Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Отступление в Бездну


Отступление в Бездну

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Жанр- фантастика.
Текст является отрывками повести, написанной в мотиве пробы пера. Написание и публикация этого материала не преследовала каких-либо целей публицистики и осушествляется в режиме "for fun". Названия и небольшие составляющие(не сюжетные) некоторых персонажей были выработаны под впечатлением совокупности некоторого ряда произведений известного толка и писателя.
Написан пролог и вступление к первой части. Требуется критика и мнение о том, следует ли это продолжать писать.

---Аннотация

Великий Игва Гангтунгр, обладая информацией о местонахождении куска Знаний Бездн со сведениями об Изменениях и манипулировании реальностями, подкидывает информацию о нем иерарху пятого уровня, курировавшему именно эти области, в расчете на его повышенный к ним интерес. С тем чтобы, в случае удачи, прельстив обладающего запретным знанием, но не в состоянии в полной мере его реализовать иерарха, а затем, подчинив его, завладеть желаемым. Одновременно, отвлекая неизбежный интерес иерархов к прилегающей к нужной, зоне контроля другого Великого Игвы - Даймона. Узнав об этом, на след преступившего закон Ангела выходит, ликвидируя его, один из Архонтов, иерарх, оберегающий Границу Реальностей. По случайному совпадению, перед уничтожением, первый непонятно зачем передает эйконал с добытым фрагментом Знаний Бездн неведомо как оказавшемуся в зоне противостояния местному Посвященному I Ступени - самой низшей касты Внутреннего Круга. Но выдержит ли психика последнего этот нежданный и смертельно опасный для него дар?..



---Пролог

Со стороны севера дохнул стремительный поток обжигающе холодного ветра. Суфетль оглянулся. У линии терминатора, сгущались свинцово-алые грозовые массивы, прорезаемые интенсивными вспышками молний. Он стоял практически на самой остроконечной верхушке горы, с которой открывался свободный взгляд на Ишшарварскую долину с большинством прилегающих к ней местностей.
Сколько он себя помнил, такие грозы учащались и входили в силу именно в этой монаде года.  Тем не менее, инфраструктура его ореола встречала монаду подготовленной, и завершившей многие наземные работы.
Суфетль  принадлежал к древнему, но в настоящее время полностью выродившемуся и забытому роду. Среди своих соплеменников он слыл молодым, полным сил и знания наблюдателем границ. Хотя в действительности, его Знание было гораздо глубже. Мало кто догадывался, а тем более знал, что Суфетлю пошел девяносто третий цикл, хотя на вид ему не дали бы и сорока.  Суфетль был Идущим, Посвященным I ступени Внутреннего Круга Сурии, его реальности. Многие циклы Суфетль накапливал знания о мире, боевые навыки и твердый характер, пока его не заметили наблюдатели Круга, и он не встал на путь Ученика.
С тех пор многое изменилось. Поменялись несколько режимов в его стране, Гарве, осталось позади кратковременное Смутное Время, одновременно ставшее тяжелым испытанием  для Ученика, бывшего, практически от рождения, воином, на плечи которых легли основные заботы по защите слабого, раздираемого противоречиями государства, с удвоенной силой подвергавшегося в эти дни нападениям врагов. В какой-то момент он начал отдаляться от соплеменников и близких, знания и опыт Внутреннего Круга требовали на порядок более высокой реализации внутреннего Я. Пройдя Посвящение, Суфетль успешно развил в себе знание некоторых древних боевых комплексов его предков, освоив, и получив доступ к генной памяти. Помимо этого, он тренировал способности изменения веса и температуры тела, движения в темпе, то есть, на сверхскорости, и свободно оперировал менталом, низшим из двух метафизических слоев Силы своей Реальности. О том, что существует два высших, содержащих в себе качественно иной и более полный пакет информации и возможностей слоя, логос и универсум, объединяющие в себе общевселенские объемы, Суфетль знал от его учителей, Посвященных II Ступени его ореола, по сути, представлявших теневое управление всем государством, оставаясь при этом в полной неузнаваемости, что и подобало их умениям. Посвященные II ступени, Наблюдатели, обладали более широким спектром возможностей и Силового оперирования, используя в полной мере гипервнушение, позволяющее внушать любому индивиду требуемую картину и восприятие образа Наблюдателя, а также более углубленным знанием боевых или метафизических навыков, в зависимости от избранного Пути, не говоря уже о владении астралом, вторым уровнем метафизического континнума, и манипуляцией с Элохим Эвор – Второй Силой Бога. По сути, Наблюдатели издревна выполняли негласные функции контроллеров социумов, образуя в каждом ореоле свой совет Неизвестных, преступать решения и уровень манипулирования которого были не в состоянии не просто обычные личности, но и Идущие.
Задумчиво склонив сегмент головы, Суфетль разглядывал надвигающуюся грозу. Он относился к практически полностью доминирующему в этой реальности виду Primaververius, потомкам древних Инсектов, богомоло-жуков. Его рост достигал практически двух метров, с большим количеством конечностей и систем анализа информации и внешней среды. Мысли же его в данный момент снова и снова возвращались к детальной оценке наступления сезона холодов и бурь. Еще раз бросив беглый взгляд на бушующий горизонт, он повернулся, и не спеша направился к известному ему короткому спуску на плато.
Совсем близко прозвучал сильный раскат, земля под ногами вздрогнула. Суфетль с изумлением обернулся, ведь он редко ошибался в своих оценках. Увиденное заставило его растерянно податься назад. Над прилежавшими к массиву холмами быстро перемещалась огромная, не менее двадцати метров, кошмарная фигура кентавра, с торсом и головой орла, окруженная плотным, лиловым сиянием. В руке у нее был трезубец, с зубцов которого быстро срывались змеящиеся лиловые молнии, видимо растягивающие и деформирующие окружающий ландшафт. Суфетль застыл, хотя, вряд ли у него было время оценку ситуации, и отступление. Кентавро-орел двигался прямо в сторону плато.
С гулким, заставившим задрожать землю ударом грома, в трехстах метрах позади того возникла еще, в полтора раза выше, прямая как струна, внешне человеческая фигура в длинном, темно-синем плаще, с грозным, струящимся лицом, сквозь которое, на мгновения, проступал облик смертельно опасного, неведомого существа, сходу метнувшая в сторону кентавра ручей ослепительно-изумрудного огня. Не сбавляя темпа, кентавро-орел неуловимым движением выбросил за спину трезубец, с концов которого сорвались шипящие лиловые молнии, вонзившиеся в ручей, и, хотя и не погасившие, но заметно ослабившие его удар в основание торса. Засветившись еще интенсивнее, и скачком увеличиваясь почти на две трети, он, на ходу перегруппировываясь лицом к грозной фигуре в атласном плаще, в мгновение застыл, очевидно для чего-то концентрируясь. В небе, над землей, везде поплыл все нарастающий, оглушающий звон, окончившийся тугим, колеблющим метрику вокруг смерчем в руках кентавра, который он с силой бросил в кажущегося то убеленным стариком в плаще, то невообразимым созданием противника, и одновременно, показалось что в глаза, в уши, во все органы вонзились сотни острых стрел, отбросившие Суфетля на добрый десяток метров, не смотря на полные защитные барьеры, какие только он мог предварительно выставить. Подняв гудящий сегмент головы, он увидел длинный, пышущий жаром разлом в том месте, где был старик, в данное мгновение формирующий в небе слепящий октаэдр своей Воли. Где-то внутри лопнула звездочка осознания, что сейчас был реализован удар уровня Силы, которой Суфетль был вообще не в состоянии охарактеризовать, и, самое страшное, он понимал, что старик готовится ударить подобной, а может и более сильной формой Закона, ведь по сути, применение Силы реализовывало определенный закон в конкретной реальности. Поэтому, он сделал единственное, что ему оставалось - загнал сознание на более глубокий, подсознательный уровень, иначе, в глубину личности. И  уже не увидел, как страшен был ответ противостоящего! Слепящий октаэдр в небе вылился в длинный, еще более изумрудно-яркий клинок в руках старика, стремительно удлинившийся при ударе, характеризовавшимся долгим, раскаленным шипением, буквально казалось раздирающим, выворачивающим наружу сами кварки. Неизбежно продолжающим разрушать окружающую территорию, одновременно подбросив в воздух тонны пыли. И все же, каким-то образом, кентавро-орел отбил этот удар яркой полусферой на кончиках трезубца! Хотя возможно, это было обусловлено тем, что за миг до удара, фигура кентавра со вспышкой увеличилась еще почти на треть! Два исполинских воплощения напряженно застыли друг напротив друга, очевидно, концентрируясь для очередных инициаций, и тело Суфетля наверняка не выдержало бы их, если бы ситуация кардинально не изменилась.
В опасной близости к обоим, с высверком, протаял, с два десятка метров, облик мужчины с суровым, трудно поддающимся описанию лицом, огненно черными волосами и пронзительно голубыми, излучающими сияние плавящегося льда глазами. Потратив полсекунды на оценку обстановки, он, с увеличившимся излучением глаз, исторгнувших две длинные, льдистые искры, вонзил те в бок кентавра, враз ослабляя формирование тем защитных законов.
Землю ощутимо качнуло. Видимо, сложившаяся ситуация не позволяла кентавро-орлу вести оптимальный поединок, так как спустя миг он, одевшись сеткой тусклых молний, исчез. Немного погодя, вероятно что-то оценивая, и как бы прислушиваясь к себе, с порывом ветра, пропали и его противники.
Тем временем, в атмосфере начался ад! Грозовое, затянутое темными массивами небо, обычно и так редко светлое и чистое в Сурии, швыряло горсти холодных капель вместе с оглушающими порывами северного, выжигающего ветра. Наконец зашевелившийся, Суфетль с огромным трудом, и каким-то внутренним скрипом, поднял словно набитую песком голову. Все органы и покровы тела ужасно терзала незнакомая, опустошающая боль. Бросив взгляд по сторонам, он еле узнал развороченную, с то тут, то там струйками темного дыма округу. С трудом встав, постепенно заковылял к видневшимся вдалеке постройкам его соплеменников. Остановился, словно молясь, или благодаря кого-то. Двинулся дальше. Но, Судьба уготовала нечто иное. С волной сжатого воздуха, прямо за ним возникло знакомое кошмарное воплощение кентавра с торсом орла, окруженное уже потускневшим, но все еще лиловым маревом. Устремившее выжигающий, плавящий до основания взгляд на обернувшийся, хрупкий силуэт обитателя этой, практически адовой реальности.
Секунда истекла.
Суфетлю показалось, что на мгновение и без того огромное, воплощение исполина увеличилось до размеров вселенной, а затем, всадило ему в голову мощный ментальный разряд, выбивший из него сознание, как ветер тушит пламя свечи. Хотя, за долю секунды, он услышал раскатистый, распирающий голову голос:
«Слабое существо..Настигли..Конец»
И снова, он уже не увидел, как в полукилометре позади возникли очертания противников кентавра, правда, не успевших ничего сделать, так как преследуемый уже прыгнул на тридцать километров далее. Истаяли и его враги. Тем не менее, буквально через пять-шесть микроциклов, матовое, постепенно набирающее яркость сияние на горизонте внезапно прорвалось безудержным потоком, поднимающим сотни тонн камней и песка в округе…



---Часть первая

Эторн был стар. Далеко позади остались золотые времена, когда он, молодой и талантливый, вел тонкую, напряженную борьбу с коллегами за власть в Союзе. Правда тогда Союз наделял его целыми четырьмя коллегами, априори не заботящимися подобающим образом о социуме молодого государства, а скорее, оценивших все достоинства манипулирования спесивыми правителями и силовыми структурами ореола. И Смутное Время был лишь отголоском того холодного противостояния, независимо от результата колеблющего достаточно большую часть обозримого мира.. И все же, Эторн умел добиваться своей цели, скомпроментировав, и практически уничтожив добрую половину Наблюдающих ореола. Потеряв сан, его соперники растворились, исчезли из этой области обитаемого мира, хотя, возможно, это и было на руку его сейчашним визави, с завидным постоянством соблюдающим нейтралитет вот уже много-много циклов. Что, правда, не особо его тревожило. В глубине души Эторн не без оснований полагал, что в свое время ему помогли доселе неизвестные ему Хранители, хотя, по меркам Внутреннего Круга Сурии его Путь был не слишком длинен. В любом случае, тогдашние времена колебали предостаточно уровней социума и межгосударственной политики, чтобы даже Хранители, соблюдающие обычно молчаливый и вечный принцип невмешательства, прямо или косвенно не заинтересовались происходящим в таком не стабильном регионе, как Гарва. Но все обошлось. Хотя глубоко-глубоко внутри, его изредка посещали размышления о том, что возможно уровень и вектор их вмешательства неизмеримо выше, чем простирающиеся во многие концы современного мира связи и опыт Координатора юго-востока Сурии.
Тем не менее, на данный момент Эторн подспудно был озабочен совсем другим. Оценивающе поглядывая на достаточно удивительную картину внезапно выглянувшего солнца, он размышлял об оценках и выводах только закончившегося внеочередного Схода Трех Неизвестных, обескураженных совсем недавним разгулом стихий, и самое главное, явным Следом сурового противостояния, а возможно и битвы,  развернувшейся, предположительно у порога Ишшарвары. В том, что это было противостояние, Эторн не сомневался. Он многое повидал на своем веку, хотя увиденное слегка ошеломило даже его. На местности, да и в астрале наличествовали явные следы применения  Силы, что мягко говоря, обескураживало. Даже не допуская мысли, что в реальности могло найтись что-то, или кто-то, в полном объеме ставшее причиной увиденного им, ничего другого на ум не приходило, а думать о чем-то ином было бы абсурдом. Хотя и размышления коллег его особо не заинтриговали.
Но Координатор старался не признавать вещей или явлений, которым он не мог дать качественной оценки, поэтому, поставив на всякий случай завесу плотного мысленного отталкивания вокруг кельи, он опустился на мягкий настил, и сосредоточившись, пронзил ментал, выйдя в астрал. Внедрившись в окружающие место его интереса энергетические потоки, как бы встраиваясь в них, он в задумчивости понаблюдал с высоты птичьего полета картину изменившегося предгорья, отмечая до сих пор «фонившие» местами фиолетовым цветом очаги. Координатор расширил свою чувственную сферу, пытаясь определить ориентировочный вектор подобного воздействия, но не смог, и подумав несколько микроциклов, пронизал «копьем» мыслевызова соседний материк, выходя на резиденцию Осфиэля, Куратора Союзов Неизвестных Сурии, и испрашивая у того аудиенции. Осфиэль был Мастером, Посвященным III Ступени, и признанным лидером Внутреннего Круга Сурии, неся это ответственное бремя уже много стоциклиев. Исходя именно из этого, Этор предполагал, что если у кого, так возможно только у этой фигуры есть связь с кем-то из иерархов.
В сознании расцвел светлый бутон, что означало открытие канала связи Куратором.
«Прошу прощения, Куратор, за вызов без предупреждения, мне хотелось бы уточнить несколько деталей»
«Слушаю Вас»
«Как Вам известно, в моем регионе не так давно произошел весьма значительный выброс энергий, уровень действия которых мне к сожалению не известен»
Цвет соприкасающейся с его личной мыслесферы Куратора углубился, что означало размышление.
«В данный момент я анализирую и накапливаю информацию по этому вопросу, хотя, признаюсь, ее совсем немного»
«Я понял Вас. Какие-нибудь дополнительные рекомендации?»
«Пока никаких. Я извещу Вас, как координатора региона, о чем-то конкретном, ждите. Добавлю лишь, что я уже предпринял попытку связаться с Мастерами-Хранителями, но пока не могу сказать ничего определенного»
«Благодарю Вас»
Эторн свернул канал мыслесвязи и вышел из астрала. Взвесить информацию Куратора о его связи с, по слухам, не вмешивающимися ни во что Мастерами-Хранителями было неопределенно сложно. Эторну не были известны другие, кроме Осфиэля, Мастера в Сурии, хотя он сам лелеял вполне на его взгляд осязаемые надежды в определенный этап заслужить, и пройти посвящение III ступени. О том, что о подобных материях наверняка же задумываются и другие Координаторы или Наблюдатели, он предпочитал не думать. И все же, Куратору Союзов не были известны явные причины так взволновавших Наблюдающих событий. А наверняка имеющимися у него догадками, вряд ли стал бы он с кем-то делиться без повода. Конечно, если не лукавил, чего тоже не следовало сбрасывать со счетов. Размышляя, Неизвестный разглядывал уже почти полностью затянувшееся высокими темными облаками солнце.
Внезапно показалось, что сознание накрыла чья-то тяжелая тень. Эторн напрягся, блокируя сферу чувств, но давление быстро увеличилось, отнимая у него свободу для защиты. Мелькнуло стремительное осознание возможной атаки эгрегоров близлежащих ореолов, что само по себе было недопустимо. Но вероятно.
«Кто ты?..»,- бросил вверх он мысленный раппорт, уже мобилизуя все внутренние силы.
«Перестань сопротивляться, я не останусь без ответов»
Низкий, взрывающийся голос в мыслесфере словно сотрясал ее, не суля ничего хорошего обороняющемуся, все же ослабившему концентрацию отпора. Показалось, что сильные, холодные пальца сжали мозг, не давая шансов отвлечься или позвать на помощь.
«Наблюдал ли ты за изменениями в поведении личностей окрестных территорий, или Посвященных?  Возможно качественно резкие отклонения?»
Воля и силы Эторна были практически сведены на нет, он с трудом удерживал максимальное напряжение сознания, готовя его для решительного удара.
«На сколько мне известно, последнее время в эгрегоре ореола не было отдельных качественных скачков, вероятно, я бы их почувствовал, хотя для детального анализа нужно время»
«Хорошо, если ты не ошибаешься. Анализируй, Наблюдающий, время у тебя есть»
Грохочущий голос втянулся вверх, холодные, сильные пальцы отпустили мозг, и чужое присутствие оставило Неизвестного, обессиленного напряжением сил.



***

С верхушки этой, особо не высокой, по меркам окрестных массивов горы открывался действительно впечатляющий обзор на окрестности, что наверное, компенсировалось отвесным скалистым предгорьем, выстилавшим подход к этой гряде. Хотя тот, чьего присутствия ожидали, не нуждался в качественной оценке доступности местности. С плавным движением воздуха, рядом с ожидающим, прищурившись, разглядывавшим преломление то появляющихся, то пропадающих лучей солнца на высящихся верхушках, появился тот, кого ждали. Какое-то время оба задумчиво наблюдали за игрой природы, пока молчание не было нарушено.
«Никто не вечен. Кто-то проиграл этот бой»
Его собеседник, молча разглядывал линию горизонта. Говоривший, хотя точнее думавший, поправил у шеи основание, как будто ему было холодно, своей простой, серой накидки, накидки обычного путника.
«Хотя кое-что меня смущает»
«Уровень Силы?»
«Да, пожалуй. Атакующий, обороняющийся, владеющий Силой Эл. Возможно оба»
«На моей памяти в Сурии еще не было такого всплеска Сил»
«Это верно. Может, это основа грядущего Изменения?»
Собеседник, привычно прищурившись, свойственным ему признаком размышления, или легкого удивления, посмотрел другому в глаза.
«Возможно. Хотя скорее всего мы ошибаемся»
«Твое мнение?»
«Это была битва»
«Если это так, неизбежно грядут последствия. Если же мы ошибаемся, это только усложняет обстановку»
«Последствия будут в любом случае»
«Может, перемены и к лучшему»
«Пожалуй»
Ярко засияло обнажившееся солнце, и говорившие посмотрели ввысь. Собеседник в сером прислушиваясь к чему то, закрыл глаза.
«Мы не одни»
«Любопытно»
Оба развернулись к застилающей спуск к ущелью, сверкающей на солнце снежной пыли. Из которой, немного погодя, показалась более чем трехметровая, угловатая, напоминающая титана фигура с третьим глазом на лбу. Не спеша приблизившаяся метра на четыре к ожидающим его. Физически, и на ментальном диапазоне от пришельца веяло ощутимым холодом.  Солнце скрылось за тучами, быстро бегущими по теперь уже низкому небу.
«Добро пожаловать в наш мир, Адепт»
Трехглазый не ответил, пытаясь прощупать мыслеферы обоих. Проводил взглядом начинающуюся в поднебесье бурю, одновременно наблюдая лица ждущих ответа. В голове зазвучал гортанный, резонирующий голос.
«Я Асар, Инспектор Контроля Баланса Границы»
«Чем обязаны?»
«Совсем недавно тут был бой. Что вы знаете об этом?»
«Никто из нас не присутствовал при нем, но мы почувствовали всплески Силы высокого уровня. Предположительно Элохим Эл»
«Если это так, то нашу реальность должен был посетить кто-то из иерархов. Кто именно?»
Трехглазый помедлил с ответом, оценивающе рассматривая их сосредоточенные лица.
«В вашей реальности был уничтожен метарх»
«Уничтожен? Кем?»
Не сложно было заметить открытое удивление говоривших.
«Декархом. Реализовавшим Силу Элохим Гибор»
Появившиеся тут ранее гостя переглянулись.
«Каким же образом метарх выстоял? Ведь, по нашим данным, ударов Силы было несколько»
«Воплощение декарха было троичным, иерарху его уровня достаточно сложно собрать в одном месте большинство воплощений, да и это ни к чему»
«Как же метарх выдержал его удары?»
«Он присоединил еще два воплощения во время битвы, собрав четыре или пять из шести, что позволило ему манипулировать повышенными оборонительными энергиями»
Один из слушающих задумчиво поджал губы.
«В таком случае, он должен был победить»
Трехглазый тяжело сверкнул загоревшимися глазами:
«Декарху помог тетрарх. Детали сейчас уже не важны»
«Мы поняли. Какова же цель визита к нам Инспектора Контроля Баланса Границы?»
Трехглазая фигура титана слегка раздвоилась, но быстро вернула очертания.
«Метарх был ликвидирован не спроста. И не спроста самим декархом, хотя ликвидировать Ангела, получившего опасную информацию, возможно, не так легко»
«Что случилось?»
Массивный, угловатый пришелец снова помедлил, увеличивая давление на ментальную сферу.
«Метарх нашел, и реализовал неподалеку от здешней тупиковую реальность с пограничным слоем Знаний Бездн. Это запрещенные системы информации для всех без исключения»
«Иерарх такого уровня стал на путь Отступления? Он не мог не задуматься о последствиях»
«Мне это не известно. В любом случае, велиарх отлучил бы его от Собора Внутреннего Круга, и он, рано или поздно, был бы ликвидирован»
Обладатель серой накидки поглубже запахнул ее полы, поежившись.
«У меня задание проверить качественные последствия происшедшего и их возможные варианты развития в близлежащем кусте реальностей. И я надеюсь на вашу помощь в выявлении вероятных векторов возможно предварительного манипулирования метархом или его слугами обитателями этой реальности. Проверьте все. Я склоняюсь к тому, что метарх не случайно дал сражение именно в этой реальности. Скоро мне понадобятся результаты проверки. Прощайте»
Фигура Адепта, подернувшись рябью, и, разделившись на несколько фрагментов, исчезла.
Размышляя над полученной информацией, оставшиеся обернувшись, изучали далекую линию горизонта.
«Что скажешь?»
Говоривший в упор посмотрел на другого.
«Думаю, все же стоит проверить динамику местных эгрегоров за последний период»
«Но если и есть что-то конкретное, понадобится время. Хотя меня больше беспокоят его слова о предположительном внимании метарха к нашей реальности»
Затянувшись, повисло молчание.
«Наверняка он что-то не договаривает»
«Возможно»
«Вероятней, метарха интересовала не наша, а сам куст реальностей. Ведь неспроста тут оказалась опасная запрещенным знанием зона»
«Уверен, они думают, что ему кто-то помогал»
«А если метарха подставили?»
«Кто?»
«Без понятия»
Собеседник в сером нахмурился.
«Исключено. Его ликвидировал лично иерарх Границы, а декарх не ошибается»
«В таком случае, посетив эту реальность, он вряд ли бы отправил сюда Инспектора Баланса»
«Значит, его послал сюда его правая рука»
«Триарх?»
«Да»
Двое, чей возраст исчислялся многими сотнями циклов, в тишине наблюдали за исчезновением последних лучей света. На мир опускалась плотная завеса темноты.



***

Рассматривая с неизмеримой высоты логоса интересующие его пласты окружных, с практически полностью выжженной метрикой пространств, Азар размышлял. Что-то подспудно беспокоило его. Вокруг простиралась, безбрежная, черная бездна, местами прорезаемая с разной яркостью светящимися «шарами» реализованных реальностей. Отмечая для себя многочисленные источники слаборазвернутых, и местами открыто «фонящих» серо-багровым цветом опасности слоев, Азар не находил объективных мотивов какого-либо интереса к здешнему, практически пред-адовому сектору. Еще раз утверждаясь в своем мнении, он все же удивился, когда память подбросила важную информацию,- метарх отвечал за контроль Изменений, и Реализацию реальностей. «И сам сунулся в один из, по идее достаточно трудно контролируемых им секторов. Ему ли не знать об этом»,- нет, веская причина определенно была. И не смотря на, уже само по себе влекущее, расположение скрытого участка Знаний Бездн. Возможно, метарх наткнулся на их присутствие сам, экспериментируя по случайности с чем-то в этой области, но насколько чувствовал Азар, у иерархов было недостаточно интереса для пристального внимания к таким зонам, их в большинстве своем, интересовало совсем другое. Внимательно разложив, и систематизировав выводы он, сосредоточившись, пронзил барьер реальности, просачиваясь в другую, заинтересовавшую его своей гаммой.
Это был мир электричества. Тысячи, сотни тысяч молний разной длины и силы буквально располосовывали, практически в сплошной ярчайшей вспышке атмосферу. Разгул стихий впечатлял, и Азар, удовлетворив не понятно какого рода любопытство, просочился дальше. Понаблюдав в общем-то, достаточно мало отличающуюся от предыдущего картину мира, правда с бескрайним бушующим океаном внизу, он внезапно осознал, что же его насторожило.
По привычке, минуя ментал с астралом, и входя в логос, он скачком уменьшил местный угол обзора, расширяя панораму, пока не наткнулся на так не нужную в этой ситуации, но все же давлеющую над местной областью вселенной, весьма большую, разросшуюся, загнутую в длинные, расширяющиеся спирали концентрацию миров, превалирующих к светящейся багрово-ярким светом Гашшарве – миру Великого Игвы Даймона. Точнее, не наткнулся, а уперся, печать сильного магического отталкивания надежно защищала это скопление от посторонних глаз. Но все же, задание, полученное Инбой Границы, было достаточно прямым. Некоторое время он колебался, взвешивая за и против, пока не принял решение. Предельно сконцентрировавшись, и отбросив все лишние мысли в сторону, он сформировал плавно взбудоражившее вокруг себя копье мыслеволи, промодулированное ярко замерцавшим наконечником доступной ему четвертой Силы Бога, Элохим,– Алеф, которым ударил в защитные барьеры могущественнейшего Аморфа-демономага, пронзая их, и нацеливаясь на очертания Гашшарвы.
С очевидным трудом пробив барьер границы сложнейшего хрона его создателя, Асар был вынужден сразу же подключить все мощности резерва сил для противостояния, огромному, и не менее чем шестнадцатимерному континнуму мира Великого Игвы. Скручивающего, и деформирующего такое не подготовленное к пребыванию в нем существо. Силы Инбы таяли, особо не задерживаясь, хотя у него еще было какое-то время, прежде чем он будет вынужден бежать обратно.
Он стоял на, с виду монолитной, местами разрезаемой глубокими трещинами, тянущейся к горизонту черно-магмовой плите, прижатой сверху абсолютно черным, налитым кровавым свечением грозовым фронтом. Дополняя остальную картину, в пространстве между землей и небом, на сколько хватало глаз, парили сотни тонн пепла. Хотя, опять же, это было личное восприятие Асара, способного обработать информацию как максимум, в три раза меньшей концентрации метрики. В ушах, глазах, и других органах восприятия окружающей среды, в том числе энергетической и магической, плыл сильный треск и звон, взрывались и гасли огненные протуберанцы и гейзеры, а пространство в каждый миг изгибалось и «дышало», показывая невероятные по силе и накалу видения, что было неизбежным следствием мощнейшего давления шестнадцатимерного, реализованного с предельно далекими от всего живого и объяснимого логикой и расчетом пространства. Это была неизмеримо сложная по концентрации и реализации замысла Вселенная, подвластная только его могущественному, и не поддающемуся объяснению творцу. В полукилометре от Асара, сразу за большим, наполненным бурлящей лавой разломом, возвышалась исполинская, теряющаяся в облаках, спиралевидная, с невообразимым количеством разных деталей и наростов черная крепость, Гашшарва.
Все это он оценил в первую минуту своего пребывания в этом текучем, сложном континнуме, а оценив, попытался определить векторы своих дальнейших действий. Но вынужден был прервать все свои оценки в связи с появлением хозяина этого мира.
Прямо у разлома, из ниоткуда, материализовался огромный, в семь-восемь раз больше Асара силуэт закованного в непроницаемые черные доспехи всадника на жутком, с помесью иных неведомых существ коне. Без промедления устремившегося к подсвеченному на темном пейзаже гостю, попутно треская, и расплескивая под собою твердь. Это и была проекция Великого Игвы Даймона, единичная из его многих Я, всегда находящаяся в его хроне.
Азар слегка поклонился.
«Приветствую, Великий» 
Одновременно с разверзшим пасть зверем, в ментальной сфере прозвучал сокрушающий голос его обладателя.
«Что надо тебе, наглец, осмелившийся сюда забраться?»
«Я занимаюсь поиском качественных последствий ликвидации метарха в близлежащем кусте реальностей»
«И ты посмел вторгнуться в Мои владения?»
Режущая, усиливающаяся хватка плотнее перехватила чувственную сферу Инбы.
«Я всего лишь хотел поинтересоваться тем, что вам известно об этом»
«Разборки иерархов меня не интересуют, ты видимо забыл, к кому обращаешься. Убирайся, твое время истекло»
«Меня послал триарх»
«Мне нет до него дела»
«И всеже, я надеялся получить хоть какие-нибудь ответы»
В «глазах» помутнело от боли.
«Убирайся к пославшему тебя, и впредь не смей пересекать границу, мое терпение завершено»
Тугие, неимоверно жгучие тиски сдавили энергическую оболочку Асата, бесцеремонно вышвыривая его за границу Гашшарвы и окружающих ее миров.
Ориентируясь практически инстинктивно, сознание было забито борьбой с остатками болевого шока и побочными проявлениями многомерия, Инба «выглянул» в один из относительно нереализованных, спокойных слоев, где некоторое время провел, очищая сущность от налета чужих шлаков, а также, пытаясь аккумулировать какое-то количество доступной ему энергии. Еще какое-то время было потрачено, чтобы, выйдя в пространство логоса, использовать его на отправку, и обмен информацией с его остальными, двумя Я, выполнявшими свои собственные задачи, и находящимися, в других, далеких от этого пространствах.
Наконец, в последний раз осмотревшись, он наметил движение, пронзая целые объемы попадающихся «лепестков», чтобы, через какой-то период, завершить свой путь, выходя в родной реальности триарха.

0

2

Приветствую новичка. С почином  :flag:
Тэкс, чего это вы нам принесли молодой человек? Почитаем-с ;)

0

3

Лещук Алексей написал(а):

каких-либо целей публицистики

Что автор сопсно имеет под публицистикой.
И здаеца мне,что продиагогналленое было чем-то вроде фэнтэзи.
Увидел много непонятных и странных слов.
О целях их нагромождения остаеца только догадываца.

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Отступление в Бездну