Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Новогодняя сказка


Новогодняя сказка

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Глава 1
Обычный день
Эта история произошла в канун Нового года.
В одном  из сибирских лесов, жил волк Иван со своей семьей: женой Агатой, дочкой Аделаидой и сыном Федей.
Иван работал  врачом-рентгеном в лесной больнице. Ему стоило взглянуть на больного через специальные очки, и он смело называл диагноз.
В больнице его все любили и уважали. В принципе Иван был доволен своей жизнью, но ему чего-то не хватало. Иногда, когда он смотрел по телевизору передачи про зверей,  добившихся успеха, то думал: «Ведь и у меня могла сложиться более интересная жизнь, и кто знает, может быть, тогда я чувствовал бы абсолютно счастливым». 
   Тридцатого декабря волк проснулся от звука будильника.  Нехотя открыл глаза и посмотрел на время.  Полвосьмого утра. «Опять на работу. Как не хочется!» - вздыхая, подумал он, - «Ну, ничего, зато завтра я посплю». Надел тапочки, и, зевая, пошел в ванную.
Почистив зубы, Иван пришел на кухню.  Агата в это время  разливала чай. На столе стояла большая тарелка с мясные оладьями, которые дымились и их запах щекотал ноздри волка. В кухню вбежали волчата.
- Опять оладьи! Что-то не хочется, - протянул Федя, воротя нос от тарелки.
- Мы лучше возьмем печенья, и пойдем к себе в комнату, - ответила Аделаида, беря из вазочки печенье.
- Деля, ты должна кушать. Те зверята, которые мало кушают, они не растут  и тем более, если не будешь есть, то красные брюки,  которые ты увидела в магазине, будут на тебе висеть, - сказала Агата, снимая со сковородки оладьи.
- Знаешь, мама, а  те брюки мне  не очень понравились. Тем более такие есть у Али Лучшей из моего класса, только лилового цвета.
- Дочка, я тебе говорю как врач, что молоденькие волчицы, которые отказываются есть,  менее красивы, чем те, кто хорошо питается, - заявил Иван, беря в лапы газету. 
- Правда? Лучше я буду кушать, не хочу быть уродиной!   – и Аделаида подбежала к столу и села на стул. Федя тут же устроился рядом с сестрой, пододвигая к себе тарелку с изображением волчонка из мультика.
После завтрака, поцеловав жену в щеку, Иван стал собираться на работу.  На улице мороз крепко щипал волка за нос, но ветра не было. Волк шел медленным шагом, дыша воздухом.
Небольшой морозец  пробирался под легкую куртку Ивана и он прибавил шаг. Больница  находилась неподалеку, и волк дошел без приключений, если не считать того, что немного отморозил хвост.
  На работу пришел за десять минут до прихода первого пациента. Он зашел в свой кабинет, снял пальто и пошевелил замерзшим хвостом.
  - Что, холодно на улице, доктор Серый? – спросила его медсестра Пелагея, вертясь у зеркала. 
  - Холодно. Аж хвост отморозил. Сколько осталось до прихода пациента? – спросил волк, надевая врачебный халат.   
  - Восемь минут. Может, послушаем радио? – предложила волчица, крася губы малиновой помадой.
  - Включайте, – ответил Иван, надевая шапочку.
  Пелагея подошла к  приемнику, висевшему на стене, и нажала одну из кнопок.
- Как приятно жить на свете
На любимой нами планете
Где живем мы с тобою рядом
Где любовь у нас с тобой не рядовая –
пела знаменитая певица Белла.
   - Какая хорошая песня! Вообще, у Беллы Красивой все песни душевные, –  мечтательно заметила медсестра, садясь на стул.
  Но Иван не слышал ее. Его захлестнули воспоминания. Он ведь тоже хотел стать певцом, но судьба распорядилась по-другому.
  В юности волк часами мог находиться на концертах, где пел песни. Он с друзьями организовал свою группу.  Когда Иван окончил школу, он уже почти стал звездой. Правда, районного масштаба, но волк думал, что покорит весь свой лес, а, может быть, даже и зарубежные леса.
Ивана  вместе с группой  позвали на радио, но он не смог из-за болезни.
В одно лето волк пригласил на свое день рождения троих друзей с женами в кафе «Волчье сердце».
  Все складывалось хорошо, пока он не заказал своим друзьям  замороженных куриц, посыпанных кокосовой стружкой.   
На следующий день волк заболел ангиной. У него запершило в горле, поднялась температура и он слег. После болезни  часто болело горло, и голос пропал. Вот так ангина и больное горло сломали мечту, почти воплотившуюся в жизнь.
Певицу Беллу Иван тоже помнил. Волк полюбил ее еще в первом классе, когда их посадили за одну парту. А в старших классах их любовь стала взаимной. Но в планах Ивана на первом месте стояла слава певца, а Белла хотела выйти за него замуж и родить много волчат.
  После школы  они встречались некоторое время,  но поругались из-за взглядов на жизнь, и вскоре  Белла куда-то уехала. А после отъезда она стала певицей, и больше Иван не встречал Беллу.
Волк не любил больше ни одну волчицу. Но потом Иван встретил Агату. Волчица  обладала красотой, умом, много знала, и волку было интересно с ней.
Поначалу они просто дружили. Но вскоре дружба переросла в любовь.  Влюбленные стали говорить о свадьбе.  Все родственники одобряли этот шаг.  Вскоре после свадьбы Иван устроился работать в больницу.
  Вдруг он очнулся от воспоминаний и посмотрел в окно. Там шел снегопад. Снежинки, большие и маленькие красиво ложились на землю, и Иван смотрел на них и думал: «Как странно! Я мечтал стать певцом, но не стал, а Белла хотела нормальную семейную жизнь, а стала знаменитой. Жизнь очень любит делать такие неожиданности». 
  Волк посмотрел на Пелагею, читающую журнал «Все обо всем для молодых волчиц».
- Доктор Серый, на тридцать пятой странице написано, что группа косметологов из Парижской студии макияжа разработала новый цвет лака для когтей. Называется  «Мечта всех волчиц». Тут написано, что этот цвет притягивает волков, - и медсестра показала журнал. Там волчица показывала когти  цвета сирени, но в тоже время с оттенком красного.
- Пелагея, вы бы лучше о работе думали, а не лаках, - сказал Иван тоном, которым разговаривает строгий учитель с ученицей-двоечницей, у которой голова забита волками. 
- Доктор Серый, знаете, для молодой и красивой волчицы, как я, самое важное найти хорошего мужа. А работа дело не первой важности… 
Тут  постучали в дверь.
  - войдите! – крикнул Иван.
  Дверь открылась и зашла лиса, которая хромала на правую лапу.
  - Доктор, доктор, помогите! – запричитала она.
  - Как же вы так повредили лапу, что хромаете? – спросила Пелагея.
  - Скользко, я поскользнулась и упала. Господи, как больно! Хоть бы какие - нибудь фонари повесили, а то ужас как темно и страшно! Вот, когда выбирали этого волка вожаком, забыла, как его зовут, он сказал, что повесит фонари, что лед будет посыпан песком, но ничего не сделал. А я, как дура, за него проголосовала! И вот теперь мучаюсь,  – заплакала лиса, потирая больную лапу.
- Как я вас понимаю! Идешь иногда по лесу и думаешь, как бы не упасть. Особенно когда темно. И все эти вожаки одинаковые. Только и умеют, что давать обещания, - возмутилась Пелагея, приглаживая крашеную в блондинистый цвет шерсть.   
  Волк посмотрел на лисью лапу и сказал, выписывая рецепт:
  - Перелома и трещины нет. Кости целы. Обычный вывих. Идите в пятый кабинет, там медведь вам вправит сустав. Первый день помучают боли, но вы примете вот это лекарство, - и он протянул лисе рецепт.
- Спасибо! От всей души спасибо! С Новым годом, счастья вам, – пожелала она и, хромая, пошла к двери. 
После лисы в кабинет вошла старая гадалка-ворона Ванда, вся черная как уголь, но, несмотря на старость, она ходила в ярких платьях.
Ванда зашла в кабинет, прижимая к себе крыло.
  Волку понадобился один взгляд, чтобы понять, что  у нее сломано крыло.
  -У вас сломано крыло. Ступайте в восьмой кабинет.
  - Спасибо! Я даже не знаю, как вас отблагодарить! А то меня мучает такая боль! Знаете, а давайте я вам погадаю. Давайте лапу.
- Что вы, Ванда! Я в гадания не верю! Глупости это! – отмахнулся волк.
Она возразила: 
- Все, что я предсказываю,  сбывается! Сделайте мне приятное, дайте лапу.
Иван дал лапу, только чтобы не обидеть ворону.
- Как интересно! В последний день уходящего года у вас будет столько приключений! – воскликнула гадалка, рассматривая линии на лапе волка. 
  - Ванда, в моем-то возрасте? Если уж и в молодости никаких  приключений не случалось, то откуда им взяться сейчас? – недоумевал Иван.
  - Бывает, что зверь проживет всю жизнь спокойно, а в зрелые годы, или к старости на него так и сыпятся приключения.  И они многое вам откроют. До свидания, – попрощалась Ванда, выходя в коридор.
  - До свидания. Сказки все это! – Иван не верил в гадания.
- Приключения! Как интересно! И вы не правы. Гадания очень часто сбываются. Одной моей подруге нагадали на картах, что скоро у нее родится двойня. И правда через несколько месяцев она родила двух прекрасных волчат.  Когда выйдете на работу, расскажите, что за приключения вас ждали? – спросила  Пелагея, поправляя шапочку.
  - Пелагея, ну что ты, как маленькая! Я же сказал, что все это сказки, – ответил волк, записывая в карточку гадалки диагноз. 
- Но вы все равно не правы. Знаете, что давным-давно гадания, астрология  вообще все, что связано с предсказанием судьбы, имели серьезные корни. Я прочитала это  в одном женском журнале,  – твердо стояла на своем медсестра.
- Пелагея, вы бы лучше поменьше журналов читали, – назидательно сказал волк, убирая в шкаф карточку вороны.
После гадалки приходили еще пациенты, но никто больше ничего не обещал.
Иван принял всех пациентов и стал собираться домой, к Агате и волчатам.
Он надел пальто и сказал медсестре, поправляющей макияж:
  - Пелагея, с Новым годом вас! Желаю здоровья, успехов и долголетия! – искренне пожелал Иван.
  - Доктор Серый, долголетие мне пока ни к чему. Вы бы пожелали мне жениха хорошего. Хоть бы мне в новом году  выйти замуж, а то я уже засиделась в невестах.  Вы же знаете, как трудно найти в наши дни хорошего волка. А вам счастья, приключений и чтобы дети вас радовали, – пожелала Пелагея, убирая в сумочку помаду и тушь.
  Волк вышел из больницы. Снежинки по-прежнему кружились, но мороз поутих. Вот и родная нора. Иван отряхнул снег с пальто и вошел, открывая дверь ключом. 
Дома его все ждали.
- Папа! – кинулись ему на шею волчата.
- Ваня, наконец-то ты пришел, что так долго? Пациентов много? Садись за стол,  ужин остывает, - сказала волчица, провожая мужа на кухню.
Иван вкусно поужинал и сел смотреть телевизор. На одном из каналов  показывали передачу про звезд шоу-бизнеса. Досмотрев до конца, он, ощущая усталость, лег спать.
Иван долго не мог заснуть и ворочался на кровати, с одного бока на другой. Он думал: «Как хорошо было бы, если бы мечты сбывались», - и Иван осторожно встал, боясь разбудить Агату, и подошел к окну.
На небе сверкали звезды. Еще с детства волк любил смотреть ночью на  небо. Оно казалось ему таким прекрасным и загадочным.
И вдруг на небе мигнула звезда.
Он еще немного постоял, а потом лег в кровать, укрылся одеялом одеялом и наконец заснул. Ему приснился сон.
Новый год. Гостей так много, что он даже не может узнать знакомые морды. Оказывается,  Белла тоже  пришла! Иван смотрит на нее и  видит, что это не певица, а Агата в своем небесно-голубом платье с вышитой на нем алой розой. 
Кто-то просит его спеть, и он поет новогоднюю песню.
Картина меняется и он на эстраде. Иван видит в толпе Агату, улыбающуюся ему. Но нет, это Белла. Он видит ее изумрудные глаза и чувствует, что поет для нее. После песни волк спускается и обнимает Беллу. Прижимает ее к себе, смотрит ей в глаза, и вдруг все исчезло. На каком-то темном фоне стали мелькать разноцветные круги и Иван проснулся, не желая расставаться со странным сном.       

                                         Глава 2
31 декабря

Иван с усилием открыл глаза и увидел, что волчата играют в догонялки с подушками. Волк сладко потянулся в постели и, улыбаясь, спросил: 
   - Кто тут играет?
  - Папа, как хорошо, что ты проснулся. Мы так боялись тебя разбудить! – воскликнула Деля, замахиваясь большой подушкой на брата. 
- Дети! Ваня! Идите завтракать, – позвала всех к столу волчица.
На кухне соблазнительно пахло кашей. Агата, в уютном домашнем платье стояла около плиты и раскладывала еду по тарелкам. Иван потянул носом и воскликнул:
  - Каша с зайчатиной! Как я люблю ее.
Деля и Федя, садясь на табуретки, сквасили мордочки:
  - Опять каша! Мы уже не можем ее есть!
Мама повернулась и заметила:
  - Вы же хищники и мясо вам просто необходимо.
- Ну и давала бы одну зайчатину, – буркнул Федя.
- Каши полезны, особенно для вашего растущего организма. Ешьте, – и она поставила перед ними яркие тарелочки, наполненные ароматной кашей.   
  Кашка просто таяла во рту. Иван и Агата были поглощены едой, а волчата съели всю зайчатину и убежали играть.
После завтрака Агата, вставая из-за стола, сказала:
  - Ваня, ты обещал детям елку. Мне кажется,  пора выполнить обещание.
- Хорошо. Спасибо что напомнила.
  Волк неторопливым шагом зашел в детскую. Волчата сидели на полу и читали сказки.
- Дети, а знаете, что я придумал? Давайте нарядим елку в лесу, - предложил Иван.
- Как здорово! – воскликнула Деля, и побежала за игрушками.
Они вышли на улицу, мороз щипал им носы, ветерок трепал шерсть волков. Снега  Огромные сугробы снега искрились на солнце. Волки зажмурились, боясь ослепнуть.
Елки росли возле норы Ивана. Волку приглянулась душистая красавица с мохнатыми ветками.
Папа и дети тут же стали наряжать ее.
Волчата доставали игрушки, и  Аделаида, передавая брату волчицу с большим носом, вдруг уронила ее и разбила.   
- Деля, ты ничего не можешь нормально сделать! Даже передать игрушку! Криволапая! – восклицал возмущенный Федя, целясь в сестру снежком. 
- Подумаешь, разбила! Как будто конец света настал из-за этого! Сам криволапый! Засмотрелся куда-то и не взял игрушку! Меньше мечтать надо! – воскликнула Аделаида,  ловко уворачиваясь от снежка. 
- Тише, дети, не ругайтесь!Лучше посмотрите   на елочку! Красивая, слов нет! - пришел в восторг Иван, улыбаясь.
Дома Агата вовсю готовилась к Новому году. Она стряпала праздничные блюда. Волки только зашли в нору, а волчица спросила Ивана, вытирая лапы о фартук:
  - Нарядили елку?
- Нарядили. Она растет под окном на кухне, можешь пойти и посмотреть, - предложил муж. 
Агата пошла на кухню и выглянула в окно. Елочка  была чудесной.

- Дети, я сейчас пойду ненадолго за подарками. Хорошо? – спросил Иван, на прощание обнимая волчат. 
Они кивнули, а волк пошел на  кухню. 
Агата  готовила салат с мясом косули из заграничного леса.
  - Дорогая, я пойду покупать подарки тебе и детям. Так что не теряй меня, – предупредил Иван, целуя жену.
  - Ты еще не купил подарки? Я почему-то думала, что ты вчера после работы зашел в магазин… - сказала волчица, заправляя салат сметаной. 
- Так получилось. Замотался. Работы много. Но ведь магазины пока не закрылись, так что еще не все потеряно, - сказал Иван.
-Ты только недолго. Вечно ты куда-нибудь исчезаешь. У меня такое чувство,  что мы у тебя не на первом месте, – недовольно пробормотала Агата, режа мясо косули.
  -  Не волнуйся. Я скоро вернусь, – заверил ее супруг.
  Он надел валенки, пальто и вышел на улицу.  Прошел Иван несколько шагов и увидел магазин  «Звериные радости».  Над ним переливающаяся вывеска: «Всё для встречи Нового года!!!». 
  «Зайду. Может там что-нибудь есть и для моих родных». 
Иван зашёл в нору и зазвенел серебристый колокольчик, висевший на двери. Навстречу вышел хорёк с большими зубами. На голову он надел красный колпак Деда Мороза.
- Здравствуйте. Что хотите? Может что-то показать? – услужливо спросил продавец.
- Ничего. Я просто смотрю,– ответил волк.
Он стал прохаживаться по магазину, смотря на товары. Чего только не было на витринах! И игрушки в виде всевозможных зверей и людей, и косметика, и всякие спортивные товары. Даже боксерские груши в виде зайцев.
Хорек услужливо предлагал различные вещи.
  - Не желаете приобрести духи жене? А может быть, хотите подарить ей косметический набор? Вчера привезли. Хорошая косметика, качественная. Можете прочитать состав, – и продавец начал выкладывать на прилавок наборы с помадами, кремами и шампунями.
Иван взял один из наборов, но потом вспомнил, что Агата почти не красится, и ему вдруг стало обидно за супругу, что она  относится к своей внешности как-то пренебрежительно.
- Моя жена редко пользуется косметикой, - ответил Иван, разглядывая витрины.
Хорек разочарованно убрал наборы и с не меньшим энтузиазмом стал предлагать боксерские груши в виде зайцев.
- У вас растет сын или дочь?
  - Сын и дочь.
- Для дочери я могу предложить прекрасные бусы, которые меняют цвет в зависимости от погоды. А для волчонка – боксерскую грушу. В виде зайца! Новое поступление в наш магазин! Вчера только привезли, – предлагал продавец, показывая лапой на груши.
- Извините, но мой сын использует вместо груши сестру, - серьезно сказал волк, а продавец засмеялся.
Иван  стал смотреть на витрины и вдруг его взгляд упал на стенд с новогодними выпусками журналов и газет. На глаза Ивану попался  журнал  «Наши любимые звезды» на обложке которого фотография  Беллы. Внизу крупными буквами  написано: «Знаменитая певица Белла Красивая. Неожиданный триумф и слава. Страница 6.» 
Она была такая прекрасная как роза на ветру. Ее серая шерсть красивыми завитками ложилась на лоб, изумрудные глаза сверкали как две звезды. Белла  совсем не  похожа на его жену. Певица  красива, ухожена и хорошо одета. А Агата ходила дома в уютном домашнем платье, редко красила шерсть, в салон красоты делать прическу и модный маникюр на когтях ходила только перед праздниками, к тому же все время ворчала. А Белла  совершенно другая. Она казалась ему самим совершенством.   
Улыбка Беллы очаровывала. Она почти не изменилась со времени их последней встречи.  Волк смотрел на нее и жалел, что после школы они почти не виделись. Он вдруг захотел увидеть Беллу.
Волк схватил этот журнал, забыв обо всём на свете. Он как зачарованный смотрел на фотографию певицы, и вдруг в реальность его вернул окрик хорька:
- Стой! А деньги?
- Какие деньги? – недоуменно спросил волк, подходя к кассе.
- Обычные. А ты что собрался платить шишками? – усмехнулся продавец, почесывая нос.
- Нет-нет. Сколько? Семь монет?  - и Иван отсчитал нужную сумму. 
Даже не забрав чек, он выбежал из магазина.
Волк знал, что его первая любовь живёт в этом лесу – Белла говорила Ивану, что не уедет отсюда, потому что любит его.
«Судьба постоянно преподносит сюрпризы. Ведь все могло сложиться по-другому. Если бы я не хотел стать певцом, я бы женился на Белле. Может с Беллой, моя судьба сложилась иначе, кто знает? Говорят, что первая любовь самая сильная. Вот если бы я не поругался с ней!» - сожалел он.
Вдруг волк споткнулся и подумал: «Права Пелагея, что эти вожаки только и умеют, что давать обещания! Хотя все-таки мы их выбираем, наверное, хуже было бы, если бы у нас  правил король, который получил власть и его никак не переизбрать», но затем мысли его перекинулись на славу:   «Как я хотел славы! Мне всегда казалось, и теперь кажется что жизнь звезд гораздо интереснее. Они ездят в другие леса и за рубеж. Я, например, всегда хотел посмотреть, как живут французские волки. Говорят, что они очень утонченные и прекрасные. Прямо как Белла  на обложке этого журнала. Интересно, а она меня помнит? Ведь теперь вокруг нее столько волков: журналисты, поклонники. А может, она вышла замуж? Мне так любопытно как сложилась ее судьба. Жизнь такая удивительная штука. Никогда не знаешь, что ждет тебя завтра».
Иван с кем-то столкнулся. Какой-то бобер грубо сказал:
- Эй ты, смотри, куда идешь!
-  Извините, - вежливо ответил волк на грубость и пошел дальше. 
«У Беллы теперь такая интересная жизнь, не то, что у меня. Я работаю врачом, только и всего. Один день похож на другой. Жизнь моя похожа на замкнутый круг: работа, семья, работа. Не то, что у Беллы!
Помню, когда я мечтал об этом, мне казалось все таким сладостным пьянящим напитком! Слава – вот как называется этот напиток! Интересно, а Белла так же думает или нет? Белла! Какое прелестное имя! Оно без сомнений подходит к ней  к ее фамилии. Оно означает «красивая» и фамилия у Беллы такая же. Как мне хочется увидеть ее! Какие прекрасные у нее глаза! Большие, бездонные, малахитового цвета!» 
Он шел, шел и вдруг кто-то спросил его:
- Вы кто? Певицы Беллы Красивой нет дома, – здоровенный медведь в костюме с надписью «Охрана» стоял и вопросительно смотрел на волка.
  - Певицы нет дома? А когда она придет?
- А вы кто? – недоверчиво спросил охранник, прищурив глаза.
- Я ее давний знакомый. Мы учились вместе в школе и дружили, – сказал Иван, смотря на нору Беллы.
- Знаете, все так говорят. Чего только не придумают фанаты и журналисты, лишь бы оказаться в доме певицы, - заворчал медведь.
Жилище  вовсе не было похоже на нору, скорее волчий особняк. Оно  построено из камней, по левой и правой стороне стояли фонари, которые вечером светили прекрасным голубоватым светом. Волк видел эти фонари по телевизору, когда показывали передачу про Беллу. Деревянный забор, ограждавший нору певицы от посторонних глаз,  весь исписан фразами: «Белла – супер!», «Белла – я люблю тебя!», «Белла Красивая – мой кумир!» Возле него стояли лисы и волки с плакатами такого же содержания - фанаты Беллы.
  Вдруг охранник посмотрел на волка и воскликнул:
- Это же вы, доктор Серый?
- Я, - ответил Иван, смахивая снежинки с пальто.
  - Вы помните меня? Я же Потап Топтун, - представился медведь.
- Бог ты мой! Сколько лет, сколько зим прошло с тех пор! Как ваша рана? Не беспокоит? – спросил волк, переминаясь с лапы на лапу от холода.
- Нет. Совсем заросла. Спасибо вам, - искренне поблагодарил Потап, - я вот теперь работаю охранником у Беллы Красивой. Сейчас зима, я должен спать, но работа есть работа. Спасибо вам еще раз за то, что вы для меня сделали. Кстати, я не знаю, когда придет певица. У нее сегодня много важных встреч. Она будет поздно, а может и вообще не придет ночевать. Концерт  может затянуться до глубокой ночи. Понятно?
До свидания, – попрощался медведь.
  - До свидания, – сказал волк и подумал:
«Значит, Беллы сейчас нет дома. Я поброжу по лесу и немного погодя снова
приду  к ней» - подумал Иван. 
Он забыл про Агату, детей и подарки. Его желанием стало увидеть свою бывшую одноклассницу.

                                 Глава 3  История с ежом и ежихой
Волк шел и шел, ветер трепал его шерсть, деревья стояли словно в меховых шубах. Волк смотрел на елочки, и думал о том, что певица красиво одевается, и вдруг  опять вспомнил свою жену в домашнем платье: «А Белла никогда бы не позволила себе ходить по дому в старом платье, или, еще хуже, в халате». 
Вдруг размышления Ивана прервал чей-то плач. Он прислушался, и, убедившись, что рыдания не утихают,  устремился на звуки плача. Большая ель с мохнатыми ветками мешала разглядеть, кто там льет слезы. Волк прошел еще несколько шагов, скрипя валенками, и увидел на пеньке, запорошенном снегом, ежа. Тот сидел, низко опустив голову, его одежда сильно износилась: на пальто множество заплаток, валенки чиненые-перечиненные. Еж был примерно одного возраста с волком и вполне симпатичный. Его мордочка показалось волку  знакомым, но он никак не мог вспомнить, где его видел.
Ежик горько плакал. Волку стало интересно, и в то же время очень жалко ежа, и Иван подошел к нему.
  - Простите, что-нибудь случилось? –  вежливо спросил волк, желая помочь.
Еж поднял глаза и, всхлипывая, сказал:
- Случилось. Хотя почему я должен все рассказывать первому встречному? - и заплакал еще горше, роняя слезы на одежду.
  - Ну, если вы расскажете, то вам станет легче и я, может быть, придумаю, как  помочь.  Я вспомнил вас. Вы как-то приходили в больницу «Лесное здоровье», где я работаю. Вас же зовут Василий Пестрый?
  - Нет, не Пестрый, а Острый. А вы, кажется, доктор Иван Серый? Но все равно я не знаю, чем вы можете мне помочь, – пожал плечами еж. Слезы текли из его глаз, и казалось, что они льются сами собой, - Но что ж… Я живу в этом лесу, но все время сижу в своей норе. Я работаю портным. Клиентов очень мало. Многие звери идут в магазин или к  другим портным.  Не знаю, может, я действительно очень плохо шью, – скорее спросил, чем сказал еж, вынимая из кармана грязный  и скомканный носовой платок. 
- Но как же? Если клиентов нет, то почему ты все время сидишь в норе? –  непонимающе спросил волк, присаживаясь на корточки. 
- А вдруг клиент придет, а меня нет дома, - пояснил еж, сморкаясь.
- А ты не думал о том, что можешь найти другую работу? Я бы поменял работу, если прежняя не приносила дохода.
- Если искать каждый раз новую работу, то так и жизнь пройдет. Тем более я боюсь, если брошу шить и найду что-нибудь другое, вдруг так же денег мало будет? Денег-то не хватает. Вот жена выгнала меня из дома, - сказал еж, складывая пополам платок. 
    - Я с  вами не согласен. Если бояться, что будет мало денег, то так и будете жить в бедности, всю жизнь ждать клиентов. Ну а деньги это не самое важное в жизни, они дело наживное. Не стоит из-за этого плакать,  – успокоил Иван.
- Ну, как это неважное дело? – возмущенно сказал еж, убирая платок обратно в карман, - может у тебя много денег, и ты не знаешь как плохо без них. А нам с женой постоянно не хватает.  Но мы поругались не только из-за этого. Она ревнует меня к певице Белле Красивой, – и из глаз Василия опять ручьем полились слезы.   
Когда еж произнёс имя Беллы, у волка все встрепенулось в груди. Он решил, что должен расспросить ежа о певице.
  - Вы знаете ее? – удивленно спросил Иван и снова почувствовал острое желание увидеть Беллу.
  - К сожалению, не знаю. А может, и к счастью. Если бы я  знал  Беллу Красивую то меня бы жена со свету сжила. Я ей говорю, что не люблю певицу, что меня привлекают только ее песни, но она…  Марфа, так зовут мою супругу, постоянно говорит, что помощи от меня никакой. И вообще ей кажется, что я влюблен в Беллу, – еж вытер рукавом слезы.
  - Может тебе лучше начать помогать по дому, в выходные самому что-нибудь сготовить Марфе, а по вечерам просто разговаривать со своей женой,– посоветовал волк, смахивая снежинки с пальто.
- Ох, если бы дело только в этом! Белла такая красивая. Я же ничего такого обидного не сказал, а жена как на меня накинулась, такой скандал закатила. Говорила, что я  не люблю ее, постоянно сравниваю с Беллой, и прогнала, сказав: «Раз любишь эту Беллу, красавицу, самую лучшую, то и иди к ней. А ко мне можешь и не возвращаться».   Вот так. Как же тут не плакать! –  тяжко вздохнул еж и снова  горько зарыдал.
  - Я кое-что придумал. Купите что-нибудь вкусненькое жене, - предложил волк.
- Но ведь денег у меня совсем нет. Вот если бы кто-нибудь дал мне, или они с неба упали, - размечтался Василий, представляя, что уже тратит деньги, упавшие с неба.
- У меня есть деньги, я как раз собирался идти покупать подарки своей жене и детям.  Давайте я вам  дам немного монет,– сказал Иван, обрадованный тем, что придумал, как помирить Василия и Марфу.
- Знаете, я не могу взять у вас деньги. И потом, я не смогу отдать вам их обратно.  А сколько вы мне дадите? – вдруг поинтересовался еж.
- Ну… десять монет я вам дам. Это не много, но и не мало,  – волк достал черный кошелек, который подарила ему Агата на день рождения, открыл его и достал оттуда несколько монет, блестевших на зимнем солнце. 
- Это тогда получается, что я подкупаю  свою жену, чтобы она помирилась со мной…
- Бросьте! Никакой это не подкуп. Марфа, наверно, давно не ела яблок и обрадуется. И если не получится этот способ, мы придумаем другой. И какой-нибудь точно сработает, - уверенно воскликнул Иван. 
Еж нехотя взял и сказал, спрыгивая с пня:
  - Ну, хорошо. Пойдемте в магазин.
  Волк с ежиком дошли до ближайшего магазина. Снежинки не переставая кружиться, садились на волка и ежа,  и таяли.
Они зашли в магазин и у Василия разбежались глаза. Чего тут только не было! И яблоки, и сушеные грибы, и засахаренные ягоды. Ежу так захотелось, чтобы он имел столько  денег, чтобы он мог все это купить. Но ведь для этого надо работать!
Он подошел к витрине с яблоками, выбрал самое румяное и посмотрел на ценник. Целых десять монет! Волк как раз дал Василию десять монет.
    - Здравствуй, Василий, - поздоровался кто-то с ежом.
  Он  удивился, оглянулся и увидел старого ежа с седыми усами и бородой и ежиху в платке, из которого выглядывали иголки, стоящую поодаль.
  - Здравствуйте, – поздоровался Василий и только сейчас понял что перед ним его сосед Степан Ворчун со своей женой. 
  - Яблоко покупаешь? Небось, клиент появился? – спросил старик, глядя на яблочко, - а то все стало такое дорогое.
  - К сожалению, клиент не появился. Сегодня все готовятся к Новому году, и никто уже не придет ко мне. А вы пришли покупать к праздничному столу? – поинтересовался Василий. 
- Да. Все-таки Новый год. Нужно же себя хоть в праздник побаловать вкусненьким. А то пенсия-то крошечная. Ведь говорил же этот волк, который теперь вожак. Он сказал, что добавит пенсию, особенно тем, кто прошел войну. Я всю войну прошел, когда воевали с армией медведя Митрофана Воинственного из соседнего леса. Мы и выиграли только благодаря вожаку, который правил в то время… Как же его звали-то? А! Захар Мудрый. Не случайно его Мудрым народ прозвал. А яблочко для кого, для Марфы? – перевел тему старик, - моя бабка слышала, что ты с Марфой поругался, и  что она прогнала тебя. Но ты же не любишь эту Беллу?
  - Конечно нет, только ее песни, - убедил старика Василий.
  - Хотя я не могу понять, как можно любить ее песни?! Они же абсолютно бессмысленны! И вообще, мир как будто сошел  с ума! Ни радио нельзя включить, ни телевизор! Везде одна Белла Красивая. Ну ладно подростки, но ты-то! – начал журить Степан.
  В это время старая ежиха, стоявшая у витрины с грибами, обернулась и воскликнула:
  - Стёпа, опять ты ворчишь! Мне, например, песни Беллы Красивой тоже нравятся. И они не бессмысленные, просто надо в них вдуматься, – заступилась за творчество Беллы старуха. 
  - А чего там вдумываться? Все и так понятно. У этих песен один характер: любовь. То эта певичка поет о неразделенной любви, то о первой любви, то о предательской любви, - но, поймав на себе недовольный взгляд супруги, Степан переменил тему.
- Я сочувствую тебе, Вася. Марфа не права. Не может быть такого, что ты влюбился в эту Беллу Красивую. Ты же любишь свою жену. Я думаю, что вам надо поскорее помириться, - высказал свое мнение старик, кладя в корзинку с продуктами пакет фруктового сока.
  - Конечно. До свиданья, - попрощался Василий, увидев, что старый еж с ежихой идут к кассе. Сам он тоже пошел к кассе, подал деньги и яблоко кассирше и, получив чек, вышел на улицу.
- Ну, точно сработает, – уверенно воскликнул волк, - смотрите, какое румяное яблочко вы выбрали! Ваша жена просто не сможет отказаться от него.
Вдруг в это время их окликнули Степан с супругой.
  - Что ж вы так бежите-то? Я еле поспел за вами! – заворчал старый еж, но старуха одернула его:
  - Ох, Степа, не ворчи. Мы подумали, что пойдем вместе с вами, и все помирим Марфу и Васю. Ну, как вам наша идея? – спросила ежиха, завязывая платок.
  - Мне очень нравится. Просто прекрасно вы придумали, – восхитился молодой еж. Но он все равно боялся, что жена снова прогонит его. Все ближе и ближе подходили все к дому Василия и Марфы, и все больше и больше волновался ежик. У него даже начал болеть живот.
   Нора ежа оказалась недалеко. По жилищу было видно, что здесь живут бедные звери. Осенние листья, служившие настилом для крыши, облетели, и взору волка предстала прохудившаяся крыша.
  «Надо же, как живут! У нас с Агатой  еще хорошая нора» - подумал волк.   
  Ежик достал из кармана пальто ржавый ключ. Сердце его колотилось, и еж все время представлял, что Марфа прогонит его и больше никогда не пустит.   
Борясь с неприятными чувствами, он открыл дверь, зашел и пригласил Ивана и соседей. Волк поневоле начал осматривать прихожую. Единственная лампочка очень плохо освещала. Здесь царила чистота, но нищета  сквозила из всех щелей. Обои приятного кофейного цвета висели, по меньшей мере, лет двадцать и уже местами порвались, но  старательно  были приклеены снова. Коричневый коврик у двери лежал  застиранный.
В это время на кухне готовила  ужин ежиха. Она как раз замешивала тесто для пирога и вдруг услышала, как дверь открыли ключом.
  Марфа вышла в  прихожую и увидела своего мужа с волком и с соседями - ежами Степаном и Прасковьей Ворчунами. Толстая ежиха, в старом халате непонятного цвета, который  только подчеркивал ее полноту.
–  - Здравствуйте, – вежливо поздоровалась ежиха и тут же гневно спросила Василия:
- Что ты тут забыл? Ах да, тебя же не приняла тебя эта Белла! Конечно, кому нужен мой муж в худых валенках и с пустыми карманами. Она же певица, ей нужны только богатые. А тебя с залатанными штанами она даже на порог не пустит, – злорадно воскликнула Марфа, и иголки на ее спине затопорщились.
- Дорогая, я люблю только тебя, и…- еж несмело подбирал слова. Он боялся, что жена опять прогонит его, и сердце у него колотилось, и он не знал что сказать. Василий вдруг вдвойне ощутил, как он любит Марфу и как она ему дорога. 
  - А вы, собственно, кто? – спросила ежиха, прищурив глаза, словно видела Ивана, но не могла вспомнить кто он.
  - Я Иван Серый, доктор больницы «Лесное здоровье». Я проходил мимо и увидел вашего супруга. Он сидел на пне и горько плакал. 
  - Ты лил слезы! Хорошо, что я прогнала тебя. Какой же ты мужчина, если  ревешь?! – накинулась на мужа Марфа, - Уходи. Видеть тебя больше не желаю, -    сказала ежиха, указывая Василию на дверь. 
- Что же ты делаешь, Марфушка?! Это же муж твой, родной. Он тебя так любит, переживает очень из-за того, что ты его прогнала. Помирись ты с ним, прошу тебя!!! – Прасковье было до того жалко ежа, что она чуть не плакала.
- Дорогая, я просто очень страдаю и… Может, забудем все? – робко предложил Вася, боясь, что жена выгонит его и больше не пустит на порог дома.
- Зачем пришел? Обидел меня и думаешь, прощу? Я слишком долго и слишком многое тебе прощала. Ни о какой любви с твоей стороны тут не может быть и речи. Ты любишь только эту кудрявую певицу! Почему я вышла за тебя замуж? Ведь предупреждала меня тетя… Она видела тебя насквозь. Уходи!!! И просит все забыть! Вон!  –  кричала,  размахивая лапами, ежиха.
   - Марфа,  я же сказал, что люблю тебя.  А Беллу нет!  Знаешь, что у меня для тебя есть? – спросил он, виновато улыбаясь.
  - Ну? – лицо ежихи не выражало никакого интереса.
  - Яблоко! – воскликнул он, и достал из кармана  душистое наливное яблочко. 
   - А! Подкупить меня захотел! Не выйдет! Я, знаешь, не такая дурочка, чтобы ты мне подарок сунул, и я простила тебя. Сколько слез я пролила, ты даже и представить себе не можешь. Уходи!
  - Василий, что вы стоите? Отдайте жене яблоко и поцелуйте ее, - сказал Иван, подталкивая ежа в спину. 
  Василий подошел к Марфе, положил ей в лапу яблочко, поцеловал ее в щечку и нежно сказал:
  - Милая, я люблю тебя больше всего на свете. Ты мне дороже всего. Я люблю тебя одну, Белла мне совсем безразлична. Прости меня, если я  неправ. 
Ежиха отошла от мужа и сухо ответила:
  - Хотела я бы, чтобы это было так. Но мне сердце говорит, что все по-другому.  Знаешь, мне неприятно, когда ты говоришь что эта Белла такая красивая. Я деньги для семьи зарабатываю, у меня нет даже свободной секунды, чтобы смазать лапы кремом. Если бы я имела столько денег, сколько твоя певичка, то я бы, конечно, выглядела  бы лучше! А ты тоже хорош, хоть бы на работу нормальную устроился! 
- Дорогая, я люблю тебя такой, какая ты есть, - робко сказал Вася, обнимая жену.
- Комплимент хотел мне сделать? Значит, тебе по душе и моя полнота и то, что я дома хожу в халате? Ты все это замечаешь и мне выговариваешь?- злилась Марфа, отталкивая ежа.
- Что я такого сказал? И вообще красота это не главное, - махнул лапой Василий.
- Ты намекаешь, что я некрасивая? Тебе бы следовало держать язык за зубами, а ты указываешь мне на мои недостатки, как будто я их сама не знаю.
- Знаешь, Марфа, в жизни-то все бывает! Вот прогонишь ты сейчас Васю, и если он больше не придет к тебе, поймешь, тогда как плохо без  мужа. Твой Василий хоть и беспутный, но все-таки мужик! И запомни, что дом держится не на муже, а на бабе,  на ежихе. Плохо жить одной!
Вот у меня у сестры дочь не замужем, и все плачется, что в доме починить некому и любовь она свою не знает на кого  потратить. И вообще, Марфушка, беспокоилась ты бы, если бы твой супруг влюбился в соседку, а то певица!.. Многие мужчины обожают актрис и моделей. Но и женщинам нравятся артисты и телеведущие. Я без ума от театрального актера Макара Смелого. Красивый заяц!  - мечтательно сказала Прасковья.
    Степан даже сплюнул.
  - Тьфу, ты! Тоже мне, нашла какого-то ушастого артиста!
- А я, кстати, тоже люблю Беллу Красивую, - признался Иван.
- Но у Васи все это превратилось, даже не знаю во что. Это не безобидное увлечение, а черт знаешь что! – возмутилась ежиха, но обняла  мужа и сказала:
  - Знаешь, Вася, я так и быть тебя прощу. Все-таки люблю я тебя и мне приятно слышать от тебя такие теплые слова. Спасибо вам всем за то, что помирили нас с Васей, - и Марфа достала из кармана халата чистый отглаженный носовой платок, промокнула им глаза и снова обняла Василия.
  - Мы рады, что вы помирились, - искренне сказала Прасковья.
  - Конечно. Как хорошо, что хорошо кончается! – добавил Степан.
- Василий, приходите с Марфой ко мне в гости. Мы с женой будем вам очень рады. Мы живем через десять нор от вас. И вы Степан и Прасковья тоже приходите, - пригласил всех Иван.
  - Мы придем, правда, дорогая? - спросил еж Марфу.
  - Конечно, - ответила она и посмотрела на  мужа, и все увидели в ее глазах любовь.
- И мы тоже придем, - хором сказали старики.
  - До свидания, и спасибо за то, что помирили нас, - ответил Василий и пошел всех провожать.
Когда они шли, волк сказал Василию: 
  - Вот видите, а вы боялись. Я же говорил, что вы с женой помиритесь. Жены всегда нас прощают.
  - Просто у Марфы характер вспыльчивый. Вот я и боялся, что она в порыве гнева не простит меня. 
- Ну, все, до свидания. Мы с Марфой придем к вам на Новый год. Вы через десять нор от нас?
Волк кивнул, натягивая на лапы перчатки.
- Я запомню. Ну, до свидания. С Новым годом! – поздравил еж и пошел к себе домой.
- Стойте! – крикнул Иван.
- Что еще? – спросил, оборачиваясь, Василий.
  - Клиентов же у вас мало и денег тоже. Так что я приглашаю вас работать к себе в больницу сторожем. Ну, так как?
   - Знаете, но ведь у меня уже есть работа…
  - А делать ничего не надо, - сказал волк.
- Здорово! Спасибо огромное. Я и не знаю, как благодарить вас. Работа такая хорошая, как я и мечтал. Делать ничего не нужно, только смотреть, чтобы никто посторонний не зашел. Даже можно и газету почитать на работе, - мечтательно сказал Василий, не веря своему счастью.
- Я рад, что нашел тебе работу твоей мечты, - усмехнулся Иван, - Четвертого января на работу.     
- Спасибо, - Вася обнял волка, попрощался со старыми ежами и пошел домой, к Марфе. 
   
                                                Глава 4
                                            Медвежонок
Иван снова поспешил  к дому Беллы.
«Все-таки хорошо, что мы с Агатой никогда так не ругаемся, и она меня ни разу не прогоняла. Но с другой стороны я работаю, а она сидит дома и занимается воспитанием волчат. Я вот, например, не смог бы жить как Василий,  никогда не понимал лентяев. Я бы стыдился, что жена работает, а я ничем не занимаюсь. Наверно, все дело в уважении друг к другу. Хотя, не могу сказать, что Марфа и Василий не уважают друг друга. Мне трудно понять их».
- Певица Белла Красивая еще не пришла, - прервал его размышления Потап Топтун.
Волк подумал: 
«Времени все равно много, пойду куплю Белле подарок. Она будет рада неожиданному подарку. Все-таки неудобно приходить с пустыми лапами».
Иван подошел  к магазину «Звериные радости», толкнул дверь и под звон колокольчика зашел внутрь. 
Волк перебирал в голове, что можно подарить певице. Он уже не помнил о том, что надо купить подарки Агате и волчатам. 
Кроме него в магазине был только  медвежонок школьного возраста, одетый в черные атласные штаны и кроваво-красную косоворотку. В ухе у него висела золотая серьга, и медвежонок походил на цыгана.  Волк улыбнулся: « уже надел карнавальный костюм. В детстве все наряжаются».
«Интересно, где же продавец?» - подумал Иван  и тут  же хорек-продавец, напевая песню Беллы «Как приятно жить», вышел к покупателям из подсобки.
Хорек подошел к волку и услужливо спросил:
  - А, это опять вы! – воскликнул продавец, улыбаясь, - Что-нибудь выбрали? Может вам помочь? Вам что-нибудь показать?
- Спасибо, пока мне ничего не нужно. Я только смотрю, - вежливо ответил Иван, разглядывая витрины.
  - Для кого вы выбираете подарок?
  - Ну… - замялся волк.
  - Знаю-знаю. Вы выбираете для дамы.  Нам привезли замечательный косметический набор. Там и крем, и помада, и тушь, - бойко затараторил хорек, выкладывая товар.
- Но ведь на витринах нет этого косметического набора, - возразил Иван.
  - Знаю. Такой хороший набор, все его раскупают.  Я сейчас принесу со склада, - и хорек удалился. 
Волк подумал: «Белла будет без ума от  набора. Еще в школе она обожала косметику» - повернулся к витрине со всевозможными бусами, браслетами и колечками, думая про себя: «Вот от этого браслета с листьями Белла пришла бы в восторг. Двадцать монет. Нет, для нее это слишком дешево. Белла же, наверное, носит только украшения с бриллиантами и сапфирами. А вот Агате бы этот браслет понравился бы. Для нее цена не имеет значения. Ей все равно:  стоит браслет двадцать монет или двести» и ему вдруг стало обидно за жену. «А вот Белле не все равно. Она знает, чего она достойна, а чего нет» - вспомнил сразу певицу Иван.
В это время медвежонок оглянулся, увидел, что на него никто не смотрит, подошел к корзине с малиной и ежевикой, повязанной фиолетовым бантиком  и стоявшей вместе с флаконами духов, зачерпнул целую пригоршню ягод  и отправил себе в рот.
  - А-а-а! –  истошно завопил медвежонок, отплевываясь. Он уже понял, что это не ягоды, а мыло.
Иван, державший в лапах блёстки для шерсти, от неожиданности выронил их и пол оказался усеянным золотистой пылью.   
Медвежонок в это время плевался и отмахивался от пузырей, которые так и норовили попасть ему в глаза. 
Зрелище завораживало. Мыльные пузыри с розоватым оттенком надувались, разлетались по торговому залу и  со щелчком лопались.
Смотреть на несчастного волку  было очень смешно. Невольно у волка вырвался смешок, который он тут же подавил, прикрыв лапой рот.
Мишка посмотрел на волка. В его взгляде читалось: «Чего смеешься? Лучше помоги» и  стал показывать что-то лапами, видимо призывая к помощи, но Иван громко засмеялся.
Тут вернулся со склада продавец. Хорек возмущенно махал лапами и гневно спросил:
- Что здесь происходит?
Иван подбежал к прилавку, схватил стоявший  на нем стакан воды, дал медвежонку. Тот с жадностью выпил воды и хотел что-то спросить, но хорек перебил его:
- Вор! – закричал продавец, хватая медвежонка  за ухо, - знаю-знаю, для чего ты пришел! Звоню в лесную полицию, и пусть тебя арестуют! Малолетний вор в моем магазине! А вы даже ничего не сделали! – укорил волка продавец, - Вы даже хуже вора. Рассыпали мои блестки. А знаете, как их трудно собирать?! Практически невозможно. Только звать  уборщицу, чтобы она подмела. А она заболела вот уже как третий день. А ты маленький, а уже воруешь! – кричал продавец, подойдя к прилавку. 
- Но может быть, он не хотел воровать, - начал заступаться Иван.
- А-а-а, отпустите меня! – вырывался медвежонок, пытаясь лягнуть ногой хорька.
- Вы еще скажите, что его толкнул на воровство Темный князь леса! Ничего глупее в жизни не слышал! Вор, который не хотел воровать! А ты плати или возмещай ущерб! Хотя… я могу обойтись даже без полисменов. Огреть воришку и дело с концом! Но все-таки лучше сообщить полиции, - размышлял продавец. 
- Да отпустите вы его!  Я думаю, что он просто несчастный голодный малыш. А может он обыкновенный нищий, не имеющий крова над головой, - предположил волк, беря ручку с прилавка и крутя ее в лапах.
    - Подумайте сами, если я стану прощать и отпускать всех воров, которые крадут товары в моем магазине, то я вообще разорюсь. И так прибыли у меня очень мало. Я даже хотел закрывать магазин. Хотя сейчас праздник, звери должны идти за покупками. Они и стремятся, только не в мой магазин. А тут еще  и воры.  За сегодняшний день  это уже второе воровство. У меня убытков даже больше, чем прибыли.  А этот  пусть платит! Мне и так хочется покончить с торговлей, а тут еще и воры!  И вообще этот вожак собирался издать закон, защищающий права  продавцов и  не сдержал своего слова. Я ведь, как дурак, за него проголосовал. Думал торговля пойдет на лад, а вышло наоборот, –  расстраивался хорек.
- и вообще какой он нищий? Если бы так одевались все бедняки! Нищие не ходят в атласных штанах и не носят в ушах золотые серьги. Он скорее похож на атамана разбойничьей шайки, - высказал свое мнение продавец. 
  - Вы, наверное, в юности читали много  романов о разбойниках. Он слишком мал для атамана, - заступился волк за медвежонка.
- Послушайте, я не вор и не атаман разбойников. Мое имя Михаил. У меня нет родителей, - начал рассказывать Миша, переводя взгляд то на хорька, то на Ивана. 
- Но это не значит, что надо воровать! Многие зверята сироты, но они не крадут! – крикнул продавец и схватил Мишу за лапу, чтобы он не убежал.
-  А где твои родители? Наверное, они умерли в ту страшную эпидемию? – предположил волк.
- Их застрелили люди. А меня увезли в цирк. Я работал цирковым медведем. Я свободный житель леса и мне нужна свобода! – воскликнул Михаил, - Поэтому я сбежал из цирка и вот уже второй день брожу. Это голод толкнул меня на кражу, - со слезами в голосе сказал Миша, надеясь, что его отпустят.
  - У этого малого всегда есть виноватые, - проворчал хорек, еще крепче хватая медвежонка за лапу.
- Пожалуйста, не вызывайте полицию, а то меня посадят в тюрьму. Я просто не вынесу такого позора, - и Миша заплакал.
- Думать надо было, когда воровал, – уже мягче сказал продавец.
- Давайте сначала покормим Михаила, а затем подумаем, что с ним делать, - сказал  волк.
  - Ну, хорошо, - нехотя согласился хорёк,  - у меня есть миска орехов на обед. Но ведь медведи не питаются орехами? – спросил продавец, обращаясь к медвежонку.
- Знаете, я так голоден, что съем что угодно, - заверил его Миша, слыша, как урчит его живот.
  Хорек принес большую миску с орехами. Медвежонок действительно  очень проголодался. Он съел орехи за несколько секунд и попросил добавки.
- Больше нет, - ответил продавец, убирая миску.
-  Ну, мы тогда пошли. Я сам покормлю его. До свиданья, - попрощался Иван, направляясь с Мишей к выходу.
Хорек побежал за ними, схватил Ивана за лапу и спросил:
- А кто будет платить за рассыпанные блестки и за мыло?
- Сколько? – спросил волк, доставая кошелек.
- 50 монет, - ответил продавец, пробивая чек. 
Иван рассчитался, и они с Михаилом направились к выходу.
- Почему вы уходите? А как же ваша дама? Как она без подарка? Как вам косметический набор?  Не хотите косметику? Посмотрите, какие прекрасные бусы, - и продавец  снял бирюзовые бусы и показал их волку.   
- Спасибо, но пока я ничего покупать не буду. До свидания, - и Иван направился к двери.
- Но как же ваша дама? Могу предложить прекрасные духи. От цветочного аромата этих духов не сможет отказаться ни одна женщина. Есть с ароматом полевых цветов, ромашки и даже дикой розы, - предлагал уже рассерженный хорек.
- Я же сказал, что пока ничего покупать не буду, - и волк открыл дверь и вышел на улицу вместе с Мишей.
На улице казалось, что природа танцует вальс. Снежинки кружились в танце, и красиво ложились на землю.
-  Ты  ведь не наелся,  пойдем в кафе, и ты сам что-нибудь выберешь себе, - предложил медвежонку Иван.
Они зашли в кафе «Лес+». Посетителей было немного. Столики накрыты цветными скатертями, а рядом с ними стояли удобные стулья. Из приемника лилась песня Беллы.
Волк и Миша сели за столик в центре зала. К ним подошел официант, молодой заяц и подал меню. Иван заказал себе кофе, а медвежонку мяса и рыбы в маринаде.   
Заяц удалился и вскоре вернулся с заказом.
- Приятного аппетита, - улыбнувшись, сказал он.
Медвежонок жадно вцепился зубами в мясо.
- А кем вы работаете? – вдруг поинтересовался с набитым ртом Миша.
- Я врач-рентген в больнице «Лесное здоровье», - сказал Иван, помешивая  чайной ложкой кофе.
- Как интересно! Расскажите какие-нибудь случаи, -  попросил медвежонок, проглатывая огромный кусок мяса.
- Не знаю даже что и рассказать, - ответил Иван, и вдруг чашка замерла в его лапе, - Был такой случай, когда к нам привезли медведя и медведицу. Они были тяжело ранены, скорее всего, людьми.  Страшное зрелище. Я даже стал бояться людей, хотя пока, к счастью, не встречал их. Те медведь и медведица потеряли много крови, врачи отчаянно сражались за их жизнь. К сожалению, медведицу спасти не удалось, - Иван как будто находился не здесь. Он как будто снова переживал события того дня, -  А медведь… состояние его  тяжелое, но он выжил. Сейчас он работает охранником у певицы Беллы Красивой. Знаешь такую певицу? – спросил Иван, отхлебывая кофе.
-  Не знаю. Я ведь жил у людей и не слышал лесные песни. У людей другие певцы.  А этих раненых звали не Потап и Дарья Топтуны? – с подозрением спросил Миша, отламывая кусок мяса.
- Ты их знаешь? Именно Потап и Дарья Топтуны, - ответил волк, опустошая чашку.
  - Это что  мои родители? – испуганно спросил медвежонок, и соус от мяса капнул ему на косоворотку.
- Может, это и не твои мама с папой, - с надеждой сказал Иван и подал Мише салфетку.
Вытирая пятно медвежонок сказал:
- У меня есть медальон с фотографией родителей. Посмотрите, - и Миша показал  небольшую подвеску в форме сердечка, висящую у него на шее,  открыл  и показал волку. На Ивана смотрели и улыбались те самые медведь и медведица, которых несколько лет назад, жарким летним вечером привезла лесопомощь в больницу.
            Волк посмотрел на фотографию:
          - К сожалению, это они.
          - Что ж! Такая видно моя судьба. Жалко маму!  - со слезами на глазах сказал Миша, -  Пойдемте к дому Беллы Красивой, и тогда я найду папу! – обрадовался медвежонок, вскакивая из-за стола, - у меня уже пропал аппетит, - сказал Михаил. 
Они заплатили и направились  к дому Беллы.
- Певицы Беллы Красивой нет дома, - сообщил медведь-охранник, важно прохаживаясь возле жилища певицы.
Медвежонок долго смотрел на этого сурового медведя. Он ведь осиротел совсем маленьким и почти не помнил родителей.
Потап остановился и тоже посмотрел на Мишу.
«Это же мой сын» - осенило его.
Потап взял медвежонка на лапы, и обнял с криком «Миша, сынок мой!»
Миша понял, что перед ним его отец и закричал во все горло «Папа».
- Как я рад, что тебя нашел! – кричал, не помня себя от радости, медвежонок.
- Мишенька, это ты? Я так хотел найти тебя, - обнимая сына плакал Потап, - А маму не спасли, - со слезами на глазах сказал Потап. 
- Папа! Я знал, что Новый год – волшебный праздник и то, что сбываются все наши мечты, -  медвежонок крепче прижался к отцу.
- Как хорошо, что мечты сбываются, -  сказал Иван, глядя на счастливых отца и сына, - А знаете, что приходите на Новый год в гости ко мне, моей жене и волчатам. Мы живем за восемь нор от Беллы Красивой. Приходите к нам. Мы с Агатой, Федей и Делей будем только рады видеть вас у нас. Придете?
- Конечно. Спасибо вам за все, доктор Серый. Вы спасли не только мою жизнь, но и жизнь Миши. Ведь вы знаете, что мы не можем друг без друга, - ответил Потап Топтун и крепко пожал лапу.

+1

2

Глава 5
Иван и охотники     
Иван долго смотрел, как  обнимаются Миша Топтун и Потап, и думал: «Как хорошо, что есть дети, родители, и лесной царь Берендей, который помогает им вновь обрести друг друга. Как хорошо, что я никогда не разлучался со своими волчатами, разве что, когда они уезжали к бабушке. Кстати, нужно ведь что-нибудь подарить Феде и Деле! И Агате! А я только сейчас вспомнил. Нехорошо забывать о семье». И волк заторопился к магазину в надежде купить подарок жене и детям.
В магазине из покупателей была только молоденькая лисица. Она прикрепляла к кофточке брошь в виде курицы, выложенной камнями зеленого цвета, и повторяла себе под нос: «Господи, как я хороша!» 
- Вы абсолютно правы. Эта брошка  так вам идет. Берите, берите, не пожалеете. Оденьте только платье цвета листвы, и вы будете краше всех на празднике. Ну что, берете? – с надеждой спросил хорек.   
- Разумеется, - ответила лисичка и достала изящный кошелек, расшитый стразами. 
- Вы просто неотразимы! Вы поступили правильно, что купили эту брошку, - сказал продавец, упаковывая брошь в красную бархатную коробочку.
  - Вы только положите в сумочку, на которой написано: «С Новым годом!», - попросила лиса, убирая в сумку кошелек.
- Конечно, все для вас, - ответил хорек, снимая висевшую сумочку.   
Рассчитавшись, лисичка вышла из магазина, а продавец спросил у волка, рассматривающего украшения:
-  А, это  опять вы! Уже выбрали что-нибудь?– и покосился на часы, висевшие на стене, и заворчал про себя: «Ходит и ходит сюда как в музей! Уже третий раз в моем магазине, а ничего не покупает!» 
- У вас такой замечательный магазин! – польстил Иван, подходя к прилавку, – я   возьму боксёрскую грушу в виде зайца, вон тот синий шарфик, сережки грушевидной формы и вон ту железную пудреницу, - сказал волк, вытаскивая кошелек. 
- Эта пудреница не железная. Она сделана из редкого металла гаусон. Специально привезли в наш магазин из Бразилии. Только там залежи гаусона. Берете? – спросил продавец, выкладывая пудреницу на прилавок.
- Беру. Интересно… никогда о таком не слышал, - признался Иван.
- С вас четыреста монет, - сказал хорек, выбивая чек.
Иван достал деньги и рассчитался.
  - Может, вам дать пакет? Посмотрите, какие замечательные у нас есть пакетики, - и продавец показал волку белый пакет с медведем в шапке деда Мороза и на санях.
- Спасибо, но мне не нужен пакет, - отказался Иван и начал складывать украшения в наружный карман пальто, а пудреницу волк сунул во внутренний карман.
- До свидания. Хорошо вам встретить Новый год, - пожелал Иван, направляясь к двери.
  - И вам так же встретить этот праздник. До свидания, - ответил хорек и подумал: «Ходят тут, даже праздник уже кажется не праздником. Мне ведь тоже домой хочется, а они тут со своими подарками».   
Волк вышел на улицу и удивился перемене погоды. Метель стихла, и природа погрузилась в какую-то тишину, но неестественную, а зловещую.  Казалось, что что-то должно произойти.
Волк остановился и потянул носом. Небольшой ветер нес страшные запахи человека. Иван не на шутку испугался, замерев на месте. Он вдохнул, надеясь, что ему показалось. Но запахи не исчезали, и опасность находилась неподалеку. Люди  давно не приходили в этот лес. Лес был тихий и спокойный, и человеческие визиты случались крайне редки. За все время работы волк только два раза видел зверей пострадавших от рук человека. Страшное зрелище. Первые раненые - родители Миши Топтуна, а последняя…  старая волчица. Одна из пуль попала ей в спину.
Иван передернулся от страшных воспоминаний. Но это случилось давно, и волк подумал: «Я-то полагал, что люди уже забыли о зверях и охоте», а тут пришли охотники, как будто  судьба посмеялась над волком, показывая,  как он беспомощен.
Иван  оглянулся и увидел в нескольких метрах от себя охотников, сидевших на пеньке. Они отдыхали. Их ружья валялись на снегу. Один из них достал пачку сигарет, чиркнул спичкой, но его отговорил другой:   
- Ты что, совсем с ума сошёл? Звери учуют, что ты куришь, и убегут. Ты лучше выпей, - и он достал фляжку, отпил немного сам и  передал другому.
- Хорошо, что мы утром сбежали из дома. А то надоело: семья, дети, работа. Однообразие. А так хоть среди природы. Красота вокруг и тишина: ведь рядом нет вечно недовольных жены и детей, которые галдят и не дают спокойно отдохнуть, - говорил обладатель фляжки, смотря вокруг.
- Ты верно заметил. У меня ведь дома то же самое: жена кричит, что я не помогаю ей, а дети пристают с дурацкими играми! А еще и теща! Никакого житья!  А так мы в лесу, дышим свежим воздухом. Жаль  только никого из зверей! – вздохнул  охотник с черными усами, отпивая еще раз из фляжки.
- Ну и чёрт с ними! Так пришлось бы целиться, смотреть, чтоб не убежали…
Вдруг черноусый увидел Ивана.
- Петь, глянь-ка, волк! Вот это удача! Я убью его, и шкуру положу на пол в гостиной около камина! И дочка обрадуется. Сегодня просто мой день! – и он взял со снега ружье.
  Не выразить словами, как Иван испугался. Сердце его бешено заколотилось, появилось какое-то напряжение во всем теле, и он подумал: «Ну почему это произошло именно со мной?»  Вдруг взгляд волка упал на мохнатую ель. Он побежал и решил спрятаться.
Охотник с черными усами начал заряжать ружье, но не мог найти патроны. То и дело слышались восклицания: «Куда же они запропастились? »
У волка все сжалось от страха. Мозг его пронзила мысль: «Я должен спасаться. Иначе меня убьют, и из моей шкуры сделают коврик», - и волк пытался ползти.
Вдруг Иван увидел ту самую лисичку, которая покупала в «Звериных радостях» брошку. Она шла, напевая себе под нос песенку Беллы Красивой «Как приятно жить…».
Другой охотник, отпивая из фляжки, воскликнул:
- Смотри-ка, лиса! 
Лисица остановилась, ойкнула и спряталась под какой-то куст. Она тоже начала ползти, как вдруг кто-то выстрелил. 
Иван остановился и вдруг подскочил и кубарем покатился вместе с модницей. Из ее расстегнутой сумочки высыпалось все, что только могло: помада, ручка, пудра… Волк же катился до тех пор, пока не упал в овраг. Иван пребольно стукнулся и лежа стал проверять карманы и обнаружил, что исчез подарок дочке. Иван увидел, что на снегу что-то синее. «Должно быть, это мой подарочек укатился» - пронеслось в голове волка. Но его могли увидеть охотники.
Иван залез лапой в карман и обнаружил, что пудреница Агаты на месте.
Лисичка бросилась к своим вещам, но волк схватил ее за стильную куртку и прошептал:
- С ума, что ли, сошла? Не видишь, что там охотники?
- Но ведь там моя любимая помада. Мне сестра из командировки привезла. В нашем лесу такую днем с огнем не найти, - заплакала лиса, пытаясь подобраться к помаде.
- Ты, наверное, дура. Жертвовать жизнью ради какой-то помады. Подумаешь, еще сестра привезет…
- Нет. Сестру уволили с работы. Как теперь сестра без командировок будет, а я без косметики из соседних лесов?
Вдруг выстрел.  Еще один. Пуля попала в грудь волку.
  Ивану на долю секунды показалось, что как будто время стало идти в два раза медленнее.  Волк ожидал боли, потери сознания, но ничего не произошло. «Наверное, я уже умер. Только где ангелы, души умерших родственников, царь Берендей?»
Он зажмурился и увидел такую картину: он, маленький волчонок, поздним вечером лежит в родительской норе, на кровати рядом с матерью, которая рассказывает сказку о волчонке, который попал в страну добрых колдунов и о его необыкновенных приключениях. 
Картинка сменилась. Волк пришел из школы. Это был его первый школьный день. Волчица-мать готовит на кухне.
- Мама, как в школе здорово! Сегодня я получил много хороших оценок. Наша учительница сказала, что я самый способный ученик, - похвастался маленький Ваня, показывая дневник.
- Ты у меня умница! Только смотри, не загордись. Иди делай домашнее задание, - засмеялась волчица, добавляя в суп мясо.   
Вот волк на свидании с Беллой. Как она прекрасна! А этот светлый брючный костюм как он идет Белле! Они сидят в кинозале, наслаждаясь приключенческим фильмом.
Сцена со свиданием исчезла. Зато появилась картина: Иван на концерте поет, а звери хлопают и подпевают ему. А потом просят автографы, даже одна зайчиха призналась в любви.
Волк вдруг каждой клеточкой почувствовал, что буквально упивается славой. 
Иван болен ангиной. Он осознает, что это конец. Конец мечте, славе, карьере певца. Волк долгими днями лежит в своей комнате на кровати и думает: «Почему я послушался Михаила? Почему я съел эту замороженную курицу? Я теперь не стану знаменитым певцом. Я сам сломал себе жизнь. Если бы я не съел курицу, у меня бы не заболело горло. Если бы… Я бы добился славы, мое имя бы все произносили, я бы гастролировал… Если бы я не сделал глупость. Если… Такое короткое слово.
Картинка исчезла. Вот он, Иван на свидании с Агатой. Они сидят в кафе, едят мороженое и разговаривают. Волк чувствует, что Агата все больше и больше его очаровывает.
Осенний лес. Агата и Иван идут по лесу и любуются пейзажем. Вдруг волк говорит:
- Агата, я люблю тебя и не могу без тебя жить. Выходи за меня замуж!
- Конечно, Ваня, - с радостью ответила волчица, обнимая его.
Неожиданно картинки из жизни волка закончились.  Он  открыл глаза, поморщился от головной боли. Иван понял, что когда падал, стукнулся головой. Потирая ноющие виски, он достал из кармана пудреницу Агаты и увидел на ней большую вмятину. Самая обычная коробочка с пудрой спасла жизнь волку. Нет, это не коробочка с пудрой спасла жизнь волку, а сама Агата своей любовью.
Выстрелов больше не слышно. Охотники подошли к оврагу:   
- Я тебя спрошу кое о чем, только ты ничего плохого про меня не подумай. Волк ведь одет в пальто, а лиса в куртку? – спросил черноусый, доставая фляжку.
- Ну и? – спросил Петя, не понимая к чему клонит друг.
- Значит, нам показалось. Ведь такого не может быть. Я могу объяснить, почему лиса  в куртке, а волк в пальто, - сказал черноусый, убирая фляжку.
- Почему? – с интересом спросил Петя.
- Выпили мы лишнего, вот и мерещится,  черт знает что!
- Знаешь, Колька, черт с ними с этими волками и лисами. Мне фиолетово кто из них в куртке, кто в пальто. Давай лучше домой пойдем, а то жены ругаться начнут, - и охотники, напевая какую-то песню, побрели из леса.   
Иван подумал: «Сейчас или никогда!» и бросился бежать. Он бежал и бежал, у него закололо в боку, и он упал. Сознание его отключилось, и откуда-то издалека он услышал:
- Чего бросаешься под лапы? Даже пройти не дают! Вставайте, - и кто-то поднял Ивана.
Он открыл глаза и увидел того, кого меньше всего ожидал увидеть.

Глава 6
Встреча с Беллой
На волка смотрела своими зелеными глазами…. Белла Красивая. Почему-то возле певицы не стояла охрана.
- Что разлегся? Поднимайся! – крикнула певица.
Иван поднялся, отряхнул снег с пальто.
- Кто вы? – спросила Белла,  разглядывая волка. 
- Я Ваня Серый, мы же с тобой в школе вместе учились…- ответил Иван, смотря в глаза волчице. Это были глаза усталого зверя. Смотря в них, волк почему-то не увидел в них  отражения травы, изумруда, малахита, всего того, что обладает прекрасным зеленым цветом. В них отражались усталость и  какое-то разочарование.
- Это ты? Как же судьба-то сложилась: я стала певицей, хотя  и не хотела. А кем ты работаешь?
- Рентгеном в больнице «Лесное здоровье», - ответил волк, поежившись от холода, а Белла предложила: 
- Пойдем ко мне. А то стоим тут, мерзнем. Ты не против?
- Ну что ты, Белла! – воскликнул Иван, а сам подумал: «Я только об этом и мечтал» и они зашагали к жилищу певицы. Белла все расспрашивала волка: как он живет, нравится ли работа. Но все вопросы оставались без ответов, потому что Иван смущался в обществе певицы. Ответил он только на вопрос:
  - Ваня, а как получилось, что валялся на дороге?
- За мною гнались охотники. Я запнулся и упал, - просто объяснил Иван, дрожа от холода.
- Охотники? Ваня, ты ничего не путаешь? Может, ты ударился головой и у тебя сотрясение мозга? – спросила Белла.
- Нет. Это охотники, - ответил волк и посмотрел на певицу, и идущую рядом с ним. 
Она оказалась не такая, как на обложке журнала: не такая красивая. Ее шерсть, завитая наверняка самой мадам Маргаритой, выглядела мелкой и певица походила на барашка, что совершенно ей не шло. Малахитовые глаза не сверкали как две звезды и не завораживали.  Белла выглядела усталой. Певица одета в курточку из черного меха. И волк невольно подметил, что Белле не идут темные тона, ей лучше было бы надеть что-то светлое. Певица на обложке журнала и в жизни  похожи как родственницы, но сказать, что это одно и то же лицо было нельзя.
Отец Миши Топтуна пропустил Беллу и Ивана. Они вошли в прихожую, обставленную с роскошью. Певица сняла куртку, повесила ее, и Иван увидел шикарное  платье, шуршащее при каждом шаге Беллы. Певица сняла сапожки на каблуках и надела тапочки.
В это время вышла горничная, красивая волчица с фигурой фотомодели и глазами темными как ночь, одетая в строгое платье и молочный передник.
- О, вы уже вернулись! Мадам, заварить вам чай? – спросила служанка приятным голосом, звеневшим как колокольчик.
-  Сколько раз я говорила, что когда у меня гости, я сама завариваю им чай! Как можно это не запомнить! Если у тебя такая плохая память, то я уволю тебя. Мне не нужна служанка, которая не работает, как следует и постоянно делает, так что бы я гневалась! -   рявкнула Белла.
Служанка поклонилась и вышла. 
- Раздевайся.  Пойдем в столовую. Знаешь, даже моя горничная не может заварить травяной чай лучше, чем я, - объяснила певица, поправляя причёску.   
- Правда?- удивился Иван, вешая пальто, и глядя, как Белла заворачивает направо.
Волк вышел в коридор и завернул в столовую. Там было также элегантно, как и в прихожей.  Все выдержано в светло-бежевых тонах, богато и роскошно. На окнах висели занавески с лиственным орнаментом. Такое великолепие Иван мог видеть только в журналах и по телевизору. Из комнаты напротив вышла певица с чашками чая в лапах и села за стол.
Вдруг Белла спохватилась, как будто что-то забыла и позвонила в золотой колокольчик, висевший рядом с ней. 
- Регина, принеси к чаю мармелад и торт, - приказала певица, обращаясь к горничной.
- Сию минуту, мадам, - ответила служанка, направляясь к двери.
Они сели за стол и вошла Регина, неся в лапах поднос со сладостями. Иван посмотрел на вполне обычный торт и мармелад. Он предполагал, что Белла ест экзотические блюда.
               - Как у тебя дела? Как жизнь сложилась после школы? А-то судьба разбросала... – произнесла певица, сожалея, что не видела волка после выпускного вечера.
- У меня все хорошо. Работаю в больнице, женился на волчице Агате и у меня двое волчат. Ничего такого особенного, - сказал Иван, подумав: «У меня жизнь скучная, не то, что у тебя, Белла».
- А у меня все по одному кругу: концерты,  поклонники, встречи с журналистами… Вот недавно, может месяц назад, вернулась из гастролей по испанским лесам. Так что видишь, ничего у меня такого интересного тоже нет. У тебя такая благородная профессия, ты помогаешь зверям, - сказала Белла, откусывая кусочек от мармелада.
Волк помолчал, раздумывая, что ответить, но ничего в голову не пришло, и он неуверенно сказал:
- Конечно, - и подумал: «Я же хотел подарить Белле сережки. Нужно сходить за ними», - и вдруг переменил решение: «Лучше не буду. Всё-таки я покупал эти сережки для прежней Беллы, а не для этой дамы, кричащей на служанку и с которой у меня ничего общего».
Вдруг певица посмотрела к себе в чашку и проговорила:
- Чай закончился, - и снова позвонила в колокольчик.
Прошла минута и вошла Регина, неся чашку с чаем. Душистая жидкость налита доверху и волчица пролила немного на мраморный пол, начищенный до блеска.
  - Регина, у тебя, что лапы не из того места растут?! У меня гости, а ты тут чай разливаешь! Что про меня подумают? Не получишь за сегодня зарплату! Еще  раз повторится – уволю! – кричала рассерженная певица, размахивая лапами.
Иван смотрел на Беллу и думал: «Как же она изменилась! Я ее никогда не видел в гневе. Наоборот, помню, как в школе она не сделала домашнюю работу по истории нашего леса, и учительница так ругала Беллу. Помню, как она стояла и молча смотрела на учительницу. Никогда не забуду эти малахитовые глаза, в которых читался страх, когда Зинаида Антоновна пригрозила вызвать родителей, потому что это было не в первый раз.  Да, жизнь преподносит немало сюрпризов» - думал волк, беря мармелад в виде ягоды.
Отчитав Регину, Белла вдруг предложила:
- Ваня, а давай выпьем? У меня есть превосходное вино, привезла, когда ездила во Францию. Регина, принеси вино, - как ни в чем не бывало, приказала певица.
   Пришла служанка, неся бутылку вина на подносе. Она открыла ее, достала из буфета хрустальные бокалы и разлила вино.
  - Иди, Регина. Если понадобишься, я позову, - и Белла пригубила вино, - потрясающее! Не зря говорят, что французы - тонкие ценители вина. Ты согласен? – спросила красавица, делая еще один глоток.
Волк только кивнул. Вино подействовало на Беллу. Она раскраснелась и спросила:
- А помнишь, как нас с тобой посадили за одну парту и мы на каждом уроке на листочках писали признания в любви? Я помню, я тогда прочитала в одной книге, что если написать признание и скрепить его кровью, то мы  всегда будем вместе. Ты помнишь это? – с легкой игривостью поинтересовалась певица, садясь в кресло у камина. Иван последовал ее примеру и опустился в мягкое кресло из какой-то удивительно мягкой и теплой ткани цвета заката.
Волк снова только кивнул. «Она точно изменилась. Я даже не знаю о чем с ней поговорить» - с грустью подумал он.
- А помнишь, как ты пришел ко мне в гости, и мы целовались. А потом зашел мой папа. Помнишь, как мы испугались? Даже сейчас кажется глупым, что мы боялись, что нас застукают, не правда ли? – и Белла подлила себе  еще вина.
- Я помню, -  ответил волк, беря бокал с вином.
После трех бокалов  певица повела разговор совсем в другую сторону.
   - Судьба - странная штука, не правда ли? Я поняла это. Еще говорят, что судьба - это куртизанка: сегодня она благосклонна, а завтра повернется к тебе спиной. Хорошо, что я не испытала это на себе. Мы с тобой мечтали о разном. Странно, что я хотела семью, а стала певицей, а ты наоборот. Знаешь, я стала знаменитой совершенно случайно: я всегда любила музыку и в один летний вечер пришла на концерт певицы Ашены. Я стала подпевать ей, и вдруг ко мне подошел молодой волк. Он сказал, что у меня замечательные вокальные данные и мне нужно петь на сцене. Мне это вообще не нужно, и я отказалась. Тогда он сказал, что меня ждут интересные знакомства.  Я и тогда отказалась, но когда он сказал про гастроли... Я с детства интересовалась  Испанией, и я подумала: «Почему бы и нет?» и дала согласие. Тебе кажется, что работа певицы это только плюсы, но поверь мне, есть много минусов. Знаешь, в нашей профессии так: или ты сожрешь всех, или тебя. Поэтому я  иногда жестка по отношению к зверям. Карьера здорово сломала меня: я уже не та, что прежде. Куда-то подевались моя мягкость, доверие, сознание того, что все звери хорошие и не способны на подлость. Но с другой стороны мне многое дала профессия певицы: я много где побывала, знакома со многими знаменитостями. Но... С годами я осознала, что никакие деньги и слава не могут заменить любовь и семью.
Волк слушал монолог Беллы и думал: «Как же эти слова похожи на слова бывшей Беллы, той которую я знал много лет назад. Оказывается, что в глубине души она такая же, как и прежде. Но почему-то у меня такое чувство, что я смотрю на игру актрисы.  Видно, та маска, которую Белла надевает на  сцену, приросла к ней. Я помню, со мной было тоже самое».
Волчица налила себе еще вина и сказала, улыбаясь Ивану:
- Давай выпьем за счастье! – и они дружно выпили.
- А как  ты думаешь, что такое счастье? – поинтересовалась певица. Она подошла к креслу возле стены, на котором  небрежно висела шаль из кусочков изумрудной   и лимонной ткани. Белла сняла шаль и набросила ее на плечи.
          -Тебе холодно? – удивился Иван, чувствуя жар от  камина.     
         - Эта шаль не теплая. Ну так что по-твоему счастье?
- Ну, это… когда, - замялся волк, - это когда тебя окружают  любящие звери. Это когда ты любишь, и тебя любят, - сказал Иван.
- А мне кажется, что счастье - это когда ты понимаешь, что жизнь удалась. Ты достиг, чего хотел,  - высказала свое мнение Белла.
И они замолчали. Они сидели, не издав не единого звука, и смотрели на огонь в камине. Иван думал о том, как изменилась его бывшая одноклассница. Певица же думала о том, что  жила не так как хотела, что все ее мечты ушли куда-то в небытие. Белла оглянулась назад, в прошлое и поняла, что у нее нет ни друзей, ни мужа, ни детей.  Только поклонники, журналисты и сцена. Она вдруг ощутила одиночество, почувствовала как щемящая грусть железным обручем сдавила сердце, как будто-то бы жизнь закончилась. Так ощущают себя звери в старости, когда вспоминают свою жизнь. А певица Белла Красивая в самом расцвете жизни поняла, что не к тому стремилась, не те цели ставила и не для того жила. Она вспомнила, что она засыпает и просыпается одна. И незаметно из  ее изумрудных глаз потекли прозрачные как вода слезы.
- Белла, не плачь. Что тебя так расстроило? – недоуменно спросил Иван, успокаивая певицу.   
- Я просто оглянулась назад и поняла, что у меня нет ничего кроме денег и известности. После школы мы с тобой больше не виделись, и я думала, что у тебя уже есть другая. Каждой ночью мне снился ты. Я оплакивала нашу любовь, и вдруг мне подвернулся тот волк, оказавшийся продюсером. Я решила назло всем и тебе, в том числе стать богатой и знаменитой. Чтобы ты  понял, какую волчицу ты упустил. Но я сделала хуже только себе. У меня нет ничего… Я, наверное, брошу все это и уеду куда-нибудь, наверное, в другой лес, скорее всего за границу и постараюсь забыть все, что со мной произошло. Прощай, Ваня. Ты дал мне многое понять. Прощай, - прошептала певица, глядя в одну точку.
Вдруг вошла Регина.
- Мадам, вам звонит продюсер Максим Блестящий.
- Я возьму трубку. Я скажу ему что отказываюсь, - пояснила Белла и вышла, неслышно ступая по ковру.
Через несколько секунд волк услышал:
- Во сколько? Это через сорок минут. Я выхожу.
Певица снова зашла в столовую и сказала, обращаясь к Ивану:
- Ваня, только что мне позвонили. У меня скоро концерт. Пока. Мне нужно подготовиться. Регина, принеси черное платье с красными розами, - распорядилась Белла. 
- Белла, если хочешь, можешь придти ко мне на Новый год, - сказал Иван, выходя из столовой.
- Я приду, если смогу, - ответила певица, вдруг забывшая обо всем том о чем они говорили с волком .
Дворецкий закрылся за Иваном, и он понял, что Белла никогда не бросит карьеру певицы.
Глава 7
Случай с овцой

Волк спустился по лестнице и, выйдя на улицу, посмотрел на дом Беллы Красивой. В одной из комнат горел свет, и фонари у норы тоже  мерцали своим приятным голубоватым светом.
Иван смотрел и думал: «Как же изменилась Белла! Как вспомню, как она орала  на горничную,  так даже нехорошо становится.  Вот Агата бы не стала бы так кричать.  Она спокойная и сдержанная. Не могу поверить, что шоу-бизнес так изменил Беллу!
Правда, жизнь – странная штука! Она преподносит нам немало сюрпризов. Никогда бы не подумал, что Белла будет такой! А Агата… все-таки замечательная жена мне досталась!» - и волку стало стыдно за то, что он думал об Агате не слишком хорошо.
«Нужно же что-то подарить жене и волчатам», - подумал Иван и, достав кошелек, стал проверять, сколько у него осталось денег. У него осталось только пять монет, а на них ничего не купить. 
«Темный князь леса!» - выругался про себя волк и подумал, убирая кошелек: «Денег совсем мало! Этот вожак установил такие цены! В прежние времена на пять монет можно было купить колечко. А тут! Подарки нужно подарить. Но как? Воровать что ли? – волк остановился, и радостно подумал:  «А что: это идея  - украду курочку и подарю волчатам»
Неподалёку от леса, в котором жил Иван, располагалось небольшое село.И примерно шагов через сто он, взбираясь на пригорок, увидел человеческие дома. Из труб шел дым, во всех окнах  горел свет. Обычно уже в это время люди ложатся спать, но сегодня Новый год, и все село  будет гулять до утра.
«Пришел!» - подумал волк и вдруг почувствовал страх. Он вспомнил слова отца: «Никогда не подходи близко к человеческому жилищу. Люди опасны, помни об этом. У них ружья, и много еще какого оружия. К тому же у людей собаки, они тоже опасны  для зверей. Собаки могут растерзать запросто любого зверя, даже волка». 
Иван увидел небольшой дом на краю деревни. Он начал перелезать через забор с облупившейся краской. Когда волк спрыгнул, он услышал треск, как будто кто-то рвал ткань. Иван оглянулся и увидел тряпочку, висящую на заборе. Он понял, что порвал пальто. «Жалко пальто! Давно его покупал, сейчас таких нет. Но стоит ли переживать из-за этого?! Жизнь  ведь дороже!» - пронеслось у него в голове.
Иван огляделся. Около дома  стояла собачья будка, из которой не  доносилось ни звука. Деревья  стояли  окутанные снегом. 
Волк подумал: «эх, было бы лето!  И воровать бы легче стало! А так… Кажется, будто лесной царь Берендей отвернулся от меня. И охотники за мной гнались, и… Ладно, хватит философствовать. Надо действовать». 
Иван пополз по-пластунски, пытаясь унять дрожь во всем теле. Сердце бешено колотилось и казалось, что вот-вот выпрыгнет из груди.
Вдруг залаяла собака, как будто грозно ругаясь на волка. Сердце громко екнуло, и Иван подумал, не выдало ли оно его. Но в таких ситуациях ноги всегда быстрее разума. Волк даже до конца не понял, что произошло: но лапы его понеслись к забору и перепрыгнули. Опомнившись, Иван оказался в другом дворе.
Он переводил дух и корил себя за поспешность.
«Ну почему я захотел украсть курочку? Ведь это опасно! Совсем недавно висел на волосок от смерти, чуть не подстрелили охотники и тут опять ищу приключений! Неужели я так глуп, что не осознаю опасности?»
Волк, который совсем недавно пережил встречу с охотниками, жутко боялся.  Почему-то он ощущал себя не волком, а зайцем, у которого от малейшего шороха душа уходит в пятки. 
Вдруг дверь дома открылась и на улицу вышла девочка лет девяти, весело напевая себе под нос.   Волк только и успел спрятаться за сугроб, по счастью оказавшийся рядом. Девочка, шла как раз к курятнику. Прошло примерно полчаса, прежде чем она вышла оттуда. У Ивана все затекло  оттого, что он лежал в одной позе.  Он подумал: «Господи, эта девчонка вообще, что ли не собирается выходить из курятника? Может лучше украсть овцу?».
Волк встал, огляделся и подошел к другому деревянному домику. Он осторожно приоткрыл дверь и увидел  овец. Все они спали, свернувшись калачиком на сене, и сладко посапывали, не подозревая о волке. Иван взял самую близкую к нему – аппетитную овечку с белоснежной шерстью.  Недолго думая, он  схватил ее и, взвалив  себе на плечи, понес. Овечка тут же заверещала и попыталась вырваться:
- Как тебе не стыдно! Отпусти сейчас же!
- Замолчи сейчас же! Не для того я тебя украл, чтобы опять отпускать! Давай перелазь через забор, а не то я тебя съем, - Иван показал ей острые зубы, сверкавшие белизной.
Овца испугалась, поняла, что делать нечего и перепрыгнула. За ней волк. Он снова взвалил ее на плечи.
Овца опять завопила, вырываясь:
    - Что же это такое? Я, честная овца, сколько живу на свете, все на человека работаю, и меня никто не пожалеет! Мне всю жизнь не везёт. Видно, родилась я под несчастливой звездой.  Вскоре после рождения мама умерла и осталась я одна-одинешенька. В детстве дружить со мной никто не хотел, никто меня не любил. Как стала пригодна для работы, человек меня заставил работать. Трудилась много и тяжело. Пожалей ты меня, отпусти… - запричитала она, заливаясь горькими слезами.
- А как же ты работала? – поинтересовался волк, тяжело отдуваясь.
- Вот только отращу шерсть, у меня раз  и отрежут ее. Знал бы ты, какая это душевная травма для дамы, - всхлипывала овечка, предаваясь грустным воспоминаниям.
  Волк посмотрел на нее и увидел в ее грустных глазах слезы.  У него даже возникло желание отпустить ее, настолько несчастной казалась овечка. Но он тут же представил себе Федю и Делю, которые ждут подарков. Иван представил, что они спрашивают у него про подарки, а он не знает, что ответить.
- Ну, чего молчишь? Отпустишь? – с надеждой спросила овца.
- Подумаю. Еще домой приду, может, мои волчата пожалеют тебя, - ответил волк и почувствовал тяжесть овечки и как колени его подгибаются.
Они уже были в лесу, и Иван поставил овцу на землю, потом достал из кармана шарфик, который он купил Деле и повязал его на шею овцы.  Иван тянул ее за шарфик и почувствовал облегчение, как будто гора с плеч упала.
Они какое-то время шли молча. Уже стемнело, и зажигались звездочки, и казалось что уже ночь, хотя на самом деле часы показывали семь часов.
- Нет, все-таки, как-то ты должен меня понимать. Я ведь тебе ничего плохого не сделала. Почему именно меня взял, а не кого-нибудь другого? Вот рядом со мной спала овца, у нее шерсть пушистая, сама она… Знаешь, просто мечта, а не овечка. А я так… Из меня ни мяса хорошего не получится, ни шерсти… Я ведь всю жизнь недоедаю, кожа и кости, какое тут мясо, - горько вздохнула овца.
- Знаешь, я что-то не почувствовал что ты тощая. Чуть не надорвался тебя нести, кажется, что ты весишь килограмм сто не меньше. 
- А меха тоже никакого у меня. Хозяин говорит, что я  самая худшая овца в стаде. Зачем я тебе? – поинтересовалась она, думая, что ее пожалеют.
- Ну, насчет меха ты преувеличиваешь. Знаешь, из такой шерсти такие носки получаются! – мечтательно протянул Иван, а овца выпучила глаза:
- Какие носки? Не надо делать из меня никакие носки! – испугалась она.
- Я, конечно, знаю, что ты давишь на жалость,  но меня не проведешь. Мне больше своих волчат жалко, если они останутся без подарков, а не тебя, -  сказал волк, смахивая снежинки с пальто.
-  Я, правда, тощая овца. Правда, от меня никакой пользы. Хозяин меня вообще хотел зарезать. Это не то, что ты думаешь, - ответила овца, упираясь. 
- А что я думаю? – стало интересно волку.
- Ты наверняка подумал, что меня хотели съесть или сделать, как ты говоришь, носки. Но люди посчитали меня непригодной, - ответила овечка.
- Они, наверное, глупые, если так считают, - выразил свое мнение Иван.
- Знаешь, сколько планов у меня было на жизнь! Я хотела выйти замуж, родить двух дочек-овечек, а умереть я бы хотела от старости. Не губи ты меня! – опять завопила овца, криком сотрясая лес.
Они прошли несколько шагов в тишине, как вдруг овечка опять заныла:
- Можешь меня не отпускать. Давай я буду убираться в вашем доме, или еду готовить, или с детьми твоими нянчиться?
- Не знаю. В доме у нас всегда чисто, только в детской игрушки разбросаны, жена моя неплохо готовит, а дети умеют себя сами занять. Бывает, смотришь, а их нет. А они или играют, или книжку читают, -  волк не хотел отступаться
- Вот мы и пришли, - сказал Иван.
В груди у овцы что-то екнуло, и она произнесла: «Мама!»
- Не бойся ты! Мои супруга и волчата добрые, наверняка пощадят тебя, - и волк начал открывать дверь, скрежеща ключом.
На пороге уже стояла Агата и Деля с Федей. Они нарядились  и  выглядели веселые.
- Папочка пришел! – закричали дети и бросились обнимать отца. 
- А это кто? – спросили волчата, показывая на овцу.
- Ваня, правда, кто это? Познакомь нас, - попросила Агата, появляясь в прихожей.
- Так тебя Иваном зовут? А меня Зинаидой, - представилась овца.
- А вы кто? – поинтересовалась волчица, рассматривая Зину.
- Я несчастная овца, ваш муж хотел подарить меня вашим детям, - грустно ответила овечка, вытирая слезы.   
- Что же мы стоим в прихожей? Пойдемте на кухню, - предложила Агата.
Они пошли на кухню. Зина села на табуретку, а волчица спросила ее:
- Это как так? Хотел подарить? – недоумевала Агата.
- Ваш Ваня украл меня в деревне. Я умоляла его отпустить меня, но он как будто не слышал меня. Я говорила ему, что могу стать служанкой, няней, кухаркой в вашей семье, но он как будто не услышал меня. Что же со мной будет? Вы сделаете из меня какое-нибудь блюдо или пустите на носки и шарф? – с ужасом спросила овечка, и на ее глазах выступили слезы.
- Ваня, ну-ка иди сюда, - позвала супруга Агата.
Волк зашел на кухню.
- Скажи, пожалуйста, что это значит?  Ты хотел зажарить бедную Зинаиду? Как это так? Живую душу и на вертел? Это возмутительно! Мы с ней разговариваем, и вдруг она в тарелке. Это же не мясо из магазина!
- Агата, я купил вам подарки, но на меня напали охотники, и я растерял все.  Вот и пришлось воровать. Конечно, нехорошо получилось, но другого выхода я не нашел, – объяснил Иван, - вот посмотри – я купил эту пудреницу, и в нее попала пуля, - и волк протянул супруге коробочку с пудрой.
  - Охотники? В нашем лесу? Ты ничего не путаешь? – ошеломленно спросила жена.
- Нет. Агата, я даже подумал, что это ты спасла меня от смерти, -  тихо ответил Иван, смотря на вмятину на пудренице.
- Что за шум, что за гам? – спросила Деля, весело вбегая в кухню.
- Успокойтесь, никто вас есть не станет, - успокаивала Агата, обнимая Зиночку.
- Да, не станет! – подтвердила Аделаида.
- Какая у вас хорошенькая дочка! – восхитилась овечка, смотря в добрые глаза Дели.
- Знаете,  если хотите, можете остаться у нас. Будете моей помощницей, - предложила Агата.
- Серьёзно? С радостью. Вы просто святая волчица! Я думала, что вы хищники, а вы просто ангелы небесные! – воскликнула Зиночка и снова заплакала, только уже от счастья. 

                             
                                                    Глава 8
Новый год
  Часы пробили девять раз. Скоро уже Новый год.
Агата хлопотала около накрытого стола в гостиной, Деля и Федя весело бегали друг за другом  по коридору. Иван проверял, все ли чисто, убрал ли он осколки игрушки, которую разбили волчата, смел ли хвою, которая осыпалась на пол. А Зиночка грустила в углу, сидя на стуле. 
Кто-то позвонил в дверь. Иван пошел открывать. На пороге стояли Топтуны.
- С Новым годом! - прокричали они.
- Мы вот решили придти к вам, поблагодарить за все, чем вы нам помогли,- пояснил Потап.
- Как хорошо, что вы пришли! Это так неожиданно! Проходите скорее в гостиную! – и Иван проводил гостей в комнату.
Миша так и остался в своей красной косоворотке и атласных штанах, а Потап принарядился в черный костюм, подчеркивающий торжественный праздник.
Волчата увидели Мишу и тут же бросили свои игры.
           - Я не видел игрушки. Я ведь рос среди людей, работал в цирке, - объяснил медвежонок, а Аделаида с интересом спросила:
- Правда? Расскажи, какие они – люди? – и зверята весело топая пошли в детскую.   
Через несколько минут снова раздался звонок. Это пришли Марфа и Василий. Они тоже принарядись, но их одежда выглядела поношенной. Когда сели за стол, Марфа увидела сколько стоит блюд и шепнула мужу:
- Гляди, сколько всего! Наверно, эти волки богатые, раз могут позволить себе столько вкусностей!
- ты права, Марфа. А у нас на новогоднем столе никогда не было такой вкуснятины, - вспомнил еж, во все глаза смотря на всякие яства.
- Но ведь волк же работает, а ты… - возразила ему супруга и Василий начал ворчать:
- Опять указываешь мне на то, что я не работаю! Кроме того, Иван Серый предложил мне работать сторожем  в его больнице. 
Звонок.  Агата, надевшая новое платье,  идет открывать дверь. Она ахнула: на пороге стояла, улыбаясь, певица Белла Красивая и молодой волк, которого она как-то видела по телевизору.
- Неужели это вы, Белла Красивая? Но… я думала, что вы не приходите в гости к таким простым волкам как мы… Знаете, Белла, мне так нравятся ваши песни. Кстати, и моему мужу тоже, - начала рассказывать Агата. 
- Вы Агата? – спросила Белла, снимая шубу, - вам разве Ваня не рассказывал, что мы с ним учились вместе в школе? – спросила певица, прихорашиваясь у зеркала.
- Как? Правда? А я даже и не знала. Ваня никогда даже об этом не упоминал, - ответила жена, смотря на знаменитых гостей. «Кто же он такой? Вспомнила! Это же знаменитый продюсер Максим Блестящий» - вспомнила супруга Ивана.   
- Познакомьтесь, Агата, это мой продюсер Максим Блестящий, - представила певица, поправляя прическу.
- Это вам как хозяйке дома, - и продюсер подал Агате роскошный букет красных роз.
- Спасибо! Такой шикарный букет! Знаете, розы – мои любимые цветы. Мне так  приятно с вами познакомиться, - и закричала:
- Дети! Ваня! Идите сюда, скорее. Посмотрите, кто к нам пришел!
Иван, Федя и Деля выбежали из комнат.
- Белла! – удивился волк. Он думал, что певица не найдет времени придти к ним.
- Белла Красивая! Как здорово! – воскликнула Аделаида, хлопая в ладоши. 
- Проходите в гостиную, - попросила Агата.
При виде Беллы Марфа поджала губы, еж хотел что-то сказать, но не смог и сидел с открытым ртом.
Кто-то позвонил в дверь. Агата увидела на пороге своего дома незнакомых старых ежей.
- Здравствуйте, мы Степан и Прасковья Ворчуны, - представился старик, снимая шапку-ушанку.
- Очень приятно. Я Агата. Проходите в гостиную, - радушно сказала хозяйка. 
- Давайте  начнем праздновать Новый год! Ваня, зови волчат и медвежонка к столу, - сказала Агата, - Попробуйте мой салат с мясом косули. Я вчера специально в магазин сбегала. Страшная редкость в нашем лесу – мясо косули! Привезли из какого-то заграничного леса.  Для вас, Белла, мясо косули уже стало привычным? Да вы, накладывайте побольше, не стесняйтесь.
- Агата, я ведь певица и мне надо держать себя в форме. Так что если я стану много есть, то я растолстею и буду некрасивая, - кокетничала Белла.
- Я не могу представить вас некрасивой. Вы просто не можете такой быть,  - возразила хозяйка, мысленно хваля себя за вкусный салат.
Прибежали зверята.
- А что это за салат? – спросил Миша, показывая лапой на салат из мяса косули. 
- Из мяса косули, - пояснила Деля, накладывая себе, - кстати, я маме помогала его делать.
- Не ври, это я помогал маме, а ты только мешала нам, - возразил Федя, выбирая себе побольше мяса.
Рассерженная Деля показала брату язык.
- Дети, дети, успокойтесь! Как вы ведете себя при гостях! – сказала Агата, пытаясь утихомирить волчат.   
- Поведение детей зависит от воспитания, - заметил Степан Ворчун, но старая ежиха одернула его:
- Степа!
- Агата, вы правы для меня мясо косули уже давно вчерашний день. Когда я была Париже, то ела в ресторане лягушек, а в китайских лесах нас вообще угощали насекомыми, - сообщила певица, даже не поморщившись.
- Какой ужас! И лягушки, и насекомые, наверное, жутко противные? – спросила Марфа, думая что никогда бы не стала их есть.
- Если не знать что это, то есть можно, - ответила Белла, отодвигая тарелку.
  Агата удалилась на кухню и через минуту пришла, неся большую тарелку с жареной рыбой и улыбаясь.
- Вот  мое фирменное блюдо. Прошу отведать. Если кто захочет добавки, не стесняйтесь – говорите,  - сказала она, ставая на стол тарелку. 
- Ура! Рыбка! – закричали радостные волчата.   
Рыба оказалась  восхитительно вкусной, буквально таяла во рту.
Деля и Федя ели, чавкали, к тому же куски валились у них изо рта,  и мать сказала им:
- Дети, ешьте красиво! Что о вас подумает Белла и все наши гости?!
- Мама, извини, - пробормотали волчата, но чавкать не перестали и смотрели во все глаза на певицу и продюсера.
Все ели и нахваливали стряпню Агаты.
- Вы готовите просто великолепно, Агата. Даже лучше моей жены, - сказал с набитым ртом Василий, а Марфа недовольно посмотрела на супруга.
- Знаете, Агата, вы так хорошо готовите, что я могу договориться кое с кем, и вас возьмут  в передачу «Вкусный лес», если, конечно, хотите, - предложил продюсер, накладывая себе еще рыбы.   
-  Я даже не знаю, что вам сказать, - смущенно ответила Агата.
- Мама, скажи «спасибо», ты же учишь нас всегда так говорить, - посоветовал Федя, и все засмеялись. 
А Белла даже попросила, вытаскивая блокнот:
  - Агата, вы не можете дать мне рецепт этой восхитительной рыбки? Я передам его своей кухарке Настёне.
- Конечно, - ответила жена Ивана и начала диктовать рецепт.
Наконец настал черед дарить подарки. Иван вышел из-за стола, достал в кармане пальто пудреницу, шарфик и сережки, которые он хотел подарить Белле.
- А вот и я с подарками! – воскликнул Иван. – Агата, это тебе, - и протянул жене серьги, сверкавшие при свете люстры.
- Какие красивые! Я давно о таких мечтала!  – Агата радовалась как волчонок.
- И вот еще, Агата, это тебе  пудреница из металла гаусон. встречающегося только в Бразилии, - и волк протянул ей погнутую пудреницу.
Деле достался шарфик, и она сразу повязала им шею. Он так гармонировал с ее темно-синей  кофточкой.
Белла подарила бутылку элитного вина, которое она привезла из Франции, Топтуны принесли вкусный торт. Все казались довольными кроме Феди. Он сидел без подарка.
- Феденька, я купил тебе боксерскую грушу, но…
- А у нас есть груша, - ответила Марфа.
Ежиха сбегала в прихожую и принесла ту самую грушу, которую обронил волк.
- Ура! – закричал обрадованный волчонок и тут же начал отрабатывать на ней свои удары.   
             - Как хорошо, что у Феди есть груша, теперь он не будет бить меня, - сказала Аделаида, засмеявшись.
Зина начала петь грустную песню.
                               
                              Меня украли из стойла-а-а,
                              Меня хотели подари-и-ить,
                              Кто знал, что я не пострадаю-у-у,
                              И не умру я от плиты!

Зиночкин голос звенел как колокольчик и продюсер, восхитился,
- Какой голос! Просто брильянт! Милочка, а вы не хотели стать певицей?
- Я? Певицей? У меня и мысли даже такой не было! А вы что считаете, что у меня хороший голос? – с сомнением спросила овца, которой все говорили что у нее нет голоса.
- У вас превосходный голос! Вы хотите стать звездой?
- А кто же не хочет? – ответила Зиночка, улыбнувшись.
- А как вас зовут? – спросил Максим.
- Зинаида.
- какое прекрасное имя! Оно означает – божественная.

    На десерт торт, который Потап и Миша Топтуны подарили. Это был торт с листиками, цветочками и бусинками. Волчата даже чуть не подрались из-за торта.
Федя захотел кусок с листиком и Деля тоже. Минут пять они кричали друг на друга: «Это мой кусок!» Выход нашла Агата. Она просто отрезала дочери другой кусок с листиком.
Миша Топтун рассказал, как в цирке человек голову тигру в пасть засунул.
Деля ужаснулась, не поверив:
- Живому тигру?
- Вот именно. Я сам собственными глазами видел. Не знаю, как это человеку не страшно! – недоумевал Миша.
- Мне всегда казалось, что люди сумасшедшие, хотя я их никогда не видел, - сказал старый еж, даже не покраснев.
- Степа, держи свои высказывания при себе, - шепотом сказала ему жена. 
Часы пробили двенадцать раз. Наступил Новый год. Все подняли бокалы шампанского из коры деревьев. Иван встал и произнес тост:
  - Я хочу выпить за счастье. Как сказала Белла Красивая, счастье - это когда жизнь удалась. Только сегодня я многое осознал, через многое прошел и  понял,  что моя жизнь удалась.  У меня есть все: работа, жена, которую я люблю и замечательный дети. Поднимем бокалы за это!
И все радостно зашумели, подняли бокалы. Они были абсолютно разные, но хотели одного – счастья. Хотя, это самое счастье каждый понимал по-своему.
Потом они долго сидели и разговаривали. Максим Блестящий рассказывал о разных нелепых случаях со звездами шоу-бизнеса, а Миша Топтун говорил  про людей. Белла Красивая рассказывала о зарубежных лесах.  Все они разошлись под утро друзьями.
Когда Агата провожала гостей,  Марфа, надевая пальто, шепнула ей:
- Знаете,  а эта Белла не так уж и плоха, как я думала. Хоть она и певица! Даже можно ее пригласить к себе.
- Знаете, мне давно так хорошо не было. Последние лет пять я встречаю Новый год в основном на телевидении. Меня часто приглашают на передачу «Новогодний голос нашего леса». Повсюду только журналисты, поклонники и певцы. А сегодня я общалась с обычными  зверями. А так хоть отдохнула. Знаете, я так рада. Вы подарили мне чудесный Новый год, - призналась Белла, натягивая шубу.     

                                                     ****   

Прошло несколько месяцев. На эстраде зажглась новая звезда – овечка Лола Божественная, которую все знали как Зинаиду.
А вожака в лесу переизбрали. Теперь им стал не волк, а медведь. Но фонари никто так и не поставил и бедные звери по-прежнему падали.

+2

3

Мне нравится тем, что практически нет повторов. Это почти главная отличительная черта начинающего писателя

tdiva14 написал(а):

- Мишенька, это ты? Я так хотел найти тебя, - обнимая сына плакал Потап, - А маму не спасли, - со слезами на глазах сказал Потап.

Только вот с Потапом переусердствовали

Единственное замечание - можно убрать шаблоны. Очень распостранённый - когда само действие начинается с того, что просыпается герой, издатели это часто отмечают. Повествование идёт семимильными шагами, неплохо было бы добавить эмоциональности

0

4

досконально перечитаю и напишу

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Новогодняя сказка