Литературное кафе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Точка отправления (начало)


Точка отправления (начало)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Представляю на суд первое свое произведение. Жду критики.

Глава 1 (отрывок)
Таня растерянно смотрела по сторонам, только что объявили, чтобы все срочно покинули метро, а ее подруга все не появлялась. Девушка отбросила с лица прядь темно-каштановых волос и глянула на последний вызов, десять минут назад Наташа сказала, что уже заходит в метро. Так, где же она? Таня тщательно вглядывалась в лица прохожих, спешащих на выход, и не заметила милиционера, который подошел к ней.
-Извините, но следует покинуть метро.
От резкого металлического голоса мужчины, Таня вздрогнула и не сразу нашлась, что ответить.
-Я жду подругу, она вот-вот должна подойти.
-Вы не слышали? Там внизу был взрыв, - кивнул милиционер в сторону эскалатора, - так что советую поискать вашу подругу в списках раненых или погибших.
Таню передернуло от этих слов, а в следующую секунду потемнело в глазах. Ей показалась, что она падает в темноту, и ноги сами собой подгибались. Но из угрожающей темноты, ее выдернул все тот же противный голос.
-Эй, с вами все хорошо?
-Да, да, - ответила она и пошла на выход. Перед собой, видя только очертание двери. Вокруг были крики визги. Люди пытались быстрее добраться до выхода, поэтому толкались, пробивая себе дорогу. Таня этого не замечала. В ее ушах еще звенел голос милиционера.
Выйдя на улицу, ее обдало прохладным апрельским ветром. В Москве уже нет снега, но ветер, как отголосок зимы, еще заставлял кутаться в теплые куртки. Вот и сейчас, Таня, поежившись, застегнула верхние пуговицы. Свежий воздух привел ее в чувства. Хотя девушка не сразу поняла как очутилась на тротуаре. Мимо нее бегали люди, останавливались машины, где-то работала сирена. А с другой стороны площади на нее невозмутимо смотрело серое здание Детского мира. Но все это было как в американском кино, все ушло на второй план и только гремело в голове: «…списки раненых и погибших».
Таня еще никогда не ощущала себя такой жалкой и разбитой.  Оглядевшись в поисках помощи, девушка увидела карету «скорой помощи» и побежала к ней. Машина уже завелась, когда девушка постучала в стекло. Пузатый водитель с залысинами и кустистыми усами серьезно посмотрел на нее.
-Извините, у меня подруга в метро была, можно с вами поехать…
-не положено, - буркнул он.
-Пожалуйста, я заплачу, только скажите сколько.
Но водитель не обращая внимания на Таню, нажал на педаль газа и машина  сорвалась с места, оставив девушку стоять в растерянности.
-Эй, девушка!
Таня обернулась. Ей махал водитель такси
-Поехали!
Таня кивнула и подбежав, быстро села в машину. В другой бы раз, она никогда бы не оказалась в одной машине с таджиком, но сейчас она об этом даже не думала. Таксист ничего не стал спрашивать, а поехал вслед за каретой «скорой помощи». За пятнадцать минут они доехали до станции Чистые пруды,  где напротив памятника столпились люди, машины. Остатки снега лежавшие на обочине были черно-красные от грязи и крови.
-Сколько?
-Да что вы. Идите.
-Спасибо…
Таня выскочила из машины. Перед метро творилось что-то ужасное. Убитые, раненые лежали на асфальте, те кто мог самостоятельно передвигаться, сам искал с кем уехать в больницу. Простые прохожие помогали врачам. В воздухе стоял запах гари и крови, так что Таню чуть ли не вырвало, как только она вышла из машины. Ее качнуло и она поспешила достать носовой платок из кармана и закрыть им нос. Глубоко вдохнув, она посмотрела на небо, чтобы немного прийти в себя. Но небо было серым и угрюмым, как и весь сегодняшний день.
Придя немного в себя, она поняла, что для начала ей надо найти работника «скорой», а для этого надо пробраться в самую гущу событий. Оглядевшись, и сделав несколько шагов, она с трудом могла смотреть по сторонам. Обгорелые люди, грязная одежда, кровь, стоны, крики, плач. В голове все перемешалось. Увидев молодого человека в крови и без движения лежавшего на асфальте в неестественной позе, Таню качнуло, голова закружилась, а перед глазами забегали разноцветные круги. На этот раз она упала в обморок, прямо на асфальт. К ней тут же подбежал медбрат с нашатырем. А когда Таня открыла глаза, то, взял девушку на руки, посадил в карету «скорой помощи».

Наташа стояла у дверей, держась за перила, и смотрела на схему метрополитена, когда в отражении дверного стекла увидела женщину. Она бы не обратила на нее никакого внимания, если бы не выражение лица. Серьезные даже злые глаза, смотрели наверх, на рекламу наклеенную на стену. Губы плотно сжаты, так что подбородок немного выступал вперед. Даже обветренные щеки и те были напряжены. Женщина как будто внутренне собиралась.
«Наверное у нее случилось что-то плохое, что так не может отойти» - подумала Наташа и тоже подняла голову. Скорее это было от чувства стадности. Всегда интересно то, что привлекает внимание других. Курсы по обучению игре на бирже и объявления автошколы. Вряд ли эту женщину могли заинтересовать такие объявления. Так куда же она смотрит?
Наташа вообще любила наблюдать за людьми, вот таких необычных, даже чудаковатых людей изображала на своих полотнах, пока только в художественной группе у Геннадия Борисовича, или в художественном классе, куда недавно устроилась работать ее подруга. Но в будущем она хотела выставляться.
-Вот мой телефон, - прервал ее мысли рома, - буду ждать звонка.
Наташа улыбнулась и снова перевела взгляд на стекло, за которым мелькал туннель метро, а потом мельком глянула на Рому. Он был достаточно симпатичным, для того чтобы ее смутить. Его пронзительно карие глаза, которые искрились веселостью и задором еще детским безмятежным, блуждали по ее лицу, как будто он пытался ее запомнить со всеми подробностями. И хотя это был обыкновенный парень, его положение в обществе выдавали часы First Cuda, где циферблат и корпус был украшен бриллиантами, а ремешок  имитировал кожу ската и кожаные ботинки, тоже явно не купленные на распродаже. Богатеи отталкивали девушку и еще поэтому, она не стремилась с ним заводить разговор, хотя сама не понимая с ним уже болтала две остановки.
Наташа снова посмотрела в окно, и в отражении заметила, что губы женщины что-то шепчут.
«Неужели она молиться?» – невольно подумала она, не понимая, почему эта женщина ее так настораживает. От нее веет опасностью. С вижу это обычная приезжая: цветастый платок на голове, темный пуховик, длинная зеленая юбка. Что же с ней не то? И тут девушка увидела как пальцы женщины что-то отсчитывают. Четыре…три… И тут все кусочки происходящего сложились в одно.
Наташа часто смотрела новости и искренне сочувствовала жертвам террористов, но никогда не подозревала, что когда-нибудь окажется на их месте. И ее имя окажется в списке потерпевших.
Девушка резко обернулась и поглядела в глаза женщине. В них не было ни ужаса, ни отчаянья, а только смирение…и покорность происходящему. Смотря перед собой, она понимала, что совершит что-то непоправимое, но это ее долг. Смысл жизни у всех разный, у кого-то деньги, у кого-то дети, а кто-то живет возмездием. Никто не заметил, как женщина потянулась в карман куртки, никто кроме Наташи.
Поезд уже стал останавливаться у станции Чистые пруды. Наташа видела перрон, людей, спешащих на работу, студентов жавшихся к двери. Ей захотелось закричать, чтобы как-то предупредить, но от панического страха во рту пересохло, и язык стал неподъемный. Она хотела замахать руками, сделать хоть что-то, но ужас происходящего парализовал ее.
Время стало идти по-иному, девушка видела все как в замедленной съемке. Глубоко дыша она ждала, когда женщина закончит свой счет. И тут ее глаза встретились с улыбчивым взглядом Ромы.
…Два…Один…
Единственное, что пришло ей в голову, это закрыть собой парня, который стоял у других перил. Последнее что она видела это его улыбка и ямочки на щеках. В следующую секунду девушка почувствовала сильную волну воздуха, сбивавшую с ног и запах гари. До нее доносились стоны и истошные крики, но они были неестественно далеко. Сама она почувствовала ужасную боль в боку, но не сразу. Боль постепенно разливалась по всему телу. Дыхание сбилось и девушка закрыла глаза. Теперь Наташа не понимала, что кричит вместе с другими пассажирами. И крик помогает сделать боль менее резкой. Переключает мозг на что-то другое. А пока девушка не понимала, что ее спасло только, то что рядом с ней стояло два здоровенных мужчины, которые сейчас в неестественной позе лежали тут же, где и разорванная женщина.
Но ничего этого Наташа не видела. Сильная боль в спине и правом боку не давала ей двигаться. От крика во рту пересохло и гудела голова. С трудом открыв глаза, она увидела все как в дымке: открытые двери, лежащие люди, и среди всего этого хаоса ромашки… В следующую секунду девушка почувствовала, что проваливается в пустоту. И потеряла сознание.
Когда же очнулась, то ни запаха гари, ни крови не было. Напротив свежий чистый воздух. Ей стало страшно и, еще некоторое время, она лежала притаив дыхание с закрытыми глазами. Но долго так лежать не могла, слишком сильно ее мучил вопрос: где она? И почему больше не чувствует боли? Открыв глаза, Наташа часто заморгала от яркого солнца. Когда глаза привыкли, то первое что увидела девушка голубое небо и ромашки, те самые, которые ей мерещились в метро. Их большие головки упирались в плечо и спину и источали приятный аромат. Хотя в запах полевых цветов вплетался легкий аромат корицы и мускуса, который совсем сбивал с толку. Оглядываясь, она пыталась понять: где же очутилась. А главное как? Ведь минуту назад еще была в метро. Ехала на встречу к подруге, познакомилась с одним пареньком…Поезд подходил к «Чистым прудам»…
Девушку затрясло, ведь только недавно она корчилась от боли. Вздрогнув, как очнувшись, Наташа осмотрела себя. Джинсы и джемпер были целы, хотя и в пыли, но ни ран, ни царапин. Ее тело цело и невредимо, значит она сюда не только чудесным образом попала, но и вылечилась. 
Невольно девушка подумала о рае, ведь сейчас ее окружает так природа, такое умиротворение. Но слишком реально выглядели цветы и небо. Наташа не чувствовала, что всего лишь дух. Наоборот, ей казалось, что она живее всех живых. Но если это не рай, тогда что?
-Как же я сюда попала? – спросила девушка окружающую природу и стала подниматься на ноги.
Как будто в своей голове она повернула рычажок, так как до нее стали доходить звуки. Сначала отдаленно, потом все громче и громче. И вот уже слышно пение птиц, жужжание жучков, а где-то далеко лай собак.
«Так значит я была еще и контужена» - подумала Наташа, глядя перед собой. Ни разу в рассказах о путешествиях на тот свет не говорилось о частичной потере слуха, скорее наоборот его приобретали. Это значит еще один плюс в пользу того, что она жива. Наташа не знала почему хватается за вариант «что жива, что не умерла и в раю». Потому что в другом случае, она находится в неизведанном доселе месте, куда из всего метро попала она одна. А вдруг тут живут страшные чудовища, и это ожившие ее сны-страшилки, где всегда сначала все красиво? Девушка мотнула головой, пытаясь отогнать эти мысли. Несколько белокурых кудряшек упала на лоб, но она этого не заметила. Эта идея была еще более невероятна. Другой мир, шутка ли.

+2

2

Изгина написал(а):

Представляю на суд первое свое произведение. Жду критики.

+1 :flag:

Грамматика не мой профиль. Стилистику смотреть нет времени. Сюжет - перенос в другой мир по моему мнению написан хорошо.  Правок в сюжетную линию не требуется.

+1

3

Изгина, очень интересный отрывок. Захватывает. Это роман, или повесть?

0

4

Ольга Вервольфмарине спасибо за локаничность.

Mary написал(а):

Это роман, или повесть?

Mary, роман. Уже написала, вот занимаюсь редактированием и решила выложить, чтобы посмотреть заинтересует ли кого мое творчество ))))

0

5

Если понравилось, то выкладываю продолжение (одна глава у меня 21стр)
Сделав несколько шагов вперед, ее взору открылся необъятный лес, который простирался до горизонта, а справа заканчивался горами. У кромки леса расположилась деревушка (вот откуда Наташа слышала лай собак), к которой с холма вела тропа, еле обозначаемая примятой травой. Вглядываясь вдаль девушка даже заметила жителей работающих там, но сейчас они были больше похожи на суетливых муравьишек.
От всего увиденного у нее кругом шла голова. Наташа была поражена, но здравый смысл ей говорил, что раем это место быть ни как не может. А где же ангелы?
Тогда что же это? Сказочная страна?
-Нет, нет, нет, нет. Этого быть не может, - замотала головой Наташа, и закрыла глаза. Она попыталась представить метро, все что запомнила, но снова перед глазами необъятный лес.
Девушка была слишком ошарашена, что не заметила, как к ней подошли.
-Ну, слава Деване, Святобору и Великому Велесу, вы живы, - голос был на удивление ясный и по-детски звонкий, но до того неожиданный, что Наташа вздрогнула, и по спине пробежал холодок. Двигаясь медленно, чтобы не впасть в панику, она повернулась. Перед ней стоял мужчина, чуть-чуть не достававший до ее плеча. На нем была светло-желтая рубаха с темно-коричневой вышивкой на вороте, заправленная в штаны, поверх которой была надета шерстяная безрукавка. Вдалеке его костюм смотрелся бы как куча пожухлых листьев. Его руки были в перчатках, но даже они не скрывали его сероватой кожи. А еще девушка заметила на левом запястье украшение сделанное из желудей. Несмотря на нелепость образа, глаза у незнакомца были выразительными серо-зелеными и, не отрываясь, смотрели на нее.
От удивления у девушки даже вытянулось лицо. Открыв рот, она смотрела на неизвестное ей существо. Наташа бы так и молчала, если бы незнакомец не спросил:
-Что с вами?
-Вы…вы эльф? – не удержалась она, хотя понимала нелепость своего вопроса.
-Ха-ха, что за вздор. Нет, я лесовик. И как вы странно их назвали. Альв это тот, кто вам помог переместиться. Я всего лишь живу вон в той деревне, - сказал он, показывая на деревушку, которая находилась внизу.
Наташа невольно посмотрела в ту сторону, куда показал его указательный палец, но тут же перевела взгляд на лесовика. Как такое возможно? То что когда-то, в далеком детстве, Наташа рисовала в своем воображении, сейчас начинало сбываться. Сказочные существа ворвались в ее жизнь. Стоп! Или это она ворвалась в этот тихий мир?
Пытаясь осмыслить происходящее, девушка спросила:
-Что, значит, помог мне переместиться?
-Ну, я уж не знаю, что за волшебные штучки вы проделываете, - пожимая плечами, ответил лесовик.
-Кто вы? Я понятия не имею как сюда попала!
-А думаешь я имею? Это тебе надо с альвом говорить, тем более кажется он тебя ищет.
-Зачем?
-Откуда мне знать. Я всего лишь лесовик.
Наташа кивнула и снова посмотрела в сторону деревни.
-А где я?
-Что значит где? – переспросил лесовик, но встретив негодующий взгляд, пояснил - ну, для вас – людей – это мир духов, сновидений. А для нас Беловодье, место приближенное к богам.
Наташа посмотрела на лесовика и снова кивнула, хотя так не в чем и не разобралась. Но теперь хотя бы знала, что не в раю, а в другом мире, куда ее по ошибке забросил некий альв.
Девушка задумалась отчего на ее высоком лбу появились продольные морщинки.
«Разве такое возможно?» - думала она, смотря на маленькие домики. Их крыши сейчас окрасились в золотисто-рыжие цвета заходящего солнца. Но сейчас ей было не до этого.
-Я в другом мире. Поверить не могу, - тихо сказала Наташа.
-И все же ты здесь, - подтвердил лесовик.

+1

6

Изгина написал(а):

На нем была светло-желтая рубаха с темно-коричневой вышивкой на вороте, заправленная в штаны, поверх которой была надета шерстяная безрукавка. Вдалеке его костюм смотрелся бы как куча пожухлых листьев. Его руки были в перчатках, но даже они не скрывали его сероватой кожи.

Техническо-исторические ляпы. Заправлять рубаху в штаны начали где-то уже в 18-19 веке, и то далеко не все. До того, носили навыпуск. Если в фэнтази речь пойдет о средневековье, то лучше сделать рубаху навыпуск.
Цветовая гамма. Светло-желтый цвет и безрукавка - камуфляжной раскраски не создадут. Нужно подумать над цветами.
Перчатки - что ручной вязки, что кожаные - вещь требующая тонкой работы - элемент одежды богатых людей. Откуда у лесовика перчатки?

0

7

Блиииииииииииииииииин! Блииииииииииииииин! Не то. Я уже все поправила. Воть:
Сделав несколько шагов вперед, ее взору открылся необъятный лес, который простирался до горизонта, а справа заканчивался горами. У кромки леса расположилась деревушка (вот откуда Наташа слышала лай собак), к которой с холма вела тропа, еле обозначаемая примятой травой. Вглядываясь вдаль девушка даже заметила жителей работающих там, но сейчас они были больше похожи на суетливых муравьишек.
От всего увиденного у нее кругом шла голова. Наташа была поражена, но здравый смысл ей говорил, что раем это место быть ни как не может. А где же ангелы?
Тогда что же это? Сказочная страна?
-Нет, нет, нет, нет. Этого быть не может, - замотала головой Наташа, и закрыла глаза. Она попыталась представить метро, все что запомнила, но снова перед глазами необъятный лес.
Девушка была слишком ошарашена, что не заметила, как к ней подошли.
-Ну, слава Деване, Святобору и Великому Велесу, вы живы, - голос был на удивление ясный и по-детски звонкий, но до того неожиданный, что Наташа вздрогнула, и по спине пробежал холодок. Двигаясь медленно, чтобы не впасть в панику, она повернулась. Перед ней стоял мужчина, чуть-чуть не достававший до ее плеча. На нем была светло-желтая рубаха с темно-коричневой вышивкой на вороте, заправленная в штаны, поверх которой была надета шерстяная безрукавка. Вдалеке его костюм смотрелся бы как куча пожухлых листьев. Его руки были в перчатках, но даже они не скрывали его сероватой кожи. А еще девушка заметила на левом запястье украшение сделанное из желудей. Несмотря на нелепость образа, глаза у незнакомца были выразительными серо-зелеными и, не отрываясь, смотрели на нее.
От удивления у девушки даже вытянулось лицо. Открыв рот, она смотрела на неизвестное ей существо. Наташа бы так и молчала, если бы незнакомец не спросил:
-Что с вами?
-Вы…вы эльф? – не удержалась она, хотя понимала нелепость своего вопроса.
-Ха-ха, что за вздор. Нет, я лесовик. И как вы странно их назвали. Альв это тот, кто вам помог переместиться. Я всего лишь живу вон в той деревне, - сказал он, показывая на деревушку, которая находилась внизу.
Наташа невольно посмотрела в ту сторону, куда показал его указательный палец, но тут же перевела взгляд на лесовика. Как такое возможно? То что когда-то, в далеком детстве, Наташа рисовала в своем воображении, сейчас начинало сбываться. Сказочные существа ворвались в ее жизнь. Стоп! Или это она ворвалась в этот тихий мир?
Пытаясь осмыслить происходящее, девушка спросила:
-Что, значит, помог мне переместиться?
-Ну, я уж не знаю, что за волшебные штучки вы проделываете, - пожимая плечами, ответил лесовик.
-Кто вы? Я понятия не имею как сюда попала!
-А думаешь я имею? Это тебе надо с альвом говорить, тем более кажется он тебя ищет.
-Зачем?
-Откуда мне знать. Я всего лишь лесовик.
Наташа кивнула и снова посмотрела в сторону деревни.
-А где я?
-Что значит где? – переспросил лесовик, но встретив негодующий взгляд, пояснил - ну, для вас – людей – это мир духов, сновидений. А для нас Беловодье, место приближенное к богам.
Наташа посмотрела на лесовика и снова кивнула, хотя так не в чем и не разобралась. Но теперь хотя бы знала, что не в раю, а в другом мире, куда ее по ошибке забросил некий альв.
Девушка задумалась отчего на ее высоком лбу появились продольные морщинки.
«Разве такое возможно?» - думала она, смотря на маленькие домики. Их крыши сейчас окрасились в золотисто-рыжие цвета заходящего солнца. Но сейчас ей было не до этого.
-Я в другом мире. Поверить не могу, - тихо сказала Наташа.
-И все же ты здесь, - подтвердил лесовик.
-Но как? То есть я поняла, меня перенес альв, но как? Зачем? – снова спросила Наташа, разводя руками Еще несколько минут назад я была в метро, а тут я уже на холме посреди поля. Я не знаю, как себе это объяснить. Логике это не поддается.
-Вы странные, люди, - заметил лесовик, щурясь, - вам всегда нужно объяснение, как будто вы не можете принять как данность то, что вам послали боги. Ведь мир крутится не вокруг вас, есть какие-то иные силы, которые не обязаны перед вами отчитываться.
-Я не … - но Наташа не знала что сказать. Такой ответ ее обезоружил. В том мире, откуда она, так не говорят о Боге. Его не приравнивают к людям. Вообще не упоминают, разве только в специально отведенных учреждениях.
-Я не хотела обидеть.
-Ты не обидела. Просто мы верим, что если кто-то пришел в этот мир, значит он, ему нужен, вот и все.
Наташа кивнула. А ведь этот странный человечек по-своему прав.
Оглядевшись, и вдохнув полной грудью чистого воздуха, девушка закрыла глаза и подставила лицо знойному ветерку. Тот весело разбросал ее кудряшки по лбу и плечам.
Это есть другой мир, тот, куда она так хотела попасть, когда ыбла маленькой одинокой девочкой, чтобы сбежать от всех проблем. Сколько раз, рисуя его, засыпала и видела сказочные сны. Ей всегда именно так и представлялся иной мир: поле ромашек, дремучий лес населенный сказочными существами, а еще феями и принцами и всегда чистое голубое небо.
-Ты не подумай, я рада, что попала сюда, - наконец сказала Наташа, открыв глаза и посмотрев на лесовика, - только для меня это слишком неожиданно. Ведь там откуда я о других мирах только пишут сказки.
-В вашем мире, вы многое, считаете, выдумкой и принимаете людей за сумасшедших, которые решаются в это поверить.
Наташа молча стояла рядом, а лесовик продолжал:
-Но мы вас понимает. Это помогает вам выжить, вот и все. Ну, ладно, что-то мы заговорились. Пойдемте-ка, я отведу вас в свой дом.
-Ко мне можно на ты. Меня зовут Наташа.
-Очень рад. А меня Видеор. И все же, не откажешься от ужина, Наташа.
-Нет, не откажусь, - улыбаясь, ответила та.
-Тогда пойдем.

0

8

Изгина написал(а):

Блиииииииииииииииииин! Блииииииииииииииин! Не то. Я уже все поправила. Воть:

Видимо все же не все, ибо так и осталась рубаха, заправленная в штаны, остались и перчатки.

Кстати, а для чего ему перчатки? Они как известно предназначены для защиты рук от воздействия внешней среды. Чем таким занимается лесовик, что ему требуются перчатки?

0

9

Изгина, рад видеть : D

В Москве уже нет снега, но ветер, как отголосок зимы, еще заставлял кутаться в теплые куртки.

Скачок во времени.

Хотя девушка не сразу поняла как очутилась на тротуаре. Мимо нее бегали люди, останавливались машины, где-то работала сирена. А с другой стороны площади на нее невозмутимо смотрело серое здание Детского мира. Но все это было как в американском кино, все ушло на второй план и только гремело в голове: «…списки раненых и погибших».

Эти описания неудачны.

Первое предложение вводит в заблуждением словом "хотя".
Третье вызывет сомнение "невозмутимым зданием".
Четвёртое вообще неясное.

Оглядевшись в поисках помощи, девушка увидела карету «скорой помощи» и побежала к ней.

А тут во избежании повторов стоит перефразировать.

Начало неплохое, косяков не замечал : D

Таня растерянно смотрела по сторонам, только что объявили, чтобы все срочно покинули метро, а ее подруга все не появлялась. Девушка отбросила с лица прядь темно-каштановых волос и глянула на последний вызов, десять минут назад Наташа сказала, что уже заходит в метро. Так, где же она? Таня тщательно вглядывалась в лица прохожих, спешащих на выход, и не заметила милиционера, который подошел к ней.

Только вот во многих местах лучше ставить точки.

+1

10

John Fog написал(а):

Изгина, рад видеть : D

Приветик, John Fog

0

11

Изгина, мне понравилось))

Изгина написал(а):

А меня Видеор

мне имя понравилось)

+1

12

Chicago написал(а):

мне имя понравилось)

У меня все имена или славянские, или образованы по их принципу.

+1

13

продолжение:

Солнце уже коснулось одним боком верхушек елей и сосен, и стало уж совсем рыжим, когда Наташа и Видеор стали спускаться с холма. В предвечернее время мир окрасился в красно-лиловые цвета. Ромашки, а подходя ближе к деревне и васильки с колокольчиками закрывали свои венчики. Зато кузнечики только начинали свои трели, летая в траве, чем сильно испугали девушку.
Видеор для своего роста шел слишком быстро, так что Наташа еле за ним поспевала, и уже через минут двадцать они вышли к деревне. Наташа шла, оглядываясь по сторонам, обращая внимание то на дом с резными ставнями, то на крохотную девочонку с коромыслом и двумя огромными ведрами, то на целое племя поросят, которых хворостиной погонял низенький паренек в соломенной шляпе с широкими полями. Для Наташи все было в диковинку. Но самое главное, здесь кипела жизнь. Дети играли, мужики работали в поле, женщины убирались и готовили дома, старухи смотрели за младенцами и они счастливы. Без прогресса настигшего тот мир, где живет Наташа, и которая по-доброму им завидовала. Ведь эта деревушка, словно путешествие в прошлое, как будто приоткрылась завеса старой тайны.  Казалось, что на нее никто не обращает внимания, все заняты своими повседневными делами, но лесовики, был такой народ, который все подмечал, не показывая этого. И на Наташу они смотрели с опаской. Для них она чужестранка, а все чужое, непонятное для лесовиков всегда приносило несчастье. Но девушка этого не знала и только пару раз поймала на себе недоверчивый взгляд пожилой пары. Это и понятно, выглядела она совсем по-иному. Прямые джинсы в обтяг, серый джемпер и кеды. В ее мире эта одежда более чем скромная, но тут Наташа была как белая ворона.
-А что это за деревня? – спросила Наташа, как раз тогда когда они проходили по двору, где гуляли разноцветные петухи.
-Заточь1. Так ее назвали наши деды, наверное потому что раньше тут совсем было глухо. Но сейчас этого никак не скажешь, - с нескрываемой гордостью добавил Видеор.
И правда Заточь за несколько веков из небольшой деревушки на окраине леса, разрослась в огромную деревню со своим Старейшиной и Управой. Деревня состояла из сорока простых деревянных домов, которые стояли в две шеренги упираясь в храм Велеса и двух складов. Жители не ездят торговать в Светлокрай, как делают другие лесовики из соседних деревень, а обеспечивают себя сами. Даже оружие, которым славятся трудолюбивые грумы делают сами, хотя им и не пользуются. По среди деревни находится площадь. Когда-то тут стоял первый храм Макоши, но псиглавцы, которые раньше наподдали на земли подле реки Риза его разрушили. С тех пор, тут пустырь, на котором играют дети и посеется птица.
-Ясно, - ответила Наташа, глядя по сторонам, - а тут и альвы живут?
-Что ты. Это же деревня. Альвы живут в городах, во дворцах.
-А как же тот, который меня вызвал?
-У, этот альв, путешествует. Я его тут уже видел два лета назад, - сказал лесовик, подходя к калитке одного из домов, - видно что-то искал, а может быть уже и нашел. Я не знаю. С ним разговаривала Деяна. Она-то его и увела к себе.
-Я думала он у тебя.
-Нет. Это очень долгая история и не на улице ее рассказывают. Вообще лучше будет когда ты встретишься с этим альвом.
-А когда? – перебила Наташа.
-Когда тот проснется.
Наташа снова тряхнула головой, так что ее кудряшки запрыгали. Ей не хотелось ждать. Загадки это не то что она любила. По скорее бы все встало на свои места и она вернулась бы в свой мир. Хотя этот был больше по душе. Тут все по-детски наивно, как в ее выдуманном сказочном мире.
Они подходили к дому по узкой, выложенной мелкой речной галькой, тропинке. Высокая лестница вела к белой распашной двери. Но не это привлекло внимание Наташи, а расписанный угол дома. Панно изображало важно расхаживающего петуха, а за ним шли три цыпленка собирающего зерна, и клуши на заднем плане. Жизнерадостная картина порадовала девушку, но больше всего ее удивила техника исполнения: уверенные мазки, яркие краски. Неужели среди этого, безмятежно живущего народа, есть прекрасные художники. Хотя как она могла судить о лесовиках, общаясь с одним из них чуть меньше часа?
-Вот мы и пришли. Заходи.
Как только Наташа зашла на террасу, тут же в нос ударил запах скошенной травы и засушенных цветов. На небольшом круглом столике около окна, стояла ваза с тюльпанами. Свои полуоткрытые венчики цветы тянули к солнцу, изгибая, нежные стебли, пытаясь вырваться из полутьмы, которая здесь царила всегда, кроме несколько вечерних часов, когда солнечные лучи наполняют террасу багряным светом.
Из террасы лесовик провел Наташу в дом. Первое что увидела девушка огромная печка по середине, которая делила комнату на две половины. Первая часть комнаты была отведена под столовую. Тут был и массивный стол, который, наверное, был сделан из массива дерева, и лавки, и пара табурет с резными ножками, которые стояли по обе стороны от окна. За печкой места была в два раза меньше, и отведено под кухню, где сейчас суетилась невысокая пухлая женщина.
Напротив двери, в углу около окна, стояла небольшая статуя, одетая в шкуру, а вокруг лежало много полевых цветов. А у самых ног статуи, отдаленно напоминающего мужчину, горела желтая свеча.
Как только они зашли в дом, лесовик чуть тронул руку девушки, указывая ей кивков на стол. Она не сразу поняла, что тот имел в виду, но потом прошла к столу. Сев на лавочку, Наташа развернулась в пол-оборота к открытому окну. Теперь она могла наблюдать и за Видеором, и за вечерней жизнью лесовиков.
Дом Видеора стоял напротив главной площади Заточи, а вокруг нее были небольшие деревянные домики со своими наделами земли, отвоеванными у леса. Как муравьишки, лесовики до последнего трудились на своих огородах. Такой сплоченный труд завораживал. И Наташа не заметила, как появилась женщина с кувшином молока и плетенкой с хлебом, от которого шел дымок и душистый запах. От хозяйки дома пахло тестом и травами, приятный аромат деревенских женщин. Одета она была  в белоснежный фартук, рубаха казалась сероватой, как и одежда Видеора и также на рукавах и вороте была вышивка отдаленно напоминающая ромбы, которые выстроили в одну линию, а там где были завязки ромб поделен красным крестом на четыре части. Зато юбка не походила на остальную одежду: цветастая с красной и синей вышивкой в несколько рядом. Тихонько вернувшись она принесла чашки и глубокое блюдо полное лесных ягод. Наташа была удивлена. Малина, земляника, черника, клюква…Она никогда не видела такие большие и сочные ягоды.
-Вот это да, - заметила она, съев несколько ягодок.
-Это у нас прямо около речки растет. За речку-то деревенские ходить бояться, чего гляди, леший с дороги собьет.
Наташа оторвалась от ягод и посмотрела на лесовика, который уже уселся рядом и разливал молоко. Тот улыбнулся и отхлебнув немного, крякнул от удовольствия.
-Тут можно встретить лешего? – наконец спросила Наташа, подавшись вперед.
-А то. И не только. Но для чужеземцев он опасен, только нас лесовиков, да друдов он не трогает как меньших братьев. Да, что говорить, разве я могу тебе все рассказать, да и поймешь разве на словах, может как-нибудь и сама увидишь, пока в гостях находишься.
Наташа передернула плечами. Вот уж чего-чего, а не с кем опасным она встречаться не хотела. Даже любопытство не могло перебороть страх, который возник перед неизведанным. Невольно, все же девушка представила свою встречу с чем-то большим в листьях, сучках и свирепым взглядом и ухмыльнулась.
-Что улыбаешься. Знаешь какой у нас лес. Уууу, какой древний, - добавил Видеор, - хотя от первобытных лесов, покрывающих земли Рода уже ничего и не осталось. То поле, которое раскинулось от нашей деревни до самой Ризы дело рук пришедших окультуривать нас актов. Эх, окультуривать. А сами все только сделали хуже.
-Актов?
-Да, актов, - повторил лесовик, - первая великая раса, которая получила от богов мудрость и красоту, - Видеор еще раз фыркнул, - да, только какая это великая раса, эх, проведя тут полгода, они  ушли обратно в горы, сказав, что мы варвары и не хотим ни городов, ни храмов. Но разве мы можем променять леса? Они нас кормят, поют, защищают. Сам Велес взял наших предков в свою свиту, чтобы мы держали лес в порядке. А тут, эх.
-Я понимаю, - тихо молвила Наташа. В ее мире, это уже не проблема, а норма. Кто-то решил, что для всех будет лучше жить в небольших бетонных коморках, с окнами на большие эстокады, мерцание атриумов и ночных клубов, нежели спокойствие и умиротворение жизни в деревянном доме с небольшим огородиком. Никто не удосужился спросить тех, для кого это все строилось – нужно ли им это? В мире, где жил Видеор, эти мнимые миротворцы хотя бы поинтересовались их мнением.
-Знаешь, иногда я слышу как деревья шепчутся в ночи, вспоминают былые времена, когда они были еще молодыми побегами. Что-то не так? – неожиданно спросил Видеор, увидев грустную улыбку, которая замерла на губах девушки и печальный взгляд устремленный за горизонт. Ее мысли летали далеко и были не самыми веселыми.
-Нет, все нормально. Просто я тебя прекрасно понимаю.
-Вы привыкли разрушать и сожалеть, - добавил лесовик, - мы же не сожалеем ни о чем.
-Так уж все у вас хорошо?
-Я доволен своей жизнью. Разве что жалею, что до сих пор не женат.
-А… - Наташа невольно глянула в сторону женщины, которая как раз вышла в другую дверь, которая располагалась за печкой.
Лесовик проследил за взглядом гостьи и замахав руками, ответил:
-Что ты. Спитигнева, моя сестра. Да и нельзя ей, обет дала. Она уже была замужем, вот только помер ее Сулл, ужасной смертью. Его придавило деревом, когда тот помогал актам освобождать территорию для дворца. Для всех лесовиков это знак – наказание Велеса, который следит за лесными пределами.
-Какой ужас.
-Возможно. Но так должно было случиться. Нельзя вырубать древний лес. И теперь моя сестра решила стать знахаркой, чтобы хоть как-то загладить позор мужа. Сейчас в деревне мы в большом почете, да и запах многотравья мне очень по душе. А в твоем мире у тебя есть муж? – спросил Видеор через некоторое время.
-Нет, нету, - ответила девушка, покачав головой.
Хоть ей нет и двадцати двух, Наташа зареклась насчет парней. Ей всегда попадались одни отморозки, которые смешивали ее с грязью, заставляя думать, что она хуже всех. Низкая самооценка – это не только заслуга родителей, но и всех тех, в кого она так отчаянно влюблялась. Тот парень в метро, ей показался не таким. В его взгляде не было злости, а в открытой улыбке – и намека на ехидство. Но о чем сейчас можно говорить? Она застряла в ином мире, а он… Не известно жив или мертв в том мире.
Наташа печально смотрела в даль, на тот холм, с которого днем они спустились, а когда повернулась к лесовику, то увидела искрящиеся глаза, которые улыбались.
-А я вижу что есть. Но тебе не обязательно мне говорить, я же не твой наставник. Когда находишь свою половинку, ты начинаешь светиться изнутри, как будто проглотил светлячка. А ты светишься. Не бойся, я уверен, тебя вернут домой к твоему любимому.
-Я не… - хотела было запротестовать Наташа, но Видеор встал с своего места и пошел в сторону двери.
-Уже ночь на дворе, пора спать.
Девушка кивнула, и встала вслед за ним. Оказывается Спитигнева, уже подготовила кровать в сенях. На сундук положила несколько матрасов – вот и кровать. Белоснежная простыня, подушка в цветочек и тоненькое одеяло. А на стуле, около сундука висела ночная рубашка, широкая, расшитая голубым бисером.
Спитигнева оставила на небольшом столе, около окна свечу, чтобы гостья могла приготовиться ко сну.
-Спокойной ночи, Наташа, - сказал он и прикрыл за собой дверь.
-Спокойной ночи, - ответила она. Но какая может быть спокойная ночь в новом доме, в новом мире.  Ей было не до сна.

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Точка отправления (начало)