назад. От их беспрерывного мельтешения у Эмилии закружилась голова. Она на секунду остановилась и растерянно осмотрелась по сторонам, всего на один кратчайший миг она почувствовала себя невыносимо одинокой в этой далекой от дома стране. Очень похоже на то, что помощь Андрея может понадобиться намного раньше, чем она думала. Но уже в следующую минуту Эмилия взяла себя в руки и, сделав глубокий вдох, последовала на регистрацию. Ни в коем случае нельзя поддаваться меланхолическим настроениям, решила она для себя, не для этого она так сюда стремилась.
Процедура регистрации заняла не слишком много времени. Ответив на все необходимые вопросы о цели визита и продолжительности пребывания в стране, девушка получила назад свой паспорт и забрала багаж. Покинув здание аэропорта, она вышла на свежий воздух и сделала еще один глубокий вдох. Вместе с этим вдохом в ее душу проникло приятное ощущение спокойствия. Каким-то удивительным образом оно окутало ее, будто в кокон и ее растерянность и неуверенность как рукой сняло. Эмилия достала из сумочки свою записную книжку и внимательно проверила адрес университета и номер необходимого ей автобуса, несмотря на то, что уже заучила их наизусть. Еще раз, убедившись, что все запомнила правильно, она оторвала взгляд от блокнота и, захлопнув его, бросила обратно в сумочку.
Поиски нужного автобуса практически не составили никакого труда и не отняли большого количества времени. Что ж, ей определенно везет. Пока автобус вез ее к месту ее назначения на Нортамтскую площадь, Эмилия увлеченно рассматривала город из его окна. Широко распахнув глаза, она с упоением вглядывалась в совершенно другой мир, в котором ей предстоит прожить около года. Огромное количество парков, садов и скверов сразу бросилось в глаза. Весь город будто утопал в зелени, но помимо зеленого цвета здесь царило и разнообразие других ярких красок, которыми пестрели витрины, вывески, рекламные щиты, автомобили и знаменитые красные двухэтажные автобусы. У Эмилии зарябило в глазах.
Она перевела взгляд на саму дорогу и заметила разметку белого цвета. Большими буквами по краям этой разметки стояли надписи «LOOK LEFT» и «LOOK RIGHT» как постоянное напоминание о правилах дорожного движения. Эмилия украдкой улыбнулась, куда уж тут браться нашей старой доброй «зебре».
Вот автобус проехал мимо отряда конной полиции, ожидающих зеленого света светофора, облаченных в ядовито-салатовые накидки. Вряд ли еще где-нибудь повезет такое увидеть. За столь увлекательным занятием, Эмилия и не заметила, как добралась до конечного пункта своего путешествия. Автобус остановился у главного корпуса Университета Сити Лондон, располагающегося практически в центре столицы Англии.
Под натиском такого количества новых эмоций и впечатлений, Эмилии казалось, что все происходит будто во сне. Вот она представляет свои документы, затем с ней проводят своеобразное собеседование. Никакого волнения или нервозности. Все предельно вежливы и улыбчивы. Она ждет. Наконец, все в порядке, последние мелочи улажены и она полноправная студентка. Ей предложили выбрать один из кампусов. Хейворс Холлс, который ей достался, располагался в пяти минутах ходьбы от главного корпуса университета на улице Баствик, рядом со спортивным центром.
Без труда отыскав его здание, Эмилия вошла внутрь. На первом этаже находилась большая комната отдыха с телевизором, теннисным столом, видео играми и торговыми автоматами. Ее же комната была на втором этаже. Кровать, стул, стол, шкаф, настольная лампа и, как не удивительно, телефон, являли собой все ее богатое убранство. Как выяснилось, такие блага современной цивилизации как душ, туалет, кухня и даже прачечная были общими на этаж, но Эмилию это не сильно расстроило.
Сев на кровать, она обвела взглядом свое владение, и глубоко вдохнув этот новый запах, откинулась на подушки. Веки сами собой отяжелели, и она как была в джинсах и хлопковой синей кофте провалилась в сон. Послезавтра первый день учебы, первый день новой жизни, а пока… Ее сознание не закончило мысль, погрузившись в мир красочных иллюзий, вызванных яркими впечатлениями.
Прошла еще пара дней, на протяжении которых она немного обвыклась на новом месте, разузнала что, где и как, и вся ее жизнь завертелась в сумасшедшем ритме. Эмилия не успевала следить за тем, как мимо проносились дни, она будто в водоворот с головой погрузилась. Новая страна, новые люди, новые знакомства и впечатления… Все вокруг было абсолютно новым и безумно увлекательным.
Эмилия сделала для себя множество новых открытий, таких как, например то, что теоретическое знание иностранного языка, каким бы блестящим оно ни было, еще не означает свободное владение ним на практике. Первую неделю она была похожа на всем известную собаку из старого анекдота, которая все прекрасно понимает, но ничего сказать не может. С пониманием окружающих и письменным аспектом на занятиях никаких трудностей не возникало, а вот полноценно поддерживать беседу ей стало удаваться только по истечении некоторого времени.
Немного освоившись и постоянно слыша только английскую речь, полностью погрузившись в англоязычную среду, она стала замечать, что все больше начинает не то, что говорить, а и думать на нем.
В первые дни Эмилия была просто потрясена красотой и современностью университета. Множество ее новых знакомых были из абсолютно разных стран, и они с удовольствием проводили то немногое свободное время, которое у них оставалось от занятий, общаясь и рассказывая друг другу о своем доме и традициях, практикуясь в речи.
Единственное, что ей до сих пор не удалось сделать, так это провести подробную экскурсию по Лондону. Стыдно даже признаться, но, учась в самом центре столицы, у нее практически не хватало времени, во всяком случае, пока, на культурную программу. Каждые выходные она торжественно клялась себе, что обязательно выберется из своих четырех стен, но неизменно проводила уикенд за учебниками либо наблюдая за противно-моросящим серым дождем из окна.
Все ее дни были насыщены учебой, потом день плавно перетекал в вечер за занятиями в библиотеке, вечером Эмилия обычно проверяла свою электронную почту, где ее обязательно ждало письмо от родителей, либо от Андрея. Она сочиняла развернутое письмо-ответ со всеми особо важными и просто интересными событиями из своей теперь практически новой и насыщенной жизни и отправляла этот отчет своей семье.
Сегодняшний вечер не был исключением. Приняв душ и вернувшись в свою комнату, Эмилия включила свой ноутбук и, обнаружив ожидающее письмо от брата, как всегда несказанно ему обрадовалась. Особых новостей из дома не было, все было в порядке, разве что сам Андрей вскоре собирался в Лондон на серию очередных семинаров. Точной даты пока не было известно, но ей и этого было достаточно, чтобы воспрять духом. Наконец она повидается с кем-то родным, очень дорогим и умеющим оказать невероятную поддержку.
Несколько секунд обдумав ответ, она склонилась над столом, и ее тонкие пальцы замелькали над клавиатурой, набирая письмо для брата, полное восторга, вызванного его новостью.
Нажав на «отправить» Эмилия откинулась на спинку стула и взглянула на часы, стрелки показывали на одиннадцать вечера. Время поистине детское для нее, несмотря на то, что большинство ее соседей уже легли спать. Она непроизвольно глянула в сторону кровати. На какую-то короткую долю секунды у нее в голове пронеслось воспоминание о недавних навязчивых снах, но даже его было достаточно, чтобы сознание, ухватившись за эту возможность, начало развивать мысль дальше.
По правде говоря, с момента ее прилета в Англию эти сны ей стали сниться реже, чем дома. Очевидно, в виду большой загруженности мозга новой информацией и впечатлениями, с которыми он и так не успевал справляться. Но нельзя сказать, что они перестали ей сниться совсем. Теперь они принимали немного иной облик и различные вариации. Единственное, что было неизменно, это присутствие в них все того же незнакомца, которого она любила и к чьему воображаемому существованию в своей жизни уже успела привыкнуть.
Эмилия вздохнула и, открыв лежащие на столе учебники, еще раз пробежала последнюю тему глазами. Затем потратила еще несколько часов, чтобы набросать черновик задания по журналистике. Его надо будет сдавать только через неделю, но ложиться спать пока не хотелось, да и мозг лучше было занять чем-то более полезным, чем углублениями в тему ее душевного состояния.
Наконец, когда часы показали второй час ночи, здравый рассудок взял верх и Эмилия, выключив свой ноутбук, поплелась к кровати. Оставив ночник включенным, она поставила будильник и с головой забралась под одеяло. Через несколько секунд она провалилась в глубокий и спокойный сон. Послушно плывя по волнам своих сновидений, она смотрела на них будто со стороны, пока вдруг не оказалась в центре многолюдной толпы.
Люди, вокруг были сотни людей, а может быть их были тысячи… И она поняла, что пытается отыскать кого-то в этом вавилонском столпотворении, расталкивая незнакомых людей и упрямо пробираясь куда-то. Она вглядывалась в их ничего не выражающие и пустые лица, будто спрятанные за масками, но ни одно из них не было в состоянии подсказать ей где она находится и куда ей нужно двигаться дальше. Растерянно оглядываясь по сторонам, она вдруг заметила напротив себя мужскую фигуру и поняла что это именно тот, кого она так мучительно пыталась найти среди всех этих незнакомцев. Он не двигался, замерев на месте, в отличие от всех остальных людей, разделяющих их.
Эмилия пыталась сделать шаг вперед, чтобы пробраться к нему, но ее ноги, будто приросли к месту не в состоянии двигаться, она хотела крикнуть ему, чтобы он услышал, что она здесь, но из ее открытого рта не вылетело ни звука, она была нема. Постепенно толпа оттеснила ее все дальше от него, вновь и вновь и она, потеряв свои последние силы, перестала бороться с потоком.
- Не сдавайся, - звенящим эхом прозвучал его голос в ее сознании, - Ты нужна мне, я жду тебя…
Очень медленно его слова начали таять, а вместо них новый отвратительный назойливый звук вклинился в ее сознание. Он становился все громче и громче. Откуда этот ужасный писк? Эмилия резко распахнула глаза и, вспомнив, где она находится, слегка пришла в себя. Постепенно сердце восстановило свой ритм. Ужасным писком оказалось не что иное, как звук ее будильника. Нашарив рукой этот механизм, способный совершенно спокойно служить средством массового поражения, она отключила его и вновь прикрыла глаза, накрыв их рукой.
- Просто отлично, - вздохнула она, - Как раз то, чего мне не хватало.
Она отняла руку от лица, но глаза не открыла. Полежав еще несколько минут и массируя пальцами виски, Эмилия пыталась найти в себе силы встать с кровати, что в пятницу утром сделать для нее, было сродни героическому подвигу. Мало того, что головная боль по утрам уже почти стала доброй традицией так еще и полное отсутствие жизненной энергии в последний рабочий день недели никак этому не способствовало.
- Нужно как-то отвлечься, - произнесла она вслух и немного подумав, добавила, - Решено, в выходные обязательно схожу куда-нибудь.
Немного приободрившись, Эмилия высунула одну ногу из-под одеяла и свесила ее с кровати, затем попыталась повторить этот успех со второй. Через несколько минут, она не открывая глаз села в кровати, а ее ступни коснулись холодного пола.
- Почти получилось, - похвалила она саму себя, - Осталось еще чуть-чуть, - Эмилия все-таки нашла в себе скрытый резерв жизненных сил и открыла глаза.
- Больше никакой учебы по ночам, - пообещала она уже в сотый раз, прекрасно осознавая в глубине души, что это еще один из способов вымотать себя, дабы спать от усталости без каких-либо сновидений вообще. Иногда это срабатывало, но каждое утро для нее неизменно было подобно тягчайшим мукам.
На мгновение в ее еще сонном сознании пронеслась предательски приятная мысль о том, чтобы плюнуть на все и, забравшись в теплый кокон одеяла вновь погрузиться в сладостный мир Морфея, но голос рассудка все же сумел побороть этот соблазн.
Эмилия встала с кровати, набросив теплый махровый халат и захватив все свои туалетные принадлежности, она поплелась в душевую. Душ ее слегка взбодрил, гудящий фен помог проснуться окончательно, а почищенные зубы и вовсе помогли почувствовать себя вновь полноценным человеком.
Вернувшись в комнату, она быстро оделась и, схватив со стола стопку книг и свою сумку, поспешила на занятия. Но как назло, и как это всегда бывало, когда она торопилась, книги выпали из рук, распластавшись на полу живописным веером. Эмилия со стоном отчаяния встала на колени и начала быстро их собирать в стопку. Когда с этим было покончено, и она уже поднялась, ее боковое зрение вдруг заметило как из последнего, поднятого ею учебника выпал ярко-зеленый флаер и медленно, будто осенний лист, опустился туда же, где всего мгновение назад лежали ее книги. Поднимать еще и его не было никакой острой необходимости, тем более что она действительно ужасно опаздывала. Тем не менее, что-то заставило ее наклониться и взять его в руки, ей почему-то стало интересно, что на нем.
На изумрудном фоне бумажного листка, прямоугольной формы и слегка более плотного, чем обычная бумага, большими буквами было напечатано название «Далвичская галерея», а под ним, уже меньшим шрифтом перечень действующих выставок, адрес, график работы и номера контактных телефонов для дополнительных справок. Название галереи отчего-то показалось Эмилии смутно знакомым, но она не могла вспомнить откуда. Она даже не могла вспомнить, где она взяла этот флаер, и как он очутился в ее учебнике. Как бы там ни было, помня свое обещание данное самой себе, Эмилия решила, что это и есть лучший способ отвлечься и провести выходной день. Еще раз пробежав адрес глазами, она несколько раз повторила его вслух, но в ее сознании не появилось ничего, что могло бы ассоциироваться с ним. Засунув листок обратно в книгу, она решила, что непременно спросит у кого-нибудь как туда лучше всего добраться и обязательно сходит на эту выставку в воскресенье.
Схватив с вешалки свою куртку, она пулей вылетела из комнаты, захлопнув за собой двери. Впереди ее ждала безумно долгая пятница, но мысль о выходных не могла не согревать. Тем более что она наконец-то выделила себе время в плотном графике учебы для прогулки по Лондону.

0

17

интересный вопрос - а сколько быдует всего глав?

ну и напросившийся вопрос - а сколько вообще вышло знаков?

0

18

Всех глав 20, приблизительно в первой главе 25000 знаков (ну, плюс-минус). В среднем, одна глава у меня занимает около 20 страниц ворда (14 шрифт), но опять же плюс-минус. :)

0

19

Midnight Lady прочитала только пролог очень понравилось. Захватило. Будет время почитаю дальше.

0

20

Изгина, спасибо большое! Рада, что понравилось. http://i012.radikal.ru/0803/82/b4322276be6a.gif

0

21

Midnight Lady  *нет,нет, я спросила про весь-весь роман, если он готов  был\есть,  но  даже если так,   20*25 - 100 =~400 000   знаков - далеко ушли))))
эт же примерно 10  а.л)))

0

22

Fan написал(а):

нет,нет, я спросила про весь-весь роман

Аааа.... Fan, пока готово 15 глав. Только что глянула кол-во знаков - на данный момент 528 595.  http://i004.radikal.ru/0803/db/4bf83fc13a11.gif В общем, прилично.

0

23

http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/48.gif
нифига себе   ПРИЛИЧНО!!!
да тут...   приличнище-е-е-е)))

0

24

Midnight Lady написал(а):

Высокий незнакомец с изумрудно-зелеными глазами

Я тоже думаю, что такой цвет не стоит употреблять. Ведь получается изумрудный - это тот же зеленый, только немного с другим оттенком. Лучше придумай что-то другое, если не хочешь писать просто зеленые. Например, ярко-зеленые или ярко-изумрудные.

0

25

Midnight Lady, дочитала. Очень интересно)))

0

26

Fan написал(а):

нифига себе   ПРИЛИЧНО!!!да тут...   приличнище-е-е-е)))

:writing: Ну так, стараюсь.  :yep:

Chicago написал(а):

Ведь получается изумрудный - это тот же зеленый, только немного с другим оттенком.

В том-то и все дело. Встречала много людей с зелеными глазами. Просто зелеными. И всего один раз видела парня именно с глубоким насыщенным зеленым, практически изумрудным, а поскольку ГГ у меня наполовину ирландец, то это именно тот оттенок, который я хотела бы.  :dontknow:

Chicago написал(а):

Midnight Lady, дочитала. Очень интересно)))

Спасибо, Chicago! Рада, что тебе нравится! http://i012.radikal.ru/0803/82/b4322276be6a.gif

0

27

Глава 2. Он

Наше время, Англия, пригород Лондона.

- Ты еще здесь?
Дэниел повернул голову на звук голоса своей сестры.
- Последние штрихи, - улыбнулся он и вновь перевел взгляд на полотно, над которым работал.
Диана подошла ближе и встала за спиной брата, заглядывая ему через плечо.
- Красиво. Откуда этот пейзаж?
Дэниел пожал плечами.
- Не уверен, - ответил он, вглядываясь в то, что было изображено на картине. Огромный цветочный луг с великим множеством разноцветных цветов был окружен лесом. Его пересекала тропинка, на обочине которой стояло единственное одинокое дерево – старый дуб.
Дэниел поднялся со стула, взял тряпку и стал вытирать руки.
- Опять приснилось? – не унималась сестра.
- Ди, ты что-то хотела? – не оборачиваясь, проронил он.
Девушка надула губки, но уже через секунду вновь просияла.
- Только не говори, что ты забыл!
Дэниел медленно повернулся лицом к сестре. Ее рыжие кудряшки обрамляли маленькое личико с такими же зелеными, как и у него глазами. Это было их единственное сходство. Он был высоким жгучим брюнетом, в то время как его сестра была невысокой с огненными кудрями и слегка конопатым носиком. При виде ее озабоченного выражения лица он не смог сдержать улыбку.
- Ты о чем?
Диана фыркнула:
- Я так и знала! Его отец просил спуститься еще полчаса назад, а он даже и не вспомнил! У нас сегодня гости, между прочим.
- У вас сегодня гости, - спокойно поправил ее Дэниел и начал собирать кисти.
Диана была его сводной сестрой по отцу. Их семья была типичной английской семьей с присущей подобным семьям педантичностью, спокойствием и стабильностью. Во всяком случае, такими их пыталась сделать его мачеха, считавшая себя истинной английской леди. Когда родилась Диана, она поверить не могла, что та переняла у отца все его ирландские черты и взрывной характер, что никак не вязалось в ее представлении с воспитанными леди. Дэниел еще раз взглянул на семнадцатилетний ураган по имени Диана и заметил в ее глазах испуг.
- Ты же не оставишь меня одну им на съедение? – умоляюще спросила она.
- А что, мама снова уволила повара? – он, шутя, взъерошил ее кудряшки. Диана увернулась и по-детски показала язык.
- Да ладно тебе, сестренка, как ты могла подумать о таком? – рассмеялся он.
- Вот и замечательно, - улыбнулась она в ответ, - Кстати, насчет «подумать», - оживилась Диана, - я тут подумала, может ты смог бы…
- Даже и не думай! – перебил ее Дэниел.
- Ну почему? Ты же даже не знаешь еще, о чем я!
- Чтобы ты не задумала, это запрещено законом! – шутя, улыбнулся он.
Диана сложила руки на груди и прищурила глаза, что свидетельствовало о ее готовности к взрыву.
- Ну, хорошо, - вздохнул, сдаваясь, брат, - И о чем ты?
- Ну…- внезапно замялась девушка, - Ты не мог бы одолжить мне свою машину на пару…
- Сразу нет!
- Я не скажу папе.
- Тем более нет.
- На час? – с надеждой спросила Диана.
Дэниел отрицательно покачал головой.
- Полчаса?..
- Диана, зачем тебя машина? Если очень нужно, я сам могу тебя отвезти.
- Вот еще! Хотя…Рэббека будет рада тебя увидеть, даже очень…- вслух размышляла она.
- Ах, вот в чем дело! – засмеялся Дэниел, - Решила меня шантажировать?
Он знал, что все подруги Дианы были от него без ума. Он уже смирился с их восторженным шепотом всякий раз, когда он по неосторожности появлялся в их поле зрения. Он знал их всех по именам, был неизменно вежлив с каждой, но старался по возможности избегать этих «группировок», как он, шутя, их про себя называл.
- Ладно, давай поговорим об этом позже, - предложил Дэниел, - А сейчас пора готовиться быть интеллигентными и радушными хозяевами.
Диана скорчила потешную рожицу, и он рассмеялся.
- Ты скоро спустишься? – спросила она.
- Да, сейчас все уберу, приму душ и переоденусь.
- Да уж.… Думаю, это вряд ли вызовет у них восторг, - она окинула его запачканные краской старые потертые джинсы и закатанную по локоть рубашку, - Не стоит будить в мамочке дракона, - хихикнула Диана и выскочила за дверь. Они оба прекрасно знали, что никакого скандала не будет. Их просто наградят уничтожающим взглядом и накажут тотальным игнорированием. Дэниел покачал головой и вновь осмотрел свою студию. Она была под самой крышей отцовского дома в провинции Лондона. Попросту говоря, когда-то она была обычным чердаком, но лет семь назад Дэниел заменил крышу в этом месте стеклянными окнами для правильного освещения и переоборудовал ее по своему вкусу. Хотя уже около трех лет, он жил в Лондоне, но приезжая к отцу в первую очередь поднимался сюда. Когда-то это было его убежищем, и оно хранило немало приятных воспоминаний. Вспомнив про отца, он вздохнул. Его отец женился, когда Дэниелу было уже одиннадцать лет. Вскоре у него появилась сестра, но он никогда не чувствовал себя частью этой семьи, возможно от того, что до пятнадцати лет его воспитанием занимался его дед, у которого было поместье в Северной Ирландии. Несмотря на это, он уважал отца, обожал Диану и неплохо ладил с мачехой.
Свою собственную мать он не помнил. Он знал лишь, что она была испанкой, и ее звали Камила. Именно от нее он унаследовал цвет волос, и необычную для англичан, слегка смуглую, внешность. Отец происходил из довольно уважаемого ирландского клана Брайсон, но в двадцать лет потерял голову и, как ему тогда казалось, влюбился в прекрасную Камилу, мать Дэниела. После стремительного романа стало понятно, что она беременна, но дед категорически запретил подобный брак. Когда родился мальчик, он практически выкупил его, взяв с нее обещание, не возвращаться и не объявлять на него права. Она вернулась в Испанию. Это все, что было известно Дэниелу. Эта история была не той, которую принято вспоминать или обсуждать в приличном обществе, поэтому хоть все и видели такую разительную разницу между детьми Ричарда, либо знали причину, либо не решались спросить, но разговоров об этом, никогда не заходило. В противном случае такого рода вопросы естественно могли посчитать бесцеремонным вторжением в частную жизнь их семьи.
Сам Ричард Брайсон, отец Дэниела, был высокого роста с рыжевато-каштановыми волосами и аккуратной, такого же цвета, короткой бородой. Его глаза были того же изумрудного оттенка, что и у его детей. В свои сорок восемь лет он все еще был в хорошей форме. Что никогда ему не изменяло, так это его жизнерадостность и оптимизм. Мачеха же Дэниела была невысокой чопорной леди, любившей во всем порядок и дисциплину. Если мужа ей приструнить немного удалось, то с Дианой это было практически невозможно. Дэниел принял Элизабет в свое время без возражений, хотя его никто бы и не спрашивал, и у них установилось уважительное отношение друг к другу. В открытые конфронтации они никогда не вступали, да и жили под одной крышей вместе всего около десяти лет, большинство из которых Дэниел провел в учебных заведениях. Решением деда, Дэниел был его прямым наследником, даже, невзирая на свое незаконное появление на свет, поэтому он и взял на себя его воспитание.
Закончив убирать кисти в специально предназначенный для них ящик, который он держал в руках, его взгляд вновь остановился на последнем творении. И как всегда Дэниел почувствовал выступившие на его теле мурашки. Что-то было не так с его картинами. Они, безусловно, были выполнены качественно и на должном уровне, но дело было не в этом. Он никогда не видел своих пейзажей на яву, его картины были результатом его фантазии. Когда же они были окончены, ему казалось, что это не просто его разыгравшееся воображение.
Вот и сейчас он подошел ближе к холсту и пристально вгляделся в одинокое дерево. Через мгновение, перед глазами возникло лицо милой девушки, которая что-то чертила на его ладони, в то время как они вдвоем сидели под этим самым деревом. Всего на секунду он почувствовал опьяняющий запах полевых цветов, легкий ветер, запутавшийся в волосах, ее прикосновения к своей коже. Вдруг девушка подняла на него свои глаза цвета грозового неба и прошептала:
- Навсегда…
- Черт! – выругался Дэниел, когда выронил ящик на пол, и видение растворилось. Он нервным жестом провел рукой по волосам и закрыл глаза. Это начало повторяться слишком часто. Нет, это были не просто видения или дежавю, как ему казалось вначале. Это было похоже на то, как к человеку, страдающему амнезией, постепенно возвращается память.
Он глубоко вздохнул и открыл глаза. Накрыв холст куском материи, он быстро собрал упавшие на пол предметы. Еще раз окинул студию взглядом и вышел, заперев за собой дверь.

Ровно к семи часам вечера, на которые и был организован ужин, Дэниел спустился в гостиную. Он успел привести себя в порядок, принять душ и переодеться в новые джинсы и светлый джемпер. Но  мысли, роящиеся внутри его головы, привести в порядок было намного труднее. Дэниел никому не рассказывал о своих странных миражах, включая и его отца, хотя тот был именно тем, к кому следовало бы обратиться в первую очередь. Ричард Брайсон занимал должность главного врача в одной из Лондонских поликлиник и был талантливым нейрохирургом. Наверное, поэтому и не обращался, признался сам себе Дэниел, сделать это означало бы признать свое неадекватное состояние, которое в последнее время в конец вышло из-под контроля.
Но даже не это настораживало его. Куда больше, Дэниел боялся того, что уже успел привыкнуть к своим видениям и начинал воспринимать их как нечто неотъемлемое от себя, нечто вполне нормальное, как бы дико это не звучало. В какой-то мере, он даже начинал испытывать своего рода наркотическую зависимость и потребность в них. Это не могло не пугать. Он был уверен, что все это происходит с ним не просто так, но вместе с тем, до сих пор не мог найти этому, ни причин, ни объяснений.
Через несколько мгновений появились те, кого ожидали на ужин. Фредди Тернер, коллега отца по работе, со своей женой и младшей дочерью, которая, кстати сказать, была ровесницей Дианы. Несмотря на довольно частые совместные ужины и приятельские отношения, подругами они так и не стали, что беря во внимание их диаметрально противоположные характеры, было не удивительно. Юная Клэр, милая и невероятно хорошенькая, была олицетворением благовоспитанности и спокойствия, просто не способная ни на один сумасшедший поступок, в отличие от сестры Дэниела. Но, похоже, со временем вовсе не дружба с Дианой стала занимать умы присутствующих, иначе отец не настаивал бы так каждый раз на обязательном присутствии сына, как только они собирались организовать совместное времяпрепровождение. Дэниел давно раскусил его замысел, но не стал ничего говорить, дабы не расстраивать свою семью лишний раз. Он стойко выносил такого рода посиделки, и был предельно вежлив, но ничего более. Тем не менее, подобные ужины продолжали устраиваться с завидной постоянностью.
Сегодняшний вечер был не исключением. Обменявшись приветствиями, всех пригласили к столу. Поскольку в семье отца существовало правило не говорить о работе дома, то и разговоры за столом никоим образом его не нарушали. Обсуждали последние спортивные новости, вспоминали летний отдых и сетовали на испортившуюся в последнее время погоду.
Дэниел рассеянно, в пол уха, слушал, почти не принимая участия в беседе, при этом тщательно пережевывая пищу и практически не ощущая ее вкуса. Мысли в его голове толпились в беспорядке, так быстро сменяя друг друга, что он даже не успевал как следует на них сосредоточиться. Ужасно начала болеть голова, и он оставил эту бесполезную затею. Пару раз его о чем-то спрашивали, и он в ответ обворожительно улыбался, растерянно произнося:
- Прошу прощения?
Два часа ужина показались вечностью. Когда гости, поблагодарив за замечательно проведенное время и договорившись об ответном визите, наконец, уехали, вся семья вернулась в гостиную и расселась вокруг небольшого чайного столика.
- Сын, как ты себя чувствуешь? – ненавящиво поинтересовался Ричард, но Дэниел был уверен, что его отец в это самое время уже проводит в уме расширенный анализ его цвета кожи, размера зрачков и частоту дыхания, - Ты неважно выглядишь, - добавил тот, - И молчишь весь вечер.
- Все в порядке, - успокоил его Дэниел, - Устал просто, наверное.
- Может, ты останешься, сегодня у нас? – предложила Элизабет, - Вид у тебя действительно не здоровый.
- Спасибо, но я лучше вернусь домой, - улыбнулся Дэниел мачехе, - У меня есть еще кое-какая работа, - соврал он.
- Ты работаешь на износ, - пожурил его Ричард, - Тебе нужно больше отдыхать и спать по ночам. Поверь мне, я видел, к чему может привести такой режим к сорока годам.
- Не сомневаюсь, - остановил его наставительную врачебную тираду Дэниел, - Но со мной действительно все нормально. Я, пожалуй, поеду…
- Нет, нет, нет, ни в коем случае, - вскочила Диана на ноги, - Тебе сейчас нельзя садиться за руль, - горячо воскликнула она.
- Это еще почему? – удивился ее брат.
- Ну… Ты же слышал, что сказал папа, - уже спокойнее добавила девушка, - А он никогда не ошибается, поэтому я сейчас вызову тебе такси, - Диана быстро направилась за телефоном, не дав Дэниелу и слова в ответ произнести.
- Это что, заговор? – поинтересовался он, приподняв бровь.
- Перестань, - хмыкнул Ричард, - Мы просто о тебе переживаем.
Тем временем вернулась его сводная сестра и отчего-то чересчур радостно объявила о том, что такси скоро приедет. Дэниел подозрительно сузил глаза.
- А как же моя машина? – поинтересовался он, глядя на нее.
- Не волнуйся, - заверила его она с ангельским выражением лица, - Тебе даже будет не обязательно за ней возвращаться. Я завтра все равно собиралась в город, поэтому я тебе ее завезу. Ты ведь оставишь мне свои ключи? – невинно уточнила она.
- И не мечтай, Ди, - раскусив ее хитроумный замысел, покачал головой Дэниел, - Я еду домой, - отчеканил он, - на своей машине.
- Возможно, - вклинился Ричард, - это не такая уж плохая идея, - поддержал он дочь, - Я, конечно, не в восторге от того, что моя не совсем совершеннолетняя дочь будет разъезжать по Лондону на чужом автомобиле, но сегодня тебе действительно не стоит садиться за руль.
- Мне через месяц исполнится восемнадцать, - стоя за спиной отца, напомнила она, победно, улыбнувшись.
Но Дэниел не собирался так легко сдаваться. Он уже открыл, было, рот, чтобы привести еще целый ряд аргументов, но его сестра, заметив его намерения, умоляюще сложила руки и изобразила самое жалостливое выражение лица, на которое только была способна. Дэниел, колеблясь несколько секунд, в конце концов, сдался и махнул рукой.
- Как хотите, - устало произнес он.
Похоже, если бы ее родителей сейчас не было в комнате, Диана бросилась бы на шею брату и расцеловала его, но в данном случае, это могли интерпретировать не так, как ей хотелось бы и сорвать все планы, поэтому она ограничилась, лишь незаметным воздушным поцелуем. Дэниел улыбнувшись, покачал головой. Что ни говори, а она всегда умеет добиться своего, тем или иным способом.
Спустя полчаса, машина уже дожидалась его у парадного входа отцовского дома и, попрощавшись со всеми, он поспешил на улицу.
- Спасибо, - тихо шепнула Диана, когда отдавала ему его куртку, - С меня причитается, - улыбнулась она.
- Еще как, - заверил ее Дэниел, - Я искренне надеюсь, что еще когда-нибудь увижу свой автомобиль. В целости и сохранности, - добавил он многозначительно.
- Не сомневайся, - гордо произнесла Диана, - он в надежных руках.
- Именно это меня и беспокоит, - выдохнул он и, поцеловав сестру в лоб, проговорил, - Береги себя, Ди.
Она благодарно улыбнулась и когда Дэниел сел в машину, помахала ему рукой, стоя на крыльце.
Когда такси затормозило у дома, в котором была квартира Дэниела, стрелки на его наручных часах показывали одиннадцать вечера. Таксист попался молчаливый и он искренне радовался тому обстоятельству, что ему не пришлось поддерживать бесполезные разговоры ни о чем на протяжении всей дороги. Дэниел расплатился и вышел из машины. Уже успели сгуститься темно-серые сумерки, но тучи, которыми весь день было затянуто небо, рассеялись, обнажив сверкающие звезды на бескрайнем куполе неба и обещая тем самым ясную погоду завтра, что в это время года было достаточно большой редкостью. Парень несколько секунд смотрел на небо, спрятав руки в карманах своей куртки, затем глубоко вздохнул и легко взбежал по ступенькам.
Поднявшись на свой этаж, он открыл ключом входную дверь и вошел внутрь. Нащупал выключатель и после короткого щелчка свет рассеял мрак пустой квартиры. Какими-то автоматическими, давно заученными и уже привычными действиями, он прошел в кухню, включил чайник, бросил на журнальный столик в гостиной новую почту, вытащенную из почтового ящика. Сняв куртку, он даже не потрудился повесить ее в шкаф в холле, а так и оставил лежать на спинке дивана, куда небрежно ее швырнул. Устало опустившись рядом на диван, он взял пульт от стереосистемы со стоящего перед ним журнального столика и нажал на кнопку воспроизведения. Звенящая тишина наполнилась звуком ангельского голоса Шарлотты Черч, проникая в сознание и умиротворяя его.
Дэниел отбросил голову на спинку дивана и закрыл глаза, но спать вовсе не хотелось. В последнее время бессонница стала его постоянной и единственно верной спутницей. Иногда она дарила вдохновение, новые идеи, а иногда, также как и сегодня, выматывала и высасывала последнюю жизненную энергию. Он снял обувь и его босые ступни коснулись мягкого и длинного ворса лежащего у дивана небольшого коврика.
В данную секунду абсолютно ничего не хотелось, даже одиночество было не в тягость. Он провел ладонями по лицу, сложив их на миг, будто в молитве и открыл глаза. Ничего не хотелось, но вместе с тем чего-то остро не хватало, чего-то неуловимого, но важного, чего-то неизвестного, но сильно желанного.
Даже не задумываясь над тем, что он делает, Дэниел поднялся и прошлепал в свою спальню, выключив по пути чайник и так и не сделав себе чай. Достав из выдвижного ящика прикроватной тумбочки остро заточенный карандаш и блокнот, в котором он обычно делал свои наброски, Дэниел включил ночник и сел на кровать, опираясь на подушки. Его глаза несколько секунд внимательно изучали белый лист бумаги, а затем карандаш коснулся его девственной чистоты, оставив на нем первый след, затем второй… Лишь когда линии и штрихи стали соединяться в нечто единое и целостное, он сам понял, что именно рисует. Нежный овал лица, пара огромных глаз, опушенных длинными ресницами под изгибами бровей, небольшой чуть вздернутый нос и чувственная линия губ… Карандаш мелькал все быстрее в руках художника, дополняя созданный образ крошечными нюансами и деталями. Локон, выбившийся из прически, блеск в, слегка удивленных, глазах. Не прошло и часа, как на него с блокнотного листка смотрела девушка. Смотрела нежно и удивленно.
- Привет, - произнес Дэниел, глядя на изображенную ним незнакомку. Вряд ли дожидаться ответа от рисунка было бы разумно, но с каждым новым днем он все больше начинал сомневаться в своем душевном равновесии. Иногда казалось, что он живет двумя жизнями, в которых постоянно совершает одни и те же поступки, ощущает то, что уже ощущал однажды, делает то, что уже делал однажды.
- Кто ты? – продолжил он диалог со своей молчаливой собеседницей. Вопреки его ожиданиям изображение не ожило и никаких видений не возникло. Он провел кончиками пальцев по портрету девушки, - Откуда же я тебя знаю? – вопросы возникали один за другим, но ответов ему было ждать не откуда, да и не от кого.
Дэниел в очередной раз внимательно всмотрелся в черты ее лица, но как это уже бывало не раз, остался недоволен этим портретом. Несмотря на все свое мастерство, он все никак не мог точно передать то лицо, которое видел множество раз в своих видениях. Что-то ускользало от него, какая-то крошечная деталь, без которой изображенное выражение, застывшее на лице девушки казалось холодным и отстраненным, не живым и не реальным. Хотя едва ли последнее слово вообще было применимо к незнакомке из его больного воображения. Еще один беглый взгляд по портрету и он отправился туда же, куда и все предшествующие ему. Дэниел скомкал рисунок и когда через секунду разжал ладонь, он упал на пол, закатившись под кровать. Проведя по волосам быстрым движением, он взял стоящий на все той же тумбочке ноутбук и, подогнув под себя одну ногу, включил его. Раз уж не выходит с вдохновением, он решил попытаться отвлечь себя работой. Его профессия архитектора была тем идеальным сочетанием всех его талантов, навыков и склонностей, при наличии которых он просто не мог сделать другой выбор в жизни. Спектр его знаний и умений распространялся и на ландшафтный дизайн, и на внутренние работы в помещениях, не говоря уже обо всех тонкостях, которые необходимо знать и учитывать при строительстве и реставрации домов. Последним он как раз и занимался в настоящее время.
Его заработок был достаточно серьезным, хотя это в большинстве своем зависело от объемов заказов и щедрости заказчиков. Тем не менее, он уже давно не зависел финансово не от своего отца, ни от наследства своего деда, ни от кого бы то ни было еще. Квартира, в которой он жил, была съемная, но лишь по одной простой причине, он не видел смысла покупать дом, в котором все равно будет продолжать жить один.
Просмотрев проделанную работу по последнему проекту, он понял, что и здесь отвлечься не удастся. Все интересующие заказчика на данный момент расчеты были сделаны, сметы составлены, чертежи готовы. Без дальнейшей команды с его стороны делать пока больше было нечего. Захлопнув ноутбук, он вернулся на кухню и все-таки заварил себе свежий чай. Часы на стене показывали начало второго ночи.
Какие-то новые ощущения незаметно для самого Дэниела ожили внутри него. Ощущения сродни предвкушению или предчувствию чего-то. Будто сейчас он стоит на месте, замерев в ожидании чего-то такого, что должно изменить всю его жизнь. Он невесело хмыкнул своим мыслям.
- С каких это пор ты стал фаталистом? – покачал он головой, спросив у самого себя.
Взяв чашку ароматного горячего чая, он вышел на балкон и подойдя к его краю. Облокотился на небольшой выступ, наблюдая за ночной жизнью улиц. Неоновые вывески, последние, спешащие куда-то машины, несколько задержавшихся влюбленных парочек…
После бесцельных скитаний по квартире, попыток увлечься чтением книг и прослушиванием музыки, чтобы хоть каким-то образом привлечь к себе сон, он все-таки обессилил и его веки постепенно отяжелели, когда небо на востоке окрасилось в слегка розовый цвет. Его сон был подобен провалу в бездонную черную пропасть, без мыслей и сновидений.

Назойливая мелодия мобильного телефона постепенно возвращала сознание в реальность. Через секунду яркий солнечный свет ударил в глаза. Дэниел застонал, прикрыв глаза рукой. В свете того, что за прошедшую ночь он практически не сомкнул глаз, сейчас Дэниел чувствовал себя еще более уставшим и измученным, чем вечером. Телефон все не унимался, жужжа и вибрируя на прикроватной тумбочке. Приложив немало усилий, он все-таки разлепил веки и, повернув голову в его сторону, потянулся к телефону рукой. На дисплее мигало имя звонящего, им оказался не кто иной, как начальник проекта, над которым он сейчас работал.
- Черт, - выругался Дэниел, - сегодня же воскресенье, - но все-таки нажал на кнопку приема вызова.
- Ты что до сих пор спишь? – послышался на том конце удивленный мужской голос.
Дэниел еще раз взглянул на дисплей своего мобильного телефона, отняв его на секунду от уха.
- Нет, Джон, - ответил он в трубку, - Только не после твоих десяти неотвеченых звонков.
- Что, вчера была бурная ночь? – хмыкнув, поинтересовался тот.
- Это как-то относится к тому вопросу, по которому ты мне звонишь? – устало уточнил Дэниел и сев, спустил ноги с кровати, обнаружив при этом, что спал в джинсах.
- Вообще-то, нет, - нисколько не смутившись, проговорил Джон в ответ, - Спешу тебя поставить в известность, что через два часа у тебя встреча.
- Какая еще встреча? – сонно пробормотал Дэниел, - Сегодня воскресенье, у меня законный выходной.
- Я все понимаю, - перебил его тот, - объяснишь это заказчику. Через два часа ты должен быть в Далвичской галерее со всеми имеющимися у тебя материалами.
- Где? – возмущенно переспросил Дэниел, - А почему не в Лас-Вегасе?
- Твой сарказм не уместен, - наставительно проговорил Джон, - Я, между прочим, тебе все утро звоню. Ты на часы смотрел?
Дэниел бросил взгляд на цифровое табло будильника и вскочил с кровати.
- Уже полдень? – его вопрос, судя по всему, был риторическим. Он быстро прошлепал босиком в ванную и открыл воду в душе, на ходу получая от Джона подробные инструкции для предстоящей встречи.
- Да, и не забудь, - добавил тот в конце, - Это очень важный заказчик, постарайся, чтобы он был доволен. До встречи в офисе завтра с утра. Я на тебя надеюсь, - с этими словами он отключился, и в трубке раздались короткие гудки.
- Можно подумать, - произнес Дэниел, обращаясь к уже молчащему телефону, - у нас бывают не очень важные заказчики.
Бросив телефон на кровать, он поспешил обратно в ванную. Быстро приняв душ и побрившись, он стал выглядеть чуть лучше, чем полчаса назад и слегка пришел в себя. Времени на выбор гардероба не было, так что пришлось одеть первое, что попалось под руку, джинсы и бежевую водолазку. Быстро сгребая в охапку все чертежи, расчеты и ноутбук, он захватил свою кожаную куртку и по привычке, захлопнув входную дверь, бегом спустился в гараж. Похлопав на ходу по карманам куртки в надежде услышать звон ключей, он остолбенел, когда увидел на месте своей машины пустое место.
- Черт, черт, черт, - не сдержался Дэниел, вспомнив, что поддался на уговоры Дианы и оставил вчера машину у отца.
Времени оставалось в обрез. Выскочив на улицу с полубезумным взглядом, он к огромнейшему облегчению почти сразу поймал такси и, загрузившись в него со всем своим добром, попросил как можно быстрее гнать к Далвичской картинной галерее. Если таксиста и удивило такое рвение к прекрасному в разгар выходного дня, то он не подал виду, правда, как можно быстрее получилось не сильно. Из-за акции чего-то требующих велосипедистов, за которыми им пришлось ползти черепашьим шагом, они только спустя час затормозили у места назначения. Дэниел быстро расплатился и, захлопнув ногой дверцу, поспешил в сторону выставочных залов. Очередная нервирующая трель мобильного телефона вызвала у него возмущенное рычание.
- Да что ж это за день такой? – не выдержал он, перекладывая все из одной руки в другую и зажимая телефон между ухом и плечом.
- Да, - бросил он в трубку.
- Ты уже на месте? – звонившим вновь был Джон.
- Практически, - пропыхтел Дэниел.
- Мне только что перезвонил поверенный заказчика, он ждет тебя на автостоянке в Далвичском парке, - произнес тот.
- Это значительно облегчило мне задачу, - закатил глаза парень, - Какая у него машина? – меняя курс направления на противоположный, уточнил он.
- Ты не пройдешь мимо, - в голосе Джона послышался смешок, - ярко-красное Ferrari.
- Ясно, - ответил Дэниел и отключился.
Действительно, пройти мимо было сложно. Это была единственная машина такого класса, припаркованная на стоянке. Дэниел взглянул на наручные часы, стрелки сделали последний шаг и указали ровно на два часа дня. Он облегченно вздохнул, осознав, что все-таки успел.
Прислонившись к бамперу автомобиля и сложив руки на груди, стоял высокий блондин, примерно одного с Дэниелом возраста, одетый в довольно дорогой костюм.
- Добрый день, - приветливо улыбнулся он, протянув ему руку, - Вы Дэниел Брайсон, если я не ошибаюсь?
- Нет, не ошибаетесь, - Дэниел пожал ему руку в ответ, и блондин отчего-то на миг вздрогнул. Но уже через секунду он, как, ни в чем не бывало, произнес:
- Меня зовут Дэймон Старлайт. Я выступаю от имени вашего заказчика, доверенным лицом которого и являюсь. Вы подготовили материалы?
- Да, но есть несколько небольших загвоздок, - сразу к делу перешел Дэниел, раскладывая перед тем на бампере его автомобиля свои чертежи и дополняя их трехмерным изображением дома на своем ноутбуке, - Боюсь, надстройку еще одного этажа ни перекрытие, ни сам фундамент не выдержат, - произнес он, показывая слабые места на чертежах, - Необходимо укреплять и то, и другое, но это повлечет за собой еще более существенные финансовые вложения.
- Деньги не имеют значение, - заверил его тот, смотря ему прямо в глаза, - Делайте, как считаете нужным, но еще один этаж необходим. А что насчет внутренних работ?
- Тут все в порядке, - произнес Дэниел, - Он по очереди показал визуализацию отреставрированных комнат и рассказал о внесенных в проект изменениях. Судя по всему, его собеседник остался доволен увиденным.
- Ну что ж, вы неплохо поработали. Спасибо за такую оперативность и профессионализм, - вновь улыбнулся Дэймон, - Я могу их взять? – он указал на чертежи и диск, который Дэниел извлек из ноутбука.
- Конечно, - кивнул тот головой.
- Вы действительно отличный специалист, - отметил блондин, - С вами приятно иметь дело. Мы свяжемся с вами на днях.
Забрав все интересующие его материалы, он сел в машину и выехав с парковки, уже через минуту исчез из вида. Дэниел облегченно вздохнул. Ради этих каких-то двадцати минут он будто марафонский забег с препятствиями совершил. Он огляделся. Впереди возвышалось здание Далвичской картинной галереи. Было бы просто преступлением не воспользоваться такой возможностью и не зайти внутрь, раз уж он все равно здесь и его выходной день и так уже безнадежно испорчен. Дэниел спрятал в сумку свой ноутбук и направился вновь в сторону входа в галерею. Он давно здесь не был и влекомый желанием отвлечься от преследующих его мыслей решил дать своему мозгу другую пищу для раздумий, наполнить свое сознание новыми и яркими впечатлениями.
Небольшая и уютная, окруженная умиротворяющими садами, с множеством лавочек, идеальными лужайками и многовековыми деревьями, Далвичская картинная галерея всегда привлекала людей своей атмосферой и возможностью не спеша насладиться произведениями искусства. Заплатив на входе девять фунтов, Дэниел взял предложенную ему брошюру и взглянул на многообещающее название выставки «Агония и экстаз: Святые Себастьяны Гвидо Рени». Вполне подходящее название и для ощущений самого Дэниела в последнее время. Информация на брошюре также гласила, что это первая выставка, в которой собраны вместе картины Рени, посвященные раннехристианскому мученику. К полотну из коллекции Далвичской картинной галереи добавились пять других работ: из генуэзского Палаццо Россо, римской Капитолийской пинакотеки, мадридского Прадо, Художественного музея Понсе в Пуэрто-Рико и Художественной галереи в Окленде.
Автор брошюры уверял, что картина Гвидо Рени была и остается жемчужиной коллекции галереи в Далвиче, но только теперь ее еще можно визуально сопоставить и с другими вариантами того же сюжета, ведь все шесть шедевров выставлены в одном зале.
Внутри все было именно таким, как он и надеялся. Обитель искусства, полная покоя и тишины. Людей было много, но каждый из них пришел сюда в поисках того же, что и сам Дэниел, поэтому он чувствовал себя вполне комфортно. Он переходил от полотна к полотну, каждое из них было настолько интенсивно по воздействию, что ощущения забирались глубоко под кожу, вытесняя все лишние мысли и эмоции. Задержавшись у одной из картин, он несколько минут внимательно вглядывался в нее, пытаясь разглядеть все мельчайшие подробности и нюансы в шедевре художника. Дэниел настолько погрузился в это созерцание, что взрыв женского озорного смеха на миг заставил его вздрогнуть.
Он машинально оглянулся в поисках нарушительницы покоя, но в ту же секунду его ноги просто приросли к полу, а во рту пересохло. От выставочного зала, наполненного обычными людьми, не осталось ни следа. Прямо на его глазах он превратился в некое подобие шумного маскарада. Множество разодетых в различные костюмы людей смеялись и веселились, не обращая на него никакого внимания.
Именно в этот момент он опять увидел ее. Ту самую девушку, к призрачным визитам которой он уже почти привык. Она вошла в зал и на ее лице застыло выражение легкой растерянности. Дэниел даже не удивился ее появлению, он несколько секунд просто смотрел на нее, а затем неосознанно сделал шаг в ее сторону, и вся иллюзия растворилась подобно туманной дымке. Все вновь стало таким, каким было на самом деле. Галерея, картины, незнакомые люди и… Он помотал головой, пытаясь прогнать наваждение, но безрезультатно. Девушка продолжала все еще стоять на том же месте, правда, абсолютно не замечая его. Неужели теперь его видения стали осязаемы настолько, что он уже не в состоянии отличить их от реальности?
Постепенно до него стало доходить, что для одного из его видений она слишком современно одета, чего он не мог сказать раньше. Вот кто-то прошел мимо нее, случайно задев ее небольшой рюкзачок на плече, и она автоматически оглянулась. Глаза Дэниела потрясенно расширились, а он сам чуть не задохнулся от неожиданного, но, тем не менее, такого очевидного вывода, сделанного его сознанием. Она настоящая! Это вовсе никакое не видение, не плод его воспаленного воображения. Он не сходит с ума, это происходит на самом деле и их разделяет менее десяти метров.
Первоначальное удивление сменилось полнейшей растерянностью, но он, не в состоянии отвести глаз от такой знакомой незнакомки, продолжал пристально смотреть на нее. На ней были одеты обычные джинсы и свитер, в руках она держала свою куртку, а ее с рыжеватым отливом волосы были заколоты у самой шеи. В сознании с неимоверной скоростью начали возникать воспоминания о прошлых видениях Дэниела в попытке сравнить еще раз призрачные образы с тем, что он видел в данную секунду перед собой.
Ему нужно подойти к ней, заговорить о чем-то, прикоснуться… Вдруг девушка, будто почувствовав его взгляд на себе, обернулась скользя глазами по толпе, пока не наткнулась на его глаза. Секунда, вторая, третья… Бесшумный и невидимый, но мощнейший энергетический взрыв будто прошел между ними, зацепив своей взрывной волной Дэниела. Это действительно происходит с ним?
Он ожидал чего угодно, что девушка просто проигнорирует его и отвернется, в лучшем случае улыбнется, польщенная его столь пристальным вниманием, но в следующую секунду произошло нечто такое, чего он никак не мог предположить. Ее тело слегка покачнулось и стало медленно опускаться на пол. Стоящие рядом с ней несколько людей успели вовремя подхватить девушку и усадить на скамью. Дэниел будто очнулся от своего оцепенения и бросился к ней, преодолевая разделяющее их расстояние за доли секунды.

Отредактировано Midnight Lady (Вс, 12 Сен 2010 00:37)

0

28

Эрика написал(а):

изумрудно-зеленые глаза
Мне кажется это уже перебор.

Это,кстате,уместно,я считаю.
Хотя и книжно-навязчиво,как и иссиня -черные волосы.Но уместно,тем не менее.

0

29

http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif Даже и подумать не могла, что основная полемика будет крутится вокруг цвета глаз моего ГГ.  :flirt:

Йоганн, спасибо, что заглянул.  :flag:

0

30

Midnight Lady, прочла пролог твоего романа. Очень интересно. Хороший легкий язык.
Немного по ошибочкам пройдусь, хотя обычно этого не делаю.

Midnight Lady написал(а):

атаме

- это название ты придумала сама, или оно существует на самом деле? Может, сносочку.

Midnight Lady написал(а):

. Вдруг деревья немного расступились и на маленькой полянке они смогли рассмотреть то место, где смогут укрыться от погони.

Лучше написать "беглецы".

Midnight Lady написал(а):

в спокойном бархатном мужском голосе, раздавшимся за дверями, (не оттого ли он звучал еще угрожающе), звучала непреклонность.

Тут, надеюсь, всё понятно

Midnight Lady написал(а):

его взгляд наткнулся на протянутую ним руку

Midnight Lady написал(а):

Используя его будто своеобразную призму, нити собрались в один луч, который устремился с обратной стороны кинжала в солнечное сплетение Ромэна. Постепенно свечение женщины стало тускнеть, в то время как световой контур его тела становился все ярче и ярче. Мужчина закрыл глаза и замер, по его телу начали проходить волнообразные приступы дрожи. Все происходило достаточно быстро и бесшумно, лишь лампочка, горящая в ночнике, не выдержав, скачка напряжения пару раз мигнула и взорвалась, но света, исходившего от их тел, было достаточно, чтобы осветить весь дом, а не только эту комнату. Когда через несколько мгновений свечение вокруг женщины пропало вовсе и ее обмякшее тело безжизненно опустилось на пол, Роберт распахнул глаза и восхищенно взглянул на Дэймона.

Как-то неожиданно Ромэн в Роберта превратился, не находишь?

Midnight Lady написал(а):

И я найду, то,

Запятую убрать

Midnight Lady написал(а):

я найду, то, на поиски чего потратил столько времени, а вместе с ним и тех, кто посмел когда-то встать у меня на пути, кем бы они ни были.

Лучше написать : "кем бы они теперь ни были"

Отредактировано Estrella (Вт, 14 Сен 2010 17:46)

0

31

Первая глава. По-прежнему интересно. Немного жучков выловила поначалу, потом перестала этим заниматься.

Midnight Lady написал(а):

Он выглядел также мрачно

Пишется в данном случае раздельно

Midnight Lady написал(а):

Он выглядел также мрачно и устрашающе, как и лес, окружающий его, нависая над поросшей дикими травами пустошью, посреди которой и стоял. Но она знала, кто живет внутри,

Исправить на Эмилия

Midnight Lady написал(а):

озябшие руки к пылающему в камине огню, и, наблюдая за его причудливой игрой, она резко ощутила, как же на самом деле продрогла. Эмилия почувствовала его присутствие за спиной

Его- лучше выделить курсивом или написать с большой буквы

Midnight Lady написал(а):

она словила его последний вздох-обещание:

мне не нравится это слово. Но здесь лучше посоветоваться с другими знатоками языка

Midnight Lady написал(а):

смотрела как косые лучи солнца

- запятую вставить

Midnight Lady написал(а):

скользят по ее комнате и в них танцуют сотни тысяч крохотных пылинок.

- запятую вставить

Midnight Lady написал(а):

мамины пышные формы предались и Эмилии

передались

Midnight Lady написал(а):

К счастью или сожалению, но мамины пышные формы предались и Эмилии, правда в комбинации с высоким ростом, который она унаследовала от отца и, держания себя в ежовых рукавицах, все вместе выглядело весьма неплохо

-вообще не поняла , фраза бессмысленна

Midnight Lady написал(а):

Отец, военный в прошлом, был вовсе не похож на брутального солдафона с армейскими замашками. Тем не менее, был высок, статен и имел военную выправку и хорошо поставленный командный глубокий голос. Несмотря на это, она не могла вспомнить ни одного случая,

исправить на Эмилия или дочь

Midnight Lady написал(а):

его лицо застыло с выражением заинтересованного благодарного слушателя

на его лице застыло....

Midnight Lady написал(а):

Он извлекает из подкорки все эти так званые папки

-так называемые

Midnight Lady написал(а):

комбинации бывалых впечатлений

былых

Midnight Lady написал(а):

не просто не весь откуда проснувшийся интерес к моей работе.

не весть откуда

Midnight Lady[color=red написал(а):

]чтобы [/color]такое ему ответить при этом

что бы

Midnight Lady написал(а):

потому что последнее она делать совсем не умела, в чем ее сразу с легкостью и уличали. - Мне действительно в последнее время снятся кошмары

потому что лгать (врать, обманывать) она совсем не умела...

Midnight Lady написал(а):

Эмилия сидела на качели,

-качелях (мн. число)

Midnight Lady написал(а):

она поднялась с качели

с качелей

Midnight Lady написал(а):

автобус проехал мимо отряда конной полиции, ожидающих зеленого света светофора

- ожидающего
Интересно. Понравилась семья Эмилии. Такая идеальная. К глазам и волосам претензий нет. Пусть будут изумрудными, ну и что в этом плохого?  Буду пока читать. Хотя мистику не очень люблю, так что посмотрим, что будет дальше. :flag:

Отредактировано Estrella (Вт, 14 Сен 2010 17:41)

0

32

По второй главе . Извини, снова не удержалась...

Midnight Lady написал(а):

Парень

-Лучше не использовать это слово применительно к главному герою, так же как и "мужчина". Молодой человек гораздо лучше.

Midnight Lady написал(а):

ненавящиво

-ненавязчиво

Midnight Lady написал(а):

отбросил голову на спинку дивана

думаю, отбрасывать голову - это чересчур круто....Положил или откинул

Midnight Lady написал(а):

их разделяет менее десяти метров.

Поскольку действие происходит в Англии, лучше пользоваться тамошними метрическими единицами, не находишь? Тем более, что мы смотрим на эту сцену глазами англичанина, а не украинки Эмилии

Очень интересно! Жду продолжение! :flag:

Отредактировано Estrella (Вт, 14 Сен 2010 17:47)

0

33

Ой, Estrella, спасибо за такую тщательную вычитку.  :flirt: Со многим согласна, спасибо за помощь!

По поводу атаме. Это не я придумала

Атаме - это церемониальный нож, который ведьмы(ведьмаки) используют для направления енергии. Им чертят круг; при необходимости им прикасаются при лечении.

Насчет Ромэна/Роберта, то не все на это обращают внимание, хотя по ходу повествования указывается, что у него два имени. Старое, из прошлой жизни, так сказать и новое, светское. Хотя я подумаю, как это лучше отшлифовать и стоит ли об этом упоминать в самом начале.

Estrella написал(а):

К счастью или сожалению, но мамины пышные формы предались и Эмилии, правда в комбинации с высоким ростом, который она унаследовала от отца и, держания себя в ежовых рукавицах, все вместе выглядело весьма неплохо

-вообще не поняла , фраза бессмысленна

А чего тут непонятного?  :tomato:  :D

Estrella написал(а):

комбинации бывалых впечатлений

былых

Нет, именно бывалых, поскольку это не я придумала а это цитата Сеченова и она звучит именно так.

Estrella написал(а):

Очень интересно! Жду продолжение!

Спасибо, рада это слышать!

0

34

Midnight Lady, не за что. Жучков прилично. Жалко, что в хорошем тексте они попадаются. Поэтому я посмотрела одним глазом, хотя вообще придираться к нашему великому и могучему  в сочинениях  авторов не очень люблю. Сама грешна, чего уж там, зачем кидать в других камни?
По поводу атаме: спасибо за разъяснение, неплохо дать сноску для таких как я несведущих.

Midnight Lady написал(а):

К счастью или сожалению, но мамины пышные формы предались и Эмилии, правда в комбинации с высоким ростом, который она унаследовала от отца и, держания себя в ежовых рукавицах, все вместе выглядело весьма неплохо

Прочитай медленно и с расстановкой. Возможно, из этого предложения лучше сделать два.

Midnight Lady написал(а):

именно бывалых, поскольку это не я придумала а это цитата Сеченова и она звучит именно так.

Звучит так (Сеченов был человеком пограмотнее нас): «Небывалая комбинация былых впечатлений».

Отредактировано Estrella (Вт, 14 Сен 2010 22:30)

0

35

Estrella написал(а):

Звучит так (Сеченов был человеком пограмотнее нас): «Небывалая комбинация былых впечатлений».

А можно ссылочку? Потому как вот здесь и еще в доброй половине подобных статей (включая все то, что я изучала по психологии) приводится именно мой вариант фразы.  :dontknow:

0

36

Глава 3. Встреча

Эми медленно шла мимо творений великих мастеров, восхищаясь их талантом и работами. На стенах терракотового цвета висели потрясающие полотна разных размеров, от небольших до просто огромных, от которых даже дух захватывало. Сегодня был выходной день и поэтому людей, желающих полюбоваться на произведения искусства, было достаточно. Она то и дело останавливалась, чтобы лучше рассмотреть и ощутить ту энергетику, которая когда-то была вложена художником в холст. Не в состоянии отделаться от ощущения, что за ней кто-то наблюдает, она бесцельно скользнула взглядом по лицам незнакомых ей людей.
- Ну что, милая, – саркастически пробормотала Эмилия себе под нос, – паранойя на лицо. Вот бы Андрей обрадовался возможности лишний раз попрактиковаться, – невесело хмыкнула она.
Вдруг она онемела и будто приросла к месту. Всего в одну секунду весь мир куда-то рухнул. Время остановилось, замерли все люди, затихли все звуки. Единственное, что она слышала, это был бешеный стук ее сердца, единственное, что она видела, это была пара изумрудно-зеленых глаз, пристально наблюдавших за ней из противоположного конца зала. Какой-то доли секунды хватило для того, чтобы узнать этот незнакомый взгляд. Узнать и вспомнить свои сны и человека, которого она любила. Человека, который существовал лишь в её воображении, человека, который сейчас стоял всего в нескольких метрах от нее и напряженно вглядывался в ее черты лица. В его взгляде с калейдоскопической скоростью проносились изумление, недоверие, шок? В ушах зазвенело, во рту появился неприятный металлический привкус, комната пошатнулась и Эмилия почувствовала, что стала медленно оседать на пол. Чьи-то руки подхватили ее. Кто-то ее о чем-то спрашивал, но она не могла ничего расслышать, как будто ее уши были заложены ватой. Ее усадили на одну из скамеек в зале и протянули нечто с очень едким запахом, очевидно у одного из посетителей нашелся нашатырь. Разум постепенно начал проясняться.
- Здесь невероятно душно, - пожаловалась одна из женщин.
- Бедное дитя! – подхватила другая, - Вам бы не помешала чашечка кофе.
- Думаю, вы абсолютно правы! - Дэниел втиснулся между дамами, обступившими девушку, - Вы позволите?
Эмилия медленно подняла взгляд и с еще большим усердием начала вдыхать содержимое флакончика с нашатырем, который держала в руках.
- Простите, я Дэниел Брайсон. Вы позволите вывести вас на свежий воздух? – он нерешительно протянул руку в сторону девушки.
Она непонимающим взглядом смотрела прямо на него, не в силах сдвинуться с места или что-либо произнести.
- Как вы себя чувствуете? – взволнованно спросил парень.
Эмилия как воды в рот набрала. Дэниел на секунду растерялся, но потом внимательно взглянул на девушку еще раз и четко и медленно проговорил:
- Вы говорите по-английски? – его глаза напряженно следили за малейшим изменением в ее лице.
До Эмилии постепенно стала доходить вся комичность ситуации. Теперь взгляды всех посетителей были прикованы к ним двоим и, разыгравшейся на их глазах сцене.
- Да, - медленно произнесла она, - Я говорю по-английски.
Все с облегчением вздохнули и немного оживились.
- Вы в порядке милая? – поинтересовалась одна из женщин, присев рядом с ней и обняв за плечи.
Дэниел даже не шевельнулся. Его рука все еще была протянута в приглашающем жесте. Шок, пригвоздивший его к месту, парализовал тело. Этот голос! Именно этот голос он сотни раз так отчетливо слышал в своих видениях. Мозг лихорадочно пытался найти логическое объяснение всему происходящему, но не находя ни одной прочной версии, просто отключался.
- Да, спасибо, – ответила Эмилия и, взглянув на Дэниела, произнесла – Эмилия. Меня зовут Эмилия.
То, что она была иностранкой, не оставляло никаких сомнений. Ее акцент, тоже знакомый до боли, легко угадывался. Дар речи постепенно возвращался к ним обоим.
- Рад знакомству… Эми – выдохнул Дэниел.
По телу Эмилии прошла дрожь.
- Это снова сон – подумала она, - просто новый, яркий, затянувшийся сон.
Но секунды текли, а она все не просыпалась. Попытавшись подняться на ноги, она немного покачнулась, но, в общем, чувствовала себя сносно. Головокружение практически прекратилось, она вновь была в состоянии воспринимать окружающий мир более-менее адекватно, если это вообще стало возможным теперь, когда напротив нее стоял тот, которого она так любила. Который по всем логическим меркам материального мира не должен был существовать. Эмилия нерешительно улыбнулась Дэниелу:
- Ваше предложение в силе?
- Идите за мной, - проговорил парень, не обратив внимания на тот факт, что она проигнорировала его протянутую руку.
Какое-то время они, покинув выставочный зал, шли по коридору молча. Стена справа сплошь была стеклянной, из нее открывался вид на идеальную лужайку и разбросанные то там, то тут скамейки. Пытаясь собраться с мыслями, Эми не отрывала от нее свой взгляд.
- Тебе уже лучше? – нарушил затянувшуюся паузу Дэниел.
- Более-менее, – неуверенно произнесла Эми. Парень на секунду взглянул в ее лицо, было видно, что он хочет спросить еще что-то. Что-то более важное, но не знает как.
- Итак,…Эми, - начал он и у Эмилии вновь забилось сердце как лопасти у вертолета – Откуда ты?
- Из Украины…
- Угу, - промычал себе под нос Дэниел. – А сколько тебе лет?
- Двадцать один – более окрепшим голосом произнесла она.
- А в Лондоне учишься? – продолжал Дэниел.
- Да…
- И давно ты в Англии?
Складывалось такое впечатление, что он задает вопросы из какой-то анкеты, мысленно ставя напротив них галочки и крестики.
- Подожди минутку, – не выдержала Эмилия – Это допрос?
Дэниел резко остановился, и она чуть не налетела на него. Они как раз вышли на улицу, и свежий воздух принес им невыразимое облегчение. Он подвел ее к одной из скамеек:
- Посиди здесь минутку, я сейчас вернусь, – он отошел на пару шагов, но вдруг остановился и, оглянувшись, внимательно посмотрел на девушку – Только никуда не уходи.
- Ладно, - кивнула Эми.
- Обещаешь? – переспросил Дэниел.
- Конечно, – нерешительно улыбнулась она.
Через пару минут он вернулся с двумя огромными стаканами кофе и с облегчением увидел, что Эми сидит там же, где он ее и оставил. Подойдя ближе, он протянул один из стаканчиков ей. Она взяла его в руки, стараясь не касаться руки парня. Почему-то ей казалось, что, прикоснувшись к нему, она нарушит это волшебство, все исчезнет, и она вновь проснется одна, в слезах. Дэниел сел рядом:
- Эми,… - начал он, - я не сумасшедший, я вполне адекватный психически-здоровый человек, но… - Дэниел напрягся, - у меня такое ощущение, что мы когда-то уже были знакомы.
Он вновь заглянул в ее глаза, и у нее не осталось никаких сомнений в истинности того, о чем он говорил. В истинности того, что она чувствует. Не дожидаясь ответа, он продолжил:
- Там, в галерее, тебе стало плохо не из-за духоты. Тебе стало плохо после того, как ты заметила меня. Почему?
Его глаза пронизывали ее насквозь.
- Боюсь, что если скажу, - прошептала Эми, попав в плен его взгляда, - ты можешь посчитать сумасшедшей меня.
- Не думаю, - нервно рассмеялся Дэниел.
Эми отвела свой взгляд и, на секунду закрыв глаза, вздохнула:
- Я видела тебя раньше. Много раз, – она вновь посмотрела на парня, - во сне? – из-за волнения ее интонация сделала конец фразы вопросительным.
Дэниел медленно протянул руку к ее лицу, вроде пытался сравнить его с тем образом, который уже не раз видел и слегка провел тыльной стороной ладони по ее щеке. Перед его глазами все вокруг изменилось. Все, кроме девушки, к которой он прикасался. Он все еще поглаживал ее щеку, только теперь они стояли на террасе, а вокруг сгустились сумерки. Легкий ветер доносил звуки музыки и смех. Он был одет в черный камзол, черный кружевной шейный платок плотно обхватывал его шею, а девушка напротив него была одета в маскарадное домино из черного шелка. Ее грудь часто вздымалась, а на щеках проступил румянец. Вдруг, для Дэниела, все встало на свои места.
- Что с тобой? – взволнованно спросила Эми, обретя, наконец, возможность связно мыслить и говорить после его прикосновения.
- Я…нашел тебя, - изумленно выдохнул Дэниел.
Эми готова была поклясться, что практически услышала как замкнулась цепь какого-то неизвестного механизма. В ее теле в полную силу ожили воспоминания о его прикосновениях. Это было так знакомо и так…правильно. Как будто две части головоломки сложились в единственно верную комбинацию. Эми взглянула на его руки и с лихорадочным блеском в глазах выпалила:
- У тебя должен быть шрам! – эта мысль поразила ее как удар молнии, - На правом предплечье, - продолжила она, - тебя ранили.
Глаза Дэниела на секунду удивленно расширились, но уже через мгновение, он снял кожаную куртку и закатал рукав бежевой водолазки. Эми изумленно выдохнула. На правом предплечье, чуть ниже локтя, виднелась не большая светло-розовая полоска.
- Не совсем ранили, - прошептал Дэниел, - я порезался стеклом, когда одно из окон в моей студии лопнуло, и на меня посыпались его осколки.
Эми нерешительно протянула руку и кончиками пальцев коснулась шрама. Дэниел не сводил глаз с ее лица. Ее прикосновение было легким, но оно буквально обжигало его кожу. На секунду он закрыл глаза и судорожно вдохнул. Эми отдернула руку:
- Тебе больно? – испуганно спросила она.
- Нет, - прошептал парень, - твое прикосновение так…знакомо. Оказывается, мне его очень не хватало, - улыбнулся он.
Эми вспыхнула, но не отвела взгляд. Вокруг шрама она заметила небольшой участок кожи темнее, чем на всей остальной руке.
- А это что? – поинтересовалась она.
Дэниел проследил за ее взглядом и когда понял, о чем именно она спрашивает, объяснил.
- Это родимое пятно. Оно у меня с рождения, - он непроизвольно улыбнулся, покачав головой, - Надо же было пораниться именно в том же месте, где и оно.
Несколько секунд они молчали, а затем Эмилия, будто вспомнив что-то, выпалила.
- Я не уверена в том, что здесь происходит, но я знаю тебя. Я никогда раньше тебя не встречала в моей жизни. Да и как это было возможно, ведь мы живем в разных странах, но я тебя знаю. Ты…- она замялась всего на долю секунды. – Ты любишь лошадей, когда ты о чем-то думаешь, у тебя на лбу залегает складка, а когда расстроен чем-то, ты проводишь рукой по волосам…
- Думаю, глупо спрашивать, откуда ты все это знаешь? - растерянно произнес Дэниел.
Эмилия нервно хихикнула.
- А ты? Ты что-нибудь знаешь обо мне? – спросила она с неподдельным интересом.
Дэниел нахмурился.
- Дай подумать… Ты боишься темноты, - просиял он через минуту, - поэтому всегда оставляешь хоть какой-нибудь источник света, когда ложишься спать. Ненавидишь запах лилий и…- Дэниел вдруг засмеялся и покачал головой.
- Что? – уже устав чему-либо удивляться спросила Эми.
- Это весьма пикантная подробность, я бы сказал – Дэниел неуверенно взглянул на озадаченное выражение лица девушки, - У тебя родинка в форме сердца на левой груди…- закончил он.
Эми изумленно моргнула. Непроизвольно она опустила взгляд на свою грудь под свитером цвета морской волны. Потом, подняв взгляд вновь на Дэниела, произнесла:
- Ты поверишь мне на слово, если я скажу, что она там действительно есть?
Он рассмеялся и взял ее за руку.
- Думаю, как-нибудь это все равно нужно будет проверить.
Эми вновь вспыхнула, но улыбнулась в ответ.
- Ты сказала, что меня ранили. Как это произошло? – уже серьезней спросил Дэниел.
- На охоте, - не задумываясь, ответила она. – Тебя случайно ранили во время охоты, - уже тише добавила она.
Дэниел задумался. Вдруг он резко поднялся и протянул руку Эми:
- Пойдем, я хочу тебе кое-что показать.
- Куда? – засомневалась Эмилия.
- Ты мне веришь? – спросил Дэниел, заглянув в ее глаза. Ни за что на свете, она не отказалась бы следовать за ним куда угодно, а в его глаза была готова смотреть вечно, смотреть и тонуть в их изумрудных глубинах. И да, она верила ему.
- Да, - шепнула Эми, не отрывая взгляда от его глаз, и взяв протянутую Дэниелом руку, поднялась со скамейки.
Покинув территорию выставочного зала, они вышли к проезжей части, и Дэниел поймав такси, назвал адрес таксисту. Усадив Эми, он сел в машину рядом с ней и они поехали в совершенно неизвестном для Эмилии направлении, но несмотря на это, она не испытывала никакого страха. Ее мозг был занят более важными мыслями. Все это время Дэниел не выпускал ее руку, а Эми боялась пошевелиться, чтобы не вспугнуть этот волшебный сон. Изредка бросая на него взгляды, она все больше уверялась в том, что именно этот человек ей снился, именно к нему она спешила каждую ночь в своих снах. Именно в него была влюблена. И вот он, сидит рядом, из плоти и крови, держит ее за руку, реальней не придумаешь. В какую фантастическую сказку она попала? Разве это может происходить в реальном мире? С ней?
Поймав один из заинтересованных взглядов Эмилии, Дэниел улыбнулся, и у нее перехватило дыхание от этой улыбки. Сам же Дэниел все еще не пришел в себя от ошеломляющего открытия. Оказывается, девушка, что не раз виделась ему, существует в этом мире. Когда он заметил ее там, в галерее, он сначала подумал, что это одно из его видений. Но внезапно она поймала его взгляд на себе, и что-то внутри Дэниела замкнулось. Странное ощущение заполонило все его сознание. Как будто он знал ее вечность до этого и просто удивился, не рассчитывая там встретить. Все внутри кричало о том, что он должен быть рядом с ней. Какой-то невидимый магнит притягивал его к этой незнакомке из другой страны, и вдруг все встало на свои места. Он любит ее! Это открытие изумило его до глубины души. Он не мог прийти в себя и решить, что именно делать с этим дальше, но точно был уверен в одном – это ощущение и это чувство взаимно. Это не было похоже на любовь с первого взгляда, скорее это было сродни тому, как двое влюбленных встречаются вновь после невыносимо долгой разлуки. Все эти непонятные ощущения, «воспоминания» из другой жизни и то, что они знают друг о друге такие подробности, абсолютно все не поддавалось логическому объяснению. Он неспроста решил показать ей свои картины. Возможно, они действительно чем-то связаны с ней, и она узнает те места, которые виделись Дэниелу. Возможно, именно в этом и кроется разгадка его видений и ее снов.
Такси затормозило в районе Западного Кенсингтона и, расплатившись с водителем, Дэниел помог выбраться Эми из машины.
- Где мы? – поинтересовалась Эмилия, разглядывая современный жилой дом, у которого они стояли.
- Здесь я живу, - улыбнулся Дэниел и внимательно посмотрел в ее лицо, пытаясь определить реакцию на свои слова. Но на лице Эми не было ни тени страха или неуверенности. Все еще держа ее за руку, он поднялся на третий этаж и, открыв ключом входную дверь в квартиру, распахнул ее, приглашая Эми пройти внутрь.
Эмилия робко улыбнулась и вошла, осматриваясь по сторонам. Дэниел тем временем помог ей снять куртку и повесил ее во встроенный гардероб слева от них вместе со своей кожаной курткой. Прямо перед ней был просторный коридор, ведущий вглубь квартиры. Слева, небольшой проход, из которого можно было попасть в кухню и гостиную. Пройдя в нее, Эми невольно ахнула. Ее пол, так же как и коридора и, судя по всему всей остальной квартиры, был из белого дуба, стены приятного оттенка топленого молока. Справа от Эмилии было огромное окно и стеклянная дверь. Пройдя к ней и из интереса заглянув, куда она ведет, она рассмотрела небольшой сад, разбитый на широком балконе неправильной формы. Посреди зелени утопали пара кресел, уютный диванчик и маленький кофейный столик. Дэниел молча следовал за ней тенью, давая шанс немного освоится. Повернувшись спиной к окну, ее взгляду предстала вся комната. Большой мягкий диван, цвета молочного шоколада с бежевыми подушками в тон стенам занимал почти все пространство слева от нее. На стеклянном журнальном столике перед ним лежала не разобранная почта и несколько журналов. Ножки стола утопали в маленьком пушистом коврике, цвета слоновой кости. Дальше за спинкой дивана не было стены, ее заменяли раздвижные двери матового голубого оттенка, соединяющие гостиную с кухней. Там граница дубового стола заканчивалась, уступая место плитке. Эми перевела взгляд на противоположную стену от кухни, которая находилась справа от нее. На ней была масса стеллажей с книгами, дисками, картинами. На стеклянной подставке стояла стереосистема, а в дальнем углу был камин.
Эми так увлеклась созерцанием этой красоты, что не услышала, как сзади подошел Дэниел.
- Ну, как? – шепнул он почти у самого ее уха, и она невольно вздрогнула от звука его голоса и от коснувшегося ее кожи его теплого дыхания.
- Так…уютно и чисто, - сказала она первое, что пришло в голову.
Дэниел, заметив ее замешательство, улыбнулся.
- Да, не смог найти себе никакого другого занятия прошлой ночью, кроме уборки, - объяснил он.
- А спать не пробовал? – удивленно спросила она.
- Пробовал, - честно признался Дэниел, - Не получилось, поэтому и пришлось чем-то себя занять.
- Ясно, - хмыкнула она, - Настоящий? – махнула Эми рукой в сторону камина.
- Почти. На самом деле он газовый, но выглядит неплохо, - пожал он плечами, - Проходи, располагайся, а я поставлю чайник, - добавил он и прошел на кухню.
Заглянув туда, Эмилия обнаружила, что английской классикой там и не пахнет. Все было выполнено в ногу со временем. С кучей ультрамодных шкафчиков и техники. Решив лучше осмотреться, она вновь перевела взгляд на стену и только сейчас по-настоящему увидела картины, висевшие на ней, на которые вначале не обратила особого внимания. Все пейзажи были восхитительными. Она подошла к одному из них. На первом плане был изображен густой лес, но немного дальше, в глубине картины, деревья расступались, открывая огромную поляну с идеальной лужайкой, посреди которой стоял величественный замок. Эми непроизвольно протянула руку к картине. Она была там, через этот лес и к этому замку она много ночей подряд приходила в своих снах к Дэниелу. Было так странно знать и произносить его имя, но в том, что это был именно он, сомнений у нее не возникало.
Она скорей почувствовала его присутствие за своей спиной, чем услышала его тихие шаги. И это вновь напомнило ей о ее снах.
- Что это за место? – спросила Эми.
- Я не знаю, - тихо ответил Дэниел, - Я никогда там не был.
Эмилия обернулась и непонимающе уставилась на парня.
- Не был? – недоверчиво переспросила она, - А откуда у тебя эта картина?
- Это моя картина, но…- он на секунду замолчал, - но это как раз то, что я хотел тебе показать. Все мои картины вызывают во мне стойкое ощущение дежавю, также как и ты, хотя я никогда и не видел ни этих пейзажей, ни тебя наяву.
Он задумался, и на его лбу пролегла глубокая складка. Эми заметила это и улыбнулась. Никаких сомнений, это тот человек, которого она любила.
- Я не знаю, как правильно выразиться, - продолжил он, - Я никогда там не был…в этой жизни. Тебе знакомо это место? – с надеждой спросил он.
- Да, я была здесь, - ответила Эми, вновь посмотрев на картину, - Странно, что ты его не помнишь, ведь ты жил там, - она указала на замок.
Дэниел замер.
- Жил? – переспросил он.
Эми смутилась.
- Ну да. И именно туда, через этот лес я каждую ночь приходила к тебе, - прошептала она, - Ты думаешь, это было в прошлой жизни?
- Я не могу найти другого объяснения. Вернее, не мог, до сегодняшнего дня. Пока не встретил тебя. Теперь я в этом уверен.
Он повернул Эми лицом к себе и заглянул в ее глаза.
- Что еще тебе снилось? – спросил он.
Память услужливо возродила сцены гибели Дэниела и ее собственные рыдания в подушку.
- Я не совсем помню, - уклонилась она от прямого ответа. Говорить об этом сейчас, когда они вновь были вместе, она хотела меньше всего. Но это воспоминание нависло над ней как Дамоклов меч, готовый в любую секунду упасть и превратить ночной кошмар в реальный. Ее секундная пауза и замешательство не укрылись от Дэниела.
- О чем ты не хочешь мне говорить? – не унимался он.
Ну как? Как она могла рассказать ему, что он умер на ее руках? Как она снова и снова переживала этот кошмар каждую ночь.
Закипевший чайник разрядил напряженную тишину, но Дэниел не шевельнулся, продолжая смотреть в глаза Эмилии.
- Что-то случилось, да? Что-то, что не должно было, так? Что-то, из-за чего мы встретились снова в этой жизни и почему помним, друг друга и отрывки из своего прошлого, в котором мы были вместе.
- Ты погиб… - прошептала Эми и почувствовала, как ее глаза предательски наполнились слезами.
Ошеломленный этой фразой, Дэниел окаменел. Мозг лихорадочно заработал, пытаясь хоть как-то сложить все в одну общую картину, но чего-то не хватало. Эми смахнула слезинку и бросилась на кухню, чтобы выключить злополучный чайник и прийти в себя. Немного постояв там, она собралась с мыслями и когда вернулась в комнату, застала Дэниела, стоящим напротив картины, на которой было изображено озеро. В его зеркальной поверхности отражались одинокие деревья и несколько, бегущих по небу, облаков. Руки Дэниела были скрещены на груди. Эми подошла к нему и, встав за его спиной, прошептала:
- Прости…
Дэниел вздрогнул и повернулся к ней:
- Тебе не кажется, что за всем этим, мы упустили одну важную деталь? – спросил он.
- Какую? – не понимая, куда он клонит, удивилась Эми.
Дэниел медленно поднял руки и взял ее лицо в свои ладони, немного приподнимая. Эмилия буквально задохнулась от этого прикосновения.
- Мы любили друг друга – прошептал он, заглядывая в ее глаза, - Мы любим друг друга, - поправил он сам себя и прикоснулся к губам Эми в нежном исследующем поцелуе.
Эмилия всего на секунду растерялась, но ее тело будто вспомнило его прикосновения, поэтому откликнулось на этот поцелуй почти мгновенно. Одной рукой она обняла его, а другую запустила ему в волосы. По телу Дэниела прокатилась волна дрожи. Он обнял ее за талию и еще крепче прижал к себе. Поцелуй стал более настойчивым, Дэниел обвел языком контур губ Эмилии и они распахнулись, впуская его. Дэниел задохнулся от охватившего его желания. Их поцелуй был похож на то, как истосковавшийся по воде путник в пустыне находит источник чистой прохладной воды и, припав к нему, не может напиться достаточно, чтобы утолить свою жажду. В нем было столько страсти и тоски одновременно. Когда воздуха в легких почти не осталось, и они взбунтовались, губы Дэниела переместились на шею Эми, прокладывая дорожку из поцелуев от мочки ее уха до впадинки на ключице. Эмилии казалось, что еще чуть-чуть и ее сердце не выдержит, оно просто разорвется от заполнивших его чувств. Шумно дыша, Дэниел отстранился и заглянул ей в глаза:
- А это ты помнишь? – спросил он.
- По-моему, я этого никогда и не забывала, - дрожа всем телом, прошептала Эми, - Я…люблю тебя, Дэниел, - выдохнула она, и ее глаза наполнились слезами счастья.
Его имя, произнесенное нею вслух в первый раз, послало по его телу сотни электрических разрядов. Дэниел прижал ее к своей груди.
- А я люблю тебя, и всегда любил. Я наконец-то нашел тебя, милая, - выдохнул он.
Эми вновь вспомнила свои сны и их неизменный финал.
- Что нам теперь делать? – прошептала она, уткнувшись в его грудь.
- Быть вместе и наслаждаться жизнью, - улыбнулся он.
- Я не это имела в виду, - вздохнула Эмилия.
- Я думаю, стоит попытаться связать воедино твои сны и мои видения. Возможно, мы сможем воссоздать более-менее целостную картину своего прошлого, - серьезно ответил Дэниел, - возможно это наш второй шанс, а возможно…
Он внезапно замолчал. В его голову закралась чудовищная мысль. Что если это вовсе не шанс? Что если этот рок преследует их и теперь? И они сохранили свою связь с прошлым лишь по какой-то непонятной ошибке. С другой стороны, тем самым у них есть некое преимущество, и они просто обязаны ним воспользоваться.
- В чем дело? – Эмилия отстранилась и заглянула в его глаза.
- Я пока не уверен…Эми, как я погиб?
Она вздрогнула, но все-таки ответила:
- Я не знаю. Знаю только, что был большой пожар, и ты был в крови… Я не могла ничего сделать. Просто видела твое тело… - слезы вновь подступили к глазам, - Я не смогу это пережить, это просто невыносимо.
- Не волнуйся, все будет хорошо. Я тебе обещаю.
Дэниел, поцеловав ее в макушку, взял Эми за руку и вывел на балкон. На свежем воздухе было немного легче. Он усадил ее на диванчик и спустя несколько минут принес поднос, на котором стояли чашки, вазочка со сладостями и чайничек с чаем от которого исходил дивный аромат. Разлив чай по чашкам, одну из них, он протянул Эмилии. Душистый чай обжигал горло, но вместе с тем прояснял мысли. Эми подняла взгляд на Дэниела и наткнулась на его глаза.
- Я помню еще кое-что, - неуверенно начала она, - Ты всегда говорил одну и ту же фразу перед…пожаром, - у нее язык не повернулся произнести «перед тем, как ты погиб», - Это было что-то вроде: «Они скоро будут здесь» и что мне пора уходить.
- Кто «они»?
- Я не знаю, - Эми в отчаянии закусила губу.
- Милая, - он сел рядом с ней и погладил по щеке,- Мне кажется, на сегодня хватит призраков из прошлого, - Дэниел нежно улыбнулся, и Эми сдалась.
Она позволила себе расслабиться и просто наслаждаться его присутствием, наслаждаться тем неожиданным счастьем, которое на нее обрушилось. Внимательно посмотрев в его лицо, она почти привычным жестом убрала непослушную прядь его смоляных волос со лба. Дэниел поймал ее руку и прикоснулся губами к ее раскрытой ладони. Сердце начало отбивать бешеный ритм, в то время как она все не сводила с него глаз. С каждой секундой в ней росло и крепло ощущение, что вместе они смогут что-то изменить. Даже не смотря на тот факт, что не знают когда и откуда ждать опасности. Но, как известно, дурные новости доходят быстрее, чем хорошие и если что-то изменится, они узнают об этом первыми.
- О чем ты думаешь? – тихо спросил Дэниел.
- О тебе, - прошептала Эми, - Обо мне, о нас. Об этой всей странной и нереальной истории. О том, что так не бывает и мы просто два безумца с навязчивым ощущением дежавю.
Дэниел приложил палец к ее губам, призывая к молчанию.
- Сейчас мы вместе. И пусть это трудно объяснить, но мы любим друг друга. Все остальное неважно. Хоть наша история запутанная и странная, но у нас будет время с этим всем разобраться. Я не позволю случиться чему-либо плохому. Не в этот раз. Ты мне веришь? – спросил он, поглаживая большим пальцем ее щеку.
Эмилия согласно кивнула.
- А теперь, - продолжил с улыбкой Дэниел, - Я хочу знать о тебе все. О твоем доме и о твоей семье.
День медленно перетек в вечер, а они все так же вдвоем сидели на балконе, обнявшись, и Эми рассказывала ему о своем старшем брате, об их шуточных перепалках, о матери, от которой всегда пахнет ванилином и сдобой, об отце и их семейном кафе. Про свою учебу и то, как она всегда стремилась попасть в Англию.
Дэниел внимательно слушал, не перебивая, иногда задавал вопросы и смеялся вместе с ней над особо потешными ситуациями из ее жизни.
- Эми… - произнес он, когда она ненадолго умолкла, но ее улыбка нарушила ход его мыслей и он, тоже улыбаясь, поинтересовался, - Что?
- Вообще-то друзья и семья называют меня Мили, но ты всегда называл меня Эми, - все так же улыбаясь, ответила она.
- Всегда… - тихо повторил он эхом. Это было такое странное и волнующее ощущение быть рядом с незнакомкой, которую на самом деле знаешь от и до. Прикасаться к ней, чувствовать, как от его прикосновений ускоряется ее сердцебиение, и видеть, как загораются ее глаза цвета грозового неба. Просто знать, что она создана для тебя, в то время как многие люди сотни раз ошибаются прежде чем найдут свою судьбу. Нельзя сказать, что у него не было романов за всю его двадцати восьми летнюю жизнь, он не был обделен женским вниманием, но в сравнении с тем, что он испытывал сейчас, они все казались не более чем симпатией в детском саду.
- А ты расскажешь о себе? – вторглась Эми в его мысли.
Дэниел улыбнулся:
- Моя история не такая интересная, - начал он, - До пятнадцати лет моим воспитанием занимался дед, потом мой отец женился, и у меня появилась мачеха, а со временем и младшая сестра. Но я практически не жил с ними, так как учился в университете.
- А твоя мама? – неуверенно спросила Эми, - Что с ней произошло?
- Она была испанкой. Я никогда ее не видел и практически ничего о ней не знаю. Скажем так, это не самая популярная тема для обсуждений в нашей семье.
Эми прикоснулась к его руке:
- Прости… - шепнула она, - Так ты художник? – сменила она тему разговора.
- В каком-то роде, - улыбнулся Дэниел, - Картины это скорее мое хобби, а вот на жизнь я зарабатываю другим способом.
- А что ты тогда делал в галерее? – удивилась Эмилия, - Я подумала, что ты там был не случайно и потом, твои картины…
- Ну, допустим, делал я там то же, что и ты, любовался произведениями искусства, - не дав ей договорить, произнес он, бездумно поглаживая ее руку большим пальцем, - Но вот оказался я там действительно случайно и… - он усмехнувшись, покачал головой и затем взглянул в ее глаза, - и сейчас даже страшно представить, что мог бы не оказаться.
Эмилия теряла весь ход своих мыслей, стоило ей попасть в плен его бархатного взгляда, но она прекрасно понимала, что имел в виду Дэниел. При мысли о том, что они могли разминуться или просто кто-то из них не пошел бы сегодня в галерею неприятный холодок страха пробежал по позвоночнику, но она постаралась не думать об этом.
- И что тебя туда привело? – тихо спросила Эми, - Случайно…
- Заказчик назначил деловую встречу именно там, и мне не оставалось ничего другого как ехать.
- Заказчик? – заинтригованно переспросила Эмилия.
Дэниел посмотрел в ее озадаченное лицо и не смог не рассмеяться.
- Судя по выражению на твоем лице, ты подумала, что я наемный убийца? – смеясь, предположил он.
- Я еще пока не успела ничего подумать, - призналась та, - Но надеюсь, все не так запущено.
- На самом деле, все намного прозаичней, - улыбаясь, произнес он, - я самый обычный архитектор. Мне показалось или ты вздохнула с облегчением? – приподняв бровь, поинтересовался Дэниел.
На этот раз рассмеялась Эмилия.
- Не могу сказать, что я разочарована.
Вдруг их беседа была прервана звонком его мобильного телефона. Он достал из чехла телефон и, взглянув на имя звонящего, произнес:
- А вот и часть моей семьи объявилась, - улыбнулся парень, нажав на кнопку приема вызова. На том конце раздался звонкий девичий голосок. Дэниел терпеливо выслушал тираду, задав лишь один вопрос:
- И где вы сейчас?
Последовали длительные объяснения, а затем он произнес:
- Хорошо, Ди. Будьте там, я сейчас приеду.
Отключившись, он взглянул в озадаченное лицо Эми.
- Это была Диана, моя младшая сестра и просто бездонный кладезь проблем, - улыбнувшись, объяснил он, - Я ей одолжил на вечер свою машину, но поскольку, у моей сестры нет привычки проверять количество бензина и вовремя заправляться, то они сейчас стоят где-то в окрестностях Лондона. Поедешь со мной или подождешь меня здесь?
- В смысле? – озадаченно переспросила Эмилия.
- В прямом. Ты ведь не думала, что я смогу теперь тебя куда-либо от себя отпустить? - как будто это было само собой разумеющимся, произнес он.
Эми засмеялась:
- Боюсь, у тебя ничего не выйдет. Через час я должна быть в общежитии, а у нас там с этим строго, так что…
- В общежитии, значит? Ну ладно, поехали сначала в общежитие, собирать вещи.
Эмилия покачала головой.
- Нет, ты шутишь? Даже не думай! Мне не нужны неприятности.
- Ты предлагаешь мне переехать к тебе в общежитие? – усмехнулся он.
- Очень остроумно, - улыбнулась Эми, - Но дела обстоят так, что тебе придется с этим смириться. И тем более, у меня провинциальное воспитание, - смеясь, добавила она.
- У тебя завтра есть занятия? – сменил тему Дэниел.
Эми утвердительно кивнула.
- И в котором часу ты освободишься? – деловито поинтересовался он.
- В два. Ты что-то задумал? – раскусила его Эмилия.
- Ну, скажем так, перед тобой лучший гид, которого только можно найти. Так что готовься, завтра тебя ждет экскурсионный тур.
- Звучит заманчиво, - Эми придвинулась ближе к Дэниелу и обняла его. Очертив указательным пальцем, контур его губ, коснулась ямочки на подбородке, внимательно изучая его лицо. Дэниел вздрогнул:
- Я могу и передумать по поводу общежития, - с нежной угрозой произнес он.
Эмилия рассмеялась и прикоснулась к его губам своими. Нежно и не спеша, их губы исследовали друг друга. Наконец, время вновь возобновило свой бег и Эми проворно отстранившись, заглянула в его глаза.
- Пора, - шепотом произнесла она, вставая на ноги.
- Пора, - вздохнул Дэниел и нехотя поднялся следом за ней.

***

Когда день незаметно растаял и на смену ему пришел вечер, зажигая в окнах домов свет, Дэймон вернулся в гостиницу и уверенным шагом направился к интересующему его гостиничному номеру. Он коротко постучал и, не дожидаясь ответа, открыл дверь, пройдя внутрь.
- Какие новости? – раздался голос Ромэна, нарушивший тишину комнаты.
Дэймон повернул голову в сторону окна, у которого стоял цыган, повернувшись к нему спиной и пытаясь что-то разглядеть в сгустившихся сумерках.
- Я так полагаю, что тебя больше интересует не столько процесс реставрации приобретенного тобой дома, сколько личность самого архитектора? – приподняв бровь, поинтересовался парень.
- Хвалю за сообразительность, - сухо ответил Ромэн, - Так это он?
Дэймон не проронив ни слова, подошел к столу, на котором стоял графин с виски и, повернувшись к нему, как ни в чем не бывало, спросил?
- Не против?
- Не играй со мной, - предупредил его тот, - Я поставил конкретный вопрос и жду конкретного ответа.
Дэймон спокойно пожал плечами, затем плеснул себе в стакан немного янтарной жидкости из графина и залпом осушил его. Ромэн сузив глаза, молча наблюдал за ним. Парень с негромким стуком поставил стакан обратно на стол и наконец вновь взглянул в лицо своего собеседника.
- Почему ты не сказал мне кто он на самом деле? – произнес он через мгновение.
В глазах Ромэна вспыхнул неподдельный восторг.
- Значит это все-таки он, - выдохнул цыган медленно, будто смаковал каждое слово, и что-то недоброе блеснуло в его черных как ночь глазах, - Твои люди не ошиблись.
- Они никогда не ошибаются, - парировал Дэймон, – но сути это не меняет. Ты должен был предупредить меня…
Ромэн остановил парня на полуслове взмахом руки.
- Это не столь важно, - перебил он, - Ты почувствовал медальон? Он у него? – в его голосе звенело нетерпение.
Дэймон спрятал руки в карманах брюк и несколько мгновений смотрел на носки своих туфель, будто заметил там нечто очень интересное.
- Нет, наконец произнес он, - Его я не почувствовал, зато почувствовал кое-что другое и думаю ты догадываешься о чем я говорю.
- Я же сказал, - теряя терпение, проговорил тот, - это не важно. Он плебей, полукровка и никогда не сможет воспользоваться даже десятой частью того, что в нем есть, - добавил Ромэн, вновь устремив свой взгляд в окно.
- Я бы на твоем месте не был так уверен в этом, - покачав головой, заметил парень, - В нем…
- Все, что меня интересовало, я уже услышал, - вновь перебил его цыган, - Теперь возвращение медальона это лишь вопрос времени и по сравнению с тем, сколько я этого ждал, весьма короткого, - он повернул голову в сторону Дэймона, - Пусть с него не сводят глаз. День и ночь. Я хочу знать о каждом его шаге и вдохе, - произнес он нетерпящим возражений тоном и уже тише добавил, опять взглянув в окно, - А когда он его найдет, я завершу то, что начал когда-то.
Дэймон на миг подумал о том, что такого опасного человека как Ромэн лучше не иметь в своих врагах, иначе можно даже не сомневаться, исход противостояния будет заранее предрешен. У самого Дэймона не было вариантов, жизнь не предоставила ему этого выбора, сама решив все за него, хотя если бы он и был, вряд ли это что-то изменило.
Ромэн нашел Дэймона, когда ему было десять лет. Он был, сбежавшим из детского дома сиротой и перебивался мелкими кражами на вокзалах и рынках. Очередной его жертвой и должен был стать Ромэн. Но именно тогда, в первый раз в своей жизни, он почувствовал мощные энергетические волны, исходящие от незнакомца. Такие сильные, что на миг это ощущение парализовало все тело мальчугана. Этой заминки хватило, чтобы его попытка вытащить бумажник была замечена и с треском провалилась. Вопреки его ожиданиям, незнакомый и странный мужчина не сдал его в руки стражам правопорядка, а предложил поехать с ним, посулив и еду, и деньги, и крышу над головой. О большем маленькому бездомному оборванцу, которым он был, и мечтать не приходилось.
Ромэн дал ему все, что обещал, включая хорошее образование и практически беззаботную жизнь, став своеобразной заменой отца, которого у Дэймона никогда не было. Со временем образование Дэймона не ограничилось дипломом университета, а продолжилось в уже совершенно другой сфере. Именно тогда он узнал о настоящей магии и о том, кем был его наставник на самом деле, а также о своем умении чувствовать людей, наделенных сверхъестественными способностями.
По большому счету, он не был ничем шокирован, и никогда не задумывался о правильности или неправильности совершаемых Ромэном поступков. Это был единственно известный ему вид заботы, который он когда-либо чувствовал по отношению к себе.
Дэймон вновь вспомнил то ощущение, когда днем пожал руку архитектору, который так интересовал цыгана. Пусть Ромэн говорил что угодно, но потенциальная сила незнакомца была сродни той, которой обладал его наставник. Учитывая даже то, что ее хозяин, судя по всему, и не подозревал о ее наличии. Сила эта была его частью, точно также как и у Ромэна. А это наталкивало на определенные мысли и выводы.
- На сегодня ты можешь быть свободен, - прервал ход его мыслей голос цыгана, - Но с завтрашнего дня я хочу видеть подробный отчет о каждой прожитой минуте Дэниела Брайсона.
- Разумеется, - сухо ответил Дэймон и, развернувшись на пятках, быстрым шагом покинул гостиничный номер Ромэна, захлопнув за собой дверь.

***

Понедельник выдался на удивление солнечным, хотя и прохладным. Пересекая лужайку, отделяющую учебный корпус от кампуса, Эми взглядом наткнулась на завораживающую картину. У нее просто пропал дар речи. Неизвестно что больше вызвало эту реакцию: сам Дэниел, улыбка, которого просто ослепляла или его машина, на капот которой он оперся. Можно было не быть заядлым автолюбителем, чтобы узнать этот автомобиль, достаточно было посмотреть один из последних фильмов о Джеймсе Бонде.
- Ты шутишь? – подойдя к нему, изумленно улыбнулась Эми.
Дэниел оттолкнулся от капота и подошел ближе. Прикоснувшись ладонью к ее щеке, он шепотом произнес:
- Привет, незнакомка… - и нежно коснулся ее губ поцелуем. Эми растаяла, но не сдалась.
- Это ведь Астон Мартин. У тебя автомобиль Джеймса Бонда? – не унималась она, заглядывая за его спину и рассматривая автомобиль черного цвета.
Дэниел нахмурил брови в притворном разочаровании.
- Так и знал, что нужно было тебя повезти на романтичном красном двухэтажном автобусе. Так значит, мой автомобиль заслужил больше внимания, чем я?
Эмилия улыбнулась:
- Нет, у него далеко не такой шикарный вид как у тебя.
Дэниел сделал вид, что задумался и через секунду с улыбкой произнес:
- Да, ты права.
- Ты невыносим! – покачав головой, хмыкнула Эми, – Так ты меня похищаешь?
- Ну, что-то вроде того. Я ведь обещал тебе постоянно быть рядом и заодно показать главные достопримечательности своей столицы. Поехали? - он открыл пассажирскую дверь.
Эми еще раз заглянула в его глаза и улыбнулась. Все внутри переворачивалось, когда она слышала его голос, видела его глаза, чувствовала тепло его тела на яву. И каждый раз боялась проснуться, очнуться от этого волшебного и прекрасного сна. Дэниел подождал пока она сядет в машину и, захлопнув пассажирскую дверь, уже через мгновение занял место водителя. Пока он заводил автомобиль, Эми внимательней рассмотрела его. Белый свитер с высокой горловиной чудесным образом контрастировал с его волосами и кожей, как и вчера, он остался верен джинсам, а вот кожаную куртку сменил на черное классическое двубортное пальто, длинной до середины бедра.
- Что? – улыбнулся Дэниел, поймав ее взгляд.
- Да так, - смутилась Эми, - ты настоящий? – улыбнулась она.
- Самый что ни на есть, – серьезно ответил он и, взяв ее за руку, легонько сжал.
Петляя по улицам Лондона, они вскоре остановились у места их назначения, на западном конце Оксфорд-стрит.
- Это одно из самых романтических мест, – произнес Дэниел, помогая Эми выйти из машины. Ее взгляду открылся потрясающий вид на огромную мраморную арку, за которой открывался пейзаж с обилием ярко-зеленых лужаек и фонтанов. Перед ними раскинулся Гайд-парк.
- Восхитительно – выдохнула Эми. То тут, то там прогуливались влюбленные пары. Само место так и дышало покоем и умиротворением.
- Согласен, - улыбнулся Дэниел, - Но история у него весьма мрачная и зловещая – таинственным шепотом добавил он, и Эмилия удивленно взглянула на него.
- Например, на месте, где сейчас триумфальная Мраморная арка, - пояснил он, махнув рукой в сторону сооружения, через которое они прошли, и которым так восхитилась Эми, - когда-то стояла Тайбернская виселица, главное место казни в Лондоне до 1783 года, – продолжил он все тем же таинственным шепотом.
- Трудно в это поверить, - произнесла Эмилия, наслаждаясь спокойной атмосферой парка.
- Да уж, а по соседству с озером Серпентайн было кладбище домашних животных. Оно и сейчас есть, только закрыто.
- А ты знаешь толк в романтике, - саркастически заметила Эми. Дэниел засмеялся.
- Просто подумал, что тебе может быть интересно.
- О да! – засмеялась вместе с ним Эмилия.
- А это Уголок ораторов, - улыбнулся Дэниел, указывая на место неподалеку от арки, - Произнести речь в Уголке ораторов до сих пор может каждый. Для этого, как и раньше, надо всего лишь встать на какую-нибудь возвышенность: пустой ящик из-под пива или стремянку, – пожал он плечами.
Дальше были рассказы о Кенсингтонских садах, про памятник Питеру Пену, мемориал Принцессе Диане в виде круглого фонтана очень красивой формы, и довольно помпезный памятник принцу Альберту. Дэниел оказался прекрасным рассказчиком, знающим массу интересных фактов и историй. Эмилия слушала, раскрыв рот, и наслаждаясь его близостью. Ей до сих пор казалось, что она просто никак не может проснуться и поэтому жадно ловила каждую секунду этого фантастически-прекрасного сна.
Вскоре они подошли к кафе-стекляшке с лавочками и столами прямо на улице.
- Пора пить чай, - пошутил Дэниел и, обняв Эми за талию, повел в сторону кафе.
Глядя на озеро, уток и лошадей, они наслаждались душистым чаем, запивая ним необычайно вкусные, еще горячие, сдобные булочки с корицей. Следующей их остановкой стало колесо обозрения именуемое Лондон Ай. Прижавшись друг к другу, они любовались на потрясающий вид погружающегося в сумерки города с высоты птичьего полета. Дэниел ни на миг не выпускал ее руки из своей, нежно сжимая ее тонкую кисть в своей широкой теплой ладони.
Они говорили обо всем: о музыке, книгах, фильмах, увлечениях. Будто пытались наверстать то время, которое находились в мистической разлуке. Оживленные беседы сменялись минутами уютного молчания, когда слова были, не так важны, вместо них они прислушивались к своим ощущениям и их взгляды и прикосновения были намного красноречивее каких-либо признаний.
Не спеша, прогуливаясь по улицам и восхищаясь видами уже ночного города, Эми и Дэниел все никак не могли расстаться, несмотря на уже довольно позднее время.
- Знаешь, я никогда бы не подумала, что ты англичанин, - произнесла она, нежно касаясь его лица, после того как он в очередной раз сгреб ее в охапку, чтобы коснуться ее губ в опьяняющем поцелуе.
- Ну, я не совсем англичанин, - улыбаясь, поправил он ее, - я ирландец.
- Даже так? – удивилась Эми, - Но я вообще-то не это имела в виду, - через секунду покачала девушка головой, - Во-первых, ты внешне совсем не похож на жителей туманного Альбиона, а во-вторых, я всегда думала, что мужчины, живущие здесь, достаточно холодны и сдержаны в проявлении своих эмоций.
- Ты забываешь, что я на половину испанец, так что горячей крови в моих венах предостаточно, - засмеялся он.
- Наверное, - улыбнулась Эмилия.
Дэниел обнял ее крепче и заглянул в ее задумчивые глаза:
- А тебя что-то смущает? – хитро прищурившись, поинтересовался он.
- Я этого не говорила, - хмыкнула Эмилия, - Просто поделилась своим наблюдением.
Вдруг внимание Эмилии привлекла женщина, стоявшая у небольшого столика у края тротуара. На плотном листе картона была сделана большая надпись, которая гласила «Мгновенная лотерея». Несколько зевак и праздношатающихся людей таких же, как и они с Дэниелом то и дело останавливались возле нее, чтобы выбрать один из цветастых мешочков. Проследив за взглядом Эми, Дэниел улыбнулся и спросил:
- Хочешь таинственный подарок?
- Еще более таинственный, чем ты? – рассмеявшись, уточнила Эмилия.
Они подошли к столику, и пока Дэниел о чем-то договаривался с торговкой, она не могла оторвать взгляда от ярко-алого шелкового мешочка, перевязанного золотистой тесьмой.
- Этот, - указала Эми на сверток огненного цвета, - Я хочу этот.
Женщина взяла его в руки и положила на раскрытую ладонь девушки:
- А вы верите в магию? – таинственно прошептала она.
- Даже больше, чем вы можете себе представить, - произнесла Эмилия, не сводя глаз с мешочка.
- Так ты посмотришь, что ты выиграла? – шепнул Дэниел ей на ухо, когда они немного отошли от прилавка.
Повозившись с тесьмой, она перевернула сверток, и на ее ладонь упал тяжелый медальон. Несколько секунд она пристально рассматривала его круглую, идеально-правильную, форму и причудливый орнамент внутри. Три, одинакового размера, спирали переходили одна в другую, нигде не прерываясь. Казалось, медальон гипнотизирует, затягивает, манит…
- Удачный выбор, - улыбаясь, произнес Дэниел, и это странное ощущение пропало, - А ты хорошо разбираешься в таинственных подарках, - шепнул он у самых ее губ, склонившись над ее лицом.
Медальон тут же был отправлен в карман, а Эмилия привстала на цыпочки и обвила шею Дэниела руками.
- Спасибо за чудесный день, - так же шепотом ответила она и коснулась его губ легким поцелуем.
- Он еще не закончился, - слегка отстранившись и заглядывая в ее глаза, проговорил Дэниел, и они, обнявшись, побрели по ночному городу, затерявшись где-то среди толпы.

0

37

Большие главы :flag:
В общем это не критика, скорее рекомендации по очистке шеоховатостей текста:
Эми - даже мой комп завозмущался и сам доставил вторую "м", в принципе в английском варианте оно так правильно и пишется...
Еще мгновение и деревья расступились, открывая взгляду старый замок. - Еще мгновенье и деревья расступились, старинный замок вырос перед ней.

Он выглядел также мрачно и устрашающе, как и лес, окружающий его как и местность, нависая над поросшей дикими травами пустошью, посреди которой и стоял.

разлета черных бровей за ней внимательно наблюдали два изумруда.

ассоциация с кошачьими глазками

Открыв глаза, Эмилия резко села в кровати, жадно ловя ртом воздух жадно набирая воздух ртом . В холодном поту, в слезах и с катящимися по щекам слезами, она прошептала:

это мой вариант подачи предложений

- Мили, дорогая, поднимайся!

Прочитала имена родителей, они вполне стандартны, а у дочери мало того, что редкое, так еще и кличка не привычная, уже бы ее Милкой называли или Эмкой, ну как-то так шуточно и привычно одновременно...

который она унаследовала от отца и, держания себя в ежовых рукавицах, все вместе выглядело весьма неплохо.

Выделенная фраза не понравилась, предлагать ничего не буду, но может стоит ее переиграть?

Достав из микроволновой печи тарелку с горячими бутербродами, Эмилия поставила их на стол и уселась, поджав под себя левую ногу. За столом уже сидели отец и ее старший брат. Наблюдая за метаниями мамы, они по-доброму над ней подшучивали.
…………
- Всем доброе утро! – произнесла она.

Думаю, что она должна поздороваться прежде  чем достанет булочки и усядется а стол...

Она шагнула в такой лоскуток и с удовольствием почувствовала проникающее под кожу ступней тепло. Любимая детская привычка. Постояв так еще пару секунд, она вновь подошла к шкафу с зеркалом и привычным движением собрала волосы в тугой узел, скрепив их парой шпилек. Она старательно избегала смотреть в сторону кровати. Теперь она казалась ей дверью в потусторонний мир, параллельную реальность в которую она попадала каждую ночь. Эмилия в равной степени с нетерпением ждала ночи и с ужасом замирала при мысли о ней, о своих снах, о любимом человеке, которого не существовало. Попытавшись хоть на время выбросить все это из головы, она вытащила из шкафа пляжную сумку, в которую сложила полотенце и крем для загара. Взяв в руки несколько красных лоскутков, носивших гордое название купальник, она ехидно улыбнулась, но все-таки отложила их в сторону. Остановившись на черно-белом варианте, она быстро надела купальник и завязала на талии парео. Завтра в это же время она будет уже в аэропорту. Она вздохнула, спрятала глаза за стеклами солнцезащитных очков и, улыбнувшись, вышла из комнаты.

Главу я не дочитала, буду осиливать уже завтра :jumping:

0

38

Эрика, спасибо за разбор. Все учтем при редактировании. http://i012.radikal.ru/0803/82/b4322276be6a.gif

0

39

Прочитала я пока только первую главу и сразу в глаза бросались повторы, смысловые:

Процедура регистрации заняла не слишком много времени. Ответив на все необходимые вопросы о цели визита и продолжительности пребывания в стране, девушка получила назад свой паспорт и забрала багаж. Покинув здание аэропорта, она вышла на свежий воздух и сделала еще один глубокий вдох. Вместе с этим вдохом в ее душу проникло приятное ощущение спокойствия. Каким-то удивительным образом оно окутало ее, будто в кокон и ее растерянность и неуверенность как рукой сняло. Эмилия достала из сумочки свою записную книжку и внимательно проверила адрес университета и номер необходимого ей автобуса, несмотря на то, что уже заучила их наизусть. Еще раз, убедившись, что все запомнила правильно, она оторвала взгляд от блокнота и, захлопнув его, бросила обратно в сумочку.
Поиски нужного автобуса практически не составили никакого труда и не отняли большого количества времени. Что ж, ей определенно везет. Пока автобус вез ее к месту ее назначения на Нортамтскую площадь, Эмилия увлеченно рассматривала город из его окна. Широко распахнув глаза, она с упоением вглядывалась в совершенно другой мир, в котором ей предстоит прожить около года. Огромное количество парков, садов и скверов сразу бросилось в глаза. Весь город будто утопал в зелени, но помимо зеленого цвета здесь царило и разнообразие других ярких красок, которыми пестрели витрины, вывески, рекламные щиты, автомобили и знаменитые красные двухэтажные автобусы. У Эмилии зарябило в глазах.
Она перевела взгляд на саму дорогу и заметила разметку белого цвета. Большими буквами по краям этой разметки стояли надписи «LOOK LEFT» и «LOOK RIGHT» как постоянное напоминание о правилах дорожного движения. Эмилия украдкой улыбнулась, куда уж тут браться нашей старой доброй «зебре».
Вот автобус проехал мимо отряда конной полиции, ожидающих зеленого света светофора, облаченных в ядовито-салатовые накидки. Вряд ли еще где-нибудь повезет такое увидеть. За столь увлекательным занятием, Эмилия и не заметила, как добралась до конечного пункта своего путешествия. Автобус остановился у главного корпуса Университета Сити Лондон, располагающегося практически в центре столицы Англии.
Под натиском такого количества новых эмоций и впечатлений, Эмилии казалось, что все происходит будто во сне. Вот она представляет свои документы, затем с ней проводят своеобразное собеседование. Никакого волнения или нервозности. Все предельно вежливы и улыбчивы. Она ждет. Наконец, все в порядке, последние мелочи улажены и она полноправная студентка. Ей предложили выбрать один из кампусов. Хейворс Холлс, который ей достался, располагался в пяти минутах ходьбы от главного корпуса университета на улице Баствик, рядом со спортивным центром.
Без труда отыскав его здание, Эмилия вошла внутрь. На первом этаже находилась большая комната отдыха с телевизором, теннисным столом, видео играми и торговыми автоматами. Ее же комната была на втором этаже. Кровать, стул, стол, шкаф, настольная лампа и, как не удивительно, телефон, являли собой все ее богатое убранство. Как выяснилось, такие блага современной цивилизации как душ, туалет, кухня и даже прачечная были общими на этаж, но Эмилию это не сильно расстроило.
Сев на кровать, она обвела взглядом свое владение, и глубоко вдохнув этот новый запах, откинулась на подушки. Веки сами собой отяжелели, и она как была в джинсах и хлопковой синей кофте провалилась в сон. Послезавтра первый день учебы, первый день новой жизни, а пока… Ее сознание не закончило мысль, погрузившись в мир красочных иллюзий, вызванных яркими впечатлениями.

У меня появилось такое ощущение, что автор акцентирует внимание на ненужных событиях, будто за счет этого расширяя роман, а вот чего-то яркого явно не хватает или же описания очень скудны.
Далее идет повествование Эмили о ее учебе и проживании в новом месте, и все как-то скомкано – девушка не упоминает, я познакомилась с одной девчонкой из…, которая (рассказ о ее жизни) и мы с ней вместе …. В общем нет конкретизации, будто все это происходит за один день и Эмми еще не успела ни с кем познакомится, хотя подозреваю, что уже прошел месяц, если не больше…..

0

40

Midnight Lady написал(а):

Estrella написал(а): «Небывалая комбинация былых впечатлений».
А можно ссылочку

Midnight Lady, просто набери в Яндексе эту фразу.

Слово "парень", особливо по отношению к главному герою, не советую употреблять, так же как и "мужчина".

А так очень интересно! http://i.smiles2k.net/big_smiles/big_smiles_134.gif Надеюсь на продолжение!

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » ДежаВю (роман любовь/мистика)