Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Когда умирает Надежда


Когда умирает Надежда

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Когда умирает Надежда.
Глава 1. Начало.

Это бремя так жить –
В полной тьме без лучика счастья.
Это бремя – любить
Без ответа, без силы, без власти.

        Дверная ручка опустилась до основания, и старинная резная дверь медленно отворилась. На пороге библиотеки возник худощавый подросток.
        - Ты звал меня, отец? - с порога спросил юноша.
       Он говорил чуть устало, словно специально растягивая слова, но во взгляде, устремленном на мужчину, сидящего за огромным письменным столом, мелькнул страх. Внимательный наблюдатель, много дней проведший с этой, поистине, необычной семьей, мог заметить, что именно это выражение чаще всего таилось в глазах сына, коль скоро тому доводилось общаться с отцом.
       - Ну, разумеется, звал. Ты заставил меня ждать, – в голосе сорокалетнего представителя древнейшего и богатейшего аристократического рода звучало едва скрываемое раздражение.
       - Слуги только что сообщили мне, - не моргнув глазом, соврал юноша.
       - Они будут наказаны, – вынес свой вердикт мужчина. – Думаю, ты догадываешься, зачем я позвал тебя, Демиан?
       «Еще бы не догадываться!». Мысль о незаслуженном наказании слуг не вызвала никаких эмоций.  Демиан равнодушно воспринимал все, что не касалось его или человека, сидящего напротив. Он уважал своего отца, практически боготворил его, и все, что делал Эдвин Фокс, казалось правильным и безоговорочным. Мать, сосланная в летнее имение Фоксов. Когда же это было? Кажется, лет восемь назад. Точно! Ну что ж, она, несомненно, это заслужила. Женщина не должна мешать делам настоящего мужчины.
      Отца Демиан считал именно настоящим мужчиной. Эдвин легко принимал решения за всех окружающих и требовал безоговорочного выполнения его воли. Никто не смел ему перечить, потому что, в противном случае, следовало немедленное и суровое наказание. Что такое гнев отца, Демиан испытал на своей шкуре в восемь лет. Тогда он вызвал гнев отца тем, что, погнавшись за щенком, испачкал новый парадный камзол, одетый специально для важного приема. Тот день мальчик запомнил на всю жизнь: боль была не выносимой. Но что удивительно, он не винил отца. Он принял то, что заслужил. Больше всего тогда он испугался разочарования в глазах Эдвина.
      С тех пор самым большим кошмаром Демиана стала сама мысль о том, что он может разочаровать отца, вновь увидеть в его глазах тень раздражения. Поэтому, начиная с восьми лет, все существо Демиана Фокса жило одной мыслью – угодить отцу. Похвала следовала редко - Эдвин был скуп на проявление эмоций. Даже ярость его была утонченно-изящной. Часто, пытаясь предвосхитить мысль отца, Демиан делал не то, чего от него ожидали. За этим следовало наказание: раздражение в серых глазах и невыносимая боль. Демиан ненавидел боль, за всю свою жизнь он так и не научился ее терпеть, что, казалось, злило отца еще больше.
      Поэтому, войдя сегодня в библиотеку, Фокс-младший понимал, что наказания не избежать, и все же осмелился навлечь на себя гнев отца, оттягивая свое появление здесь. Причина на это была очень даже веская. Дело в том, что три дня назад Демиан Эдгар Фокс встретил свой восемнадцатый день рождения. Вступление в этот возраст для мужчины из рода Фоксов считалось особым шагом. В этот день подросток приобретал совсем иной статус, переходя из ранга юного отпрыска в ранг взрослого мужчины. Начиная с этого дня, юноша вступал в наследование части родовых земель и определенной суммы денег, ничтожной, впрочем, по сравнению с остальным состоянием, но достаточной для того, чтобы вызвать глубокий обморок сверстников, узнай они об этой причуде старинного рода. Все, казалось бы, радужно и безоблачно: неограниченные траты, свобода и все прелести молодости, которые теперь по карману. Однако во взрослой жизни существовало одно «но». В восемнадцать лет наследник фамилии и титулов должен быть помолвлен. И, несмотря на свободу выбора во всех других вопросах: что одевать, с кем общаться, как проводить свободное время вне дома, избранницу должен был объявить отец. Самое страшное: для Демиана стала откровением фраза отца, сказанная однажды. У Эдвина было много любовниц: изысканных, красивых, блестяще воспитанных. И Демиан как-то осмелился спросить у отца:
         - Почему ты не заменил Присциллу на одну из этих удивительных женщин?
В том, что они удивительные, мальчик не сомневался – ведь отец сам их выбирал. На что получил ответ, потрясший его до глубины души.
         - Фоксы не разводятся. Это правило, - это было сказано так просто и спокойно…
         Фраза прочно засела в голове мальчика. Поэтому он боялся этого дня и одновременно ждал его. А вдруг сбудется самая сокровенная мечта? Ведь будущая миссис Фокс должна быть из уважаемого рода и обладать изысканной красотой. Такой была Присцилла, его мать. Светло-рыжие волосы, тонкие черты лица и непроницаемый взгляд, когда-то, возможно, живых и веселых, а теперь безжизненных и усталых глаз. Демиан не унаследовал ничего из внешности матери. Ему достались удивительно светлые волосы и серые глаза Эдвина Фокса. А яркая и живая красота Присциллы перешла к Марисе – младшей сестре Демиана. За исключением, пожалуй, цвета глаз. Они были не голубые, а серые, как у отца. Вспомнив сестру, Демиан даже на минутку отвлекся от того, что его сейчас ожидало.
         Мариса была удивительным созданием. Время еще не лишило ее блеска глаз и радости жизни. До совершеннолетия еще далеко, и ей не нужно было заботиться о том, в какую семью отправит ее злой рок по имени Эдвин Фокс. В Марисе было все, чего не было в самом Демиане. Не проходило дня, чтобы он не думал о младшей сестре, потому что не было на земле человека, которого бы Демиан так … ненавидел. До сих пор в памяти был тот день, когда он, шестилетний мальчишка, ревел от страха в своей комнате, узнав, что Присцилла ждет ребенка. Ведь это означало, что у отца может появиться новая надежда и опора. А вдруг он отвернется от старшего сына?!
         Эти несколько месяцев стали кошмаром для бедного мальчика. Отец редко в те дни бывал дома, и Демиану казалось, что это – вина еще не родившегося ребенка, который отталкивает отца от него. Никого еще Демиан ни кого ненавидел так, как этого, еще не появившегося на свет младенца, да, и пожалуй, Присциллы, ходившей по замку с мягкой улыбкой женщины, которой стало доступно таинство материнства. Сколько раз Демиан мечтал, чтобы она оступилась на широкой каменной лестнице…
         Но время шло, и ничего из того, о чем мечтал Демиан, не происходило. В положенный срок на свет появилась Мариса. Узнав, что это дочь, Эдвин даже не пошел посмотреть на ребенка. А спустя два года и вовсе отправил Марису вместе с Присциллой в другое имение. Демиан немного воспрянул духом, но с тех пор отец как-то охладел к нему. Хотя скорее, такие мысли были результатом разыгравшегося воображения Демиана, но мальчика не оставляла мысль, что отец очень надеялся на рождение второго сына, а это значит: первый был ему чем-то не мил. Дети жестоки. И будучи избалованным ребенком, Демиан предпочитал считать виновницей всех своих неудач сестру.
          И вот сегодня настал день, когда отец огласит свой выбор. В день рождения сына его не было дома. Но это ничего, правда ведь? Наверняка он был занят.
          До чего же страшно услышать имя из уст отца и знать, что ничего изменить уже нельзя. Хотя, о чем он думает!!! Почему он должен хотеть что-то изменить? Ведь отец, несомненно, выберет для него лучшее.
          - На Рождество состоится твоя помолвка, Демиан.Хочу сразу предупредить: это будет пышное торжество. На нем будут присутствовать все нужные люди нашего общества, - начал Эдвин.
        - Я могу пригласить кого-то из друзей, отец? – Демиан очень надеялся, что его голос звучит ровно.
        Серебристая бровь Эдвина вопросительно изогнулась. Сын впервые перебил его за все семнадцать лет.
       - Прости, отец, - поспешно добавил Демиан, верно истолковав жест отца.
       - Предположу, что это от волнения, хотя Фоксы не показывают своих эмоций. Ты огорчаешь меня, – спокойно сказал Эдвин.
       - Прости, - Демиан опустил голову, стараясь скрыть выражение глаз. Ну почему он никогда не повышает голос? Это было бы так… по-человечески и менее страшно.
       - Тебе не любопытно узнать имя будущей жены? - с усмешкой спросил отец.
       Демиан молчал. Решив покончить с игрой, Эдвин тихо произнес:
       - Нарцисса Найт.
       Перед глазами Демиан тут же возникла яркая картина.
       Смеющаяся девушка стоит на берегу озера. Солнечные блики отражаются от ее волос цвета нежного шоколада. Ее удивительные глаза цвета весенней листвы смотрят на него. В них плещется смех. Над чем она смеялась тогда, Демиан не помнил. Если на то пошло, он даже не мог с уверенностью вспомнить, во что она была одета в тот день. Только эти глаза…
       - У тебя глаза цвета осеннего утра, - ее голосок звенит, как хрусталь, сливаясь с плеском волн, которые подкатываются прямо к их ногам. При этих словах она улыбается, и на ее левой щеке появляется очаровательная ямочка.
- А у тебя глаза цвета Надежды, - ответил он тогда. Ответ явно удивил и порадовал ее.
         - Тогда пусть я буду твоей Надеждой. Если будет тяжело, позови, и я тут же появлюсь. Ведь Надежда всегда должна быть рядом.

         «Нарцисса Найт», – тихо произнес отец.
         О красоте его будущей жены ходили легенды. Не одному юноше школы «Elite way» снились эти серые глаза и необычно светлые волосы. Несмотря на то, что ей было только шестнадцать, Нарцисса кружила головы парням направо и налево. Вот только Демиана Фокса в числе ее воздыхателей не было.
         - Когда переваришь эту мысль, найди меня. Нам нужно обговорить все детали церемонии.
Обогнув по пути неподвижно застывшего сына, Эдвин вышел. Но Демиан не заметил этой тактичности отца, проявленной впервые за восемнадцать лет его жизни. В другой раз он бы, наверное, умер от сознания того, что отец считается с его чувствами и мыслями. Но не сейчас.
«Нарцисса Найт». От звуков этого имени что-то дрогнуло и порвалось в душе. С удивлением Демиан понял, что это оборвалась нить к ней, его Надежде. В огромной комнате сразу стало как-то пусто и тихо.
          Единственным, что нарушало эту мертвую тишину, было потрескивание дров в камине.

Отредактировано maja (Ср, 24 Фев 2010 21:28)

+3

2

Здравствуйте, автор!
Получила наслаждение прочитав это произведение. Богатый язык, грамотно построены предложения. Но вы невнимательны к деталям, что мешает мысленно нарисовать портрет ГГ.
Есть несколько моментов, на которые я бы обратила внимание, при обработке текста.

maja написал(а):

«Еще бы не догадываться! Если б мог, я бы вообще не пришел». Мысль о незаслуженном наказании слуг не вызвала никаких эмоций.

противоречие

maja написал(а):

Демьян равнодушно воспринимал все, что не касалось непосредственно его или человека, сидящего напротив. Он уважал своего отца, практически боготворил его, и все, что делал Эдвин Фокс, казалось правильным и безоговорочным.

еще противоречие

maja написал(а):

Больше всего тогда он испугался разочарования в глазах Эдвина.

доказательство противоречия.

maja написал(а):

Поэтому, начиная с восьми лет, все существо Демьяна Фокса жило одной мыслью – угодить отцу.

maja написал(а):

С этими словами Эдвин вышел, обогнув по пути неподвижно застывшего сына

нарушена причинно-следственная связь. Он обогнул сына, а затем вышел.
Обращайте внимание на мелочи.
Удачи в творчестве.

0

3

Очень понравлось.
Совет пока один. Имя героя в английском варианте Демиан. А Демьян  звучит как-то по-русски. (это Дима)

0

4

Джой, Елена, большое спасибо! Я воспользовалась вашими советами и внесла коррективы.

0

5

Мне очень понравилось. Отлично выписан характер мальчика, выросшего с таким отцом. Было интересно читать.
По тексту вам и без меня скажут, что не так.
Единственное, что удивило - зачем бы помолвку в 18? Он же не девушка.

0

6

Юлия
Хух раньше в семьях аристократов и в 14 были помолвлены, например Король-солнце))))))

maja
Мне понравилось, правда разговор отца с сыном вначале кажется как игра актеров в театре все так торжественно.

0

7

:blush:

0

8

ГЛАВА 2. Шаг.

Шагнул, и все, что позади
Осталось в дымке темно серой.
Там за чертой теперь враги.
Ты выбор свой сегодня сделал.

Пусть не поймет и не простит
Тот друг, что за чертою этой.
Он - враг, он так и не постиг,
Что ты шагнул сюда за Светом.

В комнате повисла напряженная тишина. А ведь пять минут назад здесь еще жили звуки: потрескивал камин, в закрытые створки огромного окна библиотеки бился дождь, звучал голос отца, тихий, спокойный, равнодушный, как всегда. Что же он говорил? Кажется, что-то важное. Ах, да! После того, как вошла Нарцисса, и он по-отечески поцеловал ее в лоб (дурацкий жест!), он сказал:
- Демиан, оставляю вас наедине. Думаю, вам есть что обсудить. Нарцисса, мы с твоим отцом будем в гостиной. В случае слишком ретивого поведения жениха можешь смело звать нас… если захочешь…
Такая усмешка в голосе. Как можно так просто и бездушно говорить о конце всего? Светловолосый юноша проводил улыбающегося отца усталым взглядом и повернулся к своей… Язык не поворачивался назвать ее невестой. Да и до Рождества было еще несколько месяцев. Странно. Куда подевалась блистательная Нарцисса? Нет, она была красива, но что-то было не так. Демиан не мог понять что, и это его нервировало.
- Садись, - сказал он девушке.
От звуков его резкого голоса она вздрогнула, но села на краешек кресла, заставив себя улыбнуться. Демиан еще ни разу не видел такой неуверенности на ее лице. Нарцисса Найт привыкла к восторгам окружающих. Демиан не восторгался, и она, похоже, тоже не понимала, что происходит.
Вся ее жизнь была подчинена этому дню, дню, когда она узнает имя своего суженого и поклянется отцу во всем слушаться будущего мужа и никогда ему не перечить.
Узнав, что ее избранником стал Демиан Фокс, Нарцисса улыбнулась отцу так, как может улыбаться только по-настоящему счастливая семнадцатилетняя девчонка: ярко, светло и попросила разрешения удалиться отправить письмо Белинде, своей подруге. Нужно же похвастаться такой замечательной новостью! Отец, поцеловав дочь в лоб, разрешение дал. Пусть девочка повеселится. И Нарцисса пулей выскочила из библиотеки, пересекла холл, устланный тяжелым ковром, и бросилась из дома через главный выход.
Нарцисса же не заметила, учиненного ею беспорядка, потому что уже опрометью сбегала по каменным ступеням главной лестницы. Она очень торопилась поделиться… радостью с Белиндой? Нет! Девушка резко свернула к дорожке, ведущей в сад. Если бы отец увидел это, мог заподозрить что-то неладное. А юная Нарцисса бежала вглубь сада, в сторону едва заметной тропки, чтобы поделиться. Нет, не радостью – вестью и не с Белиндой, а… с совсем другим человеком.
В конце сада ютился старый заброшенный домик садовника. Им давно никто не пользовался, и девушка понятия не имела, почему его до сих пор не сносят. А спросить боялась. Вдруг о нем просто забыли, а она своим вопросом может лишить себя последнего убежища в этом огромном доме. Маленькое деревянное здание стояло в конце заброшенной неухоженной площадки. Нарцисса побежала прямиком к нему. Ее легкие шаги тонули в густой траве. Здесь не было даже дороги. Нарцисса споткнулась. Вероятно, о камень. Негромко вскрикнув, девушка упала в траву, больно ударившись коленом. Она быстро встала, оглядываясь по сторонам, не слышал ли кто? На колене, в месте удара о камень, виднелся глубокий порез, из которого довольно сильно шла кровь. Каблучок правого босоножка подломился, когда Нарцисса попыталась опереться на больную ногу.
- Этого еще не хватало, - всхлипнув, пробормотала девушка.
Нарциссе Найт неделю назад исполнилось семнадцать лет. И самое главное правило, которое она постигла на собственном опыте и потому запомнила на всю жизнь, гласило: «Беда не приходит одна!».
Отряхнув платье и окончательно отломав теперь бесполезный каблук, девушка разулась и осторожно продолжила свой путь. Если бы кто-то в этот момент взглянул на эту хрупкую босую девчушку с окровавленным коленом, бредущую к покосившемуся домику, вряд ли смог бы узнать веселую блистательную сердцеедку элитной школы.
Открыв скрипучую дверь, Нарцисса пробралась к груде хлама, сваленной в дальнем конце комнаты старого домика. Приподняв проржавевший шлем, она руками разгребла солому на земляном полу. Тонкие пальцы нащупали кольцо в крышке небольшого люка. Девушка потянула крышку. На дне небольшого углубления лежал сверток непонятной формы. Достав его, девушка отошла к окну, устроилась на старом пыльном подоконнике и развернула сверток. В груде тряпья оказался обычный телефон. О нём никто не знал кроме Нарциссы и ещё одного человека.
Нарцисса протерла кончиком платья пыльный экран, зашла в контакты и нашла имя «Эрик Найт» . После чего, откинув голову к стене, стала ждать, когда на другом конце этого чудовищного мира красивый темноволосый паренек заметит сигнал вызова на точно таком же телефоне. Когда он посмотрит на нее, его удивительно синие глаза без слов скажут, что это лишь дурной сон, что все будет хорошо.
И она даже поверит в эту нелепую мысль. Нелепую, но такую желанную.
А потом будет дождь и поездка в особняк, въездные ворота которого украшает старинный герб: витиеватая буква «W», которую обвивают руки-лапы каких-то зверей-людей. И напряженная тишина, повисшая в библиотеке с момента ее появления.
Однако когда ее будущий муж предложил (приказал!) сесть, она даже умудрилась выдавить из себя какое-то подобие улыбки.
Демиан Фокс присел на огромный письменный стол. Он не знал, о чем говорить с этой девушкой.
Нарцисса тоже не спешила затевать душещипательную беседу. Ее, вообще, похоже, в данную минуту сверх всякой меры интересовали собственные босоножки. Иначе с чего бы она добрых десять минут не отрывала от них взгляда? Хотя, может, она любовалась серебристым лаком на пальчиках своих миниатюрных ножек. Демиана охватило раздражение. Черт возьми! И это его будущая жена! Сейчас, когда она сидела на самом краешке широкого кресла, опираясь на него руками и нелепо втянув голову в плечи, со стороны была похожа на нахохлившегося воробья. Демиан совсем не понравился ее вид. С одной стороны, его душу грело то, что она испытывает страх. Хоть и старается его не показывать. Ведь Демиана еще никто никогда не боялся. Слуги не в счет, да и друзья боялись скорее имени его отца. А Нарцисса боялась. Но ведь жена не должна… Вот Присцилла не боялась Эдвина, поэтому и жила далеко-далеко, хоть и не по собственной воле, но так всем было удобней. Хотя… может в этом и есть смысл. Он знал, какую клятву дают женщины аристократических семей при вступлении в брак. Что ж, наряду с послушанием и верностью он приобретает еще и страх. А страх влечет за собой восхищение и уважение. Именно такие чувства вызывал страх Демиана перед отцом. Откуда же ему, восемнадцатилетниму подростку, воспитанному с очень странным представлением об институте семьи, было знать, что именно эта формула: «Страх = уважение + восхищение», выведенная им самим, сыграет с ним злую шутку, когда у него появится собственная семья.
Взгляд Демиана поднялся от поджатых пальчиков ног Нарциссы к ее коленям. На правом был пластырь, искусно подобранный к цвету кожи, но, тем не менее, заметный для наблюдательных глаз.
- Что с твоим коленом? - зачем-то спросил он. Честно говоря, ему было на это глубоко наплевать, но как-то нужно было разбить эту проклятую тишину.
- Я упала в саду, - не поднимая глаз, ответила Нарцисса. Ее тихий голос прозвучал неожиданно ровно.
Снова стало тихо, и молодые люди погрузились каждый в свои мысли.
Демиан настойчиво отгонял от себя образ темноволосой девушки с глазами цвета Надежды, который воображение упорно подсовывало снова и снова. Если бы в этом кресле сидела она… Все было бы совсем не так. Он бы не прислонялся к этому чертовому столу, а уже давно сидел бы у ее ног, пытаясь облегчить боль в израненной ножке. Ведь болеть должно обязательно, чтобы он первым смог оказать помощь. А она рассмеялась бы звонко и поблагодарила его.
Мысли Нарциссы опять вернулись к другому человеку.
- Ты где сейчас? - нетерпеливо сказал Эрик.
- Я хотела поговорить… - начала она.
- Так! Выбирайся за территорию, там около дуба, ну ты помнишь, я оставил свой велосипед. С его помощью  ты доберешься до озера . Я буду там через тридцать минут.
- Эрик, не нужно, я просто хотела поговорить, и …
Сказала и пожалела.
- Стоп! Быстро встала. Да-да, прямо сейчас, вместе с телефоном, чтобы я слышал, и пошлепала к дубу. Я тоже выезжаю.
- Я босиком, - зачем-то сообщила она.
- Подходящей обувью не обеспечу, но, - он пожал плечами, - могу взять на руки.
Она улыбнулась, поднимаясь с подоконника.
- Пока, Эрик, я иду к дубу.

В тот день она впервые убежала из дома, и это был самый счастливый день в ее жизни. Ну и что, что болело колено; плевать, что она была босиком. Ведь глядя в его глаза, она верила, что все будет хорошо. Так сказал брат. Пусть не родной, но Нарцисса любила называть его именно так. Она так и не решилась поделиться с ним новостью. Они просто бродили, смеялись, и он ее фотографировал. Увидит ли она теперь эти фотографии? Прощаясь, Нарцисса незаметно подсунула телефон в карман куртки Эрика. Оно ей теперь не понадобится, а ему может еще сослужит хорошую службу.
Улыбнувшись на прощание, девушка села на велик. В тот миг она еще не знала, что это последняя их совместная прогулка и что, счастливее, чем сегодня, они уже не будут никогда. А многочисленные встречи в школе будут так мимолетны и безлики... Потому что оба они сделали свой выбор.
[Нарцисса, как и обещала отцу, станет женой Демиана Фокса , а мятежный Эрик Найт уйдет из дома, и его имя станет синонимом грязного ругательства для всей семьи Найт. Да и вообще, для всех аристократов, хоть и по разным причинам. Для всех, кроме Нарциссы, которая с уходом Эрика потеряет что-то очень важное.
]И уже ничего нельзя будет изменить, и не на что станет надеяться.
Находясь в этой комнате рядом с ненавистным человеком, она четко поняла: теперь она зависит от него целиком и полностью.

Отредактировано maja (Пт, 26 Фев 2010 13:25)

0

9

Вот и продолжение)) Жду ваших отзывов

0

10

Не злоупотребляй эпиграфами - отдает самоудволетворением.

0

11

Интересно, у вас там и сова, и телефон. Какое это время?
Прямо заинтриговали. У вас длинная история?

0

12

Читать по-прежнему интересно.

0

13

Юлия, не думаю, как получится.
Джой, я рада

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Когда умирает Надежда