Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » О поэтах и поэзии » Иосиф Бродский


Иосиф Бродский

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

как-то раньше знал что есть такой Нобелевский лауреат, знал, что шестидесятник и пишет хорошие стихи, но на этом знания и интерес заканчивались. но недавно наткнулся на два его произведения и остался в тихом шоке. это очень... красиво. да, просто красиво, а что еще для поэзии надо?

не хочу приводить здесь биографию и так далее, с этим можно познакомиться в Википедии.

просто поделюсь с вами двумя этими стихотворениями.

первое:

М. Б.

     Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
     подышать свежим воздухом, веющим с океана.
     Закат догорал в партере китайским веером,
     и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

     Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
     рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
     развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
     и, судя по письмам, чудовищно поглупела.

     Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
     на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
     чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
     немыслимые, чем между тобой и мною.

     Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
     ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
     но забыть одну жизнь -- человеку нужна, как минимум,
     еще одна жизнь. И я эту долю прожил.

     Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии,
     ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
     Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
     Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.

и второе:

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.
Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим "ты",
за горами, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты
как безумное зеркало повторяя.

0

2

Красиво, да...

0

3

А я всегда млел вот от этих:

Романс Арлекина

По всякой земле балаганчик везу,
А что я видал на своем веку?
Кусочек металла летит в верху,
Кусочек плоти бредет внизу.

За веком век, за веком век
Ложится в землю любой человек,
Несчастлив и счастлив, зол и влюблен,
Лежит под землей не один миллион.

Жалей себя, пожалей себя,
Одни говорят - умирай за них,
Иногда судьба, иногда стрельба,
Иногда по любви, иногда из-за книг.

Ах, будь и к себе и к другим неплох,
Быть может тебя и помилует Бог,
Однако, ты ввысь не особо стремись,
Ведь смерть - это жизнь, и жизнь - это жизнь!

По всякой земле балаганчик везу,
А что я видал, а что я видал на своем веку?
Кусочек металла летит в верху,
Кусочек плоти бредет внизу.

и этих:

РОМАНС КОЛОМБИНЫ

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
Так мало говорит,
Мой Арлекин чуть-чуть хитрец,
Хотя простак на вид,
Ах, Арлекину моему
Успех и слава ни к чему,
Одна любовь ему нужна,
А я его жена.

Он разрешит любой вопрос,
Хотя на вид простак,
На самом деле он не прост,
Мой Арлекин - чудак.
Увы, он сложный человек,
Но главная беда,
Что слишком часто смотрит вверх
В последние года.

А в небесах летят, летят,
Летят во все концы,
А в небесах свистят, свистят
Безумные птенцы,
И белый свет, железный свист
Я вижу из окна
Ах, боже мой, как много птиц,
А жизнь всего одна.

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
Хотя простак на вид,
- Нам скоро всем придет конец -
Вот так он говорит,
Мой Арлекин хитрец, простак,
Привык к любым вещам,
Он что-то ищет в небесах
И плачет по ночам.
Я Коломбина, я жена,
Я езжу вслед за ним,
Свеча в фургоне зажжена,
Нам хорошо одним,
В вечернем небе высоко
Птенцы, и я смотрю.
Но что-то в этом от того,
Чего я не люблю.

Проходят дни, проходят дни
Вдоль городов и сел,
Мелькают новые огни
И музыка и сор,
И в этих селах, городах
Я коврик выношу,
И муж мой ходит на руках,
А я опять пляшу.

На всей земле, на всей земле
Не так уж много мест,
Вот Петроград шумит во мгле,
В который раз мы здесь.
Он Арлекина моего
В свою уводит мглу.
Но что-то в этом от того,
Чего я не люблю.

Сожми виски, сожми виски,
Сотри огонь с лица,
Да, что-то в этом от тоски,
Которой нет конца!
Мы в этом мире на столе
Совсем чуть-чуть берем.
Мы едем, едем по земле,
Покуда не умрем.

+1

4

Он был хороший парень.Где-то лежит даже дома сборник.Сам-то заинтересовался после песни сплинов на его стехи

0

5

Йоганн написал(а):

Сам-то заинтересовался после песни сплинов на его стехи

а что за песня??

вот вчера перечитал... и  подумал: а нах после такого вообще писать стихи?

я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну , и фонари в окне ,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью
не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,

на практике нашаривали брюки
и выключатель. И бредя к окну ,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва

умышленного. Ибо в темноте -
там длится то, что сорвалось при свете.
Мы там женаты, венчаны, мы те
двуспинные чудовища, и дети
лишь оправданье нашей наготе

в какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных - тогда я
не дернусь к выключателю и прочь

руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царствии теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
впадающих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.

Февраль 1971

0

6

Вредный лентяй написал(а):

а что за песня??

Жжеш,ога?Ну-ну.
"Потому что искусство поэзии требует слов"
Вещь,я счетаю.

0

7

Вредный лентяй написал(а):

вот вчера перечитал... и  подумал: а нах после такого вообще писать стихи?

я дважды пробуждался этой ночью

Вещь...

0

8

Йоганн написал(а):

"Потому что искусство поэзии требует слов"

стихотворение знаю, песни такой у них не слышал...

Саида написал(а):

Вещь...

да

0

9

Песня известная,альбом "Черновики".

0

10

Йоганн написал(а):

Песня известная,альбом "Черновики".

А ссылочку кинь послушать, плиз.

0

11

Это ж искать надо.У мну на диске.
Набери не поленись,если надо

0

12

Йоганн написал(а):

Это ж искать надо.У мну на диске.
Набери не поленись,если надо

Не поленюсь. Но попозже. Сейчас сижу и дописываю рассказ - мне его до завтра надо закончить обязательно... Ужос. Нормальные люди елки наряжают, холодец варят, а я... Дурдом, короче.
Хорошо, семья не оставила меня одну в столь критической ситуации :) Наряжают елку за меня...

Отредактировано Саида (Пт, 31 Дек 2010 01:23)

0

13

я тоже активно литераторствую)))

а с "Черновиков" только "Аделаиду" БГ-шную помню... эх, душевно получился кавер)

0

14

Все :) Дописала и вернулась в семью.

0

15

еще хорошее стихотворение Бродского (его Арбенина неплохо переделала в песню)

* * *

                        Л.В. Лифшицу

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
   Я сижу у окна. За окном осина.
   Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
   Я сижу у окна. Я помыл посуду.
   Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишена глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
   Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
   Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
   Я сижу у окна, обхватив колени,
   в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишена мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
   Я сижу в темноте; как скорый,
   море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
   Я сижу в темноте. И она не хуже
   в комнате, чем темнота снаружи.

1971

0


Вы здесь » Литературное кафе » О поэтах и поэзии » Иосиф Бродский