Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Причуды любви. Исторический Любовный Роман.


Причуды любви. Исторический Любовный Роман.

Сообщений 281 страница 318 из 318

281

Mary написал(а):

В воздухе раздался свист и щелчок, и её спину обожгло точно огнём. Варя дёрнулась, но, не произнесла, ни звука. Александр хлестнул снова и она вытянулась стрелой от адского пламени, что немилосердно обожгло её ягодицы. Кнут лёг на плечи, и Варя рванулась вперед и стала корчиться от нестерпимых мук, точно так же, как много лет назад та служанка.

Не спину, а правый бок. Большинство рубцов и шрамов должно остаться на правом боку, правой груди и правой стороне живота (в зависимости от длины кнута, расстояния от бьющего до жертвы, и того,выполняет ли столб, к которому привязана героиня защитную функцию. ). Если конечно князь не левша. Если левша - то на левом. На поверхность спины кнут ложиться с меньшей скоростью, а вот его окончание, за счет большего радиуса вращения имеет большую угловую скорость. То есть скорость все время кнута возрастает, от первой точки соприкосновения с телом по последней.

Аналогичным образом ягодицы и плечи - чтобы их обожгло, точнее, чтобы обожгло только их - нужно выбрать расстояние так, чтобы по жертве бил самый кончик кнута. С учетом же разницы скоростей (рукояти и кончика кнута) - можно не рассчитать силу удара и практически сразу пропороть кожу до костей.

По крайней мере, английская "кошка" (короткая многохвостая плеть с  с 6,9, 12 узелками) пропарывала кожу уже после третьего удара....

Для одновременного удара по плечам или ягодицам - нужны розги...

Отредактировано Ольга Вервольфмарине (Чт, 17 Мар 2011 00:57)

0

282

Спасибо. Такой информации о кнуте у меня не было. Исправлю. У меня только к вам вопрос Ольга Вервольфмарине : вы сам роман-то читаете, или только ищите у меня ошибки?

Отредактировано Mary (Чт, 17 Мар 2011 02:50)

0

283

Mary написал(а):

Спасибо. Такой информации о кнуте у меня не было. Исправлю. У меня только к вам вопрос Ольга Вервольфмарине : вы сам роман-то читаете, или только ищите у меня ошибки?

Из-за нехватки времени читаю бегло и не с самого начала.
Насчет выискивания ошибок - зацепилась за то, что в глаза бросилось... :flag:  Возможно, если читать более вдумчиво, найду ошибок гораздо больше, но ничего кроме вреда в таком подходе не вижу, ибо все произведения грешат ошибками, и перед любым автором стоит вопрос - либо писать пока пишется и сюжет идет, либо заниматься бесконечными исправлениями бесконечных ляпов. Лучше первое, чем второе, ибо в борьбе с ошибками автор может утратить вдохновение...:)

0

284

Mary написал(а):

что он приобрёл имение в окрестностях Тосканы и теперь живёт там. И в ближайшем будущем князь намерен жениться на итальянской дворянке и произвести наследника.

Mary!
Тоскана не лучший выбор! Или это принципиально?

Рисорджименто

Рисорджименто (итал. il risorgimento — возрождение, обновление) — историографический термин, обозначающий период борьбы за политическое объединение Италии.

1820 — начало восстания в Неаполитанском королевстве, подавленного впоследствии австрийской интервенцией;

1821 — волнения распространяются на Пьемонт по инициативе секретного общества, руководимого Сантароза и Конфалоньери; восстание также было подавлено австрийцами;

1831 — австрийцы подавляют ещё одно восстание — в герцогстве Пармском. Джузеппе Мадзини основывает в Марселе «Молодую Италию», патриотическое движение, которое боролось за объединение Италии и включение её в европейский контекст.

1833 — Неудачная попытка «Молодой Италии» поднять восстание в Генуе.

1848—1849 — «Пять дней Милана» и первая война с Австрией за независимость, завершившаяся неудачно (перемирие в Виньяле и миланский мирный договор), однако сыгравшая важную роль в развитии и распространении патриотических настроений

0

285

Да, точно, как же я могла забыть про эти события! Ольга Вервольфмарине спасибо, что напомнили. Придёться брать Францию.

0

286

Переправила на Англию.

0

287

Mary написал(а):

Переправила на Англию.

Логично. Во Франции там тоже не все сладко было. Да и русских еще помнили ....

0

288

Но, к сожалению, принять постриг ей пока было нельзя, так как она слишком молода. В прошлую пятницу Варе сравнялось семнадцать и она должна прожить в обители не меньше десяти лет, прежде чем состоится это великое таинство. Но она не роптала и покорно ждала. Маменька и дядюшка множество раз пытались убедить её передумать, но она была непреклонна. Лишь став монахиней, она защитить себя от внимания мужчин, которое ей не нужно. Она слишком хороша узнала сколько страданий приносит любовь и похоть, и совершенно не хотела пережить это снова. Минул целый год, но Варя ничего не забыла. Да, ей предстояло вести смиренную жизнь инокини, но это вовсе не означает, что она должна стать ангелом. Нет, прощения за то, что она перенесла по его вине, Александр от неё не дождётся. Варя  вечно станет помнить, как безжалостно с ней поступил князь, и будет его ненавидеть. Хотя, возможно, с годами  боль и злость покинут её душу.   
     Дай Бог, что бы так и было. Но сейчас, ярость по-прежнему жгла раскалённым железом её сердце, стоило ей  подумать о князе. И Варю вовсе не радовала мысль, что после приезда Александра, ей надо возвратиться в имение, и присутствовать на его свадьбе с итальянкой. Но с другой стороны она испытывала упоение от сознания того, что он нашел себе другую женщину и влечение к ней давно умерло. Пускай женится и уделяет внимание своей молодой княгине, она в его поцелуях и ласках не нуждается. Александр силой отнял её невинность, но настоящей женщиной так и не сделал. Но вновь познавать плотскую сторону любви, у неё нет никакого желания, но вычеркнуть то, что случилось, так и не получилось. Горькие воспоминания  о той ночи, когда она лежала обнажённая в постели с князем, вереницей образов предстали перед её глазами. Варя тот час перестала месить в огромной миске на столе тесто и кинулась в угол кухни. Бросилась на колени перед висящими на стене святыми образами, и, осеняя себя крестом, начала лихорадочно шептать слова молитвы. Нельзя об этом думать. Грешно. Дьявол её искушает. Теперь она невеста Христова и должна поддаваться таким мыслям. Завтра же она пойдёт на исповедь к отцу Филиппу и во всём ему признается, а ночь проведёт в молитвах, упрашивая Господа и Богоматерь очистить её помыслы от скверны.
      Пожилая инокиня в чёрном монашеском одеянии, в котором было открыто лишь лицо и руки,  молча, чистила картофель, сидя за столом. Варя невольно задержала взгляд на её одежде. Оно было таким мрачным и строгим. Впрочем, её собственное закрытое под горлышко платье такого же цвета, что и у женщины, тоже особо не отличалось от рясы инокини. Платок на голове скрывал её  стянутые узлом на затылке волосы, придавая ей  ещё более скромный вид. А ведь до смерти Николая Петровича она носила лишь нарядные платья и убирала локоны в прелестные причёски.   
     Тихонько вздохнув, Варя вернулась на своё место рядом с монахиней. Та взглянула на неё с одобрением и снова опустила глаза. А Варя вновь принялась замешивать тесто для  выпечки. Ещё находясь в «Отрадном», она, под руководством кухарки, научилась готовить, за что была очень благодарна Александру. Варя полюбила  кулинарию, и когда матушка Серафима назначила в качестве послушания, приготовление пищи для обитателей монастыря, она восприняла это с восторгом.     
        Внезапно послышались легкие шаги. Дверь за их с инокиней спинами отворилась, и в поварню вошла молодая стройная женщина в монашеском одеянии. Увидев её, Варя слегка улыбнулась, узнав черницу. Это была сестра Августа. Но прежде чем она приняла постриг, её звали: графиня Ирина Платоновна Гордеева. Та самая аристократка, что когда-то свела с ума Александра и Романа, и чуть было не сломала их дружбу.
     По забавной игре судьбы, Ирина приняла постриг именно в этом монастыре. Более того по приезде в обитель, Варю поселили в одной келье с бывшей графиней. Проводя ночи в разговорах, они, несмотря на разницу происхождения, очень быстро подружились, и Варя поведала ей обо всём, что с ней случилось в имении князя Стрелецкого. Узнав, что Александр – виновник всех её бед, она пришла в изумление и долго не могла прийти в себя. И Варе с огромным трудом  удалось её убедить, что: «этим негодяем оказался её нежный и любящий Сашенька». Но даже то, что Ирина по-прежнему любила Александра и отказывалась верить её рассказам о князе, не помешало им стать подругами, и Варя искренне к ней привязалась.
                  –  Варенька, за тобой мать приехала. – Произнесла она, входя на кухню
                    – Маменька? – удивилась Варя. – Получается, они приехали. Ну, что ж, я ожидала, когда он пошлёт за мной.  – Упавшим голосом прошептала она по-французски.
                     – Идём, Варенька, – с сочувствием посмотрела на неё сестра Августа.–  Они с матушкой Серафимой ждут тебя.
     Она, молча, поднялась из-за стола  и подошла к ещё одному столу, на котором стоял кувшин с водой и таз. Сестра Августа тот час шагнула к ней, и, не обращая внимания на любопытные взгляды старой монахини, помогла смыть остатки теста с рук. Потом взяла Варю за руку и вывела из кухни. Она послушно шла вместе с подругой, стараясь скрыть от неё смутное беспокойство. Александр – очень противоречивая натура. Вдруг он  передумает отпускать её в монастырь…

     

*****************************

        Дверца кареты распахнулась, и Варя увидела улыбающееся лицо дяди Степана, вышедшего и встречать их с матушкой. Она с удовольствием подала ему руку, вслед за матерью выбираясь из экипажа. Ступив на землю, Варя ласково обняла брата матери, и расцеловала в обе щёки. За месяцы, что она провела в монастыре, она очень соскучилась по матушке и дяде, и теперь безумно была рада  его видеть. Разлука с родными всегда омрачала её жизнь в обители, и она очень радовалась возможности пожить с ними в поместье. Пускай и ненадолго.
    Внезапно Варя почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв голову, она посмотрела в окно особняка и ощутила в животе неприятный холодок: на неё смотрел Александр. По спине поползли мурашки и мгновенно заледенели руки. Стараясь унять волнение, она обернулась к матери и встревожено спросила:
           – Маменька, мне нужно точно сразу же после приезда идти к нему?
            – Да, доченька, – подтвердила она. – Идём, не надо заставлять князя ждать. Александр Николаевич этого не любит.
      Варя, стараясь скрыть от матери странное возбуждение, что она испытывала перед встречей с Александром, пожала плечами. И послушно направилась вместе с ней в дом.
    Слуги с интересом глазели на неё и перешептывались между собой, но Варя делала вид, что ничего не замечает, и спокойно проходила мимо них. Узнав от одной из горничных, что князь в компании гостей отдыхает в музыкальном салоне, они с матерью поспешили туда.
    У дверей комнаты они остановились. Из салона слышались звуки музыки и звучали голоса. Пели двое: мужчина и женщина. Исполняли на французском языке какой-то незнакомый ей романс, и, прислушавшись, Варя с удивлением различила в одном из них сочный баритон Александра. Она и не подозревала, что князь умеет так красиво петь. Хотя, почему её это изумляет? Ведь князь получил прекрасное образование и его наверняка учили музыке. Высокий, необыкновенно подвижный и хрупкий голос певицы дополнял голос Александра, и вместе они составляли дивный дуэт.
            – Кто это поёт с князем, маменька? – тихо прошептала Варя, глядя на мать.
           –  Не знаю, Варенька. Но, скорее всего будущая жена его сиятельства, – хитро  улыбнулась матушка. – А что, тебе нравится, как они с Александром Николаевичем исполняют романс, да?
           – Да, очень, – призналась она. – Не знала, что князь поёт.
           – Я тоже, – с улыбкой сказала мать. – Но не вижу в том ничего особенного, ведь и у Николая Петровича был хороший голос, и способности к музыке. Видимо, молодой князь унаследовал это от своего отца. – Передёрнула плечами женщина.
             – Да, скорее всего. – Согласилась Варя.
           –  Тебе пора идти, Варенька. Давай я сниму платок и приглажу твои волосы. – Предложила матушка. –  Ты должна выглядеть прилично.
            – Я сама. – Возразила она.
     Сняв его с головы, Варя поспешно пригладила убранные в скромную причёску локоны и решительно постучала.
    Музыка и пение тут же смолкли. И вскоре послышался голос Александра:
                – Войдите.
      Варя толкнула дверь и робко зашла в комнату.
       Её взгляду предстала настоящая идиллия. За чёрным пианино сидела молоденькая девушка с тёмно-каштановыми, уложенными в затейливую причёску кудрями, затянутая в голубое шёлковое платье. Возле дамы склонился Александр и, сжимая её руку в своей, что-то шептал  даме  на ушко.
При виде неё, они даже не обернулись, и Варя со скучающим выражением лица огляделась по сторонам. Но то, что она затем увидела, мгновенно заставило её побледнеть. На диване расположился Роман, и взирал на неё с насмешливой улыбкой. Варя перевела ошеломлённый взор на сидящих рядом с ним людей и принялась растерянно их рассматривать. Около князя Ястребова сидели две женщины: юная миловидная блондинка в лиловом платье и темноволосая женщина лет тридцати пяти, в наряде из тёмно-красного бархата. Компанию им составлял, щёгольски одетый молодой мужчина. И рассматривая его, Варя приметила, что он очень похож на наречённую Александра.
              – А вот и наша Варенька, – громким голосом объявил Роман. – Анна, Оленька, Джеймс, перед вами та самая воспитанница князя Стрелецкого, о которой я вам так много рассказывал. – С издёвкой в голосе произнёс он.
    Варя почувствовала, как её щёки запылали от стыда. Она чувствовала себя  диковинным животным в клетке, и её выставили на обозрение всем желающим. Варе тут же захотелось сбежать и немедленно уехать обратно в обитель. Она попятилась к двери, но тот час поймала на себе предостерегающий взгляд Александра и покорно застыла на месте.
    Александр подал руку невесте, и она с нежной улыбкой её приняла. Бросив на Варю быстрый взгляд, князь подвёл возлюбленную к дивану. Усадил девушку на мягкое бархатное сидение, напротив Романа и его спутников, и сел рядом с ней.
            – Лиза, позволь тебе представить твою новую камеристку, – обратился князь по-французски к своей будущей жене. – С сегодняшнего дня, Варя будет тебе прислуживать. – Прибавил он тем же ласковым тоном, нежно целуя её пальчики.
    Варя показалось, что ей не хватает воздуха, и она задыхается. Нет, Александр не может быть таким монстром! Это слишком жестоко даже для него! Князь же сам отпустил её в монастырь! И что же теперь, он передумал и желает, что бы она вновь вернулась к прежней жизни!
                – Вы передумали разрешать мне принимать постриг? – в отчаянии спросила она по-французски.
               – Да, Варя, я не хочу, что бы ты стала монахиней. Незачем тебе хоронить себя  заживо в обители, – спокойно отозвался князь на том же языке. – Пожила среди инокинь и хватит.   
    В её глазах защипало от подступающих слёз. Александр заново обрекает её на существование бесправной рабыни. Господи, когда же закончится её мучения?! Она, что, вечно обязана платить  за обман матушки? Но ведь она абсолютно, ни в чём не виновата! За что же ей так страдать!
   Слёзы покатились по щекам, и она с мольбой посмотрела на Александра.
          – Пожалуйста, ваше сиятельство, позвольте мне уйти в монастырь, – рыдая, попросила Варя. – Мне так хорошо в обители матушки Серафимы. Там я по-настоящему счастлива.
             – Но почему ты так сильно хочешь стать монахиней? – удивлённо осведомился темноволосый молодой человек, сидящий рядом с тремя представителями семейства Ястребовых. – Ты так молода и хороша собой. Отчего желаешь спрятаться от жизни в стенах обители?
     Варя подняла на мужчину заплаканные глаза, ожидая увидеть в его взгляде насмешку, но в его серых глазах было лишь участие и сочувствие. Но, кроме того, к своему огорчению, она заметила в его взоре живой мужской интерес, и это Варе совсем не понравилось. Она перевела взгляд на Александра и поразилась гневу, полыхающему во взгляде князя. Если бы она не знала, что князь перестал питать к ней влечение, она бы подумала, что он до сих пор к ней не равнодушен. Но, Слава Богу, страсть к ней молодого барина давно угасла, и ей нечего боятся, что тот кошмар повториться вновь.
            – Алекс, но, если она так желает удалиться в монастырь, ты не должен удерживать Варю, – вступилась за неё Лиза, недовольно глядя на жениха. – Благой путь она выбрала, не каждый способен на него, и раз девушка согласна посвятить себя служению Богу, мы можем лишь ею восхищаться, – продолжала говорить она. – Не мучай её любимый, отошли в обитель.
           – Дорогая, прошу тебя больше никогда не оспаривать мои решения, –  сердито проговорил он. – Тебе же прекрасно известно, что я не люблю, когда со мной спорят.
           – Но, Алекс! –  С досадой в голосе воскликнула Лиза.
            – Леди Элизабет Шелтон, – грозно взглянул он на девушку. – Я не потерплю, что бы вы со мной спорили, – в ярости прорычал он. – Я же сказал, что не отпущу Варю в монастырь и больше не желаю это обсуждать.
       Лиза вспыхнула румянцем и, кинув на него в него негодующий взгляд, выбежала из комнаты. Глядя ей в след, Варя искренне её пожалела. Ох, тяжело ей придётся с Александром. Да, и видно даже невооружённым взглядом, что князь Лизу совершенно не любит…   
     Джеймс тот час вскочил и, кинув на князя свирепый взгляд, бросился за сестрой. Но поведение возлюбленной, казалось, совершенно не расстроило. Он продолжал всё так же невозмутимо сидеть на диване, словно вовсе и не обижал Лизу.   
         – Алекс, ты не должен так резко говорить с моей кузиной! – разозлился Роман. – Лиза тебе не какая-нибудь дворовая девка! Она – дочь графа, английская леди, твоя невеста, наконец, и она не заслуживает такого отношения! – запальчиво вскричал он. – Если ты и дальше будешь себя с ней так себя вести, я расторгну вашу помолвку и увезу Лизу обратно в Англию!
          – Роман, успокойся, – вмешалась соседка Романа, та, что была постарше. – Лиза с Алексом сами разберутся в своих отношениях. Да и потом, если уж говорить честно: то я на стороне твоего друга, – призналась она. – Лизе не надо было вмешиваться, и так открыто возражать. Крепостные принадлежат Алексу, ему и распоряжаться их судьбой, – заметила она. Не понимаю, как её вообще могла взволновать какая-то служанка. – Презрительно сморщила носик женщина.
     Варя с любопытством наблюдала за мужчинами и родственницей князя Ястребова. Её позабавила реакция Романа, и она злорадствовала, видя, как он переживает за Лизу. Она не сумела простить не только Александра, коварство его приятеля тоже оставило рану в её душе. То, что они с князем Стеллецким снова стали друзьями причинило ей боль. Хотя она и понимала, что это и следовало ожидать. Ведь их связывала такая давняя дружба.
          Но сильнее самого общества Романа её раздражали её пристальные взгляды, которые он буквально её раздевал. Впрочем, Александр смотрел на неё точно так же, и ей парой казалось, что она перед ними стоит совершенно голая. Их бесцеремонные взоры её раздражали и одновременно пугали, и очень смущали.
        – Нет, ты прав, Роман. Я был слишком резок с твоей кузиной, – мягко произнёс Александр. –  Я люблю Лизу и сожалею, что её обидел, – в его голосе слышалось раскаяние. – Я сейчас же пойду к ней и попрошу прощения за свою несдержанность. – Заявил он, вставая с дивана.
         

Отредактировано Mary (Пн, 21 Мар 2011 04:35)

0

289

Mary написал(а):

– Леди Элизабет Шелтон,

Mary написал(а):

Она – дочь графа, английская леди,

Mary написал(а):

Если ты и дальше будешь себя с ней так себя вести, я расторгну вашу помолвку и увезу Лизу обратно в Англию!

Помолвка между представителями разных религиозных концессий? Честно говоря не помню, но по идее Элизабет Шелтон должна принять православие - иначе венчания ( или даже помолвки???? - тут нужно уточнить...) в церкви не будет... Или это только на императорские семьи распространяется?

0

290

Ольга Вервольфмарине, разумеется, ради брака с Александром Лиза собирется принять православие. Для этого, ну и для самого венчания конечно, она и приехала в Россию. В продолжении об этом подробно напишу.

Отредактировано Mary (Вс, 20 Мар 2011 03:50)

0

291

Вот читаю и думаю: " Все мужики сволочи!". Форумчане мужского пола, не обижаться, верю , что есть исключения.

Mary написал(а):

Но сильнее самого общества Романа её раздражали её пристальные взгляды, которые он буквально её раздевал.

Перечитай еще раз, есть описочка. Слово " её" ты слишком часто повторила.

0

292

Викуля, спасибо, милая. Исправлю.

Окончание 8 главы.

          – Нет, ты поселишься там одна, – усмехнулся князь, подходя вплотную к ней.  – Ты слишком высокого мнения о своих женских чарах Варя, но есть женщины куда красивее тебя, – прошептал он, наклоняясь к её ушку. – Я обручён с Лизой и намерен хранить ей верность.
          – И я этому очень рада, ваше сиятельство, – так же тихо, как и он, ответила Варя. – Желаю вам обоим огромного счастья, – громко произнесла она, ослепительно улыбаясь Александру. – Дай-то Бог, что бы он вам с княгиней послал много детей. Уверена, что вы станете замечательным отцом. – Продолжая улыбаться, прибавила она.
     Князь нахмурился и воззрился на неё с откровенной злостью. Но Варе было всё рано, что он бесится. Лишь бы её не трогал. Но отчего ей вдруг стало так грустно? Радоваться надо, что он более ею не интересуется, а она разочарована. Да и его наречённая такая красавица… Чёрт, что это с ней? Она что запамятовала, как князь её обесчестил, а потом, вернув после неудачного побега, ещё и выпорол кнутом! Да ей благодарить надо Богородицу за избавление от Александра, а она печалиться! Сейчас же спросит у него разрешения отправиться в церковь и поставить свечи перед святыми образами. Упадёт на колени перед святыми образами и будет молиться.
     Послышался смех. Варя оглянулась и в изумлении увидела, что Роман хохочет, откинув голову назад. Сидящие рядом с ним дамы с неменьшим удивлением, чем она, взирали на мужчину.
               – А девчонка всё так же остра на язычок, – продолжая смеяться, сказал он. – Алекс, ты не считаешь, что не слишком разумно делать из своей бывшей любовницы служанку  жены? – с усмешкой спросил он. – Тебе не кажется, что лучше Варю отослать из дома? Или вообще продать?  –  нагло усмехаясь, предложил он. – Между прочим, я всё ещё готов её у тебя забрать.
    Княгиня Анна охнула и скривила губы в презрительной усмешке, а княжна Ольга взглянула на неё с пониманием и жалостью. Что насторожило Варю. Неужто она обо всём знает? Что, Роман поведал своей племяннице о её  несчастной жизни? Господи, ужас какой!
      Варя, метнула на Романа разъярённый взгляд. Да, как он смеет называть её любовницей Александра! Ему же отлично известно, что князь силой заставил её подчиниться! Да и после той ночи между ними больше ничего не было! И о какой продаже он говорит? Ведь Александр обещал, что обвенчаюсь с Лизой, он даст ей свободу.
             – Ваше сиятельство, объясните господину князю, что он ошибается, – процедила Варя, глядя на невозмутимого Александра. – Скажите же ему: что я никогда не была вашей любовницей, – взмолилась она, хватая его за руку. – Прошу вас.
     Князь устремил на неё насмешливый взгляд и мягко высвободил ладонь из её пальцев.
               – С какой стати, я должен врать, Варя? –  спокойно осведомился Александр.– Но это было в прошлом и нынче не имеет никакого значения.
                – Неправда! –  внезапно раздался женский голос. – Имеет значение для меня, Алекс!
      Все обернулись к двери, откуда донеся голос, и Варя в ужасе увидела стоящую возле Джеймса побледневшую Лизу. И брат, и сестра взирали на них с Александром с возмущением, и нескрываемой неприязнью.

 

Глава 9.

       Александр смотрел на стоящую возле брата Лизу, и понимал, что теперь не миновать ему бури. Его наречённая слишком ревнива и горда, что бы оставить без внимания его слова о Варе. К тому же не исключено, Роман просветил её насчёт истории с девчонкой ещё в Англии.     
     Недаром, она так настаивала на том, что бы он позволил Варе принять постриг, и слишком уж пристально её рассматривала. Он не удивился бы, если так оно было. Ястребов подлец и мерзавец, и лишь из-за Лизы он согласился помириться с ним, и терпит около себя. Как- никак она его двоюродная сестра по матери и, несмотря на большую разницу в годах, они удивительно близки.   
     Не захоти он вновь общаться с Романом, тот бы воспрепятствовал его ухаживанию за леди Шелтон, ему не удалось добиться её взаимности. Лиза ему очень нравилась и прекрасно подходила в качестве его жены, так что отступать от намеченной цели он не собирался. Не страшно, что ради этого ему придётся породниться с Романом. Это даже его забавляло.
       С Лизой он познакомился на балу, в усадьбе соседей по - поместью барона и баронессы Уитбурк, где она присутствовала вместе со своим братом и престарелой тёткой.
       В тот момент, когда он появился в зале, она танцевала с каким-то молодым человеком, и прелестно с ним кокетничала. Александр тогда залюбовался изяществом её движений и обольстительной улыбкой, которая то и дело появлялась на её губах, рождая хорошенькие ямочки на её щеках. Разумеется, от него не укрылась её изысканная английская красота, соблазнительная округлость её груди и точёность фигурки, обтянутой бледно- лиловым платьем.   
       Лорд Уитбурк представили его Лизе и Джеймсу. Взглянув на него с интересом, девушка очаровательно улыбнулась и не стала возражать, когда он пригласил её на танец. В тот вечер он более её не отпускал её от себя, танцуя с ней и Мазурку, и Кадриль и Вальс. И держа руку Лизы в своей ладони во время Вальса, Александр видел восхищённый взгляд, устремлённый на него. И понял, что понравился юной красавице- англичанке и не замедлил этим воспользоваться.
       На следующий же день он нанёс визит Джеймсу и Лизе, проживающему в поместье родителей вместе с пожилой вдовой- сестрой их покойной матери. Отец и мать брата и сестры погибли во время кораблекрушения, три года назад, когда те плыли во Францию. И с тех пор заботу об осиротевшей девушке,  взяли на себя Джеймс, который был на шесть лет её старше, и престарелая родственница. 
      Лизе было семнадцать лет, и она давно уже достигла возраста, когда девушки выходят замуж. Естественно, её руки не раз просили, но капризная и взбалмошная от природы, она всем отказывала. Джеймс не был против его ухаживаний за сестрой и Александр сделал всё возможное и невозможное, что бы добиться любви Лизы. С помощью барона и Джеймса, который после смерти отца носил титул графа Уэйкфилда, он был хорошо принят в свете, и при дворе.
     Заполучить сердце и согласие Лизы стать его женой, стало для Александра лёгкой задачей. Девушку даже не пришлось убеждать креститься в православие – она сама заговорила об этом. Конечно же, Джеймс не мог позволить ей уехать в Россию без него, ведь он так заботился о Лизе, оберегал её репутацию, и честь. Но Александр не имел ничего против того, что бы её брат поехал с ним. Молодой человек ему нравился, и он давно уже нашёл с ним общий язык.
     Труднее ему пришлось с приехавшим в Англию, в компании жены покойного брата и племянницы, Романа. Узнав, что Александр намерен жениться на его кузине, он пришёл в бешенство и запретил Лизе не только выходить за него замуж, но и видеться с ним. Но Александр и не думал сдаваться. Подкупить служанку, и похитить её из дома было не сложно. Ну, а соблазнение безумно влюблённой в него Лизы принесло ему особое удовлетворение. Репутация невинной девушки была погублена. Александр сам написал Роману, и сообщил о том, что Лиза провела ночь в его постели. Но, несмотря на это, он готов на ней жениться.
       Роман и Джеймс ворвались в его имение и попытались забрать от туда Лизу силой, но девушка отказалась уезжать. Не помогли не уговоры, ни даже пощёчины, которыми одарил её разъярённый Ястребов. Более того, услышав о том, что Роман вызывает Александра на дуэль, она закатила истерику и заявила: что, если кузен убьёт её любимого, она покончит с собой. 
     Александру, её заявление очень напомнило неудавшееся самоубийство Вари, и он не замедлил намекнуть о том Роману. Поняв, что Лиза не шутит и действительно может решиться на самоубийство, он сдался и позволил им обвенчаться.
       Поступок девушки очень позабавил Александра, ему доставило огромное наслаждение утереть нос бывшему другу. Нас следующий же день состоялась их помолвка, по случаю которой Александр устроил роскошный бал. Лиза была счастлива и, глядя в её влюблённые глаза, он испытывал угрызения совести. Англичанка его любила, и это льстило его самолюбию и согревало душу, но испытывать к ней взаимные чувства он не мог. Девушка ему очень нравилась, им было хорошо вместе, но Александр прекрасно понимал, что это не любовь.
    Чёртова девчонка продолжала его мучить. Варя. Он никак не мог её забыть и постоянно о ней думал. Варя приходила к нему во сне, такая прекрасная и желанная… Она улыбалась, и её взгляд излучал нежность, и любовь. Александр заключал её в объятия и их уста сливались в поцелуе. Тела сплетались в страстном танце любви и с губ Вари срывались крики оргазма…
      Но, увы, это лишь сон. В реальности она вечно будет его ненавидеть. Александр сознавал, что сам во всём виноват… С самого начала он повёл себя с Варей неправильно, но она была слишком упряма и строптива. И тем самым часто выводила его из себя. Не мог же он унижаться перед ней, ведь Варя всего лишь его крепостная. Что ему оставалось делать? Открыть ей свои чувства? Но и так знал, что Варя не питает к нему ничего кроме презрения и страха. Девчонка столько раз бросала ему это в лицо. Он, конечно, мог силой заставить её покориться, и чуть было этого не добился когда взял её силой. Варя согласилась стать его любовницей, и он уже собирался окружить её роскошью, одеть в самые модные и шикарные наряды и задаривать брильянтами. А сам стать самым нежным и ласковым  любовником.
    Увы, глупая девчонка вместо того, что бы смириться и принять свою судьбу, бросилась к этому дьяволу Роману и попросила у него защиты. Разумеется, Ястребов не упустил случая ему досадить и пел ей соловьём, лишь бы Варя не передумала с ним сбежать. Дурочка, она не понимала, что уехав с ним, она бы угодила в ловушку, умело подстроенную этим дьяволом. Роман сделал бы всё для того, что бы она отдала ему своё сердце, насладился её телом, а потом, точно использованный товар возвратил бы её Александру. Что ж прекрасный способ мести за Ирину.
     Слава Богу, он вовремя их догнал и не да Роман осуществить свой план. Порка… Не нужно было подвергать её телесному наказанию, зная какое она нежное создание. Но гнев, злость и ревность лишили его рассудка, и в тот день ему хотелось одного – причинить Варе такую же боль, что чувствовал он сам. То, что она потеряла сознание прямо во время ударов кнута, молниеносно его отрезвило и заставило ужаснуться тому, что он сделал. Как же он тогда испугался за Варю… 
     Вынеся её из сарая, Александр принёс её в комнату и, оставив возле неё плачущую Катерину, кинулся к соседям за доктором. Он сам ухаживал  за девушкой, отпаивал её бульонами и сбивал высокую температуру. Как же он раскаивался в своей жестокости! Как молил Бога перед святыми образами в церкви, что бы Варя пришла в себя! Каждый день с нетерпением ожидал, когда она очнется! И замирал от страха, заходя в спальню, опасаясь увидеть её мёртвой!
     Слава Богу, Варя пришла в себя. Но и тогда она не прекратила ему дерзить, и едва открыв глаза, заявила: что Александру никогда не удастся сломить её дух. Маленькая упрямица! Варя никак не хотела сообразить, что своим поведением лишь злит его и делает себе хуже. Как он должен был поступить? Проигнорировать её заявление, прозвучавшее в присутствии Катерины?  Ну, уж, нет, стерпеть такое ему не позволила гордость!
     Александр сделал вид, что отступился от Вари и заговорил о своей женитьбе, стараясь вызвать у неё ревность. И с восторгом смотрел, как она злилась. Надежда тлела в его сердце, и он нарочно сделал её служанкой, и бросил её на растерзание дворне, дабы она поняла, как необходима ей его любовь и защита. Ей стоило лишь подойти к нему и сказать, что она согласна быть с ним, и  её жизнь разом переменилась. Но, нет, и тут получилось не так, как он хотел! Варя выстояла против всех издевательств холопов и ни разу даже не пожаловалась ему на них. Мало того, она вдруг стала слишком религиозна, каждую свободную минуту бегала в церковь и ходила в платке. Более того она  принялась проситься  в монастырь. Якобы она желала принять постриг. И это в шестнадцать-то лет, когда вся жизнь впереди!
   Отчаяние поглотило его, и Александр уехал за границу, лишь бы только не видеть Варю и поскорее её забыть. Лиза стала той женщиной, которая нужна ему была для того, что бы вырвать Варю из своей памяти. Но не получилось…
        Увидев вновь девушку, одетую в грубое, наглухо закрытое платье послушницы, такую красивую и недоступную, он почувствовала, как его прежние чувства стали лишь сильнее. Ему до боли захотелось обнять её и прижать к груди. Обхватить руками её лицо и впиться губами в её губы. Он так истосковался по ней! Чёрт возьми, да он любит Варю! Глупец! Как же раньше он не понял, что его чувства сильнее обычного влечения! Господи, зачем ты меня наказал этой любовью! Слишком тяжело любить женщину, которая смотрит на тебя волком и без конца дерзит.         
    Ошеломлённый Александр смотрел на девушку и не знал, как же ему теперь вести себя с ней. «Рассказать о своей любви? Но что это даст, ведь Варя его терпеть не может. Да и рядом Лиза с Джеймсом. А его невеста слишком ревнива и такая же собственница, как он. Что, если она узнает о его чувствах? Труднее ему пришлось с приехавшим в Англию, в компании жены покойного брата и племянницы, Романа. Узнав, что Александр намерен жениться на его кузине, он пришёл в бешенство и запретил Лизе не только выходить за него замуж, но и видеться с ним. Но Александр и не думал сдаваться. Подкупить служанку, и похитить её из дома было не сложно. Ну, а соблазнение безумно влюблённой в него Лизы принесло ему особое удовлетворение. Репутация невинной девушки была погублена. Александр сам написал Роману, и сообщил о том, что Лиза провела ночь в его постели. Но, несмотря на это, он готов на ней жениться.
       Роман и Джеймс ворвались в его имение и попытались забрать от туда Лизу силой, но девушка отказалась уезжать. Не помогли не уговоры, ни даже пощёчины, которыми одарил её разъярённый Ястребов. Более того, услышав о том, что Роман вызывает Александра на дуэль, она закатила истерику и заявила: что, если кузен убьёт её любимого, она покончит с собой. 
     Александру, её заявление очень напомнило неудавшееся самоубийство Вари, и он не замедлил намекнуть о том Роману. Поняв, что Лиза не шутит и действительно может решиться на самоубийство, он сдался и позволил им обвенчаться.
       Поступок девушки очень позабавил Александра, ему доставило огромное наслаждение утереть нос бывшему другу. Нас следующий же день состоялась их помолвка, по случаю которой Александр устроил роскошный бал. Лиза была счастлива и, глядя в её влюблённые глаза, он испытывал угрызения совести. Англичанка его любила, и это льстило его самолюбию и согревало душу, но испытывать к ней взаимные чувства он не мог. Девушка ему очень нравилась, им было хорошо вместе, но Александр прекрасно понимал, что это не любовь.
    Чёртова девчонка продолжала его мучить. Варя. Он никак не мог её забыть и постоянно о ней думал. Варя приходила к нему во сне, такая прекрасная и желанная… Она улыбалась, и её взгляд излучал нежность, и любовь. Александр заключал её в объятия и их уста сливались в поцелуе. Тела сплетались в страстном танце любви и с губ Вари срывались крики оргазма…
      Но, увы, это лишь сон. В реальности она вечно будет его ненавидеть. Александр сознавал, что сам во всём виноват… С самого начала он повёл себя с Варей неправильно, но она была слишком упряма и строптива. И тем самым часто выводила его из себя. Не мог же он унижаться перед ней, ведь Варя всего лишь его крепостная. Что ему оставалось делать? Открыть ей свои чувства? Но и так знал, что Варя не питает к нему ничего кроме презрения и страха. Девчонка столько раз бросала ему это в лицо. Он, конечно, мог силой заставить её покориться, и чуть было этого не добился когда взял её силой. Варя согласилась стать его любовницей, и он уже собирался окружить её роскошью, одеть в самые модные и шикарные наряды и задаривать брильянтами. А сам стать самым нежным и ласковым  любовником.
    Увы, глупая девчонка вместо того, что бы смириться и принять свою судьбу, бросилась к этому дьяволу Роману и попросила у него защиты. Разумеется, Ястребов не упустил случая ему досадить и пел ей соловьём, лишь бы Варя не передумала с ним сбежать. Дурочка, она не понимала, что уехав с ним, она бы угодила в ловушку, умело подстроенную этим дьяволом. Роман сделал бы всё для того, что бы она отдала ему своё сердце, насладился её телом, а потом, точно использованный товар возвратил бы её Александру. Что ж прекрасный способ мести за Ирину.
     Слава Богу, он вовремя их догнал и не да Роман осуществить свой план. Порка… Не нужно было подвергать её телесному наказанию, зная какое она нежное создание. Но гнев, злость и ревность лишили его рассудка, и в тот день ему хотелось одного – причинить Варе такую же боль, что чувствовал он сам. То, что она потеряла сознание прямо во время ударов кнута, молниеносно его отрезвило и заставило ужаснуться тому, что он сделал. Как же он тогда испугался за Варю… 
     Вынеся её из сарая, Александр принёс её в комнату и, оставив возле неё плачущую Катерину, кинулся к соседям за доктором. Он сам ухаживал  за девушкой, отпаивал её бульонами и сбивал высокую температуру. Как же он раскаивался в своей жестокости! Как молил Бога перед святыми образами в церкви, что бы Варя пришла в себя! Каждый день с нетерпением ожидал, когда она очнется! И замирал от страха, заходя в спальню, опасаясь увидеть её мёртвой!
     Слава Богу, Варя пришла в себя. Но и тогда она не прекратила ему дерзить, и едва открыв глаза, заявила: что Александру никогда не удастся сломить её дух. Маленькая упрямица! Варя никак не хотела сообразить, что своим поведением лишь злит его и делает себе хуже. Как он должен был поступить? Проигнорировать её заявление, прозвучавшее в присутствии Катерины?  Ну, уж, нет, стерпеть такое ему не позволила гордость!
     Александр сделал вид, что отступился от Вари и заговорил о своей женитьбе, стараясь вызвать у неё ревность. И с восторгом смотрел, как она злилась. Надежда тлела в его сердце, и он нарочно сделал её служанкой, и бросил её на растерзание дворне, дабы она поняла, как необходима ей его любовь и защита. Ей стоило лишь подойти к нему и сказать, что она согласна быть с ним, и  её жизнь разом переменилась. Но, нет, и тут получилось не так, как он хотел! Варя выстояла против всех издевательств холопов и ни разу даже не пожаловалась ему на них. Мало того, она вдруг стала слишком религиозна, каждую свободную минуту бегала в церковь и ходила в платке. Более того она  принялась проситься  в монастырь. Якобы она желала принять постриг. И это в шестнадцать-то лет, когда вся жизнь впереди!
   Отчаяние поглотило его, и Александр уехал за границу, лишь бы только не видеть Варю и поскорее её забыть. Лиза стала той женщиной, которая нужна ему была для того, что бы вырвать Варю из своей памяти. Но не получилось…
        Увидев вновь девушку, одетую в грубое, наглухо закрытое платье послушницы, такую красивую и недоступную, он почувствовала, как его прежние чувства стали лишь сильнее. Ему до боли захотелось обнять её и прижать к груди. Обхватить руками её лицо и впиться губами в её губы. Он так истосковался по ней! Чёрт возьми, да он любит Варю! Слепец! Как же раньше он не понял, что его чувства сильнее обычного влечения! Господи, зачем ты меня наказал этой любовью! Слишком тяжело любить женщину, которая смотрит на тебя волком и без конца дерзит.         
     Ошеломлённый Александр смотрел на девушку и не знал, как же ему теперь вести себя с ней. «Рассказать о своей любви? Но что это даст, ведь Варя его терпеть не может. Да и рядом Лиза с Джеймсом. А его невеста слишком ревнива и такая же собственница, как он. Что, если она узнает о его чувствах?» – размышлял он, глядя на разгневанную невесту и её брата. «Ох, тогда ему несдобровать, да Варе достанется Дьявол, ну зачем он привёз Лизу в Россию? Жениться на ней ему нынче, когда он осознал, что любит Варю, резко расхотелось. Ох, и кашу же он заварил! Как же ему поступить? Разорвать помолвку? Но тогда ему точно придётся драться с Романом на дуэли. А то может быть ещё и с Джеймсом, если он убьёт первого. Что же делать?» – в отчаянии думал князь, подходя к девушке.
               – Лиза, успокойся, – ласковым тоном, произнёс он, взяв её за руку. – Незачем так волноваться из-за пустяка.
         – Пустяка?! – вскричала в возмущении девушка. – Я узнаю, что эта девушка была твоей любовницей и при этом ты не желаешь её отпустить в монастырь! – рассерженно осведомилась она. – И как, по-твоему, я должна относиться к этому, Алекс?
            – Дорогая, идём, прогуляемся в саду, – предложил Александр, бросая косой взгляд на Варю. – Там мы сможем подышать свежим воздухом и обо всём поговорить.
             – И не подумаю! – запротестовала она. – Роман мне обо всём рассказал Алекс,– призналась Лиза, испепелял его разгневанным взглядом. – И я просто в бешенстве от того, что ты хочешь приставить её ко мне камеристкой! Через три месяца я стану твоей женой и я не желаю видеть эту особу в нашем поместье! Сейчас же подпиши ей бумагу и отправь на все четыре стороны!
            – Ты имеешь в виду подписать Варе вольную? – растеряно уточнил Александр.
             – Да, да! Отпусти её на свободу, Алекс и выстави из поместья! – кивнула Лиза. – Кузен говорил, что она получила хорошее воспитание, так она не пропадёт! Найдёт себе место гувернантки, или компаньонки! – Горячо убеждала она его. – Пожалуйста, выполни мою просьбу, любимый!
           – Отличная мысль, Лизи. Алекс, я тоже требую: что ты освободил эту девушку, – вмешался Джеймс. – Не хорошо, что такая привлекательная и образованная девушка остаётся рабыней.
    Александр пульнул в молодого англичанина взбешенный взгляд. Уж он-то заметил, как смотрит на его Вареньку братец Лизы. Девушка явно ему приглянулась Джеймсу, вот он и желает, что бы он дал ей свободу. Наверняка задумал приударить за Варенькой. Проклятый граф!
    Князь взглянул на любимую и нахмурился, видя с какой благодарностью и довольной улыбкой, она смотрит на Лизу и Джеймса. Чёрт возьми, Варенька так мечтает его покинуть…
             – Алекс, простите, что встреваю, – подала голос Ольга. – Но я полностью согласна с Лизой и Джеймсом. Подпишите Варе вольную, и я с радостью заберу её с собой. Мне, как раз нужна такая компаньонка, как она, – заявила княжна. – Дядюшка, маменька, вы ведь не возражаете? – обернулась она к Анне и Роману. – Мне этого очень хочется.
      Княгиня Ястребова недовольно воззрилась на дочь, а Роман лукаво улыбнулся, и с иронией глядя на Александра, невозмутимо ответил:
             –Ну, разумеется, Оленька. Если Варя захочет с нами поехать, я буду только рад.

Отредактировано Mary (Пн, 21 Мар 2011 04:42)

0

293

– Ну, конечно, что бы Варя попала в твои сети! Не дождёшься! Хорошо, я дам ей вольную, но она отправиться в монастырь! – в ярости прошипел Александр. – Идём, в кабинет. –  Велел он сияющей девушке. – Сегодня сбудется твоя мечта. – Исподлобья глянул он на Варю.
              – Я пойду с вами, – заявила Лиза, ревниво взирая на Варю. – Джеймс, ты вроде бы тоже хотел посмотреть, как подписываются такие бумаги. – Обернулась она к брату.
              – Да, конечно, я иду с вами. – Отозвался Джеймс.
    Александр хмыкнул, но ничего не сказал. Подойдя к двери, он пропустил вначале невесту, а затем Варю и англичанина. А уж потом, кинув на Романа свирепый взгляд, вышел вслед за ними.
     Зайдя в кабинет, он прошёл к своему письменному столу и сел в кресло. Джеймс, взяв за руки, проводил обеих девушек к дивану, усадил их по обе стороны от себя. При этом он так пристально смотрел на Варю, что Александр готов был взорваться и отказаться давать девушке свободу.
   Словно почувствовав его состояние, Лиза, взглянула на него с хитрой улыбкой.
                – Любимый, я хотела тебе сообщить новость, когда мы останемся с тобой наедине, но я больше не могу ждать, – прощебетала она. – Думаю, это вызовет у тебя такое же ликование, что и у меня, дорогой. – Прибавила она, продолжая улыбаться.
                 – О чём ты говоришь, Лиза? – Изумлённо приподнял бровь князь.
                 – Алекс, перед отъездом из Англии меня осматривал доктор.
                  – Ты  заболела? – встревожился Александр. – Что с тобой?
      На губах Лизы расцвела довольная улыбка.
                  – О, не волнуйся, дорогой. Я  здорова,  – проворковала она с довольным видом. – Просто я скоро подарю тебе наследника, любимый.
    Александр вскочил с кресла и ошеломлённо воззрился на невесту.
                 –  Лиза, ты ждёшь ребёнка?!
                 – Да, Алекс, – рассмеялась она. – Ты счастлив?
                  – Значит уже три месяца, – задумчиво проговорил он по-русски. – Как видишь, Варя твои пожелания уже начали сбываться, – С раздражением в голосе произнёс он, сердито глядя на девушку. – Скоро я и в самом деле стану отцом.

Отредактировано Mary (Пн, 21 Мар 2011 09:12)

0

294

Мария, я отправила тебе праку на почту!!! Проверь! Сейчас скопирую остатки и примусь за праку!!
Скажу пока по 6 и 7 главам. Мне они понравились, все такие же захватывающие! Спасибо тебе за хороший роман!

0

295

Мариночка, получила. Спасибо, дорогая. Выкладываю продочку.

Варя насмешливо улыбнулась в ответ.
                  – Но разве вы не этого хотели, ваше сиятельство? –  осведомилась она тоже по-русски. – Так, почему вы расстраиваетесь? Жена, дети, что ещё может быть лучше этого, – с сарказмом в голосе проговорила Варя. –  Или вы боитесь, что после свадьбы княгиня будет изводить вас ревностью и не даст завести любовницу? – Усмехнулась девушка.
                 – Варя, ты забываешься! – рявкнул Александр, стукнув кулаком по столу. – Я ведь могу и отказаться давать тебе вольную. – Пригрозил он.
                   – Нет, не можете, – дерзко улыбнулась Варя. – Ваша будущая жена не позволит вам этого сделать. Вы, ведь не хотите, что бы она вновь устроила скандал?
    Словно в подтверждении её слов раздался возмущённый возглас Лизы:
                        – Алекс, я же просила при мне не говорить по-русски! Я его не знаю!
                       – С дворней тоже я обязан, изъяснятся по-французски? – шутливым тоном спросил Александр. – Дорогая, если я заговорю с ними на этом языке, они меня не поймут. 
                      – Алекс, но Варя ведь не обычная служанка, – заметила Лиза, вставая с дивана. – И мне очень интересно: о чём вы с ней говорили? – спросила девушка, подходя к столу. – И не вздумай меня обмануть. – Предупредила она, взирая с откровенной ревностью на них с Варей
     Князь усмехнулся и перевёл взгляд на невольную виновницу ярости его невесты. Однако к изумлению она не проронила ни звука. Но во взоре её зелёных глаз он прочёл торжество. Девчонка явно испытывала удовлетворение, видя, как изводит его своей ревностью Лиза.
            – Ну, что ты, дорогая, – Александр обнял невесту за плечи и привлёк её к груди. – Я всего лишь в очередной раз попробовал убедить Варю не принимать постриг, – соврал он, целуя девушку в щёчку. – Она вполне может найти работу, тем более что я сам готов похлопать об этом.
             – Опять ты заботишься о Варе! Подпиши ей бумагу и оставь девушку, наконец, в покое! – вскипела Лиза. – Тем более что Ольга уже предложила ей место компаньонки, и она сглупит, если не воспользуется её добротой.
    Александр ощутил, как вновь его охватывает гнев. Ну, нет, коли ему суждено быть с Варей, Роман тоже её не получит! Лучше уж, пускай, она станет монахиней, чем любовницей Ястребова!
       – Сокровище моё, – елейным голосом обратился он к Лизе, – Ты была совершенно права, когда уговаривала меня отпустить Варю в монастырь. Раз она так хочет быть инокиней, мы действительно не имеем права её удерживать, – бесстрастно проговорил он. – Да и вообще довольно говорить о ней, меня не волнует, чем она займётся после получения вольной.
На личике его будущей супруги появилось лучезарная улыбка. Девушка, не обращая никакого внимания на то, что они не одни в комнате, обвила его шею ручками и принялась с нежностью целовать его в губы. Александр вначале смутился присутствия Джеймса, но заметив, что молодой человек продолжает невозмутимо беседовать о чём-то с Варей, стал страстно отвечать на поцелуи Лизы. Но при этом он не забывал искоса поглядывать на любимую. И реакция девушки вызвала в его душе ликование. Она вдруг побледнела и сделалась печальной.
     Но очень быстро взяв себя в руки, Варя обворожительно улыбнулась Джеймсу и начала так премило с ним кокетничать, что Александр прекратив целовать Лизу, потрясённо на неё уставился. Оказывается, его малышка умеет хлопать ресницами и заигрывать с мужчинами! Чёрт возьми, ну почему она так не вела себя с ним!
Англичанин вначале выглядел ошеломлённый вниманием Вари, но очень скоро пришёл в себя, расплылся в улыбке и, взяв её за руку, галантно её поцеловал. Девушка зарделась и так игриво посмотрела на Джеймса, что Александру стоило больших усилий не показывать свои чувства.
        – Алекс, ну что же ты медлишь, – с досадой в голосе проговорила Лиза. – Подпиши же тот документ, и покончим с этим. – Нетерпеливым тоном потребовала она.
   Князь чувствовал, что ещё немного, и он придушит девушку собственными руками. Но злиться бесполезно. Откажись он сейчас дать свободу Варе и Лиза придёт в ярость. И кто знает, возможно, и впрямь укатит обратно в Англию. Это конечно был бы отличный выход из положения. Если бы она не носила его ребёнка. Дитя всё меняет. Александр не допустит, что бы Лизу выдали замуж за другого мужчину, и запретили видеться с малышом. Его сын или дочь будет носить фамилию Стрелецкого, и он сам станет его воспитывать.
       Жаль, что ночь с Варей тоже не дала своих плодов. Дитя могло бы смягчить её чёрствое сердце и привязать их друг к другу. «Господи, кажется, что само провидение разлучает меня с любимой! Как же мне жить без неё, ведь я её люблю!» – простонал он. – «Как же мне погасить ревность Лизы и при этом оставить Варю и дальше жить в поместье?» – бились лихорадочные мысли в его голове. – « Быть может поставить условие: что прежде чем она получит свободу, Варя должна выйти замуж за кого-нибудь из дворни? Нет, смешно и надеется, что она согласиться…»
         – Варя, я подпишу тебе вольную, – решительно сказал Александр, глядя на девушку. – Но прежде ты выйдешь замуж. Супруга я дозволяю тебе выбрать самой.
          – Что? – Варя остолбенела и взирала на него в шоке. – Нет, вы не можете меня заставить…
          – Могу, Варя. Я пока ещё твой хозяин, и такое моё условие, – усмехнулся Александр, победно глядя ей в глаза. – Не найдёшь мужа и не обвенчаешься с ним сегодня же, тебе вечно оставаться крепостной и жить в поместье. – Неумолимым тоном заявил он.
         – Алекс, ты нарочно поставил это условие, что бы удержать её возле себя! – в бешенстве заорала Лиза. – Ты всё ещё неравнодушен к ней, не так ли?!
Князь бросил на неё разъярённый взгляд и сухо обронил:
           – Лиза, будь любезна вести себя, как подобает благородной даме и будущей княгине, а не базарной бабе, – осадил Александр девушку. – Варя, я сообщил тебе свою волю, – ледяным голосом произнёс князь. – Если хочешь обрести свободу, ступай, найди себе жениха и возвращайся к нам вместе с ним. – Издевательским тоном прибавил он. – А я договорюсь со священником, что бы он сегодня же вас обвенчал.
        – Но, вы ведь понимаете, что я не могу так быстро отыскать мужчину, который согласился бы на мне жениться, – обескуражено пробормотала девушка. – Это же невозможно.
         – Я знаю, – ухмыльнулся Александр, не отводя взгляда от огорчённого лица Вари. – Придётся тебе смириться с участью моей холопки.
         – Ну, почему же невозможно, – раздался в тишине кабинета спокойный голос Джеймса. – Я готов немедленно на тебе жениться, Варя.
Александр резко обернулся к англичанину и ошарашено воззрился на молодого человека.
   Впрочем, и Варя, и Лиза смотрели на него не менее ошеломленно, чем он.
         – Джеймс, ты сошёл с ума! – в ужасе вскричала его сестра. – Ты верно шутишь?
          – Вовсе, нет, – опроверг её слова Джеймс. – Я хочу жениться на Варе.
    Сохраняя хладнокровие, он взял изумлённую девушку за руку и поднял с дивана. Отвёл её в сторону, подальше от него и Лизы, и, взяв её руки в свои, мягко проговорил:
      – Варя, вы мне очень нравитесь, и я буду счастлив, если вы станете моей женой.
     – Но вы, же меня совсем не знаете, – опешила она. – Да и к тому же, как вы можете желать брака со мной, ведь я – простолюдинка, а вы – граф.
        – Не лукавьте, Варя. Вы далеко не обыкновенная простолюдинка и вам хорошо об этом известно, – со снисходительной улыбкой возразил Джеймс. – Я давно собирался жениться и намеривался взять в жёны непременно русскую. Вы мне подходите.
        – Но в вашей власти выбрать любую другую женщину и я уверена, что многие дамы примут ваше предложение с радостью, – в голосе Вари звучало недоумение. – Почему именно я?
            – Каюсь, как и Лизи, я знаю обо всех ваших несчастьях и искреннее восхищаюсь силой вашего духа, – с одобрением в голосе, сказал Джеймс. – К тому же, мне будет очень приятно досадить моему будущему шурину и кузену, которые так стремятся заполучить вас в качестве любовницы, – с озорной улыбкой признался он. – Обвенчавшись с вами, я ко всему прочему ещё и освобожу мою милую сестру от вашего общества, которое её так раздражает.
    Слушать и дальше бред, который нёс англичанин, Александр, был не в состоянии. Рванув к ним, он загородил Варю собой и в ярости посмотрел на Джеймса.
               – Прекрати измываться над девушкой! – В бешенстве прорычал он.
               – Я не думал издеваться над ней, Алекс, – сдержанно проговорил Джеймс. – Если, Варя согласиться стать моей женой, мы обвенчаемся.
                 – Что за вздор ты несёшь?!– взорвался Александр. – Нельзя жениться лишь для того, что бы насолить нам с Романом и избавить Лизу от присутствия в доме Вари.
                – Ну, отчего же. Для брака по – расчету вполне достаточно причин, – ухмыльнулся Джеймс. – Но, думаю, Алекс, ты уже заметил, что Варя меня очаровала, не так ли? – улыбнулся он. – Так отчего же мне не жениться на приглянувшейся мне девушке и не превратить её в графиню? Уверен, что мы с ней полюбим друг друга и из неё получиться замечательная жена, и мать.
                  – Значит, вы всерьёз желаете со мной обвенчаться? – поинтересовалась Варя за спиной Александра. – Вы ведь не смеётесь надо мной?
      Выйдя вперёд, она подошла к Джеймсу и устремила на него вопросительный взгляд.
                   – Да, я действительно хочу, что бы вы стали моей женой, – потвердел англичанин, взяв её за руку и поднося к губам. – Вы составите моё счастье, Варя? – Спросил он, целуя её ладонь.
                   – Но, как мы обвенчаемся, ведь вы католик, а я исповедую православие? – озадачено спросила Варя. – Разве мне не нужно принимать вашу веру?
                 – Я посещаю Англиканскую церковь, и вам и в самом деле надо будет принять мою веру, – снисходительно глядя на неё, отозвался Джеймс. –  Но не тревожьтесь, это не помешает нам пожениться. Мы обвенчаемся по православному обряду, а в Англии повторим церемонию.
              –  Я согласна выйти за вас замуж…Джеймс. – Дрогнувшим от волнения голосом, произнесла Варя. – И поеду с вами в Англию.
      Губы англичанина тронула довольная улыбка. Сняв со своей руки золотое кольцо с крупным  изумрудом, он надел его на безымянный палец девушки и вновь поцеловал её ладонь. Перстень оказался слишком ей велик, но она, казалось, этого не замечала. Или же для неё это не имело никакого значения. Щёчки Вари зарумянились, и она подняла на молодого человека сияющие глаза, полные благодарности и слёз. Но, то были слёзы радости…
      Александр с трудом сдерживался, что бы ни броситься с кулаками на Джеймса. Какой же он идиот! Сам отдал Варю англичанину! Дурак, зачем он только придумал это условие! Рассчитывал, что Варя не найдёт мужчину, согласившегося взять её в жёны и останется с ним, а вот как вышло. И отступать поздно. Лиза его не поймёт и снова устроит сцену ревности. Как же ему выпутаться из ловушки, в которую он сам же себя загнал?
            – Алекс, но ты, ведь не допустишь, что бы мой брат женился на этой простолюдинке?! – с отчаянием в голосе, обратилась к нему Лиза. – Пожалуйста, помешай ему испортить себе жизнь! Ведь Джеймсу всего двадцать три года, он ещё успеет выбрать себе более подходящую невесту!
             – О какой женитьбе ты говоришь, кузина? – Послышался голос вошедшего в кабинет Романа. – Джеймс надумал вступить в брак? Любопытно с кем?
     Он прошёл в комнату и тут же остановился как вкопанный, глядя на стоящую возле Джеймса взволнованную Варю. Увидев Романа, она обернулась к англичанину и взглянула на него с беспокойством. Джеймс обнял её за плечи и прижал к себе. Варя доверчиво прильнула к нему и спрятала лицо на его груди.
           – Ты что задумал взять в жёны Варю?! – ошарашено спросил Роман. – Да ты сошёл с ума, Джеймс! – взревел он в гневе. –  Дворяне не женятся на бывших холопках! Они хороши лишь в роли любовниц и не более того! А наша Варенька уже побывала в постели Алекса!
       Слова князя Ястребова почему-то очень сильно задели Александра. Мало того, что он рассказал о ней кузенам, так он ещё смеет так грубо о ней отзываться. Чище и добродетельнее женщины, чем Варя, ему ещё не приходилось встречать. Если уж ему нельзя быть с ней, то пусть она выйдет замуж за этого мальчишку и станет богатой аристократкой. Он и так причинил её слишком много боли и слёз. Варя заслужила быть счастливой.   
          – Заткнись Роман! – рявкнул он на бывшего друга. –  Джеймс, ты  не раздумал венчаться с Варей? – повернулся он к англичанину.
            –  Нет, Алекс, – покачал головой молодой человек. –  Я буду с ней венчаться.


   

 

             
       

0

296

Окончание 9 главы.

             – Отлично.
    Князь вернулся за стол и выдвинул ящик. Достав из него листок бумаги и печать, он обмакнул в чернильницу перо. Бросив на застывшую в объятиях Джеймса Варю печальный взгляд, он стал быстро заполнять документ. Составление вольной не заняло много времени. Поставив печать, он сложил её трубочкой и поднялся с кресла.
   Подойдя к Варе и Джеймсу, он, молча, протянул её вольную.
                – Возьми, – тихо проговорил он по-русски. – И прости меня за всё.
       Взгляды их встретились и, он к своему огорчению увидел в глубине её зелёных глаз ту же ненависть, что и прежде. Протянув руку, она забрала документ и промолвила по-французски:
                  – Я никогда не прощу вас Александр и не забуду того, что вы со мной сделали.
                  – Это твоё право, – Глухим голосом ответил он на том же языке, взяв со стола колокольчик. – И всё же позволь  мне пожелать вам с Джеймсом счастья.
   На звон колокольчика в дверях появился лакей.
                  – Семён, отопри дверь Вариной комнаты и приведи сюда её мать.
                 – Слушаюсь, ваше сиятельство. – Склонился в поклоне слуга.
     Лакей удалился и, дождавшись пока дверь за ним закроется, Варя с любопытством поинтересовалась по-французски:
                 – Зачем вы велели ему открыть дверь моей комнаты? Разве там сохранились мои вещи?
                 – Ну, разумеется. Вся твоя одежда, что ты носила до смерти моего отца, весит как и прежде в гардеробе, – улыбнулся Александр. – Сейчас тебе она тебе понадобиться. Не станешь же ли ты венчаться в этом унылом наряде? – пошутил он. – Думаю, среди твоих платьев, отыщется подходящий туалет для брачной церемонии?
    Личико девушки озарилось широкой улыбкой.
                  – Да, – кивнула она. – У меня есть и подвенечное платье и вуаль.
               – Не сомневаюсь, – хмыкнул Александр. – Тогда сейчас отправишься с матерью в комнату и переоденешься к венчанию, – распорядился князь. – А мы с твоим женихом пойдём в церковь, и я постараюсь уговорить отца Арсения  провести обряд как можно быстрее. Идём, Джеймс. – Последние фразы он произнёс по-французски, обращаясь к молодому человеку.
                –  Да, идём, Алекс, – согласился он. –  Милая, ты меня извинишь, но я должен тебя покинуть. –  Мягко проговорил он, целуя руку Вари.
                   – Конечно, Джеймс.
  В дверях показалась встревоженная Катерина и тот же лакей.
                   – Ты отворил дверь? – Осведомился князь у слуги.
                   – Да, ваше сиятельство.
                  – Катерина, твоя дочь сегодня выходит замуж, – объявил Александр с беспокойством взирающей на него женщине. –  Отведи её в комнату и помоги одеться к церемонии.
                  – Замуж? – ошарашено переспросила мать Вари. – Но за кого?
                –  Не волнуйся, не за слугу, – ухмыльнулся князь. – Джеймс, подойти познакомься со своей будущей тёщей. – Весело глянул он на англичанина. – Матушку Вари зовут Катерина. Ты можешь звать её «миссис Кэтрин».
     Катерина в изумлении смотрела на направляющегося к ней молодого человека.
                 – Более того, недавно я подписал Варе вольную, – продолжал Александр по-русски. – Так что, отныне, она свободна и может смело уезжать в Англию с мужем.
                 – А ты не хочешь дать свободу и матери Вари? – язвительным тоном, спросил его Роман по-французски. – Нехорошо, если родительница графини останется холопкой.
                 – Да, ты прав. – Признал Александр.
      Новый листок бумаги вновь оказался перед ним, и князь вновь занялся составление вольной
      Между тем Варя кинулась к матери и ласково её обняла. Ошарашенная новостями женщина, обалдело наблюдала, как жених дочери склоняется перед ней в учтивом поклоне.
            – Добрый день, миссис Кэтрин. – Проговорил  он, почтительно целуя её руку.
            –  Маменька, не тушуйтесь, – подбодрила её Варя по-французски. – Все, что сказал князь – правда. Посмотрите, вот это моя вольная, – протянула девушка ей документ. – И позволь тебе представить моего жениха Джеймса… – Она замялась, вопросительно глядя на англичанина.
            –  Лорд Джеймс Шелтон, граф Уэйкфилд, к вашим услугам. – Пришёл ей на выручку, молодой человек, вновь склоняясь в поклоне.
      Женщина в шоке не могла вымолвить ни звука и, глядя на неё Александр, не удержался от смеха. Уж слишком забавно она выглядела в этот момент…
     Роман и Лиза приблизились к нему и с негодованием на него воззрились.
               – Алекс, может быть, ты прекратишь этот фарс?! –  недовольно спросил он по-французски. – Ты, ведь не допустишь, что бы Джеймс женился на Варе, не так ли?
               – Почему же, я намерен выдать её замуж за графа, – с саркастической улыбкой отозвался Александр, поставив печать на вольную. – А что, Роман, тебе не по сердцу такая родственница?- поднимаясь из-за стола, поинтересовался он.
               – Не издевайся, – в ярости прошипел Ястребов. – Немедленно сообщи девчонке, что ты пошутил и никакого венчания не будет, – потребовал Роман. – А с мальчишкой я побеседую сам, – с угрозой в голосе сказал он. – Он у меня быстро отучиться принимать идиотские решения.
    Александр потянулся к колокольчику.
                – Данила, возьми какого-нибудь из слуг, и отведите князя Ястребова в гостиную и заприте его там вместе с дамами, – приказал он. – На его сопротивления и крики не обращайте внимания.
    Лакей послушно кивнул и вышел из кабинета.
                 – Да, ты никак рехнулся! – возмутился Роман. – Как ты смеешь так со мной обращаться!
Александр проигнорировал его вопли и обратился к насупленной невесте.
                    – Лиза, пойдём, – мягко проговорил он, сжав её руку. – Тебе надо отдохнуть.
                      – Ты хочешь меня закрыть в спальне! – догадалась девушка. –  Никуда я не пойду и не позволю свершиться этому проклятому венчанию! Джеймс, умоляю: не делай глупостей! Ты же обручён с Маргарет! – вскричала в отчаянии Лиза. –  Как ты объяснишь это брак её родителям?
    Джеймс тяжело вздохнул и с сожалением взглянул на Варю.
                        – Простите, но я не могу венчаться с вами, – покаянно проговорил он. – Я  помолвлен с леди Маргарет – дочерью барона Уэнстли – друга нашего с Лизой отца. Нас  обручили ещё детьми и через три месяца, в день её шестнадцатилетия, мы должны пожениться. Маргарет любит меня и очень ждёт нашей свадьбы. Я должен выполнить свой долг…
     Лицо Вари побелело так сильно, что Александр испугался, что она упадёт в обморок и направился к ней. «Чёрт возьми, как же я  забыл про эту помолвку! Роман же упоминал об этом браке и на одном из балов, он встречал Маргарет и её родителей, – размышлял князь, подходя к девушке и англичанину. »Но разумеется, если он откажется на ней жениться и более того привезёт другую невесту, Джеймс нанесёт девушке и её родителям смертельную обиду. Тем более что его будущий тесть – старинный друг его отца» – с пониманием глядя на молодого человека, думал Александр. «Но, зачем тогда он затеял всю эту игру с помолвкой? Неужели, лишь для того, что бы он дал Варе вольную? Не думал, что он так жесток и расчетлив. Хотя с другой стороны, я даже рад, что так всё получилось. Теперь Варя останется со мной. Надо лишь придумать, как  сделать так, что бы она осталась в поместье и Лиза этому не воспротивилась».
                    – Но для чего вы разыграли этот спектакль?! Для того что бы меня унизить? – голос Вари звенел от гнева. –  Благодарю вас за науку, господин  граф! –  Присела она перед ним в реверансе. – Я давно уже поняла: что мужчинам, и в особенности аристократам верить нельзя!
    Роман расхохотался. Подойдя к ним, он с иронией посмотрел на Варю.
                     – И правильно сделаешь, малышка, – усмехнулся он. – Никогда не принимай за чистую монету обещания дворян. – Посоветовал он. – Особенно тем, в которых они обязуются взять тебя в жёны. Всё равно не сдержат слова.
                       – Заткнись, Роман! Ты что не видишь, что ей и так плохо? – заорал Александр на бывшего приятеля. – Варя мне очень жаль… – с нежностью посмотрел он на девушку.
                        – Да идите вы все к чёрту! Я ненавижу вас всех! – в бешенстве воскликнула Варя, снимая с пальца кольцо и швыряя его на пол.  – Никогда больше я не поверю ни одному мужчине! 
    Подхватив юбки, она выскочила из комнаты, отталкивая стоящих на пороге лакеев. Мать последовала за ней. Александр бросился за Варей, но Лиза преградила ему путь.               
         – Если ты сейчас побежишь за ней, я разорву нашу помолвку! – в ярости взвизгнула она. –  Я немедленно покину твоё поместье и уеду в Англию! И ты не воротишь меня назад!
     Князь быстро сделал знак слугам удалиться и взглянул на невесту. В её глазах была решимость. Он понял, что это не только угроза. Лиза способна сделать так, как говорит и её не удержит и ребёнок. Вздохнув, он обнял девушку и ласково посмотрел в горящие негодованием глаза.
                – Дорогая успокойся, тебе нельзя нервничать, –  мягко сказал он. – Поверь мне, любимая: мне не нужен никто кроме тебя, – постарался он её убедить, нежно целуя в щёчку. – Тем более что скоро у нас будет малыш, и я очень жду, когда он появится на свет.
    В тёмных очах Лизы тут же начал таять лёд злобы и в них засверкали слёзы.
                – Ты ждёшь, когда родится наше дитя? –  с восторгом в голосе спросила она. – Ты ведь рад, что он у нас будет, правда, Алекс?
                   –  Ну, конечно рад. Как же может быть иначе, ведь я люблю тебя, Лиза, – улыбнулся он. – Роман, поздравь нас: Лиза ждёт ребёнка.
     Князь Ястребов угрюмо на него глянул, но под прицелом пристального взгляда кузины заставил себя натянуто улыбнуться.
                   – Поздравляю, – выдавил он из себя. – Но раз так, вам надо поторопиться с венчанием.
                  – Да, Алекс, к чему тянуть, – поддержала его Лиза. – Давай поскорее обвенчаемся.
                  – Думаю, два месяца вполне хватит на принятие православия и на подготовку к венчанию и балу, – встрял  Роман. – Да осень – прекрасная пора для того, что бы сыграть свадьбу.
                    – О, да! – с восхищением в голосе проворковала Лиза. – Представляешь, дорогой: мы выйдем из храма и пойдём по усыпанный листьями дорожке! Боже мой, это же очень романтично!
      Девушка замолчала, и выжидающе замерла. Роман тоже не сводил с него немигающего взгляда. Александр почувствовал себя в капкане, и выбраться из него невозможно без обручального кольца. Что ж, выхода нет. Придётся соглашаться.
                   – Хорошо, любовь моя, – кивнул он. – Поженимся в октябре.
     Лиза с ликованием затанцевала и захлопала в ладоши.
                   –  О, благодарю тебя, любимый! Как же я хочу, что бы поскорее наступила осень! – Прочирикала она, обнимая его за шею и целуя в губы.
       Александр покорно обвил тонкий стан Лизы рукой. Целуя её в ответ, он грустью подумал: что собственными руками подписал себе приговор. У Вари есть вольная, и он не смеет её удерживать силой рядом с собой. Девушка непременно уедет и он в силах ничего сделать, что бы воспрепятствовать её отъезду. Он потерял Варю и вряд ли когда-нибудь сумеет её вернуть…
    Внезапно дверь распахнулась. Они с Лизой обернулись, и сердце его забилось чаще. На пороге стояла заплаканная Варя. За её спиной выглядывала Ольга.
     Гордо вздёрнув подбородок, девушка приблизилась к Роману. Княжна впорхнула в кабинет вместе с ней. Варя присела перед ним в изящном реверансе и одарила его ледяной улыбкой.               
               – Ваше сиятельство, – обратилась она по-французски к удивлённому мужчине. – Ольга Кирилловна предложила мне стать её компаньонкой, и я приняла решение согласиться.
                – Что? – опешил Роман. – Оленька, я не понимаю: как тебе удалось её уговорить… – обернулся к улыбающейся племяннице.
                – Я встретила Варю в саду, и мы немного поговорили, – объяснила княжна. – Она мне обо всём рассказала, и я возмущена, как ты с ней обошёлся, Джеймс! – недовольно взглянула она на англичанина. – Зачем ты её обидел, кузен?
     Джеймс отвёл глаза в сторону, но промолчал.  Александр продолжая держать в своих объятиях Лизу, в замешательстве смотрел на обеих девушек. Известие о том, что Варя поселиться в  имении Романа стало для него, как удар среди ясного неба. Он хотел было запретить Варе служить у Ястребовых, но внезапно поймал на себе внимательный  взгляд Лизы и не произнес, ни звука. В конце концов, Варя свободна и сумеет сама за себя постоять. Да и Ольга явно расположена к ней, и зная её характер, можно не бояться за девушку. Если что, она её защитит от домогательств дяди.                     
           – Отличная новость, Оленька, – с улыбкой кота объевшегося сметаны, отозвался Роман. – Правильное решение Варя. У нас в поместье тебе будет хорошо, – пристально глядя на девушку, сказал он. – Разумеется, так как ты получила вольную, я стану выплачивать тебе жалование.
           – Непременно и я прослежу, что бы сумма была не маленькой, – заявила Ольга. – Кстати, дядюшка, вы помниться разрешили мне заняться стрельбой и фехтованием. И дали слово, что найдёте учителя. Это ещё в силе? – деловым тоном, осведомилась она.
   Роман рассмеялся, с одобрением глядя на племянницу.
                 – Оленька, но к чему тебе это? – с укором произнёс он. –  Тебе уже семнадцать лет,  пора бы задуматься о замужестве.
                    – Успеется, – равнодушно ответила княжна. – Ну, так, что же, дядя?
                    – Хорошо, в ближайшее время подыщу я для тебя преподавателя.
                      – Прекрасно! – обрадовалась княжна. – Но вы не станете возражать, если вместе со мной учиться фехтованию будет Варя? Она дала своё согласие.
    Александр ошарашено взглянул на невозмутимо стоящую рядом с Ольгой, Варю. Роман выглядел таким же ошеломлённым. Впрочем, понять мотивы её желания было не сложно.
                  –  Ты хочешь научиться фехтовать? – удивлённо спросил он девушку.
                    –  И стрелять тоже, – спокойно промолвила Варя. – Мне это необходимо.
Роман расхохотался и обернулся к Александру.
                 –  Как тебе это Алекс? – с сарказмом поинтересовался он. –  Забавно, не так ли?
                   – Не мешай ей, Роман, – попросил он. – Ей это нужно.
                    – Ну, коли ты об этом просишь, я не могу тебе отказать, – хмыкнул Роман. – Что ж, фехтуй, раз тебе этого хочется. – С безразличием в голосе пожал плечами Ястребов.
                       – Благодарю вас, ваше сиятельство.
   В зелёных, как море глазах Вари застыло довольное выражение. У неё появилась цель. Но к чему приведёт её стремление научиться стрелять и фехтовать?..

+1

297

Так, меня опять все бросили. http://s19.rimg.info/df5f563ee1e3e444ddd556f4eb154cd9.gif  Что, роман стал никому  не интересен? http://s19.rimg.info/df5f563ee1e3e444ddd556f4eb154cd9.gif

0

298

Mary написал(а):

Так, меня опять все бросили.   Что, роман стал никому  не интересен?

Это проза жизни, мой светик.
Но читатели у тебя имеются усе равно :flag:

0

299

Я читаю, чес слово. Пока что просто читаю, ничего тебе не пишу. вот только резануло глаз слово "оргазм", наверное его нужно заменить на "экстаз" или "пик наслаждения", больше подходит к твоему стилю. Мое мнение, ни в коем случае не настаиваю. Кстати меня тоже покинули...... :dontknow:

0

300

ramzena написал(а):

вот только резануло глаз слово "оргазм", наверное его нужно заменить на "экстаз" или "пик наслаждения", больше подходит к твоему стилю.

Да, ты права, Викуля. Исправлю слово.

0

301

Mary, я скопировала, начала правку. Как закончу - пришлю)))

0

302

Мариночка, солнышко, у меня плохо получилась 9 глава. Какая-то неалистичная. Да и  Лиза у меня вышла какой-то неправдоподобной истиричкой. А она всё-таки английская леди! Вот что значит писать по-ночам, когда хочешь спать! http://s19.rimg.info/0ba2a079b989dafbe05cde463faf5895.gif  Я сейчас её переделаю и выложу заново.

Отредактировано Mary (Чт, 24 Мар 2011 03:28)

0

303

Mary написал(а):

Поставив печать, он сложил её трубочкой и поднялся с кресла.

Чернила должны высохнуть! Вроде бы применялся песок для ускорения высыхания. Печать - сургучная или чернильная?

0

304

Mary написал(а):

Мариночка, солнышко, у меня плохо получилась 9 глава. Какая-то неалистичная. Да и  Лиза у меня вышла какой-то неправдоподобной истиричкой. А она всё-таки английская леди! Вот что значит писать по-ночам, когда хочешь спать!   Я сейчас её переделаю и выложу заново.

Ок. Давай.

0

305

Mary написал(а):

А она всё-таки английская леди! Вот что значит писать по-ночам, когда хочешь спать!

А кто сказал, что аглицкие леди не могут быть истеричными? Тяжелая наследственность и все такое... :flag:

0

306

Глава 8.

         С того дня прошёл год. Александр сдержал своё слово. После того как рубцы на теле перестали болеть и уродливыми шрамами напоминали ей о порке, она стала обыкновенной служанкой. Теперь вместо шёлковых платьев, она носила сарафаны поверх льняных сорочек и заплетала волосы в косу, как делали это другие горничные. И внешне совершенно не отличалась от других дворовых девушек. Но она по-прежнему безупречно прямо держала спину и двигалась грациозно, что сильно выделяло её из остальной дворни. Да и манеры, что годами вбивала в неё гувернантка, выдавали в ней девушку, воспитанную далеко не как крестьянка. И за это ей пришлось много страдать.
      Поняв, что князь её бросил, и отныне она лишилась защитника, они ополчились на неё, словно дикие звери. И даже матери, и дядюшке не удавалось спасти её от издевательств и оскорблений, вымещающих на ней злость слуг. Александр предпочитал не вмешиваться  и, спокойно наблюдал, как она мучилась. Но напрасно он ждал, что она не выдержит и сама броситься к его ногам, готовая на всё, и умоляя его о заступничестве. Она ни разу ему не пожаловалась, послушно выполняла все его приказы и терпеливо выдерживала все унижения. Хотя по распоряжению князя она убиралась так же и в его покоях, и накрывала на стол к завтракам, обедам и ужинам. И делала это даже тогда, когда князю Стрелецкому наносили визиты соседи, и приезжали погостить приятели и родственники. И лишь по ночам,  когда все в девичьей все спали, она утыкалась носом в подушку и тихонько рыдала…
     Но Александр сдержал и второе своё обещание. Князь перестал уделять ей внимание, более того, подчёркнуто её игнорировал. Но Варя не желала его любви и была этому очень рада. Жизнь обошлась с ней слишком жестоко, ей нанесли слишком тяжёлые душевные травмы, и теперь она больше не хотела любви и счастья в браке. Ей нужен был лишь покой.
     Частенько Варя думала о монастыре и сейчас прекрасно понимала бывшую любовницу Александра и даму сердца Романа, принявшую постриг. Она и сама с удовольствием стала монахиней в какой-нибудь обители и посвятила себя служению Богу. Но когда она сказала о своей мечте стать монахиней Александру, он пришёл в бешенство и запретил ей и помышлять об этом. Увы, ни один монастырь не примет беглую крепостную и уж тем более без разрешения на то её хозяина, ей не позволят принять постриг. Варя смирилась, но заявила Александру: что коли он не отпускает её в монастырь, она станет инокиней в миру, и больше не позволит, ни одному мужчине себя коснуться. И повязав на голову платок, ходила к каждой обедне в церковь, каждый Божий день исповедовалась, и раз в неделю исправно принимала причастие. Так же она часами молилась, стоя на коленях перед иконами, как в храме, так и в усадьбе.
    Слуги сперва принялись её изводить и смеяться над её благочестием, но она не придавала тому никакого значения, и безропотно сносила все обиды. Привело это к тому, что слуги посчитали, что она тронулось умом и прекратили её травить. Александр видимо тоже так решил, потому что не стал возражать против её набожности. Но уже через три месяца после этого, он нашёл нового управляющего и секретаря и пригласил пожить в имении своего кузена. Граф Никита Львович Соболевский не стал отказываться и вместе с женой и детьми поселился в Отрадном (такое название носило поместье Стрелецких). А уже через две недели он отправился в путешествие по Европе, благо состояние его было столь велико, и он мог ни задумываться о деньгах.
      С тех пор она не видела Александра, но случайно подслушав разговор графа Соболевского с женой, выяснила: что он приобрёл имение в окрестностях Лондона и теперь живёт там. И в ближайшем будущем князь намерен жениться на итальянской дворянке и произвести наследника.
    Варю, конечно, это поразило, но она ничуть не расстроилась. Никиту Львовича, в отличие от Александра, она не привлекала как женщина, более того он относился к её желанию уйти в монастырь с уважением, и ничего не имел против. Единственным препятствием являлось то, что князь Стрелецкий по-прежнему был её хозяином, и без его согласия он не мог её отпустить в обитель. Но Варе было известно, что граф старался в своих письмах убедить в этом Александра.
      И всё же, четыре месяца назад, написав очередное письмо князю, граф получил долгожданное разрешение. Александр собирался в скором времени  привезти познакомить с родственниками свою невесту, и до их приезда, Варе дозволялось жить в монастыре. А после венчания она, наконец, получит свободу. И уже через две недели, Никита Львович лично отвёз её в Москву, в Покровский Ставропигиальный женский монастырь и уговорил настоятельницу взять её послушницей. Разумеется, для того, что бы матушка Серафима охотнее согласилась принять её в обитель, графу пришлось сделать щедрые пожертвования обители. Но всё это не важно. Варя наконец-то обрела такой желанный покой и умиротворение и была очень счастлива.
     Но, к сожалению, принять постриг ей пока было нельзя, так как она слишком молода. В прошлую пятницу Варе сравнялось семнадцать и она должна прожить в обители не меньше десяти лет, прежде чем состоится это великое таинство. Но она не роптала и покорно ждала. Маменька и дядюшка множество раз пытались убедить её передумать, но она была непреклонна. Лишь став монахиней, она защитить себя от внимания мужчин, которое ей не нужно. Она слишком хороша узнала сколько страданий приносит любовь и похоть, и совершенно не хотела пережить это снова. Минул целый год, но Варя ничего не забыла. Да, ей предстояло вести смиренную жизнь инокини, но это вовсе не означает, что она должна стать ангелом. Нет, прощения за то, что она перенесла по его вине, Александр от неё не дождётся. Варя  вечно станет помнить, как безжалостно с ней поступил князь, и будет его ненавидеть. Хотя, возможно, с годами  боль и злость покинут её душу.   
     Дай Бог, что бы так и было. Но сейчас, ярость по-прежнему жгла раскалённым железом её сердце, стоило ей  подумать о князе. И Варю вовсе не радовала мысль, что после приезда Александра, ей надо возвратиться в имение, и присутствовать на его свадьбе с итальянкой. Но с другой стороны она испытывала упоение от сознания того, что он нашел себе другую женщину и влечение к ней давно умерло. Пускай женится и уделяет внимание своей молодой княгине, она в его поцелуях и ласках не нуждается. Александр силой отнял её невинность, но настоящей женщиной так и не сделал. Но вновь познавать плотскую сторону любви, у неё нет никакого желания, но вычеркнуть то, что случилось, так и не получилось. Горькие воспоминания  о той ночи, когда она лежала обнажённая в постели с князем, вереницей образов предстали перед её глазами. Варя тот час перестала месить в огромной миске на столе тесто и кинулась в угол кухни. Бросилась на колени перед висящими на стене святыми образами, и, осеняя себя крестом, начала лихорадочно шептать слова молитвы. Нельзя об этом думать. Грешно. Дьявол её искушает. Теперь она невеста Христова и должна поддаваться таким мыслям. Завтра же она пойдёт на исповедь к отцу Филиппу и во всём ему признается, а ночь проведёт в молитвах, упрашивая Господа и Богоматерь очистить её помыслы от скверны.
      Пожилая инокиня в чёрном монашеском одеянии, в котором было открыто лишь лицо и руки,  молча, чистила картофель, сидя за столом. Варя невольно задержала взгляд на её одежде. Оно было таким мрачным и строгим. Впрочем, её собственное закрытое под горлышко платье такого же цвета, что и у женщины, тоже особо не отличалось от рясы инокини. Платок на голове скрывал её  стянутые узлом на затылке волосы, придавая ей  ещё более скромный вид. А ведь до смерти Николая Петровича она носила лишь нарядные платья и убирала локоны в прелестные причёски.   
     Тихонько вздохнув, Варя вернулась на своё место рядом с монахиней. Та взглянула на неё с одобрением и снова опустила глаза. А Варя вновь принялась замешивать тесто для  выпечки. Ещё находясь в «Отрадном», она, под руководством кухарки, научилась готовить, за что была очень благодарна Александру. Варя полюбила  кулинарию, и когда матушка Серафима назначила в качестве послушания, приготовление пищи для обитателей монастыря, она восприняла это с восторгом.     
        Внезапно послышались легкие шаги. Дверь за их с инокиней спинами отворилась, и в поварню вошла молодая стройная женщина в монашеском одеянии. Увидев её, Варя слегка улыбнулась, узнав черницу. Это была сестра Августа. Но прежде чем она приняла постриг, её звали: графиня Ирина Платоновна Гордеева. Та самая аристократка, что когда-то свела с ума Александра и Романа, и чуть было не сломала их дружбу.
     По забавной игре судьбы, Ирина приняла постриг именно в этом монастыре. Более того по приезде в обитель, Варю поселили в одной келье с бывшей графиней. Проводя ночи в разговорах, они, несмотря на разницу происхождения, очень быстро подружились, и Варя поведала ей обо всём, что с ней случилось в имении князя Стрелецкого. Узнав, что Александр – виновник всех её бед, она пришла в изумление и долго не могла прийти в себя. И Варе с огромным трудом  удалось её убедить, что: «этим негодяем оказался её нежный и любящий Сашенька». Но даже то, что Ирина по-прежнему любила Александра и отказывалась верить её рассказам о князе, не помешало им стать подругами, и Варя искренне к ней привязалась.
                  –  Варенька, за тобой мать приехала. – Произнесла она, входя на кухню
                    – Маменька? – удивилась Варя. – Получается, они приехали. Ну, что ж, я ожидала, когда он пошлёт за мной.  – Упавшим голосом прошептала она по-французски.
                     – Идём, Варенька, – с сочувствием посмотрела на неё сестра Августа.–  Они с матушкой Серафимой ждут тебя.
     Она, молча, поднялась из-за стола  и подошла к ещё одному столу, на котором стоял кувшин с водой и таз. Сестра Августа тот час шагнула к ней, и, не обращая внимания на любопытные взгляды старой монахини, помогла смыть остатки теста с рук. Потом взяла Варю за руку и вывела из кухни. Она послушно шла вместе с подругой, стараясь скрыть от неё смутное беспокойство. Александр – очень противоречивая натура. Вдруг он  передумает отпускать её в монастырь…

     

*****************************

        За окном кареты шёл сильный снег. День сегодня выдался морозным и ветреным, но и в тоже время  солнечным.  И наблюдая в окно за падающими на землю снежинками, Варя с улыбкой подумала, что они напоминают ей сахарную пудру, которой покрывают торты и пирожные. Она с огромным трудом подавила в себе желание пробежаться по хрустящим от мороза дорожкам парка. Но нет, теперь она послушница и обязана вести себя как подобает будущей монахине.
      Дверца экипажа распахнулась, и она увидела улыбающееся лицо дяди Степана, вышедшего и встречать их с матушкой. Она с удовольствием подала ему руку, вслед за матерью выбираясь из экипажа. Ступив на землю, Варя ласково обняла брата матери, и расцеловала в обе щёки. За месяцы, что она провела в монастыре, она очень соскучилась по матушке и дяде, и теперь безумно была рада  его видеть. Разлука с родными всегда омрачала её жизнь в обители, и она очень радовалась возможности пожить с ними в поместье. Пускай и ненадолго.
    Внезапно Варя почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв голову, она посмотрела в окно особняка и ощутила в животе неприятный холодок: на неё смотрел Александр. По спине поползли мурашки и мгновенно заледенели руки. Стараясь унять волнение, она обернулась к матери и встревожено спросила:
           – Маменька, мне нужно точно сразу же после приезда идти к нему?
            – Да, доченька, – подтвердила она. – Идём, не надо заставлять князя ждать. Александр Николаевич этого не любит.
      Варя, стараясь скрыть от матери странное возбуждение, что она испытывала перед встречей с Александром, пожала плечами. И послушно направилась вместе с ней в дом.
    Слуги с интересом глазели на неё и перешептывались между собой, но Варя делала вид, что ничего не замечает, и спокойно проходила мимо них. Узнав от одной из горничных, что князь в компании гостей отдыхает в музыкальном салоне, они с матерью поспешили туда.
    У дверей комнаты они остановились. Из салона слышались звуки музыки и звучали голоса. Пели двое: мужчина и женщина. Исполняли на французском языке какой-то незнакомый ей романс, и, прислушавшись, Варя с удивлением различила в одном из них сочный баритон Александра. Она и не подозревала, что князь умеет так красиво петь. Хотя, почему её это изумляет? Ведь князь получил прекрасное образование и его наверняка учили музыке. Высокий, необыкновенно подвижный и хрупкий голос певицы дополнял голос Александра, и вместе они составляли дивный дуэт.
            – Кто это поёт с князем, маменька? – тихо прошептала Варя, глядя на мать.
           –  Не знаю, Варенька. Но, скорее всего будущая жена его сиятельства, – хитро  улыбнулась матушка. – А что, тебе нравится, как они с Александром Николаевичем исполняют романс, да?
           – Да, очень, – призналась она. – Не знала, что князь поёт.
           – Я тоже, – с улыбкой сказала мать. – Но не вижу в том ничего особенного, ведь и у Николая Петровича был хороший голос, и способности к музыке. Видимо, молодой князь унаследовал это от своего отца. – Передёрнула плечами женщина.
             – Да, скорее всего. – Согласилась Варя.
           –  Тебе пора идти, Варенька. Давай я сниму платок и приглажу твои волосы. – Предложила матушка. –  Ты должна выглядеть прилично.
            – Я сама. – Возразила она.
     Сняв его с головы, Варя поспешно пригладила убранные в скромную причёску локоны и решительно постучала.
    Музыка и пение тут же смолкли. И вскоре послышался голос Александра:
                – Войдите.
      Варя толкнула дверь и робко зашла в комнату.
      Её взгляду предстала настоящая идиллия. За чёрным пианино сидела молоденькая девушка с тёмно-каштановыми, уложенными в затейливую причёску кудрями, затянутая в голубое шёлковое платье. Возле дамы склонился Александр и, сжимая её руку в своей, что-то шептал  даме  на ушко.
     При виде неё, они даже не обернулись, и Варя со скучающим выражением лица огляделась по сторонам. Но то, что она затем увидела, мгновенно заставило её побледнеть. На диване расположился Роман, и взирал на неё с насмешливой улыбкой. Варя перевела ошеломлённый взор на сидящих рядом с ним людей и принялась растерянно их рассматривать. Около князя Ястребова сидели две женщины: юная миловидная блондинка в лиловом платье и темноволосая женщина лет тридцати пяти, в наряде из тёмно-красного бархата. Компанию им составлял, щёгольски одетый молодой мужчина. И глядя на него, Варя приметила, что он очень похож на наречённую Александра.
              – А вот и наша Варенька, – громким голосом объявил Роман. – Анна, Оленька, Джеймс, перед вами та самая воспитанница князя Стрелецкого, о которой я вам так много рассказывал. – С издёвкой в голосе произнёс он.
    Варя почувствовала, как её щёки запылали от стыда. Она чувствовала себя  диковинным животным в клетке, и её выставили на обозрение всем желающим. Варе тут же захотелось сбежать и немедленно уехать обратно в обитель. Она попятилась к двери, но тот час поймала на себе предостерегающий взгляд Александра и покорно застыла на месте.
    Александр подал руку невесте, и она с нежной улыбкой её приняла. Бросив на Варю быстрый взгляд, князь подвёл возлюбленную к дивану. Усадил девушку на мягкое бархатное сидение, напротив Романа и его спутников, и сел рядом с ней.
            – Лиза, позволь тебе представить твою новую камеристку, – обратился князь по-французски к своей будущей жене. – С сегодняшнего дня, Варя будет тебе прислуживать. – Прибавил он тем же ласковым тоном, нежно целуя её пальчики.
    Варя показалось, что ей не хватает воздуха, и она задыхается. Нет, Александр не может быть таким монстром! Это слишком жестоко даже для него! Князь же сам отпустил её в монастырь! И что же теперь, он передумал и желает, что бы она вновь вернулась к прежней жизни!
                – Вы передумали разрешать мне принимать постриг? – в отчаянии спросила она по-французски.
               – Да, Варя, я не хочу, что бы ты стала монахиней. Незачем тебе хоронить себя  заживо в обители, – спокойно отозвался князь на том же языке. – Пожила среди инокинь и хватит.   
    В её глазах защипало от подступающих слёз. Александр заново обрекает её на существование бесправной рабыни. Господи, когда же закончится её мучения?! Она, что, вечно обязана платить  за обман матушки? Но ведь она абсолютно, ни в чём не виновата! За что же ей так страдать!
   Слёзы покатились по щекам, и она с мольбой посмотрела на Александра.
          – Пожалуйста, ваше сиятельство, позвольте мне уйти в монастырь, – рыдая, попросила Варя. – Мне так хорошо в обители матушки Серафимы. Там я по-настоящему счастлива.
             – Но почему ты так сильно хочешь стать монахиней? – удивлённо осведомился темноволосый молодой человек, сидящий рядом с тремя представителями семейства Ястребовых. – Ты так молода и хороша собой. Отчего желаешь спрятаться от жизни в стенах обители?
     Варя подняла на мужчину заплаканные глаза, ожидая увидеть в его взгляде насмешку, но в его серых глазах было лишь участие и сочувствие. Но, кроме того, к своему огорчению, она заметила в его взоре живой мужской интерес, и это Варе совсем не понравилось. Она перевела взгляд на Александра и поразилась гневу, полыхающему во взгляде князя. Если бы она не знала, что князь перестал питать к ней влечение, она бы подумала, что он до сих пор к ней не равнодушен. Но, Слава Богу, страсть к ней молодого барина давно угасла, и ей нечего боятся, что тот кошмар повториться вновь.
            – Алекс, но, если она так желает удалиться в монастырь, ты не должен удерживать Варю, – вступилась за неё Лиза, недовольно глядя на жениха. – Благой путь она выбрала, не каждый способен на него, и раз девушка согласна посвятить себя служению Богу, мы можем лишь ею восхищаться, – продолжала говорить она. – Не мучай её любимый, отошли в обитель.
           – Дорогая, прошу тебя больше никогда не оспаривать мои решения, –  сердито проговорил он. – Тебе же прекрасно известно, что я не люблю, когда со мной спорят.
           – Но, Алекс! –  С досадой в голосе воскликнула Лиза.
            – Леди Элизабет Шелтон, – грозно взглянул он на девушку. – Я не потерплю, что бы вы со мной спорили, – в ярости прорычал он. – Я же сказал, что не отпущу Варю в монастырь и больше не желаю это обсуждать.
       Лиза вспыхнула румянцем и, кинув на него в него негодующий взгляд, выбежала из комнаты. Глядя ей в след, Варя искренне её пожалела. Ох, тяжело ей придётся с Александром. Да, и видно даже невооружённым взглядом, что князь Лизу совершенно не любит…   
     Джеймс тот час вскочил и, кинув на князя свирепый взгляд, бросился за сестрой. Но поведение возлюбленной, казалось, совершенно не расстроило. Он продолжал всё так же невозмутимо сидеть на диване, словно вовсе и не обижал Лизу.   
         – Алекс, ты не должен так резко говорить с моей кузиной! – разозлился Роман. – Лиза тебе не какая-нибудь дворовая девка! Она – дочь графа, английская леди, твоя невеста, наконец, и она не заслуживает такого отношения! – запальчиво вскричал он. – Если ты и дальше будешь себя с ней так себя вести, я расторгну вашу помолвку и увезу Лизу обратно в Англию!
          – Роман, успокойся, – вмешалась соседка Романа, та, что была постарше. – Лиза с Алексом сами разберутся в своих отношениях. Да и потом, если уж говорить честно: то я на стороне твоего друга, – призналась она. – Лизе не надо было вмешиваться, и так открыто возражать. Крепостные принадлежат Алексу, ему и распоряжаться их судьбой, – заметила она. Не понимаю, как её вообще могла взволновать какая-то служанка. – Презрительно сморщила носик женщина.
     Варя с любопытством наблюдала за мужчинами и родственницей князя Ястребова. Её позабавила реакция Романа, и она злорадствовала, видя, как он переживает за Лизу. Она не сумела простить не только Александра, коварство его приятеля тоже оставило рану в её душе. То, что они с князем Стеллецким снова стали друзьями причинило ей боль. Хотя она и понимала, что это и следовало ожидать. Ведь их связывала такая давняя дружба.
     Но сильнее самого общества Романа её раздражали её пристальные взгляды, которые он буквально её раздевал. Впрочем, Александр смотрел на неё точно так же,  и ей парой казалось, что она стоит совершенно голая. Их бесцеремонные взоры одновременно её раздражали, пугали, и очень смущали. Хотелось поскорее покинуть комнату, но желание узнать, что будет дальше, пересиливало страх и неприязнь к обоим мужчинам.
               – Нет, ты прав, Роман. Я был слишком резок с твоей кузиной, – мягко произнёс Александр. –  Я люблю Лизу и сожалею, что её обидел, – в его голосе слышалось раскаяние. – Я сейчас же пойду к ней и попрошу прощения за свою несдержанность. – Заявил он, вставая с дивана.
         – Ваше сиятельство, я могу удалиться? – поспешила его спросить Варя.
Александр перевёл взгляд с разгневанного Романа на неё, и спокойно ответил:
         – Да, ступай к себе. Надеюсь, ты ещё не забыла свою прежнюю комнату?
  Варя почувствовала головокружение и безумный страх. В его словах явно звучал намёк. Неужели, собираясь жениться на Лизе, Александр так же намерен сделать её своей любовницей? Что, одной супруги ему мало? А, если она не согласиться, он вновь возьмёт её силой? Или вновь отстегает кнутом?
         – Нет, я её помню. – Тихо отозвалась она, испуганно на него глядя.
          – Отлично. Отныне, ты снова в ней будешь жить.
          – С маменькой?– Робко спросила Варя.
            – Нет, ты поселишься там одна, – усмехнулся князь, подходя вплотную к ней.  – Ты слишком высокого мнения о своих женских чарах Варя, но есть женщины куда красивее тебя, – прошептал он, наклоняясь к её ушку. – Я обручён с Лизой и намерен хранить ей верность.
          – И я этому очень рада, ваше сиятельство, – так же тихо, как и он, ответила Варя. – Желаю вам обоим огромного счастья, – громко произнесла она, ослепительно улыбаясь Александру. – Дай-то Бог, что бы он вам с княгиней послал много детей. Уверена, что вы станете замечательным отцом. – Продолжая улыбаться, прибавила она.
      Князь нахмурился и воззрился на неё с откровенной злостью. Но Варе было всё рано, что он бесится. Лишь бы её не трогал. Но отчего ей вдруг стало так грустно?  Нет, она конечно же не ревнует Александра, он ей совершенно безразличен. Но ведь и она тоже молода и не менее красива, чем англичанка. Почему же ей не суждено испытать такое же счастье, что и Лиза? Отчего Бог не дал ей возможность иметь мужа и детей? Чем она хуже англичанки? Ведь и она стала бы хорошей супругой и любящей матерью. Неужели она этого не достойна?
       Послышался смех. Варя оглянулась и в изумлении увидела, что Роман хохочет, откинув голову назад. Сидящие рядом с ним дамы с неменьшим удивлением, чем она, взирали на мужчину.
               – А девчонка всё так же остра на язычок, – продолжая смеяться, сказал он. – Алекс, ты не считаешь, что не слишком разумно делать из своей бывшей любовницы служанку  жены? – с усмешкой спросил он. – Тебе не кажется, что лучше Варю отослать из дома? Или вообще продать?  –  нагло усмехаясь, предложил он. – Между прочим, я всё ещё готов её у тебя забрать.
    Княгиня Анна охнула и скривила губы в презрительной усмешке, а княжна Ольга взглянула на неё с пониманием и жалостью. Что насторожило Варю. Неужто она обо всём знает? Что, Роман поведал своей племяннице о её  несчастной жизни? Господи, ужас какой!
      Варя, метнула на Романа разъярённый взгляд. Да, как он смеет называть её любовницей Александра! Ему же отлично известно, что князь силой заставил её подчиниться! Да и после той ночи между ними больше ничего не было! И о какой продаже он говорит? Ведь Александр обещал, что обвенчаюсь с Лизой, он даст ей свободу.
             – Ваше сиятельство, объясните господину князю, что он ошибается, – процедила Варя, глядя на невозмутимого Александра. – Скажите же ему: что я никогда не была вашей любовницей, – взмолилась она, хватая его за руку. – Прошу вас.
     Князь устремил на неё насмешливый взгляд и мягко высвободил ладонь из её пальцев.
               – С какой стати, я должен врать, Варя? –  спокойно осведомился Александр.– Но это было в прошлом и нынче не имеет никакого значения.
                – Неправда! –  внезапно раздался женский голос. – Имеет значение для меня, Алекс!
      Все обернулись к двери, откуда донеся голос, и Варя в ужасе увидела стоящую возле Джеймса побледневшую Лизу. И брат, и сестра взирали на них с Александром с возмущением, и нескрываемой неприязнью.



    Александр смотрел на стоящую возле брата Лизу, и понимал, что теперь не миновать ему бури. Его наречённая слишком ревнива и горда, что бы оставить без внимания его слова о Варе. К тому же не исключено, Роман просветил её насчёт истории с девчонкой ещё в Англии.     
     Недаром, она так настаивала на том, что бы он позволил Варе принять постриг, и слишком уж пристально её рассматривала. Он не удивился бы, если так оно было. Ястребов подлец и мерзавец, и лишь из-за Лизы он согласился помириться с ним, и терпит около себя. Как- никак она его двоюродная сестра по матери и, несмотря на большую разницу в годах, они удивительно близки.   
     Не захоти он вновь общаться с Романом, тот бы воспрепятствовал его ухаживанию за леди Шелтон, ему не удалось добиться её взаимности. Лиза ему очень нравилась и прекрасно подходила в качестве его жены, так что отступать от намеченной цели он не собирался. Не страшно, что ради этого ему придётся породниться с Романом. Это даже его забавляло.
       С Лизой он познакомился на балу, в усадьбе соседей по - поместью барона и баронессы Уитбурк, где она присутствовала вместе со своим братом и престарелой тёткой.
       В тот момент, когда он появился в зале, она танцевала с каким-то молодым человеком, и прелестно с ним кокетничала. Александр тогда залюбовался изяществом её движений и обольстительной улыбкой, которая то и дело появлялась на её губах, рождая хорошенькие ямочки на её щеках. Разумеется, от него не укрылась её изысканная английская красота, соблазнительная округлость её груди и точёность фигурки, обтянутой бледно- лиловым платьем.   
       Лорд Уитбурк представили его Лизе и Джеймсу. Взглянув на него с интересом, девушка очаровательно улыбнулась и не стала возражать, когда он пригласил её на танец. И держа руку Лизы в своей ладони во время Вальса, Александр видел восхищённый взгляд, устремлённый на него. И понял, что понравился юной красавице- англичанке и не замедлил этим воспользоваться.
       На следующий же день он нанёс визит Джеймсу и Лизе, проживающему в поместье родителей вместе с пожилой вдовой- сестрой их покойной матери. Отец и мать брата и сестры погибли во время кораблекрушения, три года назад, когда те плыли во Францию. И с тех пор заботу об осиротевшей девушке,  взяли на себя Джеймс, который был на шесть лет её старше, и пожилая тётушка. То, что Лиза оказалась двоюродной сестрой Романа Ястребова, стало для Александра неожиданным и очень приятным сюрпризом. И отличным способом досадить приятелю.
      Леди Шелтон было восемнадцать лет, и она давно уже достигла возраста, когда девушки выходят замуж. Естественно, её руки не раз просили, но капризная и взбалмошная от природы, она всем отказывала. Джеймс не был против его ухаживаний за сестрой и Александр сделал всё возможное и невозможное, что бы добиться любви Лизы. С помощью барона и Джеймса, который после смерти отца носил титул графа Уэйкфилда, он был хорошо принят в свете, и при дворе.
     Заполучить сердце и согласие Лизы стать его женой, стало для Александра лёгкой задачей. Девушку даже не пришлось убеждать креститься в православие – она сама заговорила об этом. Конечно же, Джеймс и её тётушка не могли позволить Лизе уехать в Россию без них, ведь тогда пострадала бы её репутация, и намеривались отправиться вместе с ними. Александр не возражал.       
     Труднее ему пришлось с приехавшим в Англию, вместе с Анной и Ольгой Романом. Узнав, что он намерен жениться на его кузине, он пришёл в ярость и запретил Лизе не только выходить за него замуж, но и видеться с ним. Но Александр и не думал сдаваться. Подкупить служанку, и похитить её из дома было не сложно. Ну, а соблазнение безумно влюблённой в него Лизы принесло ему особое удовлетворение. Репутация невинной девушки была погублена. Он сам написал бывшему другу о том, что Лиза провела ночь в его постели.
       Роман и Джеймс ворвались в его имение и попытались забрать её силой, но девушка отказалась уезжать. Не помогли не уговоры, ни даже пощёчины, которыми одарил её разъярённый Ястребов. Более того, услышав о том, что Роман вызывает Александра на дуэль, она закатила истерику и заявила: что, если кузен убьёт её любимого, она покончит с собой. 
     Александру, её заявление очень напомнило неудавшееся самоубийство Вари, и он не замедлил намекнуть о том Роману. Поняв, что Лиза не шутит и действительно может решиться на самоубийство, он сдался и позволил им обвенчаться.
       Поступок девушки очень позабавил Александра, ему доставило огромное наслаждение утереть нос бывшему другу. Нас следующий же день состоялась их помолвка, по случаю которой Александр устроил роскошный бал. Лиза была счастлива и, глядя в её влюблённые глаза, он испытывал угрызения совести. Англичанка его любила, и это льстило его самолюбию и согревало душу, но испытывать к ней взаимные чувства он не мог. Девушка ему очень нравилась, им было хорошо вместе, но Александр прекрасно понимал, что это не любовь.
    Чёртова девчонка продолжала его мучить. Варя. Он никак не мог её забыть и постоянно о ней думал. Варя приходила к нему во сне, такая прекрасная и желанная… Она улыбалась, и её взгляд излучал нежность, и любовь. Александр заключал её в объятия и их уста сливались в поцелуе. Тела сплетались в страстном танце любви и с губ Вари срывались крики наслаждения…
      Но, увы, это лишь сон. В реальности она вечно будет его ненавидеть. Александр сознавал, что сам во всём виноват… С самого начала он повёл себя с Варей неправильно, но она была слишком упряма и строптива. И тем самым часто выводила его из себя. Не мог же он унижаться перед ней, ведь Варя всего лишь его крепостная. Что ему оставалось делать? Открыть ей свои чувства? Но и так знал, что Варя не питает к нему ничего кроме презрения и страха. Девчонка столько раз бросала ему это в лицо. Он, конечно, мог силой заставить её покориться, и чуть было этого не добился когда взял её силой. Варя согласилась стать его любовницей, и он уже собирался окружить её роскошью, одеть в самые модные и шикарные наряды и задаривать брильянтами. А сам стать самым нежным и ласковым  любовником.
    Увы, глупая девчонка вместо того, что бы смириться и принять свою судьбу, бросилась к этому дьяволу Роману и попросила у него защиты. Разумеется, Ястребов не упустил случая ему досадить и пел ей соловьём, лишь бы Варя не передумала с ним сбежать. Дурочка, она не понимала, что уехав с ним, она бы угодила в ловушку, умело подстроенную этим дьяволом. Роман сделал бы всё для того, что бы она отдала ему своё сердце, насладился её телом, а потом, точно использованный товар возвратил бы её Александру. Что ж прекрасный способ мести за Ирину.
     Слава Богу, он вовремя их догнал и не да Роман осуществить свой план. Порка… Не нужно было подвергать её телесному наказанию, зная какое она нежное создание. Но гнев, злость и ревность лишили его рассудка, и в тот день ему хотелось одного – причинить Варе такую же боль, что чувствовал он сам. То, что она потеряла сознание прямо во время ударов кнута, молниеносно его отрезвило и заставило ужаснуться тому, что он сделал. Как же он тогда испугался за Варю… 
     Вынеся её из сарая, Александр принёс её в комнату и, оставив возле неё плачущую Катерину, кинулся к соседям за доктором. Он сам ухаживал  за девушкой, отпаивал её бульонами и сбивал высокую температуру. Как же он раскаивался в своей жестокости! Как молил Бога перед святыми образами в церкви, что бы Варя пришла в себя! Каждый день с нетерпением ожидал, когда она очнется! И замирал от страха, заходя в спальню, опасаясь увидеть её мёртвой!
     Слава Богу, Варя пришла в себя. Но и тогда она не прекратила ему дерзить, и едва открыв глаза, заявила: что Александру никогда не удастся сломить её дух. Маленькая упрямица! Варя никак не хотела сообразить, что своим поведением лишь злит его и делает себе хуже. Как он должен был поступить? Проигнорировать её заявление, прозвучавшее в присутствии Катерины?  Ну, уж, нет, стерпеть такое ему не позволила гордость!
     Александр сделал вид, что отступился от Вари и заговорил о своей женитьбе, стараясь вызвать у неё ревность. И с восторгом смотрел, как она злилась. Надежда тлела в его сердце, и он нарочно сделал её служанкой, и бросил её на растерзание дворне, дабы она поняла, как необходима ей его любовь и защита. Ей стоило лишь подойти к нему и сказать, что она согласна быть с ним, и  её жизнь разом переменилась. Но, нет, и тут получилось не так, как он хотел! Варя выстояла против всех издевательств холопов и ни разу даже не пожаловалась ему на них. Мало того, она вдруг стала слишком религиозна, каждую свободную минуту бегала в церковь и ходила в платке. Более того она  принялась проситься  в монастырь. Якобы она желала принять постриг. И это в шестнадцать-то лет, когда вся жизнь впереди!
       Отчаяние поглотило его, и Александр уехал за границу, лишь бы только не видеть Варю и поскорее её забыть. Лиза стала той женщиной, которая нужна ему была для того, что бы вырвать Варю из своей памяти.
     Но не получилось, и Александр  решил более не противиться своему желанию быть с девушкой. Что ж, пусть ему придётся жениться на англичанке, но любовницу-то ему никто не мешает завести. И Варя станет ею хочет она этого, или нет. А он  уже постарается, что бы она его полюбила. За несколько месяцев до окончательного возвращения в Россию, Александр сослался на неотложные дела в поместье и приехал домой. Утаив истинную причину от кузена и его супруги, он срочно занялся поиском  дома в Петербурге. Небольшой особнячок с маленьким садиком отыскался довольно быстро. Так же с помощью знакомых он обзавелся слугами, наняв их исключительно из иностранцев. Ну, а уговорить мать Вари подобрать для девушки ювелирные украшения, и новые наряды было лёгким делом. За образец для новой одежды для будущей любовницы пошли её старые платья. И вскоре гардероб заполнился самыми изысканными и модными туалетами сделавшими честь любой благородной даме.       
    И увидев сегодня вновь Варю, одетую в грубое, наглухо закрытое платье послушницы, такую красивую и недоступную, ему до боли захотелось обнять её и прижать к груди. Обхватить руками её лицо и впиться губами в её губы. Он так истосковался по ней! «Чёрт возьми, да Катерина не ошиблась, когда сказала, что я  люблю Варю! – внезапно понял он. «– Как же раньше я не сообразил, что мои сумасшедшие чувства к Варе намного сильнее обычного влечения к женщине! Господи, зачем же ты меня наказал, послав эту любовь?! Её слишком тяжело любить…
    Ошеломлённый Александр смотрел на девушку и не знал, как же ему теперь себя вести с ней. «Рассказать о своей любви? Но что это даст, ведь она меня терпеть не может. И что, если моя невеста узнает о чувствах к Варе?» – размышлял он, глядя на разгневанную Лизу и её брата. « Ох, и кашу же я заварил! Как же мне поступить? Разорвать помолвку? А как же дитя, что носит англичанка? Нет, он не позволит, что бы его ребёнок рос вдали от него и не носил фамилию отца. Да и, если он откажется  жениться на Лизе,  мне не избежать дуэли с Романом, а может быть и с Джеймсом тоже» – « А мне бы этого совсем не хотелось"...– в отчаянии думал он, подходя к невесте.
               – Лиза, успокойся, – ласковым тоном, произнёс он – Незачем так волноваться из-за пустяка.
     Девушка смерила его холодным взглядом и сухо проговорила:
         – Через три месяца я стану вашей женой князь Стрелецки и я не желаю видеть эту особу в нашем поместье, – ледяным тоном сказала она. – Подпишите ей бумагу и пусть уходит.
            – Ты имеешь в виду подписать Варе вольную? – растеряно уточнил Александр.
             – Да, отпустите её на свободу, – кивнула Лиза. – Кузен говорил, что она получила хорошее воспитание, так что она не пропадёт. Найдёт себе место гувернантки, или компаньонки, – спокойным тоном убеждала она его.
           – Алекс, я тоже требую: что ты освободил эту девушку, – вмешался Джеймс. – Не хорошо, что такая привлекательная и образованная девушка остаётся рабыней.
    Александр пульнул в молодого англичанина взбешенный взгляд. Уж он-то заметил, как смотрит на его Вареньку братец Лизы. Девушка явно ему приглянулась Джеймсу, вот он и желает, что бы он дал ей свободу. Наверняка задумал приударить за Варенькой. Проклятый граф!
    Князь взглянул на любимую и нахмурился, видя с какой благодарностью и довольной улыбкой, она смотрит на Лизу и Джеймса. Чёрт возьми, Варенька так мечтает его покинуть…
             – Алекс, простите, что встреваю, – подала голос Ольга. – Но я полностью согласна с Лизой и Джеймсом. Подпишите Варе вольную, и я с радостью заберу её с собой. Мне, как раз нужна такая камеристка, как она, – заявила княжна. – Дядюшка, маменька, вы ведь не возражаете? – обернулась она к Анне и Роману. – Мне этого очень хочется.
      Княгиня Ястребова сердито воззрилась на дочь, а Роман лукаво улыбнулся, и с иронией глядя на Александра, невозмутимо ответил:
             –Ну, разумеется, Оленька. Если, Варя захочет с нами поехать, я буду только рад.
              – Ну, конечно, что бы Варя попала в твои сети! Не дождёшься! Хорошо, я дам ей вольную, но она отправиться в монастырь! – в ярости прошипел Александр. – Идём, в кабинет. –  Велел он сияющей девушке. – Сегодня сбудется твоя мечта. – Исподлобья глянул он на Варю.
              – Я пойду с вами, – заявила Лиза, с неприязнью взирая на Варю. – Джеймс, ты вроде бы тоже хотел посмотреть, как подписываются такие бумаги. – Обернулась она к брату.
              – Да, конечно, я иду с вами. – Отозвался англичанин.
    Александр хмыкнул, но ничего не сказал. Подойдя к двери, он пропустил вначале невесту, а затем Варю и англичанина. А уж потом, кинув на Романа свирепый взгляд, вышел вслед за ними.
     Зайдя в кабинет, он прошёл к своему письменному столу и сел в кресло. Джеймс проводил обеих девушек к дивану напротив стола, и усадил по обе стороны от себя. При этом он так пристально смотрел на Варю, что Александр готов был взорваться от ярости. Ну, нет, коли ему суждено быть с Варей, Роман тоже её не получит! Лучше уж, пускай, она станет монахиней, чем любовницей Ястребова!
          – Сокровище моё, – елейным голосом обратился он к Лизе, – Ты была совершенно права, когда уговаривала меня отпустить Варю в монастырь. Раз она так хочет быть инокиней, мы действительно не имеем права её удерживать, – бесстрастно проговорил он. – Да и вообще довольно говорить о ней, меня не волнует, чем она займётся после получения вольной.
     На личике его будущей супруги появилось лучезарная улыбка. Заметив, что Джеймс невозмутимо беседует о чём-то с Варей, он стал внимательно за ними наблюдать. Девушка обворожительно улыбнулась Джеймсу и начала так премило с ним кокетничать. Александр был изумлён. Оказывается, его малышка умеет хлопать ресницами и заигрывать с мужчинами! Чёрт возьми, ну почему она так не вела себя с ним!
    Англичанин вначале выглядел ошеломлённый вниманием Вари, но очень скоро пришёл в себя, расплылся в улыбке и, взяв её за руку, галантно её поцеловал. Девушка зарделась и так игриво посмотрела на Джеймса, что Александру стоило больших усилий не показывать свои чувства. Ну что ж, если не хочет быть с ним, пусть принимает постриг. Грустно, что уже вторая женщина, которую он любил, станет монахиней. Но отдать её другому мужчине он не в силах...
        – Хорошо, я подпишу тебе вольную, но затем ты отправишься в монастырь, – сухо сказал он по-французски, садясь за стол. – Я сам отвезу тебя в обитель и попрошу настоятельницу провести обряд как можно скорее. – Решительно заявил он, доставая из выдвинутого ящика  бумагу и печать с гербом князей Стрелецких..
          –  Но матушка Серафима говорила: что для  принятия монашества мне нужно прожить в обители не меньше десяти лет, – робко возразила Варя. – Она не согласиться провести церемонию раньше. – Печально промолвила она.
          – Не волнуйся, я сумею её убедить сделать для тебя исключение, – заверил её Александр, обмакивая перо в чернильницу. – Уверен, что мои не менее богатые, чем у моего кузена дары монастырю, заставят её отнестись к моей просьбе с пониманием, – спокойно сказал он, заполняя документ. – Жаль, что Никите вместе со всем семейством пришлось срочно уехать в своё поместье, он бы поведал нам: как ему удалось уговорить матушку принять тебя в послушницы без вольной. – Усмехнулся Александр. – Наверняка, услышав о деньгах, она недолго колебалась.   
             – Ваше сиятельство, позвольте вам задать вопрос? –  Тихо произнесла Варя.
Александр поднял голову и с интересом посмотрел на девушку.
                – Задавай. – Разрешил он.
                –  Отчего, господин граф с семьёй вынужден был уехать? –  встревожено спросила она по-русски. – Что-то случилось?
                – Я удивлён, что Никита сумел завоевать твою симпатию. Удивительно, как он сумел это добиться, – проворчал он. – Неужели ты благоволишь к нему лишь потому, что кузен не противился твоему желанию уйти в монастырь?
                  – Граф и его супруга были добры ко мне, и я это очень ценю, – невозмутимо ответила она. – К сожалению, я чаще всего встречала совершенно иное к себе отношение. – В упор посмотрела на него девушка. – Особенно от вас, ваше сиятельство.
   Слова Вари задели Александра за живое. Хотя чему тут удивляться. В её глазах он негодяй и он сама сделал для этого всё, что бы она считала его таковым. Ему остаётся лишь дать ей свободу и надеется, что её сердце когда-нибудь оттает, и она сможет забыть зло, что он ей причинил.
             – Соболевских постигло горе, – объяснил он. – Неожиданно скончалась матушка Софьи.
            – О, господи, бедная графиня! – не сдержала возгласа Варя. – Я сейчас же отправлюсь в церковь и поставлю свечку за упокой души покойной матери Софьи Владимировны.
    Александр поставил в печать на вольную и свернул её трубочкой, протянул её девушке. Она просияла и, взяв документ, тут же его развернула. Пробежав бумагу глазами, Варя лукаво улыбнулась и, прижав её к груди, присела в грациозном реверансе.
                   – Благодарю вас, ваше сиятельство, – с улыбкой промолвила она. – И теперь, когда я свободна, мне незачем обязательно становиться монахиней.
                    – Ты передумала? –  ошеломлённо взглянул он на Варю. –  Но ты так горячо уговаривал меня отпустить тебя в обитель. Почему же ты передумала?
   На личике девушки появилась печаль.
                 – Я поняла, что не готова быть инокиней, –  с тяжёлым вздохом призналась она. – Но и оставаться с вами, ваше сиятельство я не желаю, – продолжала она. – Поэтому, если предложение княжны Ястребовой всё ещё в силе, я стану её горничной.
   Александр почувствовал, как всё в нём закипает. Опять Роман пытается отнять у него женщину, которую он любит. С Ириной не получилось, но нынче он приложит все силы, что бы заполучить девушку. Тем более что Варя будет жить в его поместье. Ну, уж, нет, он этого не допустит!
    В одно мгновение, преодолев расстояние между ними, он протянул руку, что бы забрать у неё вольную. Но девушка испуганно прижала бумагу к себе и кинулась бежать к дверям. Александр бросился за ней, но внезапно Джеймс и Лиза преградили ему дорогу.
                 – Отпусти девушку, Алекс. – Стальным голосом потребовал англичанин по-французски.
               – Да, пошёл ты к чёрту! – рявкнул Александр. – Не смей мне указывать!
    Тёмные глаза молодого человека зажглись яростью. Точно такой же гнев пылал в очах Лизы.
                – Если ты немедленно не оставишь её в покое, я расторгну вашу помолвку и увезу сестру в Англию, – пригрозил ему англичанин. – И не позволю тебе больше приближаться к Лизе.
      Между тем Варя, распахнула дверь и выскочила из кабинета. Ярость бушевала в душе Александра. Он обернулся к смертельно бледной невесте и насмешливо посмотрел ей в глаза.
                   – Лиза, и ты согласишься со мной расстаться? – с усмешкой осведомился он у девушки. – Не воспротивишься решению брата?
      Она опустила глаза, но ничего не сказала в ответ. Лишь дрожание руки комкающий платочек  и сжатые в жёсткую линию губы показывали, как сердита и взволнованна его наречённая.
                   – Ступай в гостиную, Элизабет, – велел ей Джеймс. – Нам с твоим женихом надо побеседовать наедине.
       Девушка кивнула и молча, удалилась из комнаты. Александра позабавила беспрекословное послушание Лизы. Впрочем, она слишком хорошо воспитана, что бы открыто возражать брату. Хотя, однажды девушка и показала свой характер, когда воспротивилась приказу Романа и Джеймса покинуть его дом. После той ночи, что они провели в его постели…
                –  Ты намерен вызвать на меня на дуэль? – с сарказмом в голосе, спросил он у молодого человека. – Или желаешь подраться?
                   – Не говори глупостей, Алекс, – разозлился Джеймс. – Махать шпагой, или кулаками я не собираюсь. Но должен тебя предупредить: я не дам тебе издеваться над моей сестрой, – суровым тоном проговорил англичанин. – Тем более что Лиза ждёт от тебя ребёнка.
                    – Что ты сказал? – Ошеломлённо пробормотал Александр.
                    –  Да, моя сестра носит твоё дитя, Алекс, – спокойно подтвердил Джеймс. – Перед отъездом в Россию Лиза упала в обморок, и я послал за доктором. –  С непроницаемым выражением лица поведал ему англичанин. – Лекарь осмотрел её и, выйдя из спальни, сказал мне об этом. Скоро ты станешь отцом.
     Александр почувствовал себя так, словно само небо обрушилось на него. В душе разноцветным фейерверком вспыхнула  радость. Он мечтал о собственных детях, но не думал, что это произойдёт так скоро. Жаль, что ночь с Варей тоже не дала своих плодов. Дитя могло бы смягчить её чёрствое сердце и привязать их друг к другу. Но не всё ещё потеряно…             
       – Не вижу особой радости по этому поводу, – скривил губы в кривой ухмылке Джеймс. – Неужели, тебе всё равно, что Лиза  подарит тебе наследника?
               – Нет, я счастлив, просто это слишком неожиданно, – промямлил он. – Получается, что она зачала в ту ночь… – задумчиво проговорил он. – Ну, что ж, значит, нам с Лизой надо поторопиться с венчанием.
   Губы Джеймса раздвинула широкая улыбка.
                – Именно об этом я и хотел с тобой поговорить, Алекс, –  с довольным видом сказал он. – Думаю, вам хватит двух месяцев на подготовку к свадьбе.
             – Да, вполне, – кивнул Александр. – Завтра же мы с твоей сестрой отправимся в церковь и поговорим со священником о принятии Лизой православия.
               – Отлично,– произнёс англичанин. – Я пойду с вами. Мне давно хотелось побывать в храме, – заявил он. – Идём в гостиную. Сообщим всем о скорой свадьбе.
                 – Да, идём. Уверен, что Ястребовым уже известно о том, что Варя  поселиться в их поместье и Роман с нетерпением ждёт моего прихода в комнату, – полным злости голосом проговорил Александр. – Увы, я должен  принять поражение.
    Джеймс сочувственно на него взглянул и ободряюще похлопал по плечу.
                  – Роман мне рассказывал о девушке и когда я познакомился с ней, то понял, почему она вам обоим так нравится, – в его голосе слышалось одобрение. – Девушка очень привлекательна, однако, сразу видно, что она тебя не выносит, Алекс, – весело хмыкнул он. –  Смирись и отступи: девушка никогда не ответит тебе взаимностью, – посоветовал ему англичанин. – Тем более что у тебя есть Лиза.
                – Ну, конечно, что бы  ты с Романом тут же принялись на неё охотиться, – свирепо воззрился он на молодого человека. – Она, ведь тебе приглянулась, верно?
       Джеймс рассмеялся.
                – Угомонись, я не буду к ней приставать, – продолжая хохотать, изрёк англичанин. – Она же всего лишь служанка, а простолюдинки меня не интересуют.
                  – Обещаешь? – В упор глянул он на будущего шурина.
                  –  Ну, разуется, – вновь рассмеялся  Джеймс. – Идём, Ромео, твоя Джульетта, верно, измучалась в ожидании тебя.
   Александр спокойно вышел из кабинета вместе с англичанином. Но он не собирался отступать и покорно принимать своё поражение. Способ тайно увезти Варю в подготовленный для неё дом  и запереть там, непременно отыщется….

Отредактировано Mary (Пн, 28 Мар 2011 16:26)

0

307

Глава 9.

         Варя подошла к двери гостиной и робко постучала. На пороге вырос Роман. Как всегда изыскано одетый и холённый, он напоминал ей кота, она же чувствовала себя рядом с ним маленькой беззащитной мышкой. Но, несмотря на то, что она продолжала на него сердиться, Варя не могла не признавать, что обаяние этого статного широкоплечего и невероятно привлекательного мужчины действует на неё очень возбуждающе. Особенно теперь, когда она провела столько времени  вдали от мужчин. Ноги сделались ватными, дыхание перехватило, и она к своему ужасу почувствовала, как соски под платьем затвердели, а щёки обдало горячей волной. В присутствии Александра она никогда не испытывала подобных ощущений. Господи, что это с ней?
     Увидев её, мужчина изумлённо приподнял бровь и улыбнулся ей такой дьявольской улыбкой, что Варе захотелось сейчас же от него убежать. Выйдя из комнаты, он захлопнул дверь, и прежде чем она могла что-либо возразить, схватил её за руку и повёл прочь от дверей гостиной. И ошеломлённая его поведением, она не в силах была воспротивиться  и послушно шла рядом.
Но когда они подошли к лестнице, она вырвала свою руку из ладони и остановилась на месте. Роману пришлось сделать то же самое, и он устремил на неё недовольный взгляд.
             – Куда вы меня ведёте? –  выдавила она из себя. – Что вам вообще от меня нужно, князь?
              – К сожалению, я не могу пренебречь правилами приличия, – с горькой усмешкой проговорил он. – Но поверь: мне безумно хочется отвезти тебя в комнату и сорвать тебя это убожество, что нынче на тебе надето, – хриплым голосом проговорил он. – Увы, мы пойдём не туда, а в сад. Я очень хочу с тобой поговорить, Варя.
               – Нам не о чём говорить, ваше сиятельство, – холодным тоном отчеканила она. – Оставьте меня, наконец, в покое.
               – Варенька, ну почему ты такая колючая. Неужели ты до сих пор на меня злишься? – поморщился Роман, вновь взяв её за руку. – Милая, я просто потерял голову от злости, когда понял, что нашим планам не суждено сбыться, – оправдывался князь. –  Я на следующий же день приехал в поместье, но Алекс нанял вооружённых людей охранять усадьбу. И все мои последующие попытки попасть в имение тоже заканчивались неудачами, как я не пробовал подкупить охрану деньгами. Поверь, я сходил с ума от беспокойства. Сколько раз замышлял тебя выкрасть из усадьбы, и тебя слишком хорошо сторожили, и попасть туда было невозможно.               
                    – Ох, не смешите меня, ваше сиятельство, – с насмешливой улыбкой отозвалась она. – Если, вы действительно так тревожились обо мне, то смогли найти способ попасть в поместье. Наконец, послали бы кого-нибудь справиться обо мне.
                  – Милая, но, конечно я так и сделал, – заверил её Роман. – Мне удалось выследить доктора, когда он уезжал из поместья, и подкупить его. Так что обо всём, что случилось, я  знаю.
                   – Значит вам известно о порке? – опуская глаза, тихо спросила Варя.
                   – Да, – каким-то сдавленным голосом сказал он. – Когда лекарь мне об этом сообщил, я готов был разорвать Алекса собственными руками. И я рванул к нему, но меня опять не пропустили в поместье.
                 – Значит вам известно о порке? – опуская глаза, тихо спросила Варя.
                 – Когда лекарь мне об этом сообщил, я пришёл в бешенство! –  с негодованием в голосе, проговорил Роман. – Алекс поступил с тобой по-скотски, и я не мог оставить это безнаказанно. Я тут же снова поехал в поместье, но только напрасно кричал и требовал меня принять. Стрелецкий  отказался меня видеть. Видимо испугался дуэли, – последнюю фразу Роман проговорил с издевательской улыбкой. – Узнав от доктора, что ты пришла в себя и идёшь на поправку, я вздохнул с облегчением и опять отправился  в имение, – продолжал рассказывать он. – Но и на сей раз мне не удалось туда проникнуть. Тогда, в отчаянии я принял решение покинуть Россию…
            – Да, но это вам не помешало вновь стать другом князя Стрелецкого. Более того, в ближайшем будущем, вы породнитесь с ним через свою кузину, – с  язвительной интонацией в голосе, произнесла Варя. – Если бы я для вас действительно что-то значила, вы не стали возобновлять с ним дружбу и как ни в чём не бывало приезжать в поместье, – сердито сказала она. – И мало того, в присутствии князя и родственников вы вести себя со мной очень грубо…
            – Прости, милая, – с раскаянием в голосе, проговорил Роман. – Меня взбесило, что ты не обращаешь на меня никакого внимания.
             – А почему я должна выделять вас среди других? – ледяным тоном спросила Варя. – Между нами ведь ничего не было. Ну, кроме того, что мы с вами чуть было не уехали за границу.
               –  Да, ты абсолютно права и я намерен  сейчас же это исправить.
    Внезапно его руки легли на её талию, и он нежно, но настойчиво привлёк её к себе. Ладони Романа обхватили её лицо, и она начала тонуть в глубине его тёмных, пылающих страстью глаз. Его губы накрыли её рот, и легко преодолев препятствие в виде её сомкнутых губ, проник языком в рот. Ошеломлённая Варя замерла в объятиях Романа, не в силах пошевелиться. Поцелуи мужчины так сильно отличались от тех, что вынуждал её терпеть Александр. Губы и язык князя творили с ней что-то невообразимое. Нечто чудесное и волнительное. Она даже  и не подозревала, что может испытывать столь острые и восхитительные ощущения всего лишь от поцелуев.
      Язык Романа ласкал её язык, губы сладко терзали рот, доставляя несказанное удовольствие, и Варя с ужасом чувствовала странное томление внизу живота. Она вдыхала пьянящий запах мужчины, смешанный с тонким ароматом парфюмерной воды и дорогого мыла, и чувствовала, что совсем не хочет сопротивляться. Более того, она жаждет его ласк… 
       Как буд то, прочитав её мысли, Роман скользнул рукой по её спине, и Варя мгновенно напряглась. Воспоминание об ударах кнута моментально нарушили магнетизм его поцелуев и на неё вновь нахлынула ярость. Мерзавец! Роман считает, что достаточно её поцеловать и она расплавиться, точно лёд под лучами летнего солнца и раствориться в огне страсти.
    И всё это лишь для того, что бы  выиграть в соперничестве за её сердце у Александра! Ну, нет, не стала она игрушкой князя Стрелецкого, не будет и трофеем Романа. Не важно, что всё это время она думала о нём и безумно скучала. Не имеет никакого значения, что её сердце начинает биться, как сумасшедшее, а душа ликует, стоит ей увидеть князя Ястребова.
     Господи, как же ей хочется снова полюбить и опять быть счастливой! Пусть и ненадолго, но испытать тот пожар в сердце, что она ощущала  во время романа с Мишелем. Жаль, что им не быть вместе, но время идёт, и рана нанесённая разлукой с ним начала заживать…
         – Ого, да ты я смотрю, не теряешь время даром! – послышался насмешливый голос.
     Они с Романом резко обернулись. Недалеко от них стоял Александр в компании Джеймса, и в гневе взирал на них. И в его глазах бушевала такая неистовая ярость, что Варе невольно стало страшно, и она быстро спряталась за спину мужчины.
     Роман улыбнулся её детскому поступку и, взяв за руку, вывел вперёд. Обнял за плечи и лишь после этого невозмутимо взглянул на  рассерженного Александра.
                 – Не понимаю: почему тебя это так сильно удивляет? Ты ведь дал Вареньке свободу, и я имею полное право за ней ухаживать, – с усмешкой глядя на князя Стрелецкого, произнёс Роман. – Милая, благодарю тебя за то, что позволила мне себя поцеловать,– галантно поднёся её руку к губам, сказал он. – Я верю, что настанет время, и ты ответишь на мои чувства.
     Варя в страшном смущении посмотрела на негодующего Александра и поспешила высвободить пальцы из ладони Романа. Ей было неловко, что князь застал их в такой пикантный момент, и она чувствовала себя виноватой. Хотя в чём её вина? В том, что она чем-то притягивает обоих мужчин? Ну, так она ничего же не делает, что бы  удерживать их возле себя. Более того, она всеми силами старалась дать им понять, что они оба её совершенно не интересуют. Боже мой, неужели на свете мало других женщин? Разве они не могут обратить своё внимание на кого-нибудь другого и прекратить её преследовать.  Ну, Роман ладно. Он – вдовец, но у Александра, же есть Лиза, и он намеривается вступить с ней в брак. Что ему снова нужно от неё?
               –  Варя ступай к себе в комнату, – процедил сквозь стиснутые зубы, Александр. – Нам с князем Ястребовым надо побеседовать наедине.
                 –  Хорошо, я уйду, но лишь потому, что я сама этого хочу, – сердито произнесла она, глядя в упор на мужчину. – Отныне я свободна и не обязана вам подчиняться.
      В глазах князя Стрелецкого заплясали лукавые бесята. Отвесив ей шутливый поклон, Александр ухмыльнулся и сухо отозвался по-французски:
                 –  Ну, разумеется, Варвара Андреевна, вы вольны делать всё, что заходите.
     Варя изумлённо улыбнулась.
                   –  Теперь вы перешли со мной на «вы»? Как мило…
                   – А вас это не устраивает?
                   –  Отчего же. Мне это даже нравиться, – продолжала она улыбаться. – Роман Григорьевич, я принимаю предложение княжны Ольги Кирилловны, – обратилась Варя к князю Ястребову. – Я стану её камеристкой и поеду в ваше имение.
    Красивое лицо Романа озарилось радостной улыбкой.
                      – В самом деле?
                       – Да, – кивнула Варя. – Вы, ведь этого добивались?
                        –  С чего ты решила, что я подговорил Оленьку позвать тебя в горничные? – удивился он. – Я здесь совершенно не причём.
         – Ну, конечно, так я вам и поверила, – хмыкнула Варя. – Впрочем, это не имеет никакого значения. Мне нужна работа и должность горничной мне подходит, – холодным тоном продолжала она. –  Только не забудьте, Роман Григорьевич, платить мне жалование.
    Мужчины рассмеялись.
                 –  А я и знал, Варвара Андреевна, что вас интересуют деньги, – усмехнулся Александр, пристально на неё глядя. – Зачем они вам, позвольте узнать?
          –  Как это зачем? – возмутилась Варя. – Я же начинаю новую жизнь и не хочу более не от кого зависеть. А без денег сие невозможно.
               –  Ты абсолютно права, Варенька, – поддержал её Роман. – Не беспокойся, жалование я стану тебе платить, и ты сможешь распоряжаться им по своему усмотрению, – успокоил её Роман. – Но раз так, то идём, скажешь Ольге сама, – сказал он, открывая перед ней дверь и пропуская вперёд.
     Варя послушно зашла в комнату и застыла в ожидании Александра и Романа. Вскоре мужчины присоединилась к ней и, кинув взгляд на Лизу, она с завистью заметила, как засветились любовью глаза невесты князя Стрелецкого. Как бы ей хотелось точно так же смотреть на мужчину. Эх…
     Роман устроился в одном из кресел и вопросительно взглянул на Варю. Александр же присел на другой диван и ласково произнёс по-французски, глядя на англичанку: 
                      – Лиза, иди ко мне, присядь со мной рядом.
      Девушка моментально поднялась со своего места и пересела к нему. И наблюдая, с какой нежностью Александр смотрит на англичанку, Варя почувствовала досаду. На неё он так никогда не смотрел. Повезло Лизе. Её действительно любят. Варе же остаётся лишь вспоминать, как точно так же, на неё взирал на неё Мишель. Только было это давно…
                 – Оленька, Варя хочет тебе кое-что сказать. – Обратился к племяннице Роман.
     Княгиня, княжна и англичанка тот час устремили на её любопытные взгляды. Варя оказалась в центре всеобщего внимания и невольно стушевалась. Скромно потупив взор, она промолвила:         
            – Мадемуазель, если ваше предложение ещё в силе, то я согласна стать вашей камеристкой.
            – Конечно в силе, Варя, –  с ликованием в голосе, ответила Ольга. – Я, как и прежде очень хочу, что бы ты была моей горничной. – С довольной улыбкой прибавила она.
              – Рада, что смогла вам угодить, мадемуазель, – бесстрастно произнесла Варя. –  Разрешите мне удалиться?
               – Да, конечно, ступай, собирай вещи, – велела ей Ольга. – Ведь у тебя же есть какая-нибудь другая одежда кроме этого безобразного платья?
             – Другая одежда…
     Варя растерянно посмотрела на княжну. В монастыре она носила два платья, одно из которых сейчас было надето на ней. А до этого ходила в сарафане и рубахе, как и другие служанки. Но, если Ольге не по – душе платье послушницы, что, же она тогда наденет?  Опять наряд крестьянки?
              – Не вздумай надевать сарафан. Моя горничная обязана выглядеть прилично. – Предупредила её Ольга. –  К тому же ты одновременно будешь мне и компаньонкой. Так что я желаю, что бы ты одевалась, как девица благородного происхождения, – заявила она. – У тебя же остались платья, что ты носила до смерти Николая Петровича? Я видела тебя в таком наряде в церкви. Но, правда, это было позапрошлой зимой…
    Варя лишь грустно улыбнулась в ответ. Тогда, всё было совсем по-другому…
                 – Не волнуйся, – невозмутимо проговорил Александр, вставая и одергивая полы серого сюртука. – Все твои вещи в целости и сохранности лежат в комнате, – спокойно сказал князь. – Я сейчас же распоряжусь отпереть дверь. – Взяв с овального журнального стола разделяющий мягкую мебель, колокольчик, пообещал он
      Варя благодарно улыбнулась Александру. Сколько же времени прошло с того дня, когда она в последний раз надевала эти платья и делала причёску. Господи, точно в другой жизни…
       Князь нетерпеливо позвонил. Дверь открылась, но вместо лакея, в гостиную вошла высокая седовласая дама, лет шестидесяти, облачённая в шикарное платье из тёмно- вишнёвого бархата.
        Роман тут же поднялся и направился к женщине. Подал ей согнутую в локте руку, и когда она оперлась на неё,  не спеша подвёл к дивану, и усадил рядом сидящей с Лизой. Англичанка явно была рада приходу дамы, и что-то быстро сказала ей по-английски. Женщина ответила ей на том же языке, с интересом осматриваясь по - сторонам. Взгляд цепких глаз остановился на ней, и Варя поспешила присесть перед ней в книксене.     
           – Лиза, мы же договорились, что до того как выучим родной язык друг друга, мы будем говорить лишь по-французски, – упрекнул девушку Александр. – И попроси леди Эллис сделать то же самое. – Склоняя голову в лёгком поклоне перед женщиной, попросил он.
            – Прости, дорогой, – виновато взглянула Лиза на князя. – Я сейчас же всё передам тётушке.         
   Между тем в дверях появился лакей и поклонился всем собравшимся в комнате господам.
             – Ступай в мой кабинет и возьми в столе ключ от комнаты Вари, – приказал он слуге. – А потом возвращайся сюда.
     Упоминание о ключе всколыхнули события ночи, что они провели вместе с Александром. Перед её мысленным взором  предстали картины прошлого, и она почувствовала, как её лицо обдало горячей волной. Его поцелуи, смелые ласки…Господи, что это с ней? Почему эти воспоминания лезут в голову? Она же наконец-то свободна, так к чему думать об Александре. Тем более что кроме отвращения и злости он в ней не вызывает. Ощущая на себе чей-то взгляд, Варя подняла глаза и встретила пронзительный взор князя Стрелецкого. В нём было столько понимания, словно он прекрасно знал о её грешных мыслях. Сердце испуганно заколотилось в груди, но Варя гордо вздёрнула подбородок и дерзко ему улыбнулась. В ответ князь одарил её насмешливым взглядом, и понимающая улыбка чуть тронула его губы….
   
       

   
                           

*************************

        Варя сидела за столом в своей комнате рядом с матерью и лениво ковыряла вилкой остывший ужин. Кусок утки фаршированной яблоками и печеный картофель, политый растопленным сливочным маслом, были приготовлены очень аппетитно и вкусно. Не менее соблазнительно смотрелся и торт на большом круглом блюде, и несколько видов пирожных с взбитыми сливками. Француз – повар и кухарка постарались на славу, устроив настоящий пир для князя и его гостей. И слугам многое перепало с барского стола. И им в том числе.
     Но есть ей отчего, совсем не хотелось. Только зайдя вновь в свою комнату, Варя отчётливо осознала, как недоставало ей этого дома. Здесь она родилась и бегала маленькой, тут жила с маменькой и человеком, которого много лет считала своим отцом. В этом же поместье она обрела и навечно потеряла свою первую любовь. Бедный Мишель, он пострадал лишь по её вине…
      Послышались шаги. Дверь распахнулась, и в комнату прошёл камердинер Александра. В руках он нёс серебряный поднос с двумя хрустальными бокалами, полными красного вина.
      Увидев его, Варя скорчила недовольную гримасу. Алёшка ей никогда не нравился. Пренеприятный тип, преданный своему хозяину настолько, что готов ради него абсолютно на всё. И всё из-за того, что Александр спас его, будучи ещё мальчишкой от суровой расправы Николая Петровича. Алёшка тогда  случайно разбил дорогую вазу в присутствии князя и тот, придя в ярость, приказал его высечь. 
      Варя отлично помнила тот случай. Ей в ту пору едва исполнилось двенадцать. Они с Александром в очередной раз подралась в саду, причём ей удалось в кровь расцарапать ему лицо.  И, убегая от него, Варя, вбежала в комнату. Следом за ней влетел её разгневанный обидчик, и они с Александром стали невольными свидетелями бешенства Николая Петровича. Им с Александром тоже перепало от разозлённого князя. Но, правда, лишь тем, что он прочитал нотацию об их отвратительном поведении, недостойного брата и сестры.
     Эх, знал бы он, что вытворит он, когда князь умрёт. Впрочем, ничего удивительного, что он поступил так подло по отношению к отцу. Ведь Николай Петрович всегда не ладил с сыном, и они постоянно ссорились. Александр так и не простил ему связь с её матерью и наличие «сводной сестры» и сразу же после смерти своего батюшки, расквитался с ней за всё. Хотя её вины в том и не было...  Но в тот день, Александр повёл себя благородно, когда заступился за своего слугу и запретил отцу пороть Алёшку. Годы прошли, а он не забыл доброты Александра. К ней же Алёшка всегда плохо относился, как и его мать, что служила в поместье поварихой.
    Камердинер сразу же направился к столу и, поставив фужеры на белую скатерть, обернулся к ним с матушкой:
             – Барин прислал вино для вас, – с омерзительной ухмылочкой, сказал он. – Его сиятельство просит выпить за здоровье его будущей жены.
      Варя удивлённо воззрилась на мужчину. Конечно, ей и раньше приходилось пить алкогольные напитки, но это было очень редко. Да и не любила она их, так как слишком быстро пьянела. И Александру прекрасно о том известно. Отчего же он, вдруг вздумал угостить её вином? Странно это как-то. Уж, не замыслил ли он напоследок какой-нибудь пакости?
            – Поблагодари от меня его сиятельство, Алексей, – уверенным голосом произнесла она. – Но забери мой бокал, пить я не буду.
             – Почему же? – враждебно глянул на неё мужчина. – Тебе не нравиться его невеста?
    Варя ощутила раздражение. Да, как он смеет задавать ей такие вопросы?! Он же наверняка хорошо знает, что она провела ночь с Александром не по своей воле. Так почему же она должна испытывать негативные эмоции к Лизе? Господи, да она в восторге от его женитьбы!
            – Мне безразлична леди Элизабет, – стараясь казаться равнодушной, отозвалась она. – Но я очень рада, что его сиятельство нашёл себе княгиню и от всей души желаю им счастья.
             – Коли так, то выпей за их свадьбу. Тем более что и его сиятельство очень просил тебя об этом, – с насмешливой улыбкой настаивал Алексей. – Или, может быть, ты боишься?
              – С чего мне боятся? – фыркнула Варя, передёрнув плечами. – Я больше не принадлежу Александру, и он не посмеет причинить мне зло. – Убеждённо сказала она.
               – Ну, раз так, то, что тебе мешает выполнить его просьбу. – Протягивая ей бокал, поинтересовался Алексей. – Ты же так уверена  в своей безопасности. Или я не прав?
    Варя разозлилась, и, выхватив фужер из его руки, принялась жадно пить. Потом поставила пустой бокал на поднос и с вызовом посмотрела на Алексея. Тонкие губы камердинера расплылись в самодовольной улыбке, и он бросил на её мать торжествующий взгляд. Женщина ответила ему чуть заметной улыбкой, чем заставила её сильно испугаться. Боже, мой, да её мать в заговоре с Алексеем, и значит и с Александром тоже. Что же она натворила? Зачем поддалась на уговоры и выпила вино. В нём явно что-то подмешано. Но никакого вкуса она не ощутила…
             – Маменька, что означает ваша улыбка? – сердито обратилась к  ней Варя. –  Вы, что, снова меня предали? И что, вы с князем замыслили, на сей раз?
     Алексей громко расхохотался, но ничего не ответил и вышел из комнаты. Мать кинула на неё покаянный взгляд и поднялась из-за стола. Подойдя, она обняла её за плечи и мягко произнесла:
              – Варя, Александр любит тебя.
    Она ошеломлённо воззрилась на женщину.
              – Что вы сказали, матушка?!
               – Князь любит тебя, дочка, – повторила она. – Поверь мне: это действительно так.
               – Мне совершенно всё равно, какие чувства ко мне питает князь! Я его ненавижу, и буду ненавидеть до самой смерти! – в ярости вскричала Варя, отталкивая мать и вскакивая со стула. – Я вообще не понимаю: как вы – моя мать можете говорить мне о его любви, после всего того, что он мне сделал! – с негодованием посмотрела она на женщину.
                 – Доченька,  он всего лишь человек, а людям свойственно ошибаться, –  прошептала мать. – Уверяю тебя: Александр раскаивается в своём поведении и намерен загладить свою вину…
                  – Ему это не удастся! – перебила её Варя. – Я не желаю более продолжать этот бесполезный разговор! Лучше скажите: что было в вине?
                    – Снотворное, – спокойно сказала женщина. – Тебе надо выспаться.
                    – Выспаться? – удивилась Варя. – Но зачем?
      Неожиданно ей безумно захотелось спать, и она поспешила к своей кровати. Мать бросилась к ней и помогла лечь в постель. Едва голова Вари коснулась подушки, как она погрузилась в сон…







*******************

       Открыв глаза, Варя ошарашено уставилась на мягкие бархатные подушки. Она лежала на животе на сидении кареты, её руки были связаны за спиной, а рот был обвязан чем-то похожим на ткань. Скорее всего, платком. В ужасе от происходящего, Варя пошевелилась и попыталась обернуться, но кто-то грубо толкнул её обратно. Экипаж повернуло, и она чуть не упала, но неведомый ей спутник, сидящий рядом, удержал её на месте. Она вновь попробовала оглянуться, но внезапно на неё набросили что-то, накрыв с головой, и Варя оказалась крепко прижата всё к тем, же чёрным подушкам.
     Между тем похититель продолжал поддерживать её в лежачем положении и куда-то везти. И все попытки хотя бы  повернутся на бок, завершались очередной неудачей. Варя смирилась и затихла, в ярости ожидая окончания пути и строя планы мести Александру.
    Она ни капельки не сомневалась, что её опоили снотворным и выкрали из дома именно по его приказу. Недаром матушка говорила ей о его чувствах. Но неужели князь Стрелецкий сам распорядился  её везти столь варварским способом? И кто этот человек, что сейчас с ней рядом и не даёт на себя посмотреть?! И матушка ещё говорила: что он её любит! Хороша же у него любовь! Но почему он позволяет ей сесть? Стыдно в глаза взглянуть? О, ну так он всё равно не уйдёт от её гнева! Пусть только они  приедут! Она всё выскажет Александру! Теперь она не крепостная и он не имеет никакого права красть её из дома! И это нынче, когда она должна уехать с Романом и её родственницами и приступить к обязанностям горничной княжны! Проклятый Александр! Оставит ли он вообще её в покое, или вечно будет мучить!
      Карета остановилась, и Варя вздохнула с облегчением. С неё сняли что-то тёмное и явно толстое, и она почувствовала, как ей развязывают руки. Получив, наконец, возможность сесть, Варя тут же этим воспользовалась и обернулась. Возле неё сидел камердинер Александра и нагло ей улыбался. Значит, она правильно догадалась, что это дело рук князя Стрелецкого! Сорвав платок, что служил ей кляпом, она в бешенстве взглянула на сидящего около неё мужчину.
         – Кто позволил тебе так бесцеремонно со мной обращаться?! Ты, что забыл, что я больше не холопка?! Я требую к себе уважения!  – взвилась она. –И где твой хозяин?!
   Алексей засмеялся и отвесил ей учтивый поклон.
            – Успокойтесь, дражайшая Варвара Андреевна, его сиятельство скоро прибудут, – ехидно проговорил Алексей. – Идёмте, сударыня, – взяв её за руку и поднимая с сидения, сказал он. – Вас уже ждут с нетерпением.
             – Куда ты меня привёз? – испугалась Варя. – Чей это дом?
   Уже давно рассвело и ей было отлично видно, что их карета стояла возле крыльца светло-бежевого двухэтажного особняка, украшенного, как и её родное имение, колоннами и портиком. Вокруг располагался небольшой сад, за которым явно ухаживали чьи-то заботливые руки. Наверно, специально нанятого для этого хозяевами, слуги.
             – Как, чей? Твой, – ухмыльнулся Алексей. – Князь купил его для тебя и отныне, ты поселишься здесь.  Да, ты не волнуйся, Александр тебя тут одну не бросит и будет часто навещать, – язвительным тоном, произнёс он. – Идём, велено показать тебе дом и познакомить со слугами.
             – Со слугами? – изумлённо переспросила Варя.
             – Да, Александр нанял для тебя прислугу, – с кислой миной подтвердил Алексей. – Зря, он конечно на тебя так потратился. Не стоишь ты этого. Да, видно ведьма ты, –  злобно глянул на неё мужчина. – Вон, как околдовала князя. Мать твоя приворожила Николая Петровича и ты туда же.
               – Да, ты с ума сошёл! Ничего я не привораживала Александра! Не нужен он мне! – возмутилась Варя. – Послушай, Алексей: раз я так тебе не нравлюсь, так помоги мне исчезнуть из его жизни, – предложила она мужчине. – А Александру скажешь: что не удержал меня, и во время вынужденной остановки я вырвалась и убежала. Ну, или что-нибудь ещё придумаешь.
              – Да, ты никак рехнулась! Что бы я из-за какой девки предал Александра! – в гневе взревел Алексей. – Как ты вообще посмела мне такое предложить?! Ну, уж, нет, барин мне доверяет и я не подведу! – продолжал он злиться. –  Ну, ладно, некогда мне с тобой болтать.
     И прежде чем Варя сообразила, что он намерен сделать, Алексей подхватил её на руки и вынес из кареты. Лишь ступив на землю, она опомнилась и в ярости влепила мужчине пощёчину.
             – Кто дал тебе право брать меня на руки?! – возмутилась Варя, в ярости взирая на мужчину. – Что, Александр разрешил тебе вести тебе со мной, как захочешь?!
               – Ну, разумеется, нет, – покачал головой Алексей. – Князь слишком мягок с тобой и велел мне относиться к тебе ласково и уважительно. Увы, видно мало я сонных капель тебе в вино подлил, – с тяжёлым вздохом признался мужчина. – По  плану Александра ты должна была пробудиться от сна уже в своей новой комнате. Но, не беспокойся, я сумею его убедить в необходимости предпринятых мер. И зная твой неукротимый нрав, князь поймёт, что иного способа  у меня не было и не станет сердиться.
         – Да, ты идеальный слуга для Александра! – презрительно посмотрела она на мужчину. –Такой же мерзавец, как и князь! Ну, да у вас ничего не получиться! – вскричала она в бешенстве. –Я не пойду в этот дом! И ты меня не заставишь!
     Не дав ему ответить, Варя развернулась и кинулась бежать к  воротам. Но внезапно запуталась в подоле длинной юбки и рухнула на землю. Кто-то подал ей руку и помог подняться. Варя обернулась и с удивлением увидела незнакомого высокого, богатырского телосложения темноволосого мужчину, лет сорока пяти. Одет он был скромно, но прилично.
           –  Кто вы, сударь? – растерянно спросила она по-русски.
            – Жанн Дебуа к вашим услугам, мадмуазель. – с поклоном ответил мужчина по-французски. – Я буду служить в особняке мажордомом. – пояснил он. – Идёмте, я провожу вас. Прислуга жаждет поскорее увидеть свою госпожу.
              – Месье Дебуа, меня похитили и против моей воли хотят удержать в этом доме, –произнесла Варя по-французски, умоляюще глядя на него. – Прошу вас, помогите мне вернуться домой. По приезде в поместье я непременно вас отблагодарю.
   Полные губы мужчины растянулись в широкой улыбке.
              – Князь предупредил меня о том, что вы станете  проявлять строптивость, –с ухмылкой сказал Жанн. –  И я не намерен вмешиваться в ваши отношения с господином. Поэтому, я вас спрашиваю: вы пойдёте сами, или же мне вас нести?
       Вместо ответа, Варя подхватила юбки и снова кинулась к выходу из сада. Но, Жан быстро её догнал и, несмотря на все её отчаянные попытки вырваться, поднял на руки и взвалил себе на плечо. Разозлённая  уже третий мужчина ведёт себя с ней, точно она кукла, а не живой человек, 
      Варя в гневе заколотила руками по его широкой спине. Но Жанн даже не отреагировал и молча, продолжал нести её к особняку. Сознавая напрасность своих стараний высвободиться, она смирилась и прекратила их продолжать. Около дома стоял Алексей и когда Жан пронёс её мимо него, мужчина с превосходством на неё посмотрел и послал ей издевательскую улыбку.
      В холле Жанн поставил её на ноги и Варя с любопытством осмотрелась. Особняк явно  построили ещё в конце прошлого века. Стены вестибюля были выкрашены в серебристо-светлый цвет, ещё больше усиливающий впечатление светлого и просторного помещения. Так же на них имелись всевозможные  росписи, имитирующие лепку, в виде лебедей, ленточек, венков и лир. По обеим сторонам в нишах и на каминах- пьёдесталах она видела мраморные скульптуры. Венчала всё это  золоченая люстра  с крупными хрустальными подвесками и свечами.
      Вниманием Вари завладели слуги, выстроившиеся её поприветствовать. Их было десять человек.  За исключением Жанна, она заметила ещё двоих мужчин. Основную часть составляли женщины. Пожилая черноволосая матрона в закрытом тёмно-сером платье с белоснежным воротничком, скорее всего экономка. Уж больно гордо она держаться среди других. Пухленькая блондинка лет тридцати, в чепце и тёмно-синем наряде, и переднике наверно кухарка. Две девушки, конечно же, служат прачками. В доме же должно быть место, где стирают одежду. Ну а ещё две молодые особы, разумеется, горничные.
       Представители сильной половины человечества склонились перед ней в поклоне, женщины сделали книксен. Чувствуя себя неловко от их изучающих взглядов, Варя замерла в страшном смущении. Хорошо, хоть матушка позаботилась её переодеть перед отъездом и теперь под шубкой с капюшоном из огненной лисицы, на ней было одето прелестное платье из светло- розового шёлка с белыми кружевами. Волосы немного растрепались, но всё же по-прежнему лежат тяжёлым узлом  под чёрной ажурной сеточкой на затылке. Так что она имеет вполне благопристойный вид.
     Слуги начали выходить вперёд и представляться и Варя весело улыбнулась. Она не ошиблась в своих предположениях насчёт каждого из них. Что ж, жизнь в поместье, где всем заправляла её мать, а потом и работа в качестве горничной многому её научила.
    Удивило её лишь то, что все они  были французами. Зачем Александр нанял исключительно иностранцев? Опасается, что русские встанут на сторону своей соотечественницы и помогут ей сбежать? Или просто не хочет, что  бы они понимали о чём они говорят? И всё же очень необычно вдруг вместо служанки превратиться в хозяйку дома. Если, она правильно поняла слова Алексея.
      К ней приблизилась одна из служанок. Молоденькая, на вид не старше её, миниатюрная рыжеволосая девушка в белом кружевном чепчике и скромном платье из бежевого муслина. Это была её собственная камеристка. Звали её Луиза Дюран.
            – Мадмуазель Барбара, позвольте вас проводить в ваши покои, – обратилась к ней она. –Вам надобно переодеться и отдохнуть с дороги. Или возможно вы захотите принять ванну.
    Предложение горничной было очень соблазнительно. Она и в самом деле сейчас не отказалась бы очутиться в тёплой воде и немного отдохнуть. Но, что, если Александр приедет и застанет её за этим занятием? Нет, нельзя расслабляться. Надо быстрее найти способ покинуть дом…
              – Ступай со служанкой, Варя, – услышала она язвительный голос вошедшего Алексея. – Князь сегодня не приедет. Как впрочем, не появиться он здесь и в ближайшее время, – с иронией на неё глядя, заявил мужчина. – Он не посмеет оставить свою невесту на следующий же день после приезда, и сможет навестить тебя не раньше чем через две недели. Так что даже и не жди. 
    Варя выдохнула с облегчением и одарила Алексея радостной улыбкой. Слуги не понимал о чём он ей сказал, ведь камердинер князя говорил по-русски. Но взирали на них с любопытством.
             – Хорошо, Луиза, идём, – обернулась Варя к камеристке. – Я бы с удовольствием приняла ванну, но дело в том, что мне не во что переодеться… – растерянно пробормотала она.
               – Как, это не во что, мадемуазель? –удивилась Луиза. – Да шкаф в вашей гардеробной просто ломиться от всяких нарядов! Пойдёмте, и увидите сами!
               – Что?! – ошеломленно произнесла Варя, в изумлении взирая на Алексея.               
              – Ну, я же тебе говорил, что князь тобой околдован, – поморщился мужчина. –Просто голову от тебя потерял, а ты не ценишь.
    Она смерила его холодным взором. Поведение Александра её забавляло, но сдаваться она не собиралась. Пусть не думает, что сумет её купить домом и тряпками. Ей от него ничего не нужно.
           – Ладно, идём, посмотрим, что за одежда висит в гардеробе, – нехотя согласилась Варя. – Очень сомневаюсь, что он разбирается в модных туалетах. Поэтому, вряд ли мне понравится хоть что-то из его покупок, – с высокомерным видом заявила она.  – Но, увы, другого выхода у меня нет, и я вынуждена надеть то, что он мне приобрёл. Надеюсь, что платья не слишком ужасны.
     Пренебрежительно пожав плечами, Варя гордо выпрямилась и надменно проплыла мимо слуг. Остановилась возле лестницы и нетерпеливо оглянулась на Луизу.
               – Ну, что же ты медлишь? – недовольно воззрилась она на камеристку. – Веди же меня.

Отредактировано Mary (Пн, 4 Апр 2011 22:51)

0

308

Маш, ну ты уж текста влепила так влепила, хоть бы разделила на части....

0

309

Я скопировала. Правлю)))
Маш, я наверно пришлю тебе уже то, что отредактировала, а то у тебя такие огромные кусочки. не успеваю править - ты опять выкладываешь, так что лучше помаленьку буду тебе присылать))) ОК? Жди завтра. Что наредактировала - пришлю))) С утречка.

0

310

Mary написал(а):

Представители сильной половины человечества склонились перед ней в поклоне, женщины сделали книксен.

Как-то слух режет! Может просто "мужчины"?

0

311

Ольга Вервольфмарине написал(а):

Как-то слух режет! Может просто "мужчины"?

Да, ты права. Исправлю. А пока продочка.

Окончание 9 главы.

Служанка тут же кинулась по обтянутым пушистым ковром ступенькам на второй этаж. Варя неторопливо последовала за ней. Ей и в самом деле было очень интересно увидеть свою новую комнату и наряды, что подарил ей Александр. Почему бы и нет?..
      Апартаменты, куда привела её Луиза, оказались поистине королевскими, и потрясли Варю. Она и не предполагала, что когда-нибудь станет жить в таких роскошных комнатах. Прежняя её спальня в поместье, не шла не в какое сравнение с будуаром и новой опочивальней.
      Приятно поразила Варю и новая одежда. Александр не поскупился  и полностью обновил её гардероб. В него входило всё что надо женщине: шубки, ротонды, шляпки, платья,  нижнее бельё, и даже обувь. Новую одежду для неё сшили из самых дорогих материалов, и фасоны платьев были те же, что она видела на родственницах Романа. А ведь ей хорошо известно, что Лиза и Анна с Ольгой носили наряды изготовлены по последней французской моде.
     Такой щедрости от Александра она не ожидала. Впрочем, вряд ли он выбирал наряды сам. Наверняка к этому приложила руку какая-нибудь женщина.  Приняв ванну, она примерила несколько платьев, и, любуясь, как они идеально сели по фигуре, догадалась, кто помог Александру. Её собственная мать. Злость на Катерину в один миг испортила восторженное настроение, с которым она смотрела на своё отражение в большом зеркале. И, несмотря на то, что ей безумно нравилось платье из бледно-кораллового атласа, ей немедленно захотелось его снять.
             – Ах, мадемуазель, вы очень хороши в этом наряде! – в восхищении  всплеснула руками Луиза. – Давайте я вам сделаю красивую причёску и принесу завтрак, – предложила служанка. –Вы, верно, сильно проголодались в пути.
              – Да, я хочу есть, – кивнула Варя, распуская волосы. – Но отчего я буду завтракать в комнате? – удивилась она. – Разве, в доме нет столовой?
    Луиза виновато опустила глаза.         
               – Простите, мадемуазель, но до приезда хозяина, вы не должны покидать свои покои, – с сожалением в голосе, сказала девушка. – Мне приказано вас запирать…
             – Что?! – в негодовании вскричала она. – Получается,  я – пленница?!
              – Я выполняю приказ князя, мадемуазель, – с огорчением в голосе, произнесла камеристка. – Но, когда хозяин приедет, я уверена, что всё измениться…
                – Ну, уж, нет! Я больше не рабыня и не позволю ему держать меня взаперти!
     Варя оттолкнула испуганную её гневными криками служанку в сторону и метнулась к двери. Распахнув её, она выскочила в коридор, но тут е ей дорогу преградили двое слуг.
                 – Ступайте обратно в комнату, мадемуазель, –  с угрозой в голосе, проговорил один из мужчин. – Не вынуждайте нас применять силу.
      Видя, что они не шутят и действительно готовы втолкнуть её обратно в спальню, Варя  поспешила вернуться к камеристке. Сев в обитое бледно-золотистым штофом кресло, возле туалетного столика, она в отчаянии посмотрела на подошедшую к ней горничную.
            – Вот и закончилась моя свобода, –  с болью в голосе, прошептала Варя. – А я так мечтала сбросить с себя оковы рабства и вдохнуть полной грудью воздух вольной жизни…
             – Не расстраиваетесь, мадемуазель, – с сочувствием взглянула на неё служанка. – Вам надо дождаться князя и …
               – Не смей мне о нём говорить! – прорычала в ярости Варя. – Никогда?! Слышишь?!
               –  Слушаюсь, мадемуазель, – опешила Луиза. – Прикажите откушать?
    Варя, молча, кивнула. Есть, резко расхотелось, но для борьбы с Александром ей нужны силы…

0

312

Глава 10.

              – Где Варя?! – в гневе взревел Роман, входя в спальню Александра. – Куда ты её спрятал от меня?! Варя тебе больше не принадлежит! Немедленно прикажи  привезти её назад! – в бешенстве зарычал он, направляясь к  князю Стрелецкому. 
    Александр обернулся и, взглянув на него с насмешкой, нагло улыбнулся. Камердинер бросил на него ироничный взгляд, чем ещё сильнее его разозлил, и поспешил застегнуть пуговицы на тёмно-зелёном сюртуке своего хозяина. И лишь затем соизволил его оставить, наедине, с князем Стрелецким.
           – Варя передумала принимать предложение Ольги и решила вернуться в монастырь, – невозмутимо объяснил Александр. – Она побоялась сказать тебе об этом и попросила ночью отвезти её в обитель. Разумеется, я не смог ей отказать и велел Алёшке и Катерине её отвезти.
              – Не ври мне, Алекс! Девица не могла вдруг так резко захотеть вернуться в монастырь! – в ярости заорал он. – Ты, что, её заставил?!
              – Отнюдь, – покачал головой Александр. – Варя сама так решила. Я здесь не причём.
              – Нет, ты наверняка вынудил её уехать! Не пожелал смириться с тем, что она будет жить в моём поместье, и силой запихнул в карету и отправил в монастырь!
            – Ну, если ты не веришь мне, спроси у Катерины. Я же не намерен более оправдываться перед тобой, – спокойно отозвался Александр. – В ближайшее время я сам съезжу в обитель и поговорю с настоятельницей. Уверен, она меня послушает и не станет тянуть с проведением пострига, – продолжал он. – Чем быстрее Варя станет монахиней, тем лучше.
      Роман почувствовал, как его охватывает отчаяние. Он был не в силах смиренно принять то, что девушка опять вырвалась из его рук, и на сей раз, он потерял её навсегда. Варя слишком сильно ему нравилась и много для него значила. И дело было не только в соперничестве с Александром, хотя конечно и не без этого. Каким-то необъяснимым образом, Варе удалось затронуть потаённые струны его души и завоевать его сердце. Он сам не знал, когда это произошло, но слепая неистовая любовь к Варе захватила Романа и преграда к обладанию девушкой в виде обезумившего от страсти приятеля, лишь подстёгивала её. Его чувство росло с каждым днём, но отлично сознавая, что она не отвечает ему взаимностью, он от всех скрывал свою любовь.
      Играть роль негодяя, которому она нужна лишь затем, что бы досадить Александру, было совсем нетрудно. Он привык, что окружающие воспринимали его холодным и надменным аристократом, заботящимся  только о своей семье и удовольствиях. Никто кроме Ольги не догадывался об его истинных чувствах. Одна лишь племянница знала, что он любит Варю и взялась ему помочь. Ничего удивительного. Вопреки тому, что между ними большая разница в возрасте, они с Ольгой были очень близки, и она понимала его, как никто другой. Девушка настолько сильно была на него похожа, как внешне, так и характером, что Роману, парой казалось, что она не дочь брата, его собственное дитя. Увы, его маленький сын умер сразу же после рождения. Роман сам не понимал, как смог пережить смерть Наташи и малыша…
     Наташа. Он женился на ней два года назад. Это было попыткой убежать от одиночества, которое он испытал после ухода Ирины в монастырь. К тому же ему давно уже хотелось иметь собственную семью и детей. Девушка же была молода, привлекательна и происходила из знатной и богатой семьи. Ну, а солидное приданное, что давали за Наташей, стало ещё одним поводом остановить выбор именно на ней. Супруга его любила и полностью его устраивала в качестве княгини Ястребовой. Узнав о том, что в скором времени Наташа собирается  сделать его отцом, он очень обрадовался. Любви к супруге он не питал, хотя она и сумела его к себе привязать, но а рождения малыша ждал с нетерпением. Увы, Бог отнял у него и жену и новорожденного ребёнка, бросив в пучину безграничного горя…
     Месяцы, шли, но он находил успокоение лишь в водке и бренди. Анна делала всё, для того, что вернуть его к прежней жизни и постепенно он пришёл в себя. Только стал относиться ко всему циничнее и жёстче чем раньше. Но, Варя каким-то чудом смогла сорвать с него ту неприступную броню, в которую он заковал себя после этой трагедии. Роман снова полюбил и не собирался отказываться от возможности обрести счастье с девушкой, и не в какой монастырь её не отпустит. И Стрелецкий ему в этом не помешает. Александр и так постоянно вставал на его пути и чинил ему помехи к сердцу любимой.
     Если бы Варя знала, сколько раз он хотел наброситься на Александра с кулаками и вызвать его на дуэль. В какое бешенство он пришел, узнав, что тот осмелился взять её силой, а позднее ещё и решился подвергнуть Варю  телесному наказанию. Как  боялся за неё, когда она металась в горячке, и рвался проникнуть в поместье и разобраться с Александром. Стрелецкий тогда струсил и не пустил его в имение. Но это и к лучшему. Дуэль могла закончиться его смертью, а умирать после того, как он вновь обрёл цель в жизни, ему совершенно не хотелось.
                  – И в какой монастырь она поехала? – сухо осведомился он у Александра. – В тот же?
                  – А почему тебя это так интересует? – ревниво глянул на него Стрелецкий. – Какая тебе разница, в какую обитель отправилась Варя? – сердито спросил он. – Чёрт возьми, что ты задумал?
                –  Поехать в обитель, разумеется. Я не дам Варе сделать глупость и обречь себя на тоскливую жизнь инокини, – решительно сказал Роман. –  Распорядись, что бы подали карету.
              –  Оставь девочку в покое! – в гневе потребовал Александр. – Она сделала свой выбор и не достанется никому из нас! Лично я сдался, так  умей достойно проиграть и ты.
               –  И не подумаю. Не беспокойся, я сам прикажу  подать экипаж. – Резким тоном, отозвался он, направляясь к двери. – И как можно скорее отправлюсь в Москву.
               – Постой! – окликнул его Александр. – Варя находиться не в монастыре!
    Роман, уже выходя из комнаты, застыл на месте и обернулся. Страшная догадка в один миг заставила его похолодеть. Неужели Стрелецкий осмелился снять Варе дом и её силой туда увезли?
                – И где же она? – взволнованно спросил он. 
     Александр ухмыльнулся.           
                – Что, Роман, влюбился в девочку? – насмешливо спросил Стрелецкий. – Увы, малышка не отвечает взаимностью никому из нас.
              –  Прекрати издеваться и сейчас же отвечай на мой вопрос, – ледяным голосом, проговорил он. – Куда ты её велел её отвезти?
             – Не беспокойся, Варя у Соболевских. Я послал её туда вместе с письмом к Никите. Просил её приютить и дать ей какую-нибудь работу, – бесстрастным тоном ответил Александр.  – Уверен, что кузен мне не откажет, тем более что им с Софи так нравиться Варя. – Последнюю фразу он произнёс с усмешкой.
    Роман с трудом подавил вздох облегчения. Слава Богу, его предположения оказались неверны.
             – Ну, что ж, мудрое решение, Алекс, – похвалил он приятеля. – Ладно, пойду, сообщу об этом Оленьке. Жаль, конечно, что Варя предпочла Соболевских нам, но ничего не поделаешь. Она свободна и вольна сама выбирать, у кого ей жить, – печально сказал он. – Но я всё равно как-нибудь заеду к Никите и Софи, и проверю, как ей там живётся.
           – Как хочешь, – равнодушно промолвил Александр. – Лично я не собираюсь туда ездить.
   Роман вскинул на него изучающий взгляд. Странно, что он так безразличен к Варе…
             – Хочешь меня убедить, что ты потерял к ней интерес?
             – Да, –  спокойно подтвердил Стрелецкий. – Я начал новую жизнь с Лизой, и отныне Варе в ней места больше нет. И чем быстрее я её забуду, тем лучше.
     Роман кинул на него подозрительный взгляд, но ничего сказал. Хорошо бы, если бы это было действительно правдой. Тогда ему будет легче добиться любви Вареньки…

0

313

***********************

         Варя лежала в наполненной ароматной пеной ванне и задумчиво наблюдала за игрой  пламени в большом камине. За окном было темно, и часы на каменной полке над очагом показывали одиннадцать часов. Пора ложиться спать. Но нырять в объятия Морфея почему-то не хотелось. Ей было очень грустно и одиноко. И даже присутствие в будуаре книг и пианино её не радовало. Как не спасало её от тоски и общество Луизы, которая всеми силами старалась её развлечь, не помогало. Жизнь взаперти угнетала, и она чувствовала себя птицей в золотой клетке. Не радовала ни шикарная обстановка комнат ни великолепные наряды. Ей недоставало свободы, и она мечтала вырваться из особняка и отомстить за всё Александру.     
     Сколько раз она представляла, как расправиться с князем Стрелецким, как явственно рисовала в своём воображении картины справедливого возмездия. Но дни шли за днями, а князь всё не приезжал. Так минул месяц. Её пыл давно угас, и боевое настроение сменилось полной апатией.
           – Мадмуазель, вода уже начала остывать, – вывел её из задумчивости голос камеристки. – Добавить горячей, или вы намерены закончить купание?
             – Да, я выхожу, – отозвалась Варя. – Подготовь, пожалуйста, полотенце.
      В ту же минуту послышался шум подъезжающего к дому экипажа. Она застыла на месте, изумлённо глядя на Луизу. Неужто, Александр всё-таки соизволил нанести визит своей пленнице? Или, это опять приехал его камердинер, разузнать как обстоят дела в отсутствие Александра?
      Варя осторожно вылезла из ванны, и служанка обернула её обнажённое тело большим нагретым на огне полотенцем. Другой кусок махровой ткани оказался на недавно вымытых волосах, и Луиза тот час начала активно принялась её вытирать. 
      И уже вскоре одетая в ночную сорочку и пеньюар из кремового атласа и кружев, Варя сидела за туалетным столиком. И наблюдая в зеркало за расчесывающей её длинные кудри камеристкой, взволнованно ожидала прихода гостя. То, что он непременно её навестит, она ни капельки не сомневалась. Но, только кем он окажется?..
     Раздались торопливые шаги. Деверь распахнулась, и в на пороге появился Александр. Он так спешил её увидеть, что даже не снял верхнюю одежду. И теперь стоял в отделанном чёрной норкой рединготе, и шляпе. За его спиной  выглядывало любопытное лицо камердинера.
       Увидев Александра, Варя почувствовала, как в её душе всё заклокотало от бешенства. Вскочив с кресла, она подлетела к столу и, схватив небольшую хрустальную вазу, запустила её в мужчину. Александр ловко отскочил в сторону, и она разбилась вдребезги совсем рядом с ним.
      Луиза испуганно вскрикнула и зажала рот ладошкой, а Алексей бросился к ней. Но, в Варю точно бес вселился и прежде чем его камердинер успел к ней подбежать, в князя полетел бронзовый канделябр. Разумеется, без зажженных свечей, ведь пожар не входил в её планы.     
     Но, Александру вновь удалось увернуться от летящего в него предмета. Не иначе, как сам дьявол ему помогал в этом. И все, же, несмотря на его проворность, тяжёлый подсвечник перед тем удариться в стену, сильно задел плечо князя Стрелецкого, и мужчина поморщился от боли.
     Заметив, что ей удалось причинить ему пусть небольшие, но страдания, Варя со злорадством улыбнулась и с ненавистью посмотрела  в глаза ошеломлённого князя. В ту же секунду Алексей оказался возле неё, завёл её руки за спину и с силой сжал своими ладонями. Она пульнула в него негодующий взгляд и обернулась к направляющемуся к ней Александру.               
    Князь подошёл к ней и, не сводя пристального взгляда, велел слугам:     
              –  Луиза, Алёшка, оставьте нас.
      Перепуганная служанка кивнула и кинулась к двери. Но камердинер приказа князя не послушался и продолжал стоять на месте.
                 – Алёшка, я же велел тебе уйти, – рассердился Александр. – Сейчас же убирайся вон.
                 – Но, ваше сиятельство, это опасно,– встревожено сказал камердинер. – Вдруг, она снова покуситься на вашу жизнь…
                 – Алёшка! –  в гневе рявкнул Александр.
     Слуга тяжело вздохнул и, выпустив руки Вари, зашагал к выходу. Когда он вышел из комнаты, Александр невозмутимо осведомился:
                   – Всё, злость выпустила? Мы можем спокойно поговорить?
                    – Мне о чём с вами говорить, – в гневе прошипела Варя. – Как вы только посмели так подло со мной поступить?! Я больше не ваша собственность и вы не имеете никакого права удерживать меня силой в этом доме! –  в ярости кричала она. – Я сейчас же уйду из этого проклятого особняка, и вы меня не остановите!
    С этими словами, она развернулась и медленно направилась к дверям.
                  –  Варя, подожди, – тихо произнёс князь. – Я люблю тебя.
      Она  расхохоталась и обернулась к нему.
                    –  В самом деле? Так, значит, всё, что вы со мной сделали, было из-за любви? Да, не знала я, что ради этого прекрасного чувства совершают такие омерзительные поступки, – насмешливо проговорила Варя. – Перестаньте лицемерить, Александр. Ваше самолюбие уязвлено тем, что какая-то крепостная  вас отвергла, поэтому вы и хотите меня завоевать. Но кроме похоти и желания выиграть в соперничестве с Романом, вы ничего ко мне не испытываете, –  с болью произнесла она. – И как  бы вы не стремились добиться своего, я никогда не смогу вас полюбить.
    В его глазах она увидела боль и муку и растерялась. Не может быть, что он действительно её любил. Нет, она ему не верит. Всё, что он сказал – ложь и притворство. Александр  просто хочет её соблазнить. Вот и старается убедить в своих чувствах.
     Александр пересёк комнату и остановился возле неё. Взял её руку и с необыкновенной нежностью её поцеловал. Потом поднял голову и печально на неё посмотрел.
            – Варя, то, что я сказал – правда, – глухим голосом проговорил он. – Как мне доказать тебя, что я говорю серьёзно?
     Озорная улыбка заиграла на её губах, и она выдернула ладонь из его руки.
              –  О, это несложно, ваше сиятельство. Достаточно будет и того, что вы отвезёте меня к Ястребовым и оставите в покое, – лукаво на него глядя, сказала она. –  Ведь, когда любишь, желаешь, счастья любимому человеку. Разве, не так? А с вами я буду несчастна.
     Воцарилась мёртвая тишина. Варя застыла, с замиранием сердца ожидая ответа Александра. Если, он, в самом деле, её любит, то отпустит. Нельзя же заставить себя полюбить против воли.
                  – Если тебе так плохо со мной, я более не стану препятствовать нашей разлуке, – в его голосе звучала горечь. – Утром я сам поеду с тобой в «Ястребово» и признаюсь Роману в твоём похищении, – решил он. – Надеюсь, он меня поймёт…
                  – Вы не шутите? – чуть дыша от волнения, спросила Варя. – Вы действительно готовы отказаться от своего навязчивого желания и дать мне жить своей жизнью?
                  – Да, я оступлюсь, –  с унылым видом, подтвердил он. – Но взамен я прошу тебя о небольшом одолжении: поужинай сегодня вместе со мной.
     Варя с трудом сдерживалась, что бы ни захлопать от радости в ладоши и не затанцевать по комнате. Всё оказалось так просто и легко. Завтра же. Нет, уже сегодня она поселиться в имении Романа, и приступит к обязанностям  горничной княжны. Ольга ей очень понравилась и она с удовольствием будет ей прислуживать. Ну, Александр займёт место там , где и должен быть – в её прошлом и очень скоро исчезнет из её воспоминаний. А там кто знает, может быть, она встретит новую любовь и выйдет замуж. Разумеется, не за дворянина, ведь аристократы женятся лишь на себе подобных. Но есть, же люди и в других сословиях. Почему бы ей не вступить в брак с мужчиной из мещанского сословия, или даже купеческого. Из неё получилось бы недурная купчиха. Надо будет попросить княжну похлопотать о её замужестве. Служить горничной у Ольги она сможет и, будучи женой. А, если супруг заартачатся, она сумеет его уговорить.   
            – Конечно, ваше сиятельство. Я с радостью составлю вам компанию.
           – Отлично, – улыбнулся в ответ Александр. – Тогда я сейчас же распоряжусь насчёт ужина.
    После ухода князя, Варя впервые за долгое время, почувствовала себя по-настоящему довольной своей судьбой. К тому же уходя, он не запер дверь….
        Несмотря на поздний час, очень скоро стол в столовой был накрыт  ужину. Луиза, притихшая после того, как стала свидетельницей её ярости, молча, помогла ей надеть платье из бирюзового муара. Не проронив ни звука, она занялась её причёской. Заплела часть волос в косу и закрепила узлом высоко на затылке, остальные же пряди распустила локонами по плечам и спине.
     Варя была очень довольна и не поскупилась на похвалу камеристке, отчего девушка смутилась и расплылась в улыбке. Конечно, ей безразлично, какое впечатление она произведёт на Александра, и всё же было очень приятно выгладить ничуть не хуже светской львицы – его будущей супруги. Во всяком случае, внешностью она ничуть не уступает Лизе.
       И войдя в столовую, Варя убедилась, что её предположения верны. Александр тут же поднялся из-за стола, и на его лице застыло выражение неподдельного восхищения и обожания.
      Князь шагнул к ней и, завладев рукой, запечатлел на нём поцелуй.
                       – Я польщён, что удостоился чести находиться в обществе столь прекрасной женщины, как ты Варенька, – галантно произнёс он. – И дабы ещё сильнее подчеркнуть твою несравненную красоту, дозволь мне преподнести тебе подарок?
                    – Подарок? – изумлённо взглянула на него Варя. – Но я не смогу его принять…
       Мужчина усмехнулся и  вытащил из кармана тёмно-синего сюртука маленькую бархатную коробочку и вложил в её ладонь. Крышка открылась, и Варя увидела золотые серьги с изумрудом и брильянтами, переливающиеся всеми цветами радуги в свете многочисленных свечей. С огромным усилием сдержав восторженный возглас и подавив желание сейчас же их примерить, она решительно захлопнула ларчик и вернула украшение Александру.
     Брови Александра взметнулись вверх, и он воззрился на неё с неописуемым удивлением.
                    –  Тебе не понравились серьги?
                    – Ну, отчего же. Они очень недурны и верно стоят немалых денег, – ровным голосом отозвалась Варя. – Но я ведь уже вам говорила, что меня нельзя купить.
                – Тем не менее, ты приняла от меня новую одежду и, как я погляжу, носишь её с удовольствием, – с ухмылкой уколол её князь. – Почему же не хочешь взять и украшение?
    Варя почувствовала себя так, словно на неё плеснули кипятка. Как он смеет над ней насмехаться?! Сам же запер в комнате на целый месяц с гардеробом полным модных нарядов! И что же, ожидал её увидеть в старом платье? Ну, нет, она не была бы женщиной, если бы не соблазнилась всем этим великолепием! Хотя она долго и сражалась со своей гордостью…
               – Ваш замысел удался на славу, господин князь. Я действительно не сумела устоять перед нарядами, – Варя  понуро опустила голову. – Но у меня ещё осталась гордость, и брать у вас ещё и драгоценности я не стану. – Резким тоном заявила она.
            – Ну, хорошо, хорошо, давай не будем ссориться, – не стал настаивать Александр, засовывая коробочку обратно в карман. – Идём, тебе надо поесть. Нехорошо ложиться спать на голодный желудок. – Последние слова он проговорил, с укором глядя на Варю.
            – Моя горничная очень болтлива, – фыркнула Варя, но послушно шла вместе с ним к столу. – Я надеюсь, вы представили её ко мне не для того, что бы она шпионила? –  с подозрением в глазах посмотрела она на мужчину.
         – Какого ты, однако, обо мне плохого мнения, – рассмеялся Александр, отодвигая для неё стул. – Нет, я не просил Луизу за тобой шпионить. Этим она занималась уже по своему желанию.
     В столовой никого не было, что очень удивило Варю. Когда же позднее Александр начал накладывать её в тарелку пищу и наливать в бокал белое вино, она пришла в изумление.
           – Как, ваше сиятельство, вы не прикажете слугам нас обслуживать?
          –  Я хочу сам за тобой ухаживать, – невозмутимо ответил князь. – Ты не против?
          – Нет, – опешила Варя. – Но отчего, мне оказана такая честь?
     Александр ничего не сказал, но в его глазах она без труда прочла ответ…

0

314

*************************

         Варя лежала в постели и задумчиво смотрела на  танцующее пламя в камине. Бесконечные мысли постоянно лезли в голову мешая заснуть. Более того она ощущала необычайное возбуждение и по телу разливался сильный жар. Боже мой, не иначе, как она захворала и начинается лихорадка. Надо встать и позвать Луизу, а утром попросить Александра послать за врачом. Но, боже мой, как, же хочется спать…
       Ужин завершился всего час назад, и она до сих пор была от него под приятным впечатлением. Он продемонстрировал себя с совершенно иной, незнакомой ей стороны, чем привёл её в замешательство. Александр показал себя учтивым и обходительным кавалером, словно перед ним сидела не бывшая крепостная, а благородная дама, одаривал её комплементами и развлекал всевозможными весёлыми историями и шутками. К тому же он оказался прекрасным собеседником, разговаривать с которым ей было очень интересно.
     Александр, словно в один миг сбросил с себя личину жестокого и безжалостного хозяина и предстал перед ней умным и тонким человеком. А главное невероятно обаятельным мужчиной.  Теперь Варя прекрасно понимала, отчего Лиза  потеряла голову от любви и сознавала, что абсолютно  не знает Александра, хоть и росла вместе с ним. С ней он всегда вёл себя, как отъявленный негодяй. Но сейчас её мнение об Александре изменилось. Но в самом ли деле он такое чудовище, каким она привыкла его считать? Или просто жизнь сделала его таким жестоким? В любом человеке есть и хорошее и плохое, так возможно и Александра можно изменить? 
      Неожиданно Варя ощутила, что её лицо и тело начало гореть пуще прежнего, и на коже появилось какое-то покалывание. Сев на постели, она провела рукой по руке и вскрикнула. Кожа стала необыкновенно чувствительной… Соски затвердили и крохотными вишенками натянули розовый батист ночной сорочки. Дыхание участилось и сердце забилось в груди.
    Господи, да, что это с ней?! Вскочив, она бросилась в туалетную комнату и, схватив кувшин, налила воды в таз на комоде. Сняв сорочку, Варя принялась обливать прохладной водой лицо и тело. От этого ей стало намного легче и она улыбнулась, ожидая, что лихорадка вот-вот отступит.
      Как же она ошибалась! Обжигающие волны вернулись с ещё больше силой и она в шоке почувствовала странную пульсацию в лоне. Господи, да ей  что-то подсыпали в еду! Её смерть явно не входила в планы Александра, но тогда что?! И зачем он это сделал?!
      Варя надела сорочку, но тут же вновь её скинула. Туда же полетели и панталоны. Ткань невыносимо раздражала кожу. Всё её тело превратилось в открытую рану, но прикосновение к нему, к её изумлению вызывало лишь удовольствие. Перед глазами всплыли воспоминание о ласках и поцелуях Александра и она с ужасом ощутила, что её лоно наполнилось огнём и сладко заныло. Потрясённая Варя вернулась в кровать и свернулась клубочком. Звать служанку и рассказывать ей о своих ощущениях было стыдно. Да и к тому же для того, что позвонить, необходимо подняться с кровати, а стоило ей пошевелиться, как её тело пронзало новая вспышка пламени. Звать же Луизу бесполезно. Комната горничной находиться далеко от её покоев.     
    Но пытка всё длилась и длилась. Варя, тяжело дыша, металась, и, забыв о своей наготе, бесстыдно извивалось в постели. Лихорадка полыхала в крови, напрочь вытеснив из головы все остальные мысли и желания, кроме стремления как-нибудь прекратить эти муки… 
      Перевернувшись на живот, Варя уткнулась пылающим лицом в прохладную подушку и потому не слышала как открылась дверь и кто-то вошёл в комнату. Лишь когда его прохладные пальцы  нежно легли на её плечо, она вздрогнула и резко обернулась. Возле неё сидел Александр и взирал на неё с чувственной улыбкой.
          – Ваше сиятельство, я заболела. Я вся горю… У меня наверно лихорадка, – простонала Варя. –  Умоляю вас, позовите ко мне служанку и пошлите за доктором. – Взмолилась она, в отчаянии глядя на князя.
  Мужчина насмешливо улыбнулся и нежно погладил её по щеке.
                – Детка, ты не больна и лекарь тебе не поможет. – Спокойно произнёс Александр.
              – Значит, вам известно что со мной? – догадалась Варя. – Вы, что-то подсыпали в пищу?
       Он с раскаянием взглянул на неё и ласково проговорил:
                        – Прости, малышка, я был вынужден добавить одно… лекарство.
                        – Лекарство? – испуганно прошептала Варя.
      Александр с иронией на неё посмотрел  и, шаловливо улыбнулся.
                         – Шпанские мушки. – Невозмутимо отозвался князь.
                         – А что это такое? – встревожилась Варя. – И ради Бога, зачем вы мне его дали?
                         – Это средство до невероятной степени возбуждает в женщине плотское желание, – с озорной улыбкой объяснил мужчина. – Думаю, тебе незачем говорить для чего я тебе его дал?
    Постепенно смысл сказанного дошёл до Вари и она с негодованием воззрилась на Александра.
                  – Как вы могли со мной поступить?! Разве мы с вами не договорились: что вы меня отвезёте к Ястребовым и оставите в покое?! – в ярости вскричала она. –  Или, вам не хотелось меня отпустить просто так и вы решили перед отъездом ещё развлечься со мной в постели?
                 – Варя, я передумал, – с непроницаемым выражением лица, сказал Александр. – Ты – моя и я не собираюсь отдавать тебя другому мужчине.
                  – Да, мне никто не нужен! – разозлилась Варя. – Но, вы ошибаетесь, если думаете, что с помощью зелья вы заставите меня предаться с вами греху! Ни за что на свете!
   Александр рассмеялся и прежде чем она успела ему воспрепятствовать перевернул её на спину.      Варя, сгорая со стыда, прикрыла грудь руками и тут же крик сорвался с её губ. Грудь стала намного чувствительнее чем прежде. Лихорадка вернулась и вновь пожар разгорелся в её теле. Варя изогнулась дугой и заёрзала в постели. Но, всё же взяла себя в руки и, заставив лежать неподвижно, с ненавистью посмотрела на бесстрастно смотрящего на неё мужчину.
           – Малышка, ну к чему себя так мучить,  – вкрадчивым голосом, сказал Александр. –  Тем более, что я могу избавить тебя от страданий. Только попроси и я весь к твоим услугам.
             – Обойдусь, – сердито буркнула Варя. – Когда-нибудь это завершиться. Вот я и подожду. А вы, ваше сиятельство ступайте к себе. Здесь вам не на что рассчитывать.
              – Упрямое создание, – проворчал князь. – Но ты напрасно надеешься, что скоро всё закончиться, я  дал тебе довольно большую порцию снадобья, –  хладнокровно признался он. – Поэтому, действие может продлиться часами и закончиться только утром. И с каждой минутой твои ощущения будут лишь острее. Неужели, ты хочешь столько времени напрасно страдать?
            – Ничего, я потерплю. – Дерзко ответила Варя.
    Александр выругался и начал медленно развязывать пояс длинного бардового халата, надетого, как она поняла, прямо на голое тело. Вне себя от ужаса Варя  моментально попыталась вскочить с кровати, но он быстро уложил её обратно. Сбросив с себя халат, он накрыл её своим телом и, заключив в кольцо рук. Варя не сопротивлялась и покорно лежала в его объятиях. Сознавая, что он вновь возьмёт её силой и, отлично помня какую боль он причинил ей, когда лишил девственности, она была готова разрыдаться от страха и отчаяния. Но бороться с ним у неё нет никаких сил. Лихорадка снова вернулась и нарастала с каждой секундой. Она начала извиваться в попытке хоть как-то справиться со сжигающим её огнём и сперва даже не поняла, что случилось. Но неожиданно почувствовала, как его прохладный палец ласкает её в треугольнике каштановых волос. Прикосновение слишком непристойное, но необычайно приятное…  Она выгнулась, ощущая, как усиливается пульсация в лоне и налегла на его руку. Жар, как по велению волшебной палочки оставил её тело, а восхитительные ощущения становились всё сильнее и сильнее… Варя застонала, содрогаясь в конвульсиях блаженства…
             – Ну, вот видишь, всего лишь лаской я избавил тебя от мучений, – донёсся до неё ласковый голос Александра. – А представь, что будет, когда я тебя возьму.
    Варя открыла глаза и посмотрела на него с довольной улыбкой.
                  – Нет, – твёрдо сказала она. – Но ласкать меня там, я вам разрешаю.
                 –  Получается, что я должен доставлять тебе удовольствие, а сам изнемогать от неудовлетворенного желания, – возмущённым голосом, спросил он. – Ты очень жестока со мной.
                 – Я учусь у вас, ваше сиятельство, – ехидно произнесла Варя, улыбаясь. – Однако изнемогать вам вовсе не обязательно. В доме полно женщин и без меня.
      Александр в ярости набросился на неё и стал осыпать её тело поцелуями. Варя растерялась от столь бешеного напора и позволила ему целовать себя везде, где он пожелает. Жар перестал её терзать и жжение в лоне утихло. И сейчас она радовалась долгожданному покою, и снова возобновлять сопротивления сейчас  не в состоянии. Слишком много сил отнимало действие зелья.  Да и потом поцелуи и ласки Александра приносили её измученному телу удовольствие. Стыд и  злость на князя за его омерзительный поступок отступили, и она расслабилась в его умелых руках.
              – Отдайся мне, малышка, – Хриплым от страсти голосом, прошептал Александр. – Позволь мне любить тебя, и  я избавлю тебя от страданий и дам наслаждение.
              – Нет, – разозлилась Варя, упираясь руками в его мускулистую грудь. – Довольно, оставьте меня, господин князь!
     Глаза Александра блеснули бешенством, и прежде чем Варя успела сообразить, что он намерен делать, одним движением колена раздвинул ноги и вошёл в неё. Она застыла под ним, ошарашено глядя в глаза. Князь вновь взял её силой…
     Варя сжалась в ожидании боли, но её не последовало. Александр  двигался в ней медленно и осторожно, и она с удивлением отметила, что ей это очень нравиться. Ощущения, рождённые его естеством, были в тысячу раз острее и чудеснее, чем прикосновения его руки к её лону. Он жадно поцеловал её в губы и убыстрил темп. Внезапно в ней словно что-то взорвалась, и ослепительный экстаз заставил её закричать. Лихорадка вновь покинула её и блаженная нега охватила тело, унося прочь от реальности. Приходить в себя после того иступлённого наслаждения, что подарил её Александр не хотелось. Ей было неприятно и  безумно стыдно сознавать, что именно князь Стрелецкий заставил её пережить столь потрясающие мгновения и злость понемногу возвращалась в её душу. Ему мало того, что год назад он её обесчестил и забрал невинность, нынче он отнял и последнее, то у неё оставалось – её гордость. Но, нет, вопреки этому дьявольскому снадобью, Варя  не допустит, что они снова предались любви. Умирать будет от желания, но не разрешит Александру снова овладеть собой.           
     Горячие губы любовника слегка коснулись поцелуем её шеи, и она услышала тихий шёпот:
              –  Я же тебе обещал, что познаешь со мной удовольствие и я сдержал своё слово.
      Варя открыла глаза и сердито взглянула на него. Александр лежал на боку и взирал на неё с нескрываемым торжеством. Негодяй! Он смеет похваляться тем, что пролизывал её волю этим чёртовым зельем и заставил покориться! Гнев забурлил в ней и Варя села на кровати и спустила на пол ноги. Встав с кровати, она бросилась в туалетную комнату и, надев сорочку, заперла дверь на задвижку. Слёзы полились из глаз и она заплакала, закрыв лицо ладонями.
     Но, не прошло и несколько минут, как раздался стук и она услышала встревоженный голос князя:
          – Варя, перестань вести себя как маленький ребёнок. Поверь, любимая: то что произошло между нами совершенно естественно и тебе нечего стыдиться, – строгим тоном проговорил Александр. – Открой дверь и давай поговорим. Обещаю, я не стану тебя не к чему принуждать –  Ласковым голосом убеждал он. – Мы станем делать только то, что пожелаешь ты.
          – Нет! – рыдая, закричала Варя. – Уйдите, оставьте меня наедине с моим позором!
          –  Варенька, ну не надо упрямиться, – упрашивал её Александр. – Милая, я всё понимаю.  Иди ко мне и мы обо всём спокойно побеседуем.
            – Нет!
            – Глупышка моя, действие зелья ещё не закончилось и нынче, тебе будет тяжело её терпеть, – предупредил её князь. –  Я же готов тебе помочь…
     Точно в подтверждении его слов, лихорадка опять принялась её терзать и Варя в шоке поняла, что изнывает от страсти. Особенно теперь, когда знала, какое дивное освобождение от неё она может получить. Тело полыхало и боль, пронзая её лоно, требовала немедленного удовлетворения плотского желания. Выносить её больше она не в силах….   
     Варя отперла дверь и с мольбой посмотрела на ожидающего её ответа мужчину. Он обо всём догадался, и молча подняв на руки, понес на постель.
      Александр её не обманул. Пока «шпанские мушки» продолжали дурманить и влиять на её волю, он спасал от страданий. Час за часом князь был возле неё и дарил головокружительные ощущения. Сколько раз за ночь он её брал и доводил до ошеломляющего экстаза? Четыре, пять, шесть… Варя и сама не знала.  Да, это было не важно… Она потеряла чувство собственного достоинства и стала послушным воском в его опытных руках…

Отредактировано Mary (Пн, 4 Апр 2011 23:25)

0

315

Mary написал(а):

Но неожиданно почувствовала, как его прохладный палец ласкает её в треугольнике каштановых волос.

Вряд ли треугольник! Если судить по эротическим фото 1850 годов - там скорее квадрат, захватывающий еще и ноги...

0

316

Ольга Вервольфмарине, ну может и так.  http://s19.rimg.info/92d46b8bed79f0df9db2ad1a127a4b5e.gif Но, не будем вдаваться в такие подробности. Пусть уж останется так.

0

317

Глава 11.

        Варя тихонько выскользнула из тёплой постели, стараясь не шуметь, что бы не разбудить спящего Александра. Осторожно спустила ноги на холодный пол и, не одевая  домашних туфель, на цыпочках подошла к туалетному столику. Пока они спали,  Луиза позаботилась о камине, и свечах и теперь в спальне было светло. Подумав о том, что камеристка видела её в постели с князем, Варя почувствовал, как щёки её опалило стыдом. Впрочем, чего ей стесняться горничной, ведь Луиза отлично знала для кого её – Варю держат в этом доме… 
      Взяв щётку, она быстро расчесала волосы и стянула их на затылке вишнёвой  шёлковой ленточкой. Слава Богу, снадобье перестало держать её рассудок в плену, и ночь позора прошла. И сейчас стыд, и злость за совершённые безумства мучил её со страшной силой. Господи, как она могла отдаться мужчине, который причинил ей столько страданий? Кого она люто ненавидела и считала злейшим врагом? Колдовство какое-то! 
     Но, несмотря на то, что ночью они стали очень близки и она пережила в объятиях Александра много счастливых часов, Варя не собиралась мириться с будущим, что он ей уготовил. Напрасно он считает, что плотскими удовольствиями сможет её к себе привязать. Варе нужно намного больше чем просто страсть. Она хочет снова полюбит, а Александра она не никогда не полюбит. Слишком много боли он причинил ей. Забыть прошлое Варя не в силах, к тому же вчерашний его поступок князя стал последней каплей в чаше её терпения. Она должна уйти. Вырваться  из железных оков его страсти на свободу. И он её не остановит.
      В гардеробной тоже весело потрескивал огонь в очаге, и несколько канделябров в стене освещали маленькую комнатку. Варя  распахнула дверцы шкафа и окинула придирчивым взглядом одежду. Платье из  бархата того же оттенка, что и  лента в её локонах, ротонда из чернобурки и удобные ботинки вполне подойдут для поездки. Она кинулась к комоду и, выдвинув ящики, принялась вынимать нижнее бельё. Выбрав среди множества самых разнообразных цветов и тканей панталоны, нижнюю сорочку и юбки, Варя поспешила одеться сама. Служанку звать нельзя, иначе она всё испортит, а рисковать она не желала. Ведь, сейчас возле дверей не стоят сторожа, а значит, у неё есть шанс наконец-то покинуть особняк.
      Застегнув платье и надев сверху шубку, она вернулась в спальню и с замиранием сердца приблизилась к кровати. Александр мирно спал, лёжа на спине и положив под голову согнутую в локте руку. Боже мой, она уже забыла какой он красивый… Отблески пламени золотили его светлые волосы, одеяло скрывало тело, начиная лишь с живота. И её взору были открыты могучая шея, широкие мускулистые плечи и грудь Александра. Господи, князь такой большой, сильный… А ночью он был таким нежным и страстным… О, господи и о чём она только думает!     
    «Надо уходить, пока он не проснулся. Так, ей необходимы деньги. Извозчик не повезёт её в «Ястребово» без них, да и путь в поместье далёкий. Имение ведь находиться под Ярославлем и потому ей придется ночевать на постоялых дворах. Но где взять деньги? Разумеется у Александра. Но не посчитает ли он это воровством? –  лихорадочно думала Варя, осторожно заходя в будуар. «Ну и пусть! Другого-то выхода у неё нет! Да и потом за все те страдания, что он заставил её перенести, она заслуживает награды. Хотя, нет, я рассуждаю, как продажная девка. Нет, я отдам ему всё до копеечки, – решила она, выходя в коридор и с опаской оглядываясь по сторонам. – «Со своего первого жалования и отошлю, лишь бы Роман и Ольга не передумали брать меня на службу и не отказались приютить у себя в усадьбе. Если, князь Ястребов меня выгонит, то что же я тогда буду делать? Не ехать же обратно к Александру. Нет, к нему я не вернусь. Ни за что».
    Варя поднялась на второй этаж. Ей повезло. По дороге ей никто не встретился. Она торопливо шла, открывая многочисленные двери в поисках библиотеки, или кабинета князя.
     И вот удача вновь ей улыбнулась. Перед ней нужная комната… Но к несчастью она не пуста. Поставив у входа ведро с водой, молодая служанка старательно тёрла пол надетой на швабру мокрой тряпкой.     
     Увидев Варю, она ошеломлённо застыла и изумлённо на неё воззрилась.
          – Я пришла за книгой,– растерянно промямлила Варя. – Хочу почитать на свежем воздухе. Не могла бы ты оставить меня одну в комнате?
      Горничная кивнула и, продолжая бросать на неё удивлённые взгляды, поспешно удалилась. Не тратя попусту время, Варя кинулась к секретеру. Он был заперт, но к счастью ключ торчал в замке одного из ящиков, и ей не составило труда открыть их все. Что ж, оплошность князя ей на руку.
         Кожаный мешочек полный монет лежал рядом с изящным пистолетом. Варя, взяла кошелёк и, спрятав его в кармане юбки, заворожено уставилась на оружие. Точно таким же пистолетом когда-то Александр угрожал Мишелю и наставлял его на неё. Господи, как давно это было, а кажется лишь вчера. Воспоминания в один миг захлестнули её и в сердце заныло от тупой боли. Бедный Мишель. Её первый возлюбленный и единственный любимый мужчина. Он отдал жизнь за желание быть с ней рядом. Как же сильно она его любила… Душа пела, а сердце ликовало, стоило Варе увидеть Мишеля. И как бы теперь Александр не пытался заставить ответить ему взаимностью, князю не вызвать и малой толики того, что она питала к французу. Грешная страсть, что ночью вызвал у неё Александр, не сравниться с той чистой и возвышенной любовью, что волновало её сердце. Да, вероятно, они были тогда всего лишь влюблены друг в друга, но, если бы Александр не вмешался, и они бы обвенчались, их чувства переросли в настоящую любовь. 
     Нынче у Вари есть отличная возможность отомстить и разрубить цепи, которыми приковал её к себе Александр. Она вытащила из ящика пистолет и сжала холодную рукоятку. Прежде ей не доводилось держать в руке оружие, но ей пришлось по душе ощущение защищённости, что давал пистолет. Интересно, заряжен ли он? Конечно же, да. Зачем бы Александр стал держать его в библиотеке, если бы не мог в любой момент им воспользоваться?
    Искушение отправиться в спальню и, разбудив князя, наставить на него дуло, было очень заманчиво. Правда, она не умеет стрелять, но множество раз видела, как это делал князь. Живя в поместье Александр, часто ездил на охоту, да и просто развлекался, пуская пули в расставленные в саду бутылки. Нередко, он ставил кого-нибудь из дворни с яблоком на голове. Но, слава Богу, князь всегда отличался меткостью, так  что жертве его развлечения ничего не угрожало.
     Почему же она не сумеет спустить курок? Господь ей обязательно в том поможет! Нет, нельзя помышлять об убийстве. Пусть оно и стало бы справедливым возмездием…
           – И что ты намерена делать с пистолетом? – раздался насмешливый голос Александра. – Собираешься меня убить и сбежать из дома?
     Варя резко обернулась. В дверном проёме, скрестив руки на груди, стоял князь и смотрел на неё с ироничной улыбкой. Он был одет лишь в длинный халат, но под ним выглядывал воротник белой рубашки и брюки. Глядя на мужчину, Варя ощутила сильную дрожь, и её ноги начали подкашиваться. Варе захотелось броситься к нему и нырнуть в крепкие объятия. Боже мой, как же сладко с ним целоваться! Александр – истинный дьявол во всём, что касается чувственных наслаждений… 
      Но вместо этого, Варя направила дуло пистолета прямо на него и произнесла холодным тоном:
                  – А, что, если выстрелю?
        Князь расхохотался и начал очень медленно к ней приближаться.
        Варя  решительно положила палец на спусковой крючок пистолета и с вызовом взглянула на продолжающего спокойно направляться к ней Александра.
                   – Не подходите! – закричала она. –  Иначе, я вас убью!
                   –  Варя, убить человека не так уж и легко. Поверь: ты не сможешь этого сделать, – сухо отозвался он. – Ну, довольно. Шутка меня, конечно, позабавила, но порядком затянулись. Немедленно положи пистолет, и иди ко мне.
              –  Так значит, пистолет всё же заряжен? –  с надеждой в голосе спросила Варя.
               –  Конечно же, нет. –  Улыбнулся князь.
     Он шагнул к ней, и с невозмутимым видом забрав оружие, положил его обратно в ящик. Потом заперев его на ключ, повернулся к ней и властно обнял за плечи.
                – Право, мог ли я  подумать, что ты  заявишься в библиотеку и наставишь на меня оружие, – с невозмутимым тоном произнёс он, но его глаза смеялись. –  Ты с каждым днём удивляешь меня всё сильнее и сильнее, моя девочка.
     Варя быстро высвободилась из его объятий и, отошла в сторону. Не обращая внимания на его изумлённый вид, она заявила твёрдым голосом:
               – Я покидаю вас, ваше сиятельство.
              – Что?! – опешил он. – Но почему? Разве тебе плохо со мной?
               – Я не люблю вас Александр! Неужели, вы этого не понимаете?! Отпустите меня! – возмущённым голосом воскликнула Варя. – Впрочем, я уйду сама!
      Она  повернулась, и гордо подняв подбородок, зашагала к двери. Но прежде чем Варя успела взяться за ручку, Александр загородил ей дорогу к выходу.               
              –  Пока я этого хочу, ты останешься со мной. – Процедил он сквозь стиснутые зубы.
              – Значит, я снова пленница, да?! – в гневе спросила она. – И что же, вы намерены и дальше подсыпать мне в пищу то зелье и с помощью его принуждать придаваться с вами разврату?           
      Александр усмехнулся, но ответить не успел. Послышался шум подъезжающей к дому кареты.
       Князь нахмурился и, шагнув к окну, раздвинул розовые шёлковые гардины. Не сдержав любопытства, Варя присоединилась к нему и, встав рядом, выглянула на улицу.
      То, что она увидела, заставило её ошарашено округлить глаза и тихонько вскрикнуть. Из экипажа вышел… Роман собственной персоной. Князь Ястребов помог выбраться из кареты своей спутнице, и Варя без труда узнала в молодой даме… Лизу. Следом появилась ещё одна женщина и Варя ничуть не удивилась. Разумеется, Лиза не могла поехать с кузеном без сопровождения «дуэньи», и её роль на сей раз выполняла княгиня Анна. Но для чего они все приехали? Что бы устроить Александру скандал и Лиза могла разорвать помолвку? Но, откуда им стало известно об этом доме? Роман нанял шпиона следить за Александром? Но зачем? Только ради того, что бы найти повод разлучить с ним Лизу? Или, Роман искал именно её – Варю, и собирается вызолить из этого «гнёздышка порока»? Но, почему? Неужели, она заблуждалась насчёт князя Ястребова и он действительно её любит? Получается, я ошибалась... Господи, и как же мне во всём разобраться?     
     Варя обернулась к Александру и с саркастической улыбкой взглянула на с продолжающего смотреть в окно мужчину. Он повернул голову и, глядя на него, Варя весело рассмеялась. Князь выглядел таким ошеломлённым и растерянным…

0

318

**********************

         Александр взирал на уверенно идущего под руку с дамами Романа и чувствовал, как его начинает трясти от бешенства. Какой, однако, подлец! Посмел за ним шпионить! Мало того, узнав, что он здесь содержит любовницу, рассказал об этом его невесте и притащил её сюда! Лиза наверняка прибывает в негодовании и его ожидает страшный скандал. Чёрт побери! Как же ему теперь выкрутиться их этой истории и не потерять никого из женщин?! Да, задачка…
     Проклятый Роман ловко расставил сети, и Александр в них легко угодил! Но он сам виноват. Нельзя было расслабляться. Ведь, когда две недели Роман вместе с Ольгой и Анной заявились к ним с Лизой в поместье и Ястребов объявил: что принял решение пожить у них до свадьбы, он должен был насторожиться. Но, нет, он был  поглощён мыслями о  встрече с Варей и не придал этому значения. И вот, сейчас он расплачивается за свою глупость…
       Да ещё и Варенька смеётся над ним. Маленькая злючка! Опять его нежная роза выпустила шипы. Но напрасно она старается казаться холодной и равнодушной. Александр отлично видел, что всё это лишь притворство. Точнее, нет, Варя отчаянно борется с собой и пытается, как и раньше его ненавидеть. Гордость требует от неё поступать именно так. Бесполезно. Он же  понимает, что Варя начинает  в него влюбляться и вчерашняя ночь не прошла бесследно для них обоих. Зелье высвободило её истинные чувства, и страсть закружила их в сумасшедшем танце.   
    Господи, Александр и не предполагал, что им будет так хорошо в постели и «шпанские мушки» тут не причём.  Они с Варей, словно созданы друг для друга… Судьба свела их месте, и он не позволит никому разлучить его с любимой. Плевать, если даже придётся расстаться с Лизой. Он и сам частенько подумывал разорвать помолвку. Англичанка, в последнее время его лишь раздражала. Тем более что Роману он уже достаточно насолил. Жаль, что она ждёт от него ребёнка, но, увы, такова жизнь… Ничего не поделаешь. Если Лиза захочет, он признает дитя и даже может его усыновить, или удочерить. Даже может забрать малыша и воспитывать его самому. Отличная мысль! Александр  вырастит ребёнка, как его отец Вареньку. За исключением того, что дитя не будет крепостным и в нём  соединиться кровь двух аристократических семей.
    Жаль, что Варя не дворянка, он бы хотел отвести её в храм и обвенчаться перед ликами святых. Но, к сожалению, взять её в жёны, он не может. И дело не в том, что свет не примет её княгиней Стрелецкой. Александру совершенно безразлично мнение  окружающих и он с радостью прекратит появляться в обществе.  Государя может рассердить его женитьба на простолюдинке, а немилость императора бывает, страшна,…  Но с другой стороны, обвенчался, же граф Шереметев с Прасковьей Ковалёвой – крепостной актрисой своего театра и сделал графиней. И ничего, императоры Павел и Александр его простили и признали брак. Отчего бы и ему не рискнуть?
     Александр обернулся к насмешливо взирающей на него Варе и, взяв за руку, отвёл от окна.
                    – Варенька, прежде чем Роман со своими родственницами  переступят порог библиотеки, я хочу тебе кое-что сказать, – взволнованно проговорил он. – Это очень важно.
        Девушка устремила на него изумлённый и одновременно заинтересованный взгляд.
                    – Хорошо, я вас выслушаю, – послушно кивнула Варя.. – Только, вначале сниму шубку, ладно? Мне очень жарко. – С непосредственностью ребёнка, призналась она.
       Он улыбнулся искренности девушки и, сняв с неё меховую ротонду, небрежно бросил в кресло. Потом сел рядом с ней и с нежностью взглянул на Варю. Она, тут же скромно сложила руки на коленях и выжидающе на него посмотрела. Но, под прицелом её глаз, Александр стушевался и молчал. Впервые в жизни, Александр не находил слов и это его безумно злило…
                 – Варя, я принял решение, – всё же выдавил он из себя. – Я  раздумал жениться на Лизе и сегодня же объявлю ей об этом.
                 – Вот, как? – удивлённо возилась она на него. – И что же подтолкнуло вас к разрыву с леди Элизабет? Вы не желаете пока не с кем вступать в брак?
                – Не совсем так, милая, – мягко произнёс Александр. – Я хочу жениться, но в жёны возьму другую женщину.
               – В самом деле? И кто же ваша новая избранница? – с огорчением в голосе, пролепетала Варя. –  Хотя, если честно, я не понимаю: зачем вы мне об этом говорите, – фыркнула она, передёрнув плечами. – Мне-то какое до этого дело? Женитесь на ком хотите.
      Александр с трудом удержался от насмешливой улыбки. Поднявшись с дивана, он опустился перед ней на колено и заявил, глядя ей в глаза:
                 – Варя, я предлагаю тебе своё имя и всё, чем я владею.
     Потрясённая девушка, смотрела на него широко распахнутыми от шока глазами.
                  – Вы… шутите?
                 – Нет, любимая, я действительно хочу, что бы ты стала моей женой.
         Варя сердито сжала губы и бросила на него злобный взгляд.         
                  – Вы опять издеваетесь надо мной, ваше сиятельство! – разгневанно прошипела Варя. – Дворяне не женятся на бывших крепостных! Это известно всем!
                   –  Да, абсолютно верно, но ради тебя я готов пренебречь уставленным веками правилом и вызвать негодование государя и света венчанием с тобой, моя радость! –  с улыбкой сказал  он. –  Недалеко от сюда есть церковь, и я утром схожу туда и договорюсь со священником о церемонии! Мы завтра же поженимся и уедем в наше поместье!
     Александр встал с колена и, взяв Варю за руку, стремительно поднял с дивана. Укрыл её от всех в своих объятиях и, прижал к груди. Под натиском его губ губы Вари раскрылись и его язык ворвался в сладостную глубину её рта, и он стал её пылко целовать, чувствуя, как страсть понемногу им овладевает и плоть, восстав, натянула ткань брюк, упёрлась в живот Вари. 
     Глаза девушки раскрылись, она густо покраснела, и испуганно забилась в его руках. Александр усмехнулся и крепче стиснул её хрупкое тело в своих руках. Даже теперь, когда прошлой ночью забыв о гордости, и предрассудках, Варя самозабвенно ему отдавалась и дарила блаженство, она вновь отчаянно пытается сопротивляться своим чувствам. Дурочка, она ещё не поняла, что от себя не убежать. Но очень скоро Варя  осознает, что любовь неподвластна рассудку…
             –  Ты вырываешься, точно маленькая птичка, – засмеялся он. – Не сопротивляйся, я всё равно тебя никуда не отпущу. Ты только моя –  Варенька и очень скоро Господь соединит нас святыми узами и благословит наш брак детьми. Хотя, возможно, что ты уж зачала дитя.
     Варя застыла и устремила на него растерянный взгляд.
                 –  Дитя… – недоумённо пробормотала она.
                  – Надеюсь, ты забыла, как на свет появляются дети? – снова рассмеялся Александр. –  Уверяю тебя милая, то, что мы творили прошлой ночью, наверняка принесло свои плоды.
      Варя смутилась и опустила глаза, но сказать что-либо в ответ не успела. Дверь распахнулась, и на пороге вырос как всегда невозмутимый дворецкий.
                    – Господин князь, к вам пожаловали гости, – с поклоном доложил Жанн. – Сказать им, что вас нет дома?
                     – Нет, не надо, – покачал головой Александр. – Пригласи князя Ястребова и дам войти, и сопроводи в гостиную. – Бесстрастным тоном приказал он слуге.
      Мажордом удивлённо уставился на него, но возражать не стал. Жанн вновь склонился в поклоне и, кивнув, спокойно вышел из комнаты.
            – Варенька, я тебя не тороплю, – обернулся к ней Александр. – У тебя есть время подумать.
           – Правда? – изумлённо спросила девушка. – И как долго?
           – Ступай в свои покои, а я когда покончу с незваными посетителями, приду к тебе, – чмокнув Варю в щёчку, попросил он. – Не нужно, что бы они тебя видели.
             – Боитесь, что я уеду с Ястребовыми? – ухмыльнулась Варя, высвобождаясь из объятий и отходя подальше от него. – Любопытно: князь приехал лишь затем, что бы устроить вам взбучку, и расторгнуть вашу помолвку с его кузиной, или зачем-нибудь ещё? – насмешливо спросила она. – А, что, если Роман меня любит и искал для того, что бы сказать об этом и увезти с собой?
Александр ринулся к ней, но увидев страх в её глаз, заставил себя  успокоиться. Малышка специально его дразнит и он не должен впадать в ярость. Этим он лишь напугает Варю и оттолкнёт. Тем более, что  поблизости опять возник этот проклятый Роман.
             –  Любит? Не смеши меня, моя девочка, – хмыкнул он. – Разумеется, нет. Не спорю, он увлечён тобой, но им движет лишь плотское желание и не более того. Я же люблю тебя и предлагаю стать моей женой и княгиней Стрелецкой. Разве, ты по-прежнему не мечтаешь быть аристократкой? Или ты не ради этого хотела выйти замуж за того француза?

Отредактировано Mary (Пн, 11 Апр 2011 00:54)

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Причуды любви. Исторический Любовный Роман.