Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Перекресток (рассказ)


Перекресток (рассказ)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Он лежал на твердой промерзлой земле. Его одежда была мокрой от крови, медленно вытекающей из многочисленных колотых ран. Темная, горячая лужа расползалась под ним тихо и незаметно, словно это вытекала сама жизнь.
Он вспоминал прошлое и пытался понять, что сделал не так, где ошибся в своем выборе. Ведь он мог выбирать. Ему позволили это сделать.
Теплые летние запахи наполнили воздух, они стали такими же реальными, как в тот далекий вечер, когда все произошло. После вкусного семейного ужина Сергей вышел на веранду своей сельской дачи, чтобы подышать этим густым, ароматным, целительным воздухом. Усевшись в глубокое плетеное кресло, он расслабился, прикрыл глаза, прислушался. Из дома доносились веселые детские голоса. Дети о чем-то спорили. Еще через секунду к ним присоединился голос Маши, его жены. Он улыбнулся, представив круглые забавные мордашки малышей и нежное тонкое лицо любимой: ее зеленые глаза, тонкие брови. Сейчас они, наверное, нахмурены. Она всегда шутливо хмурится, когда пытается успокоить разбушевавшихся близнецов. Сергей очень любил своих детей и жену, у него была хорошая работа, много друзей, но... все равно в его жизни чего-то не хватало. Он, конечно, много раз слышал слова: «Чем больше у человека есть, тем больше он хочет», но был уверен, что это не о нем. Был уверен, что ему нужно что-то конкретное, и когда он поймет, что именно, когда добьется этого, то станет, наконец, абсолютно счастлив. И он стремился к этому счастью, стремился всей душой. И даже сейчас, сидя в своем любимом кресле и наслаждаясь долгожданным летним отпуском, он думал только об этом.
Улыбка сошла с его губ. Вдруг стало грустно и тоскливо. «Почему? Почему это происходит именно со мной? – подумал он. – Почему я не могу найти свой путь? Почему должен идти той дорогой, которая предназначена мне судьбой? Почему не могу выбрать сам?»
«Выбор. Тебе нужен выбор? – Раздался в тишине нежный женский голос. – Ты в этом уверен?»
Сергей открыл глаза и огляделся. Рядом никого не было, но голос продолжал звучать:
«Ты действительно хочешь изменить свою жизнь, хочешь выбрать себе другую?».
- Кто ты? – спросил Сергей, еще раз оглядевшись. – Где ты?
Но вместо ответа голос объяснил:
«Я могу тебе помочь. Могу сделать для тебя исключение и позволить самому сделать свой выбор. Но только, если ты уверен, что уже не сделал его.»
- Я уверен, - твердо сказал мужчина.
«Тогда иди», - посоветовал голос.
Сергей хотел спросить «куда?», но понял, что ответ ему уже дали. Узенькая гравийная дорожка, ведущая от крыльца к, сейчас темному и пустынному, саду, вдруг засветилась мягким мерцающим голубоватым светом, таинственным и манящим. Переступив три невысокие ступеньки, Сергей зашагал к возвышавшейся в нескольких метрах от дома стене деревьев. Гравий игриво похрустывал под ногами. Он тысячи раз слышал этот звук, но сейчас даже он казался ему каким-то другим. И хорошо знакомые яблони и груши, раскинувшие ветви у входа в сад стали другими, незнакомыми.
Миновав деревья, Сергей вышел на полянку. И остановился в недоумении. Деревянная, раскрашенная всеми цветами радуги, бесед- ка, давным-давно украшавшая этот участок сада, куда-то исчезла. Более того, не осталось даже никаких следов ее присутствия. Зеленая сочная трава равномерно покрывала землю, кое-где из нее выглядывали невысокие веселые цветочки. В разные стороны от полянки разбегались три дорожки, такие же, как так, по которой он пришел сюда. У каждой дорожки стоял указатель. На первом большими сверкающими буквами было написано: «Слава», на другом – «Богатство», но особое внимание мужчины привлекла третья табличка, располагавшаяся справа от него и изображавшая слово «Власть».
«Выбирай», - снова раздался голос.
«Я уже выбрал», - мысленно ответил он и шагнул на правую дорожку.

Он был известным политиком. Его уважали друзья и ненавидели оппоненты. Все его предложения быстро и легко воплощались в жизнь. Одним росчерком своей очень дорогой ручки с золотым пером он решал судьбы множества абсолютно незнакомых ему людей, усложняя или делая легче их жизнь. И каждую секунду нес огромную ответственность. Ответственность за результаты принятых им решений. Он очень много путешествовал, часами не вылезал из самолета, нанося официальные визиты то в одну, то в другую страну. А еще у него была личная жизнь, по крайней мере, все так считали. Дома его ждала добрая, милая, тихая жена, с которой он встречался очень редко, в перерывах между заседаниями, деловыми встречами и поездками. Правда, на его рабочем столе всегда стоял ее портрет в красивой резной рамке и иногда, когда выпадала свободная минута, он просто сидел и всматривался в нежное лицо этой, по сути, совсем чужой ему женщины. Еще у него была прелестная крохотная дочь. Когда она родилась, он находился в соседней стране, где обсуждал условия одного очень важного договора. Иногда он забывал, когда у нее день рождения – было слишком много дел и он не мог держать все в голове, зато всегда дарил много подарков просто так, без всякого повода.
Когда девочке исполнилось пять лет, он понял, что находится на грани. Ему все надоело. Он был измучен постоянными заботами. Он не хотел решать за других.
Сергей сидел в темном кабинете, не включая света и уставившись бессмысленным, ничего не видящим, взглядом в одну точку, напряженно думал. Думал о себе, о своей семье, о том, что почти ничего не знает о дочке, о том, что уже давным-давно (он уже и не помнил когда) откровенно и свободно разговаривал с женой, о том, что у него нет ни одного настоящего друга, много сторонников, помощников, но никого, с кем он мог бы просто поболтать, расслабиться, отдохнуть душой. На него давил, угнетал груз ответственности, постоянно лежавший на его плечах, и еще больше тяготила невозможность поделиться с кем-либо своими переживаниями.
Рабочий день давно закончился, все разошлись по домам и никто не мешал ему предаваться своим тягостным размышлениям. И тогда он решился. Он не знал, получится ли что-нибудь из этого, но должен был попробовать.
Несколько минут, замерев, он вслушивался в оглушительную звенящую тишину. Потом медленно, отчетливо заговорил:
- Я хочу вернуться, хочу попробовать еще раз. Я не могу жить так. Дайте мне выбор.
Ответа он не получил. Вместо этого стены его роскошного кабинета вдруг сделались шаткими, расплывчатыми, пол и потолок исчезли, быстро и бесследно растаяла в воздухе мебель. Он снова стоял посреди полянки, покрытой ароматной свежей травой, на перекрестке четырех дорог. Дорог судьбы.
Какое-то мгновенье Сергей  колебался и в конце концов выбрал другую дорогу, обозначенную указателем «Слава». «Там должно быть лучше, - решил он. – Там я никогда не буду один, там я буду кому-то нужен». – И пошел по выбранной дороге.

Он действительно никогда не оставался один. Очень популярный, всегда востребованный актер, дни он проводил на съемках, вечера в барах и ночных клубах, ночи – с поклонницами. Каждую ночь – с другой, каждую ночь – с новой пламенной фанаткой, готовой ради него на все.
И он вовсю этим пользовался. Он работал, отдыхал, развлекался и был счастлив. Наверное. Да, когда-то он был счастлив. Когда-то. После первого успеха, первых знакомств, первой недели, месяца, года, проведенных в постоянно меняющейся, но, тем не менее, всегда однообразной компании поклонников и поклонниц. Ему это очень нравилось. Им восхищались, его обожали, любили, и он их тоже любил, любил встречаться с красивыми девушками, любил общаться с мальчишками, готовыми часами слушать его, не отводя горящего от восторга взгляда от своего героя. Он с искренней радостью встречался с ними. А потом все начало меняться: тускнели краски, гасли эмоции, блекли впечатления, постепенно теряя яркость и свежесть, стирались из памяти воспоминания, даже самые приятные, вытесняемые другими, часто пустыми и совсем ненужными. Люди, с которыми он каждый день встречался, стали для него всего лишь скучной безликой толпой. Он не запоминал их имен, не помнил голосов и лиц, не понимал, о чем они говорят, так мило и радостно ему улыбаясь. Сейчас рядом с ним сидела красивая, очень красивая, девушка. Она что-то щебетала, но он никак не мог вникнуть в суть ее слов. Тогда девушка умолкла, улыбнулась и подалась вперед, собираясь его поцеловать.
- Нет! – Сергей выбросил вперед руки и тут же смущенно заулыбался, пытаясь хоть немного сгладить свое непозволительно резкое поведение. – Подожди меня здесь, - продолжая улыбаться, попросил он. — Я скоро вернусь.
Закрыв за собой дверь, он привалился к ней спиной и закрыл глаза. Улыбка сползла с его лица.
«Что же ты делаешь? – Открыв глаза, Сергей подошел к зеркалу и, глядя на свое отражение, повторил: - Что же ты делаешь? Там, в комнате, сидит прекрасная молодая девушка, которой нужен только ты. Ты и никто другой. Нет! – Тут же прервал он себя. – Не ты. А герой, которого она увидела на экране своего телевизора или в кинотеатре. Но ты не герой, а актер. Чертов актер! Слава, популярность, всеобщие любовь и признание. – Он едва удержался, чтобы не расхохотаться. – Мишура, все только мишура. Внешний блеск. А на самом деле, одиночество. И в то же время невозможность остаться наедине с самим собой хотя бы на минуту. Всегда в окружении людей и всегда один. Неужели я обречен на одиночество?» - С отчаянием подумал он. И почувствовал, как волна холодной паники захлестывает его. Стало трудно дышать, в глазах потемнело и ему пришлось присесть на корточки и, обхватив голову руками, несколько раз медленно и глубоко вдохнуть, чтобы хоть немного вернуться в норму. Потом он поднялся, но, вместо того, чтобы вернуться к поджидавшей его девушке, остановился перед зеркалом и мысленно взмолился: «Пожалуйста, дайте мне еще одну попытку. Я знаю, что очень много хочу, но этот путь тоже ошибочный и на этот раз я точно знаю, куда должен идти.»
Долго просить не пришлось. Комната исчезла и, прошагав через лужайку, мужчина свернул на дорогу, которая, как он понял, была единственно верной – дорогу, которая вела к богатству. Только теперь он явно понял свою ошибку. Как он зразу не додумался до этого? Власть и слава, это все хорошо, но и первое и другое зависит от денег, будут деньги – будет то, чего он захочет. Мужчина улыбнулся, предвкушая свою будущую счастливую жизнь.

Оглушительный шум наполнял казино. Бурно жестикулируя, разговаривали люди, одни смеялись, другие ругались, третьи подбадривали первых и успокаивали вторых. Звенели игральные автоматы, отсыпая счастливым посетителям блестящие монетки, то тут, то там раздавались восхищенные возгласы и огорченные вздохи. Резко контрастировали с окружающей яркой суетой спокойные четкие голоса крупье.
Он приехал сюда отдохнуть, расслабиться и потратить деньги.
Последнее пока не очень удавалось: он выиграл несколько партий в бридж, с переменным успехом побросал кости и сейчас стоял у рулетки, ожидая пока непоседливый шарик остановится и покажет результат.
Несомненно, ему нравилась такая жизнь. У него был огромный
дом, чудесная вилла, три дорогущих автомобиля новейших моделей и личный самолет. Стоило ему только чего-то захотеть и он тут же получал это. Сергей почти ничего не делал и каждые выходные навещал Лас-Вегас, где мог поиграть, выпить, познакомиться с хорошенькой девушкой и приятно провести несколько дней.
         Иногда на него накатывала непонятная тоска, но он спешил прогнать ее, не желая портить свою почти безупречную жизнь бесполезным копанием в себе. В основном это случалось по утрам, когда, проснувшись, Сергей не мог вспомнить, что ему приснилось, но знал, что именно увиденное во сне вызвало это ненужное тягостное чувство. Именно поэтому он еще больше любил вечера, полные шума и веселья, вечера, когда просто нет возможности о чем-либо думать. Такие как сегодняшний.
          Рулетка остановилась, крупье объявил результат и забрал все ставки в пользу казино. Мужчина сделал еще несколько ставок. Каждый новый забег шарика привлекал его все меньше и, наконец, проиграв следующий раз, Сергей решил, что пора немного отдохнуть от подобного отдыха. Даже не позаботившись собрать выигранные фишки, он отошел от столика с рулеткой, пересек огромный, набитый людьми, зал, миновал игральные автоматы и вышел на улицу.
Легкий освежающий ветерок моментально взбодрил его. Вздохнув полной грудью, мужчина улыбнулся сам себе. Оглянулся на казино – возвращаться туда не хотелось и он решил немного прогуляться по городу. Он не видел, как из-за угла ближайшего здания выскользнули две тени и тихо, незаметно последовали за ним. Он шел, мечтательно улыбаясь, с интересом разглядывая сверкающие тысячами разноцветных лампочек казино, игральные дома, бары, церквушки, которых здесь было огромное множество, и идущих навстречу людей. Вдоволь побродив под веселыми яркими огнями, Сергей свернул на менее оживленную улочку. Прохожих здесь было намного меньше, огромные яркие вывески сменились обычными неоновыми щитками. Минут через пятнадцать исчезли и они, только мрачные желтые фонари кое-где освещали улицу, тонущую во мраке ночи.
Он не знал, зачем зашел сюда, но прекрасно понимал, что оставаться здесь долго не стоит, слишком зловещим и опасным казалось это место. Сергей развернулся, собираясь идти назад… и столкнулся с ними. Двое парней, следовавших за ним от казино, решили, что более удобного места для задуманного не найти и перешли от слежки к непосредственным действиям.
Сергей даже не понял, что происходит. Один из преследователей шагнул вперед и несколько раз ударил его в грудь и живот, причинив этим неожиданно резкую острую боль. Уже падая, он увидел в руке парня широкий короткий нож.
- Это было обязательно? – Недовольным тоном поинтересовался второй из напавших и, не дожидаясь ответа, наклонился к лежащему и принялся шарить по его карманам. Наконец, с довольным возгласом, он вытянул из пиджака солидный кожаный бумажник и помахал им перед носом напарника. – Вот оно! – От радости он даже прищелкнул языком. Спрятав бумажник, парень быстро огляделся по сторонам и скомандовал: - Все, уходим отсюда.
Грабители растворились в темноте. А Сергей остался лежать на грязной пустынной дороге. Боль была настолько сильной, что он не мог даже стонать. Внутри словно кто-то разжег костер. И он сгорал в этом безжалостном пламени.
Он лежал на твердой холодной земле и думал. Это все, что он еще мог делать. Перед его мысленным взором проплывали картинки из прошлого: зеленоглазая красавица Маша, неотразимая в своем свадебном платье, он на руках заносит ее в дом; два крохотных белых свертка, из которых выглядывают розовые нежные личика с неправдоподобно маленькими ротиками, кнопочками-носиками и огромными серыми (как у него) глазами – такими он впервые увидел своих близнецов; вот снова близнецы – оба сидят на полу, оба с ног до головы измазаны шоколадом, оба ревут во весь голос, тем не менее не выпуская из ручонок полурастаявшие шоколадные плитки, над ними склоняется Маша, она хохочет, пытаясь при этом одновременно вытирать малышей и успокаивать их.
Сергей улыбнулся и только сейчас сообразил, что не вспомнил ни деятельности известного политика, ни бесчисленных поклонников ультрапопулярного актера, ни веселых вечеров, проведенных за бессмысленной тратой денег и пустыми, ничего не значащими, знакомствами. Нет, он вспомнил то, что было для него важнее всего, то, что было смыслом его жизни. И он понял свою ошибку, одну-единственную ошибку, которую он допустил, делая выбор. Она состояла в том, что он оставил ту, свою самую первую жизнь, погнался за богатством и властью, за всем тем, что само по себе никогда не может сделать человека счастливым.
Он закрыл глаза, горячая слеза скользнула по щеке. Он умирал, в одиночестве, на улице, как нищий бродяга. Он и был нищим, потому что у него не было самого главного, он сам от этого отказался и теперь ничего не мог сделать, чтобы что-нибудь изменить. Он плакал от тоски и бессилия, от ужасного понимания того, что он больше никогда не увидит самых дорогих ему людей и что виной тому только он сам.
Что-то изменилось. Исчезло ощущение холодной шершавой дороги, острых камешков, безжалостно впивающихся в щеку. Сергей почувствовал, что лежит на чем-то мягком, чуть влажном и ароматном. Да, воздух тоже изменился, он стал свежим и наполненным этим очень знакомым густым запахом.
Мужчина открыл глаза и обнаружил, что лежит на хорошо знакомой полянке и прямо перед ним, всего в нескольких шагах, убегает вглубь сада тропинка, та самая, по которой он пришел сюда. Он попытался подняться, но ему это не удалось. Резкая боль пронзила тело, в глазах потемнело, он понял, что вот-вот потеряет сознание. Но все это было неважно. Он уже знал, что умрет и хотел только одного: чтобы это случилось дома, там, где он еще раз сможет увидеть зеленые глаза жены, потрепать по белокурым волосам сыновей и сказать им, как сильно он их любит.
Превозмогая поистине адскую боль, он пополз вперед, приминая высокую зеленую траву, оставляя на ней широкий кровавый след. Тропинка приближалась невыносимо медленно и скоро Сергей понял, что не успеет доползти. Он сделал последний отчаянный рывок, протянул вперед руку, пытаясь дотянуться до заветной тропинки до того, как остановится сердце.
Через несколько секунд рука тяжело упала в густую свежую траву, всего в нескольких сантиметрах от гравийной дорожки.

Легкое нежное прикосновение показалось ему очень знакомым. Медленно, с трудом, Сергей открыл глаза и увидел… Машу. Она сидела перед ним на корточках, нежно гладя его по руке. Когда он посмотрел на нее, она улыбнулась.
- Ты проснулся? – Ее тихий голос показался ему самым приятным звуком в мире.
«Сон. – С облегчением подумал Сергей. – Это был только сон». И тут же понял, что это не так: грудь до сих пор болела, хотя ран больше не было, щеку саднило от несуществующих царапин, на левой ладони он заметил пятно, зеленое и еще влажное, такое мог оставить только сок травы.
Но сейчас он снова сидел в кресле на крыльце своего дома и рядом с ним была его жена. Он не знал, как такое могло случиться, но был безумно рад этому. Схватив руки Маши в свои, Сергей принялся целовать их, приговаривая:
- Маша, Машенька, милая, дорогая моя, любимая, как я рад тебя видеть. – Он вдруг вскочил на ноги. – Мальчишки, где они?
- Я уложила их спать.
- Я хочу их увидеть. – Он бросился в дом, но вдруг вернулся и, заключив жену в объятия, нежно поцеловал ее. – Если бы ты только знала, как я счастлив, что у меня есть вы. – Он улыбнулся, увидев в зеленых красивых глазах удивление. Она не знала, что он имеет ввиду. Не понимала, что он сейчас чувствует, ведь она никогда не была на перекрестке. Перекрестке, где можно выбрать судьбу.

Отредактировано Кариса (Ср, 21 Окт 2009 06:22)

+1

2

Здорово! Просто замечательно! Мне очень понравилось! С утра - как раз то что надо=) Спасибо огромное за прекрасное творение=)

0

3

Прочитал по диагонали(тороплюсь)Сегодня вечером-завтра днем - обязательно.
!"Был"-ох как часто бросается в глаза
2Налицо "избыточность"- чрезмерная детализация.Часто от нее текст скучнеет

0

4

Как ты прав,братец Август!
По-секрету- это первые три слова.

0

5

Как и обещал,перечел.
Идея рассказа очень симпатичная. Просится на кражу.
Избыточность есть все-таки.Главным образом - в детализации ощущений героя.Это нужно делать,конечно.
Увлекаться не стоит. Текст скучнеет,сбивается ритм.

0

6

Август Кош написал(а):

Я что-то не помню, чтоб мы с тобой "Пшеничную" на брудершафт глушили, братец Йохан!

Все правильно, не было такого,братец Аугуст

0

7

Прошу прощения, все время забываю ответить. Спасибо большое всем за отзывы.

Йоганн написал(а):

Идея рассказа очень симпатичная. Просится на кражу.

Йоганн, нравится идея - пользуйся на здоровье. Мне не жалко.

0

8

Кариса
классно) красиво написано))

Кариса написал(а):

Через несколько секунд рука тяжело упала в густую свежую траву, всего в нескольких сантиметрах от гравийной дорожки.

только тут как-то страшно) отрубленные конечности...О_о
А так просто чудесно!)

0

9

Optimistka, спасибо. Рада, что тебе понравилось.
А насчет конечностей, так рука там не отрубленная (я ужасы иногда пишу, но до таких крайностей редко дохожу), а вполне даже крепко к телу прикрепленная. Просто кадр такой: ползет он по траве, до дорожки дотянутся пытается. Протягивает руку, но тут силы кончаются и падает он на землю. И протянутая рука, естественно ,тоже. Так что не бойся.  :longtongue:

0

10

Кариса написал(а):

А насчет конечностей, так рука там не отрубленная (я ужасы иногда пишу, но до таких крайностей редко дохожу), а вполне даже крепко к телу прикрепленная. Просто кадр такой: ползет он по траве, до дорожки дотянутся пытается. Протягивает руку, но тут силы кончаются и падает он на землю. И протянутая рука, естественно ,тоже. Так что не бойся.

хорошо) спасибо, видимо я была невнимательной) прошу прощения.

+1

11

Ничего, бывает.
Optimistka, ты правильно делаешь: пишешь то, что думаешь. Молодчинка.

0

12

Мне понравился рассказ!

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Перекресток (рассказ)