Литературное кафе

Объявление

Уважаемые посетители форума! Мы переезжаем на сайт.
Прошу всех регистрироваться там и выкладывать свои произведения на форуме с самого начала. (Кто зарегистрирован хоть на одном сайте ucoz - может войти под своим логином и паролем. Если ник не совпадает с ником на этом форуме, прошу, пишите в личку Chicago - поменяем :)) Просьба в темах этого форума ничего не писать! Все на новый форум!!! БЕ-Е-ЕГОМ!!! Заполнять темы!!! Занимаем частные домики!! Желаю удачно переехать!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Пока без названия...


Пока без названия...

Сообщений 1 страница 40 из 41

1

1

Когда то меня звали по имени, которое было вписано в самое обыкновенное Свидетельство о рождении – черным машинописным текстом на зеленовато-желтом листочке. Так и был запечатлен акт моего рождения. Впустить-то в мир меня пустили, даже бумаженцию выдали, а вот что в нем, в этом непомерно разнообразно-однообразном куске пространства делать надо, они так и не удосужились рассказать.
                 Изначально мысль о том, что делать, да и не делать в этом мире не омрачало мое цветочно-конфетное и коллективно-воинственное детство. Дело не в том, что было все так хорошо, а было все на редкость замечательно – вот там бы мне уже и заподозрить подвох бытия моего существования, ан нет, я с наивностью в сердце думала, что впереди меня ждет «светлое будущее». Ну, куда деваться, сказывается Советское детство.
                   Потом из меня стал вырастать, довольно приличный, по общепринятым меркам, человечек. Принимать устоявшиеся каноны и следовать им, пытаясь все лучше и лучше подстраиваться под окружающих, было для меня как игра в тетрис где основная цель - как можно больше набрать очков и выйти на следующий уровень. Но, как и подобает подобным играм, хотя мне на это и потребовалось чуть ли не два десятка лет, они быстро наскучивают и в конечном итоге ты просто понимаешь, что нет ни сил, ни особого желания обрастать никому не нужными «очками»: если тебе это безразлично, то перед кем выставляться?
                  Но к моему превеликому сожалению, я обнаружила, что других игр в моем мире нет. Ну, не то чтобы совсем отсутствует трехмерная составляющая, а всего навсего она имеет тот же алгоритм, что и ее двумерная сестрица: антуража и удовольствия больше, а все как под копирку, бледно-черным или зеленоватым  - лишь так.
                 Совру, конечно, если стану уверять всех, что эта мысль убила во мне столь популярную  «любовь к жизни», не из тех я, кто может уйти в горы и там пытаться найти таинственную щель в Туда, чтобы сгинуть Отсюда, да так, чтобы и воспоминаний не оставить – нет. Лишь изредка, в часы сугубо личного разлада с Вселенной, когда ночь кажется каторгой, а в дневной свет вплетается туманная дымка, лишь тогда, проглатывая «комья», что так любят сидеть в человеческой гортани, я вспоминаю это, чем погружаю окружающих меня близких в тянущее болото непонимания.
                  Это злит их, их злость подпитывает мою злость, и в одно мгновение я превращаюсь в отчужденно-сумасшедшее существо, вступившее в резонанс с колебательными волнами этого мира. Секунда, минута или любой другой подходящий промежуток времени и …Пуфф… Злость вырвалась и растворилась в пронизывающем все пространство воздухе. И хорошо, что память человеческая не столь совершенная, и, пожалуй, это единственная причина того, что так  и не был создан «вечный двигатель»; но это отступление, а все к тому, что в мгновение все забывается. Да здравствует склероз и мягкосердечность отдельных личностей, которым так не посчастливилось сплести нити своей жизни с моей.
                   Жизнь текла, ползла, а порой и скакала своим чередом, предоставляя мне на выбор все возможные уровни сложности, приятия и неприятия – все как у всех. В блистании особыми талантами замечена не была, а посему вела стандартный, прописанный во всех пунктах законов и мало-мальски значимых подзаконных актах, образ жизни.

Отредактировано Мария *Меламори* (Чт, 2 Сен 2010 15:47)

+2

2

Неужели никто ничего не скажет... вообще ничего?http://i030.radikal.ru/0803/6f/09d02bd5fbbf.gif

0

3

Мария *Меламори*
У нас народ любит небольшими кусочками читать, мой вам совет - разделите на несколько частей, не выкладывайте все сразу, а так для затравки кусочек и подписью продолжение следует, понравится - покажите еще и еще. А так заходишь, букафф много, читать - лень....

Можете еще дать ссылочку в разделе - Заявки на критику прозы.....

0

4

В принципе так вы можете поступить со всеми своими творениями, разделить их по одной главе, где у вас романы. И не торопиться - что самое главное....

0

5

Эрика, спасибо за совет, воспользуюсь сразу по прочтению...

0

6

Если честно, то ничего не поняла. А вот такие словечки:

Мария *Меламори* написал(а):

разнообразно-однообразном куске

Мария *Меламори* написал(а):

мое цветочно-конфетное и коллективно-воинственное детство.

так совсем меня путают. Может не стоило обрывать на этом, стоило по больше написать, чтобы понятно было про что произведение.

0

7

Мария *Меламори* написал(а):

Неужели никто ничего не скажет... вообще ничего?

Честно говоря - маловато будет. (Ошибки и запятые выискивать не люблю). По выложенному отрывку - фрагмент завязки сюжета произведения. Самое его начало. Хотелось бы увидеть продолжение.

0

8

Продолжение есть... и много... Последовав совету, для облегчения чтения, буду выкладывать маленькими кусочками...

2

           «Но», «И вот», «Однажды», «В один прекрасный день», а может и не столь прекрасный. К чему все эти высокопарные и столь часто употребляе-мые слова? Событие произошло, то есть имело место, и с каких бы слов не начинать повествование о его начале – это существенно ничего не изменит. Произошло и точка.
             А вот начало это событие брало с самого, что ни на есть заурядного факта, хотя, для такого человека как я, путешествие, а точнее просто выезд на праздники в другой город, событие самое волнующее, греющее внутреннее существо легким приятным теплом и запирающее мысли о «сути бытности» в самый дальний ящик самого темного и глубокого подвала моей души. А если выражаться короче, то я была просто Счастлива, как любое другое человеческое существо, получившее именно то, что требовалось, чтобы в организме могли выработаться незабвенные эндорфины, что приносят временное облегчение.
             Поездка началась… точнее, поехала вкривь да вкось уже с самого начала.  Мало того, что ехать предстояло более суток, так нам в придачу достался шедевр отечественного поездостроения – закупоренная консервная банка с намертво завакуумированными  окнами и безумно жесткими полками. О таком достижении современности как кондиционер, пожалуй, знала только проводница, да и то понаслышке, а поезд всю дорогу с полным непониманием выслушивал в свой адрес нелицеприятные эпитеты от меня и моих друзей. 
              Я вообще не любитель жаркой погоды и сопутствующих с ней прелестей жизни, поэтому как медведь, впадающий в спячку зимой, мне всегда хочется забыться непробудным сном, шипя на всех пытающихся меня разбудить единственной адекватной фразой: «Не будить до зимы!». А посему положив на лицо, заблаговременно смоченное в холодной воде полотенце - самый верный способ на некоторое время приносящий облегчение, -  я отдалась сладким грезам, которые, если честно признаться, всегда были моей слабостью. А вот друзья большую часть поездки провели в тщетных попытках спустить меня с верхней полки, но, увы, что было к счастью для меня, они даже не смогли достучаться до моего померкшего сознания, которое нежилось в царстве прелестного Морфея. Поездка в «адском» поезде подходила к концу, и уже за два часа до прибытия мы «сидели на чемоданах», готовые при первых же признаках снижения скорости выскочить из этого монстра и как можно дальше скрыться от него.
             К сожалению, вокзал, на который мы шумно вывалились из вагона, не был конечной точкой нашего скитания. Ну и маршрут мы выбрали: стоило нам пережить сауноподобное чудо, столь беззаветно передвигающееся по рельсам, пришел черед маленького обшарпанного автобуса. Где-где, а в Европе столько близкий сердцу российскому гражданину раритет встретить мы не ожидали. Но ничего… Вымотанные и бессильные бороться, с явно насмехающейся над нами судьбой, мы вползли в транспорт и плюхнулись на тесные сиденья, завалив друг друга сумками, и дружно выдохнули, когда наш транспорт тронулся с остановки. 
              С удивляющей приличной скоростью и довольно приемлемой тряскостью мы ехали по извилистой горной дороге. Компания моя поутихла и теперь мой черед наблюдать их блаженно-спящие мордочки – сплошная идиллия. Тут, от нечего делать, я предалась самому приятному занятию – уставилась в окно с открытыми от восхищения глазами и, к слову, таким же ртом. Пейзажи радовали: сочно-зеленые равнины внизу, окаймленные острыми зубьями скал, таких благородно-серых и непреступных, что они вступали в смысловой резонанс с мягкими, пушистыми равнинами – к черту смысл, это выглядело потрясающе! Завороженная картиной окружающего меня мира, я пропустила знаменательное событие – въезд в небольшой, довольно - таки старый городок с фасадами довольно разнообразными, хотя и выдержанными в чем-то едином.
                Неожиданно для нас всех, водитель возгласил на весь автобус какую-то тарабарщину, которая в конечном итоге оказалась всего на всего названием этого милейшего местечка, благо хоть кто-то из нас знал язык, и этим кто-то была уж точно не я. Когда же сказанная им информация стала доходить до взявших вместе с нами отпуск мозгов, картинка перевернулась с ног на голову.

+1

9

У меня такое пожелание, пишите проще. Без высокопарных слов, будет гораздо красивее, и легче будет вопсриниматься на слух

0

10

Спасибо за мнение. Немного дальше это сгалдится... Все зависит от героини повествования...

0

11

3

              «Приехали не туда!!! Сели не на тот автобус!!! Да, какого…?»
              Но панике придаваться никто не стал, все очень мрачно взглянули на нашего переводчика, и,  чтобы избежать участи тех, кто приносит плохую весть, дружище стал, сильно жестикулируя, объясняться с водителем.
Оказалось, что по какой-то нелепой случайности, в тот самый отрезок времени, когда в наши ошалелые головы пришла грандиозная мысль выбраться на отдых – ее надо было сразу отбросить, как ненужный мусор, или хотя бы почувствовать, что она обречена на провал. Но ни у кого из нас не зачесалась ни левая, ни правая пятка,  как, впрочем, какая-либо другая часть тела, которым присваивают столь мифическую роль предзнаменования.
              - Похоже, мы здесь застряли, - резюмировал наш спутник, обладающий столь выдающимися лингвистическими способностями. – Автобус поедет отсюда только завтра вечером, по словам водителя, других средств выбраться не предвидится. Поэтому, поздравляю, – мы вляпались! Хотя есть и хорошая новость:  у них, то бишь в этом городе, сегодня какой-то праздник, что-то вроде карнавала, обещают гуляния и веселье, так что нам все-таки повезло. И еще чуть ниже по улице гостиница - даже приличная.
               Услышав слово гостиница и представив, что наконец-то мое измож-денное тело получит райское наслаждение в виде ванной комнаты, я забыла о горестях, постигших нас, и рванулась в указанном направлении.
               - Ну, что встали, пошлите скорее…,- на меня смотрели безразличные лица, - Там же душ! - не могла угомониться я.
               Эта новость стала проникать в сознание особей женского пола из на-шей компании, озаряя их лица. До гостиницы мы добрались в считанные минуты и дружной шумной толпой ввалились в холл. Оставалась только одна не решенная проблема, будет ли и дальше судьба «подкладывать нам свинью», но на этот раз эта грозная леди смилостивилась над нашими потерянными душами – гостиница была свободна, и мы были размещены по первому разряду.
                Мне посчастливилось стать обладательницей небольшого, но зато одноместного номера – иногда хочется побыть наедине  с собой, особенно в качестве компенсации за головокружительное путешествия до пункта «неназначения».
                Об этом мире, который обилует различными новшествами, сыплющимися из года в год на наши неготовые умы, могу сказать одно – душ это главное его изобретение. И пусть говорят, что изобретение колеса способствовало становлению обезьяны как человека, но не будь душа, то обезьяна так бы и осталась грязной обезьяной. Хотя это лично мое мнение, и упаси меня кто угодно вменять свои жизненные приоритеты кому-либо еще. Преобразив себя с помощью «главного изобретения человечества»,  я - таки почувствовала себя Homo Sapiens, в большей или меньшей степени. Развалившись на кровати в позе «звездочка», и устремив взор в белоснежно выбеленный потолок, ко мне пришло осознание комичности ситуации, в которую нам так дружно получилось или все-таки пришлось угодить. Внутреннее чутье подсказывало, что второй вариант более правдоподобен, но он не исключал наличие второй стороны, а т.к. материальность таковой была не доказуема, я остановилась на первом, посчитав, что каждый из нас наделен определенной степенью невезения, а объединившись, мы суммировали их – результат на лицо. Хотя стоило прислушаться к своему наитию и вести себя осторожнее. А вот был ли от этого толк? Ответ на этот вопрос предоставлю Альтернативе, ей куда больше известно об иных вариантах – но это снова отступление.

+1

12

Мария *Меламори* написал(а):

закупоренная консервная банка с намертво завакуумированными  окнами и безумно жесткими полками.

В вагонах есть лючки приточной вентиляции. Они располагаются в каждом купе. Другой вопрос, что проводники их ленятся открывать, а пассажиры о них не знают... но надувает через них хорошо. Но как правило, эти лючки никто не трогает, ибо о них практически никто не знает.

Полки везде жесткие. Но к полкам обычно прилагается мягкий матрас и постельное белье....

0

13

Тяготы жизни, всякое бывает...

0

14

4

           Погруженная в раздумья,  я задремала, но была бессовестнейшим образом разбужена ритмичным перестукиванием по хлипкой дверце, что так благородно преграждала путь ломящимся ко мне друзьям.
           - Вставай, а то все интересное пропустишь, - выкрикивала толпа за дверью, - ну же, идем…
            Крики и перестукивания продолжались не долго, видимо памятуя о моей способности не реагировать на внешние раздражители, компания пошла по единственно верному решению – из под дверной щели вползла в мою комнату записка:
                   «Празднества начинаются. Будем на Главной площади».
             Какие же они у меня разумные и предусмотрительные. Мне бы вско-чить, приодеться и бежать за ними вслед, ну разве можно бросать человека одного в незнакомом городе!? Я же бухнулась на кровать и битый час ничего не думала, по мере возможности, конечно, т.к. мозгу, в принципе, как и сердцу не свойственно отдаваться безделью также беззаветно как самому человеку.
Побыв указанное время в статусе «Амебы обыкновенной», я пришла к выводу, что отдохнула достаточно и готова вырваться в незнакомый город и проплутать по нему до тех пор, пока не появится добрый самаритянин и не выведет заблудшую овцу, на ту самую Главную площадь. И приведя себя в надлежащий вид, а именно: одев удлиненное платье, любимые босоножки, кстати, на маленьком каблучке – придумать каблуки могли только мужчины, им, со своей страстью к «пыткам», особенно над женщинами, другое не дано, - а также уложила высохшие волосы. Красотка! Теперь можно и в путь…
             Для маленького городка, в котором проживает порядка тысячи человек, привыкшего к размерено-тихому существованию, Карнавал представлял собой событие из ряда вон выходящее. Эту столь скупую информацию я вынесла из маленькой брошюрки, что составляла премилую композицию с настольной лампой на прикроватной тумбе. Само сочетание «настольной на тумбе » сейчас, когда пишу это вызывает у меня улыбку, но, пожалуй, таков язык того мира, из которого я … - и снова не нужные отступления.
              Наступал вечер, зажигая желтоватый свет старомодных фонарей, которые стоят здесь уже довольно давно, и хранящих много секретов жителей этого городка. Воздух был пропитан чем-то магическим, тягучим и сладким, а также пах цветами жасмина и, хотя это странно, корицей – для моего искушенного вкуса не хватало только запаха цветущей липы, но было бы слишком.
               Люди, одетые в разнообразные костюмы, неизменные маски на лицах – собираются в группы и направляются к Главной площади. К слову сказать, в холле гостиницы меня тоже одарили  серебристой маской, заверяя, что не выпустят меня на улицу без нее – что за нравы! Чтобы заручиться окончательным моим согласием, в качестве бонуса я получила премиленькие заколочки-звездочки, под цвет маски. И как сорока, польстившись на что-то блестящее, я дала свое согласие, поэтому покинула временное пристанище в преображенном виде. Из окон домов льется разнообразная музыка, звуки сливаются воедино – город «поет». Заходящее солнце окрашивает причудливые облака в разнообразную гамму, отражается в окнах, превращая их в отливающие красным зеркала.
                  И зря я боялась заблудиться - прямехонько из гостиницы шла широкая улочка, назвать ее полноценной улицей язык бы не повернулся, но она обладала своим очарованием. Влекомая потоком людей по единственной попавшейся на моем пути улице, я разглядывала все архитектурные строения, что были на пути, при этом даже поймала себя на мысли, что преспокойненько могла бы поселиться в этом удивительном городе, который столь безапелляционно вырос на нашем пути. А на площади уже в разгаре веселье: по краям расставлены торговые лавочки со всевозможными вкусностями, небольшой оркестр задорно наигрывает незатейливую мелодию, в самом центре танцует добрая половина города – смех и разговоры отражаются эхом от стен старинных зданий и, рассыпаясь, уходят ввысь.
                    Растерявшись в круговороте,  я несмело пробираюсь через толпу, пытаясь в ней найти знакомые силуэты, но карнавальные костюмы и маски так затрудняют мою задачу! Озираясь, наконец-то слышу знакомые голоса подруг, и устремляюсь к ним, и вот теперь, в компании друзей, погружаюсь во всеобщее настроение праздника, веселья – счастье!
                       Близится полночь. Всеобщее ликование достигает предела, все в предвкушении фейерверка – апогея празднества. Часы на башне колокольным звоном приступили к отчету. Раз… два… три… двенадцать…
                      В мгновение, когда колокол отбил двенадцатый удар, возвещая о на-ступление полуночи, по всему городу погасли фонари – город погрузился в темноту.  Я не поверила своим глазам:  передо мной в кромешной тьме засияли звезды,- никогда они не сияли столь ярко, одни отливали красным, другие голубым – только протяни руку и они все твои, так же доступны, как те маленькие заколочки, подаренные портье. Что-то неожиданно преградило радующий взгляд и душу вид и мои губы словно обожгло: чьи-то другие, горячие и мягкие уста сорвали поцелуй – страстно, но нежно. Секунда, вторая …
                      Прогремел первый залп салюта, и прежде чем небо озарилось искрами, незнакомец исчез – отпрянул и скрылся в толпе.
                      Лишь шепнув на прощание:
                      - С праздником, милая!
                      Ошеломленная, в слабом свете огоньков, я пыталась увидеть, кто был тот человек, что так бесцеремонно ворвался и в одно мгновение исчез из моей жизни, но попытки были  тщетны. Все вокруг громко приветствовали каждый новый залп, люди были в постоянном движении. Успокаивало одно, что это был мужчина, а был ли? И почему это должно успокаивать, эта мысль точно меня не успокоила – сердце старательно отплясывала «калинку» и совершенно не прислушивалось к прагматическому разуму, который наотрез отказывался признавать этот факт реальным. Именно тот момент и послужил отправной точкой всего, что случилось со мной позже – некто запустил механизм, в лопасти которого меня и затянуло.
                      Остаток вечера, а точнее ночи – до той поры, когда мы, измотанные, добрались каждый до своей кровати -  я провела в состоянии прострации. Друзья, привыкшие к моим временно-постоянным сменам настроения, принимали это как должное и продолжали веселиться – все-таки, они замечательные: в лишние расспросы не лезут, а что сама как туча мрачная хожу, так это моя проблема.
Не в силах переваривать столь не усвояемую информацию, я отключилась, отдавшись черному сну без сновидений, хотя изредка там мелькали звезды, такие же, как сегодня – или мне тоже привиделось? Как говориться, «Утро вечера мудренее».

Отредактировано Мария *Меламори* (Пн, 13 Сен 2010 12:09)

+1

15

Лично мне - очень нравится. С Вашего позволения я какнибудь воспользуюсь прекрасным словосочетанием: "отечественное поездостроение"? Прелестная находка! И не надо упрощать. Это -Ваш стиль, и если кому-то он не нравится, то кому-то - наоборот! Лично мне Ваше произведение по языку напоминает Джерома и Ардова. Единственное замечание бросившееся в глаза: "залп фейерверка" не говорят. Говорят "залп салюта".

0

16

Присоединюсь к словам Салеха, мне тоже нравится. Стиль есть и не плохой.

0

17

Спасибо Салех! Пользуйтесь если хочется, мне от этого только приятно! И про "залп салюта" приму к сведению, исправлюсь!

Chicago, тоже спасибо за мнение!
http://svobod.rolbb.ru/uploads/0007/48/1e/516-2.gif

0

18

5

         И почему я так долго верила в эту пословицу? Видимо просто не выпадало случая убедиться в ее ошибочности. От дурных мыслей, что вихрем вертелись во мне после ночных приключений, трещала голова, готовая лопнуть от воздействия внешней невидимой силы.  Дальнейшие события показали, что это меньшее из зол.
             - С добрым утром! – голос был приятным и казался отдаленно знакомым, слова были сказаны так тихо, что мне подумалось будто бы это во сне. Но голос звучал снаружи, и осознание этого заставило мою голову выбраться из-под одеяла и проверить обстановку. И каково было мое удивление – вот это уж точно не в сказке сказать, ни пером описать – возле окна стоял мужчина, и премило улыбался. Единственное разумное решение, пришедшее тогда ко мне – заползти обратно под одеяло и старательно помотать головой, разгоняя остатки сна. «Пора вставать… пора вставать» - словно мантру талдычила я, только что не раскачивалась взад-вперед. Мое психическое здоровье в этот момент явственно прислало предупредительное письмо, мол, крыша  съехала, новый адрес не оставила, разбирайся сама.
               В это время одеяло зажило своей собственной жизнью и решительно поползло с головы к ногам. А я не будь дурой, хотя на тот момент я ею и являлась, вцепилась в свой край мертвой хваткой и стала перетягивать его на себя.
               - И сколько времени ты намереваешься отрицать мое присутствие здесь и сейчас? – именно эти слова, сказанные таким уверенным и бесстрастным голосом, вывели меня из себя, что привело мое блуждающее сознание  обратно в эту реальность.
Резко отпустив одеяло, тем самым открыв себе обзор, я впилась взглядом в незваного гостя. О, картина мне открылась самая, что ни на есть уникальная! Мужчина, не такой уж и выдающейся внешности, ну, высок, атлетичен, каштановые волосы – прямые и не поддающиеся дрессировке, лежат так, как хочется им – но вот глаза, они и вызвали бурлящую во мне реакцию – они были сочного фиолетового цвета. Но общее впечатление было таким гармоничным, и вид его был столь естественен – можно подумать полпланеты у нас расхаживают с таким цветом глаз! Он позволял изучать себя, хотя в ответ его снисходительный взгляд скользил по мне.
               «Какого черта он себе позволяет! Вторгся сюда и еще корчит из себя правого!?»
               - Не смог удержаться, захотелось вновь увидеть тебя поскорее, - он что, мысли читает? Его проницательность очень пугала. Стоп! Это непонятное существо только что сказало, что еще раз… Его голос, проникающий так глубоко, действительно показался мне знакомым.
               - Неужели не помнишь, милая?
                Да, теперь и в мою дырявую, словно старое сито, голову пришло понимание:
                - Вчера на площади…
                - Ну, наконец-то, а то я уж подумал, что до тебя это не дойдет и вовсе.
                Зря он это сказал таким пренебрежительным тоном, что позволило моему внутреннему демону вырваться на свободу, и, вскочив с кровати, благо я не имею дурной привычки спать в чем попало и, подавно, без всего, так что на мне была очень пуританская пижама, я заняла атакующую позицию.
                - Вы… вы… Да, что вы себе позволяете?! – получилось не так грозно как того требовали обстоятельства, но то что громко, в этом не было сомнений.
                 В ответ он лишь заинтересованно смотрел на то представление, что я устроила, и его взгляд, подначивая, говорил: «Ну, а что еще?» - премерзкий тип. Срываясь на сопрано, я заголосила что-то несуразное, сводимое к одному:
                   - Немедленно убирайтесь, я сейчас полицию вызову…
                   Уголки его губ вздрогнули, превратились в улыбку, затем последовал легкий кивок, как будто он вел собственный монолог и теперь соглашался с принятым решением.
                   - Пожалуй, я переборщил, извини, - и это было сказано с таким спокойствием и смирением, что моя нижняя челюсть застыла в ближней к полу точке – а я так и не выкрикнула то, что хотела.
                    Он развернулся и поперся к двери, чтоб его черная дыра поглотила, но этим поступком он перечеркнул все былые старания, на которые я угробила всю жизнь – за дверью стояли мои друзья, видимо всполошившиеся от моих криков. Лица моих попутчиков выражали поразительно разнообразную гамму чувств – а что они,  в конечном итоге, могли подумать, когда из моего номера с утра  пораньше выходит мужчина, а я взъерошенная, сонная, да в придачу в пижаме стою и буравлю уходящего взглядом. Не забудем, что до этого из номера раздавались нечленораздельные крики от меня любимой. Подводя итог всему вышесказанному, я бы и сама пришла к выводу, что ночь была бурной, подстать утру, но расставание не минуемо, и меня кинули вот так, не говоря ни слова, хотя и мелькала мизерная надежда развеять подобные версии. Но этот демон, в его нечеловеческом происхождении я уже не сомневалась, обернулся и, состроив наимилейшее выражение лица, выдал:
                     - До встречи, милая!
                     Где в тот момент я нашла столько силы воли, чтобы в него ничего не запулить, может под руку ничего не попалось? А слова его, обогнув мой потрепанный разум, достигли цели – друзья мои, как говориться, «выпали в осадок». Когда видишь подобные ситуации в незамысловатых молодежных фильмах – это одно, а вот когда оказываешь здесь и сейчас! Брр… Меня передернуло от пытливых взглядов товарищей, уж точно сейчас у них на уме были варианты всевозможных видов пыток, инквизиция позавидовала бы! Так как один объект тех самых пресловутых пыток благополучно скрылся,  оставалась только я, стоящая посредине комнаты, как одинокое дерево в поле – в грозу удар молнии неминуем.
                     Чудное или чудесное событие произошло в тот момент: обведя яростным, безапелляционным взглядом толпу, стоящую на пороге, я просто захлопнула дверь перед их любопытными носами – могу ручаться, кто-то даже умудрился схлопотать по этой выступающей части. Конечно, никто не сказал, что толпу любопытствующих так легко утихомирить, но отважная дверь, которой так не повезло с хозяйкой комнаты, выдержала все. Со временем, проявив чудеса дедукции, осаждающие пришли к выводу, что рано или поздно я выйду из укрытия и никуда от их честной команды не денусь – молодцы!

+1

19

6

             В это время ко мне стали возвращаться остатки серого вещества и осознание нелепости и комичности всего происходящего приобрело более реальный силуэт. Какая же я дурёха! Почему все-таки ограничилась всего лишь угрозами? А потом, были друзья, среди них попалась бы пара здоровенных детин, способных скрутить этого хлыща. А что-то, признаться себе, что дело было в ком-то - выше моих сил, меня остановило. Глупо врать самой себе, но разве не этим увлекательным занятием, которое разве что уступает даче ложных обещаний своему внутреннему «Я», занимается большая часть этой маленькой голубой планеты – а есть быть все-таки честным – то все. Поэтому примкнув к большинству, я даже не допустила мысль о том, что, если оценивать ситуацию адекватно, причина-то была не во мне, а в этом субъекте, ворвавшемся в мою комнату!
               Быть может я и своим умом пришла бы к этому умозаключение, если не одно обстоятельство – кто-то тихо, но настойчиво царапал в дверь. Этот условный сигнал был придуман еще во времена детства, сообщал он о том, что моя дражайшая подруга стоит за дверью одна и не уйдет, пока я не соизволю выполнить ее молчаливое требование. Проверенно на опыте – данная зубомучительная процедура может продолжаться до скончания века – по крайней мере, я ни разу не победила в этой борьбе.
Вот и на этот раз, решив выбросить белый флаг, я мышиной поступью подобралась  к двери, приложила ухо – проверяя, правда ли она одна – и пораженчески открыла врата в свою крепость. Можно было не сомневаться – подруга стояла в гордом одиночестве, и это радовало, а вот, что ее лицо выдавало загадочно разнообразные выражения – было не к добру.
              Примостившись на краешке кровати, на которую я бессильно упала, она выдержала длительную паузу, а потом спросила:
              - Хочешь рассказать, что случилось?
              Единственное, чего мне действительно не хотелось в тот момент, так это рассказывать, что произошло, поэтому я лишь помотала головой, устремленной лицом в подушку. Она сочувственно положила руку мне на голову, уж не пыталась ли таким способом выудить из меня, хоть крупицу информации? Вряд ли ей это удалось, но это вынудило меня открыть рот:
               - Я не знаю. Честно ничего не знаю. Это просто ошибка была, навер-ное…
                - Вот бы мне в такую ошибку попасть, - мечтательно отметила она.
                И тут меня, словно прострелило: именно так, и всю свою жизнь мы и думаем. Мечтаем, чтобы с нами случилось что-то из ряда вон выходящее, ну, хотя бы самое малюсенькое отклонение в статистической выборке жизни! Случай, возможность – чудо!!! А тут вот на блюдечке приносят это самое что-то, а мне не то чтобы просто обрадоваться и занести в свой личный музей редкость, мне даже в голову не пришло, что оно из ряда вон выходящее. Зажралась, мать! Или просто потеряла вкус к жизни – хотя одно другому не мешает.
                 Подруга в свою очередь витиевато выкладывала свои теории происходящего, фантазия у нее лучше моей.
                 - Он просто ошибся номером, а я с просонек дверь открыла. А когда поняла,  что это кто-то чужой – шум подняла. А его выходка в конце была продиктована мерзким характером, увидел зрителей, решил выпендриться, - самое адекватное решение, пришедшее мне в голову в тот момент, вышло из меня так правдоподобно, что противиться ему было сложно.
                   Этим обыденным объяснением, я отгородила свое маленькое чудо от других – все-таки, делиться с другими настоящими редкостями не хочется – какая же я эгоистка!
                    Оценив мой краткий доклад, совесть, в лице мой подруги, успокоилась, решив, что это приемлемое объяснение. Теперь на ее плечи легла великая миссия успокоить тревожные умы, требующих правду друзей. И пусть те, кто говорит, что женская дружба не существует, постыдится столь наивным высказываниям – не всякий мужчина, ради друга пойдет на растерзание к голодным волкам добровольно! А вот подруга, на то она и подруга…
                     Теперь можно выдохнуть – все неприятности позади, не считая того, что Его последние слова были: «До встречи, милая!». Об этом стоило призадуматься. Когда внутри тебя терзают диаметрально противоположные желания, есть только один выход, по крайней мере, именно им я и воспользовалась – оставить все на откуп Судьбе. Именно на нее я с чистым сердцем выписала доверенность на полное владение, пользование и распоряжение всем, что было у меня на тот момент – чтобы не случилось, ответственность на ней.
                    Быть может странно желать увидеть и не видеть… Лучше в таком случае – ждать. Если бы я знала в тот момент, что надо скорее сваливать из этого утопичного городка – сделала бы это непременно. Судьба же выбрала вектор моего направления, и, выйдя из номера к завтраку, который по времени больше подходил к обеду, я узнала распрекрасную новость – мы остаемся!

+1

20

Мария *Меламори*, после прочтения первого кусочка твоего произведения думала, что дальше читать не стоит. Для меня тяжеловатый язык. Но потом  вчиталась. Юмор наличествует, интрига присутствует. Так понимаю, будут демоны или вампиры, или еще какие-нибудь потусторонние существа? Не люблю я это, честно говоря... Но пока буду читать.

0

21

Спасибо! Думаю будет что-то этакое, но скорее как фон, а не как основопологающая сюжета.
Надеюсь не потеряю читателя в Вашем лице, Estrella.

0

22

7

          Заядлые путешественники, в лице моих спутников, похоже, считали, что Сусанин не просто вел шведов на смерть, а лишь выискивал самые экзотические для них места пребывания, так сказать незабываемые впечатления! Так вот, сочтя водителя автобуса, выше упомянутым Сусаниным, они решили довериться ему и провести все оставшееся время в этом городке, благо, по версии небольших путеводителей, посмотреть было что. Не компания друзей, а сборище фаталистов! А я-то думала, откуда это во мне, хотя кто да от кого нахватался.
При свете солнечных лучей город выглядел менее загадочно, но от этого не терял своей привлекательности. Казалось в мире, в котором я прожила всю жизнь, не может существовать нечто подобное, уж очень легкий воздух  проникал в легкие, да и яркое солнце не слепило глаза. Ветерок, в меру резвый и освежающий, игрался с изумрудной листвой, столь щедро рассаженных вдоль улицы деревьев. Сквозь булыжную мостовую проросла трава, и складывалось впечатление, словно не растительность проникает в город, а город вырос среди густого леса, постепенно вписываясь в его ландшафт, да так и остался. После вчерашнего Карнавала улицы были пустынны, и наша честная компания, шумно пересекающая площадь бросалась в глаза.
              Балагуря и препираясь друг с другом, мы прибыли к месту назначения – старинный замок, как предсказуемо! Но как бы это не выглядело со стороны, я, добросовестно исполняя роль туриста, взялась за фотоаппарат и двинулась на фотоохоту. Пощелкав корчащих рожицы товарищей, я решила, что столь прекрасные лица получили достойную порцию внимания фотовспышки, и теперь заслужили достойный отдых от позирования.
              Теперь в моем распоряжении было мистическое пространство с раз-личными барельефами и витражами, столь удивительно подобранными, что пройдя по коридору от начала до конца, я познала одну историю из жизни этого замка. Похоже, когда-то здесь жил некий вельможа, граф, герцог – по размерам замка определять статус владельца я не научилась, да и навряд ли представиться такая возможность. Так вот этот несчастный, как водится, влюбился, женился, а его прелестную женушку то ли похитил кто-то, то ли сама сбежала с проходящим путником, но суть едина – остался он один одинешенек.
               На заключительном витраже этой истории был изображен «похити-тель», уводящий вышеупомянутую деву в «прекрасное далеко». И вот он-то и привлек мое внимание – знакомые черты, этот силуэт, но главное цвет глаз, фиолетовый... Не могли же у мастеров закончится подходящие стеклышки, и остаться только этого невероятного, для цвета глаз, оттенок! Это уже слишком для простого совпадения, здесь отслеживается точная закономерность...
                Рациональное начало вступило в бессмысленный бой с иррациональ-ной реальностью – а я в это время стояла и тупо рассматривала витражное окно, через которое так осторожно пробивался солнечный свет.
                - Это точно был не я, честно, - именно его голос прозвучал прямо над моим ухом – а я даже удивиться забыла. Не только не удивилась, даже не испугалась – много чести – а все также стояла не оборачиваясь. Многозначительно выдохнув и по-прежнему оставаясь к нему спиной, я изрекла:
                 - И что вы от меня хотите?
                 - Хм? – протянул он, - поговорить, для начала.
                 - Для начала? – я снова начинала закипать. Невозмутимость, с которой он произносил слова, была убийственна для моего терпения, и я еле сдерживалась, хотя вспыльчивым человеком себя никогда бы не назвала. Хотела было повернуться и испепелить его взглядом, интересно получилось бы? А он уже возник передо мной:
                   - Только выслушай, а потом решишь сама.
                   И почему я ушла ото всех, увлеченная, как ребенок, цветными картинками? Безалаберность ли, простая невнимательность или какой другой недуг постигший меня – и снова я в западне. А я не испытываю страха, где мой инстинкт самосохранения? Ушел в отпуск, взял больничный или его не было вовсе? Глупость.
                    - Я слушаю.
                    - Здесь? - его брови легонько дернулись – неужели удивление? – Рас-сказ будет долгим, уж поверь, но раз согласилась выслушать, то придется дослушать до конца. А посему предлагаю расположиться в небольшом кафе неподалеку, угощаю. Там самый сносный чай во всем городе.
                    Ну и приглашение! Но, по всей видимости, другого выхода у меня нет.

+1

23

Мария *Меламори*, спасибо, что выкладываешь понемножку! Так гораздо легче читать. :)

Отредактировано Estrella (Вт, 14 Сен 2010 19:09)

0

24

Estrella  вы востребованный   "теряющийся"  читатель  :D

а я злющий и противный комментатор  хD

0

25

Fan, я была бы и вашим, пусть и злостным комментариям, рада! Это все равно бы значило, что вы прочитали :)

Отредактировано Мария *Меламори* (Ср, 15 Сен 2010 10:10)

0

26

Fan, давай на "ты".
Почему теряющийся? Не поняла.

0

27

8

            Кафе оказалось уютным и пустым, было ли это внеочередным совпадением, или у этого типа все продумано на несколько шагов я так и не решилась спросить. Он перебросился парой фраз с официанткой в белоснежном передничке и устроился напротив. Не прошло и пяти минут, прошедших в полной тишине, как появилась девушка с подносом и передо мной возникла большая чашка с ароматным травяным чаем.
            - Думаю, тебе понравиться, - изрек мой мучитель, - позволь я начну…
            Он выдерживал паузу, подбирал ли слова, или нагнетал обстановку, я склонялась ко второму варианту.
            - Все что ты сейчас услышишь, может показаться тебе не реальным, но прошу, не перебивать, а дослушать до конца и еще, не отвечай сразу, тебе стоит обдумать все варианты, у нас есть время, - он выдержал очередную паузу, но я так и не ответила, выказывая своим молчанием, что принимаю его условия.
            - Порой тебе кажется, что ты не там где должна быть, от этих мыслей ты чахнешь, погружаешься вглубь себя. От безысходности это состояние проходит, но оставляет в твоей душе неизгладимый след. Поверь, это не просто так. Тебе действительно здесь не место. Говоря «здесь» я не имею в виду это кафе, город, я говорю об этом мире, измерение, пространстве. Выбирай любое определение, что ближе тебе – смысл это не изменит. И мне под силу увести тебя, показать различные миры. Почему именно ты? – этот вопрос уже стоит в твоих глазах. Потому что ты рождена для этого. Не считаешь ли ты, что любой человек в этом запутанном мире способен на это? Оглянись, ты увидишь, что миллионы людей либо счастливы, либо полностью разочарованы этой жизнью, другая часть блуждает между этими крайностями, – в этом момент я чуть не нарушила вето, хотелось возразить: «А чем я отличаюсь?!».
            Но он предостерегающе приложил палец к губам и продолжил:
            - Тебе может и кажется, что ты такой же обыватель, как и все, но дей-ствительность иная. Твои заблуждения продиктованы рамками воспитания, а не реального восприятия. И вот мое предложение: если ты пойдешь со мной, то увидишь множество граней, о которых ты и думать боялась. Конечно, всегда есть «но», и, понимая твое мировоззрение, для тебя будет большой проблемой оставить всех с кем ты связана. Решать тебе, но не спеши с ответом.
             Пока он говорил своим размеренным голосом, казалось бы, о диких вещах ко мне приходило понимание происходящего. Все вставало на свои места: фиолетовый цвет глаз, его поведение и все сплеталось в именно мою нить судьбы. Почему я верю этому человеку, когда даже не знаю его имени? А ведь правда, такой элементарной вещи как представить, он не и не сделал. И руководствуясь данными умозаключениями моим первым вопросом, после долгого монолога моего собеседника был:
              - А как тебя зовут? – я не стала фамильярничать, т.к. он на протяжении всего общения он обращался ко мне на «ты».
               Пожалуй, я впервые увидела его пораженное лицо, истинное выраже-ние удивления:
                - Ты потрясающая! После всего, что ты услышала, первый твой вопрос именно такой? – его действительно порадовало.
                 - Да, такой. Так как? – не унималась я, выпустив на волю настырную девушку.
                 - Тирипс Миат … Но можешь звать меня Тир, - и он слегка склонил голову.
                  Конечно, не стоило и надеяться, что его будут звать обычным человеческим именем, на типичного Васю или на худой конец Джона он точно не походил. Но узнав его имя, я как то успокоилась, Тир, так Тир.
                 - Быть может, еще что-то хочешь узнать? – выпытывающее проговорил он, постукивая пальцами по столику. Этим он выдал свое напряжение, его уверенность развеялось как утреннее облачко под полуденным солнцем. Теперь ситуация была в моих руках. Он выложил на стол все свои козыри, и все зависело от моего решения.
                  - Ты говорил не торопиться с ответом. Я хочу все обдумать. Где я смогу найти тебя, когда решу? – теперь я диктовала свои требования.
                  - Я сам найду тебя, когда ты будешь готова дать ответ, - «Туше!». Он все-таки не сдавал свои позиции, а только лишь пропускал вперед, прощупывая обстановку. 
                  - Тогда у меня последний вопрос на этот раз, - акцент на слова «на этот раз» были сделаны специально, не хотела, чтобы он впредь лишил меня такой привилегии. -  Тебе уже известен мой ответ?
                  Искорки вспыхнули в его глазах и пробежались серебристым блеском по роговице – вызов был принят и понят:
                  - Сейчас это не известно никому, даже тебе. Мои слова могли ввести тебя в заблуждение, но я не всемогущее существо, я лишь…  Пожалуй, это лишнее сейчас, не забивай себе голову.
                 - Как не красиво с твоей стороны…  - съязвила я, уже вставая и собираясь уйти. – Захотел сыграть на моем любопытстве? Фи…
                  Закатив глаза, я развернулась и вышла из кафе. До сих пор не понимаю, почему в тот момент выстрелило это ребячество – было ли это желание позлить его, посмеяться, или во мне взыграло кокетство в самой нелепой форме, но скрывшись из поля его зрения, я хорошенько стукнула себя по лбу. Есть за что, чтобы впредь неповадно было.

0

28

9

               Сероватая трава с красными прожилками возвышалась надо мной, колыхалась в разные стороны, ведомая тихим ветром. Лежа в ней, я рассматривала плывущие фигуры облаков  багряного цвета на лиловом небесном своде. Возможно, день близился к концу, так мне, по крайней мере, казалось. Я чувствовала себя маленьким ребенком, которого оставили в лесу, да так и не соизволили вернуться.
Когда мы попали сюда, на это безмятежный спокойный луг, во мне все бурлило: эмоции, чувства. Не считая того, что физически я чувствовала себя разбитой. И в тот момент мне действительно хотелось только остаться одной.
               Тир невозмутимо расстелил свой плащ, неведомо откуда взявшийся, и проговорил:
               - Это пройдет, отдохни тут…, - и больше не говоря ни слова, исчез, скрывшись в высокой траве.
               Некоторое время прошло в борьбе с головной болью и подкатывающей тошнотой, но глубоко вдыхая ароматный воздух, я смогла их побороть. А вот с глубокими моральными и эмоциональными проблемами бороться было сложнее. О чем я думала, когда сделала выбор в пользу этого незнакомца? А теперь выбор был сделан, и повернуть назад было не возможно – пожалуй, это было единственное условие, о котором он предупредил меня заранее, но я не возражала.
                 Расставшись с Тиром в тот день, я долго гуляла по улицам города, фотографируя, все что под объектив попадет. К вечеру изможденная и голодная добралась до гостиницы. В прилегающем к ней ресторанчике сидели мои друзья, делясь друг с другом впечатлениями. Подойдя к ним, я торжественно водрузила на стол фотоаппарат, как бы говоря: «А у меня вот что есть!». Как приятно, когда тебя понимают без слов, такое происходит с людьми либо общающимися долгое время, либо судьбой сведенными вместе – наша компания состояла из смеси того и другого, были и особенные, включающие в себя обе эти категории. Так вот, они разом схватились за камеру и, сгрудившись в кучу, стали рассматривать мои творения, по ходу комментируя. Пользуясь моментом, я заказала себе ужин и, уплетая за обе щеки, наблюдала за происходящим.
                    Всё было так замечательно, но самое главное так привычно. Я была счастлива, мои друзья со мной и веселы, а именно в этом момент в голове отбивает надоедливый ритм, его предложение, уйти, исчезнуть. Оставить всё…
                   Всё – жуткое слово, настолько емкое, что даже за долгие годы раздумий не предвидишь, что именно оно включает, и чего можно лишиться, решив бросить «всё». Но здесь и сейчас, сидя в привычной обстановке, пускай и в незнакомом городе, я рассматривала это предложение на самом серьезе.
                   Пусть другие посчитали его слова бредом, я же была уверена, что хотя он был изворотлив в своих словах и поведение, он ни разу не соврал мне. Уж слишком много времени необходимо потратить, чтобы нагородить такое, а, как известно, в нашем мире нет ничего дороже времени. Еще одно доказательство его происхождения из другого мира.
                    Наблюдая со стороны идиллическую картину окружающего мира, я все четче понимала, что кормчий моей судьбы резко крутанул штурвал, и теперь я неслась по волнам в неизвестном направление, имя которому было Тирипс Миат. То ли из-за того, что я понимала, как бы хорошо сейчас не было, близился тот момент, когда пришлось бы вернуться домой, погрузиться в пучину обыденности и строить планы на «светлое будущее» в соответствии с общей программой, то ли спящий в глубине души авантюризм и любопытство проснулись и теперь подталкивали меня – я приняла решение. Быть может очень поспешно и не рационально, но истина была такова, что если бы я раздумывала, взвешивала, а уж тем более захотела попрощаться со всеми кто мне дорог, то я бы упустила самый главный шанс в моей жизни. Так я думала в тот момент, упоенная неведомыми перспективами.
                 Мне стало невыносимо грустно от того, что не увижу родных лиц: семью, друзей. Поэтому последние часы с друзьями решила не портить сентиментальными фразами, прощания неминуемо повлекло вопросы – не нужная трата времени. Быть может, сейчас, описывая это, могу показаться бесчувственной и ветреной, но тогда меня разрывали противоречия, знакомые только человеку, которому предстоит самое судьбоносное решение.
                  Последний вечер. Время пролетело незаметно, легко и не принужденно – выискался талант изображать радость, когда грустно, еще пригодится. Солнце давно скрылось за остроугольными крышами и, усталые от тяжелого прогулочного дня, мы решили разойтись по своим номерам. «Только держись, держись» - проговаривала я про себя. Прощальный взмах рукой и я побежала по лестнице, оставляя друзей, ожидающих лифт. Слезы предательски поползли по щекам, и остановить их было не в моих силах. Что за глупость? Почему, принимая решение добровольно, я не могла справиться со слезами? Наверное, не только разум властен над нами, есть что-то внутри более сильное и не поддающееся дрессировке.
                      Чтобы привести себя в порядок, я решила воспользоваться душем, кто знает, представиться ли мне такая возможность в ближайшее время. Струи воды стекали и приносили облегчение. Твердость возвращалась ко мне - разум и чувства вступили в долгожданную гармонию. Теперь я была точно уверенна в своем решении, даже танком не согнать с намеченного пути. Оставалось одно, ждать его появления, но чутье подсказывало, что уж он не заставит себя ждать.
              - Привет! – да кто бы сомневался, что двери и замки ему не преграда, уж точно не я!
              - Привет, - как ни в чем не бывало, ответила я, стараясь высушить во-лосы полотенцем.
              - Я удивлен, что ты так быстро готова дать ответ. Видимо я недооценил тебя, - и он вальяжно раскланялся – что за цирк!
               - Не надо этого, - я была совершенно серьезна.
                Тир сразу выпрямился, и его лицо вновь стало серьезным:
               - Прости. Если у тебя есть вопросы, которые тебя беспокоят, хотя те-перь уже и ничего не изменит твоего решения, я ведь прав?
               Он был абсолютно и непререкаемо прав:
               - Да, решение принято. Но у меня один вопрос, или быть может это больше похоже на просьбу. Забудут ли или пускай забудут меня все, кто знает в этом мире… Я не хочу, чтобы они переживали мое исчезновение… И мне будет проще, если буду знать что меня никто не ждет.
                - Существует такая возможность, но она включает в себя условие: ты больше никогда не сможешь вернуться в этот мир. Ты готова пойти на это?
                - Да, - не раздумывая, ответила я. – Но не повлечет ли это каких-нибудь удручающих последствий в их судьбах?
                - Ты словно все жизни только и путешествовала вне времени и про-странства, - его голос оживился. – В моих силах изменить все так, чтобы не пострадали те, за кого ты так переживаешь, я вычеркну тебя из этого мира без последствий – а, вот последняя фраза, брошенная как бы невзначай, сталью прошлась по сердцу.
                - Тогда я согласна отправиться с тобой… Пускай я и не понимаю зачем мне это и зачем это тебе. Но я чувствую, что хочу этого… Как будто это для меня необходимо как воздух.
                  - Со временем ты получишь ответы на все вопросы… А теперь… - он подошел вплотную, и мои губы вновь обожгло, как и в прошлый раз. Но я даже не успела отреагировать на его выходку, как в глазах потемнело, все тело стало болеть, словно сотни маленьких иголочек разом вошли в него. Чувствительность пропала: все сразу отказало, и зрение, и слух, и обоняние с осязанием. Я оказалась в вакууме сознания, только мысли доказывали мое существование.

0

29

10

           Отгоняя эти жуткие воспоминания, я помотала головой. Теперь все это было позади, и мучило только одно: собирается ли Тир вернуться, или план заключался в том, чтобы затащить меня на луг иного измерения и бросить тут на растерзание загадочных существ. И тут, как бы в укор моим мыслям, раздался приближающийся шорох, и мгновение спустя передо мной возник он – легок на помине. В руках он держал небольшой сверток и большой пластиковый стакан, из которого исходил аромат кофе. Через мгновение это сокровище уже было у меня в руках:
           - Вот, подкрепись. Извини что так долго, но в этом мире нет ничего, что отдаленно было бы связано с человеком, пришлось сходить за провиантом подальше. И не делай такие удивленные глаза, да за ужином пришлось сходить в другой мир... Привыкнешь со временем, - подмигнул он.
             - А почему мы попали в этот мир, а не в другой, где можно было бы найти что-нибудь съестное и без дополнительных манипуляций, - спросила я,  протягивая ему половину содержимого свертка – гигантский бутерброд, напичканный всевозможной начинкой.
              Он отрицательно покачал головой:
              - Я перекусил Там, спасибо. И мы не попали, а перешли сюда сами. И выбрал этот мир потому, что ты пока тяжело переносишь переходы. Хорошо, что новый мир не изобилует странностями и тем более живыми существами, способными шокировать тебя.
               - А что и такое бывает, - промямлила я с набитым ртом.
               - Бывает всякое, - протянул он. – И не бросайся ты так на этот бутер-брод, как будто не ела целую неделю.
               - Между прочем, я ждала тебя целый день. Уже стала думать, что ты решил меня здесь бросить, - надулась я.
               - Глупости, приложить столько усилий затаскивая тебя сюда и бросить, смешно. Лучше ешь и не говори ерунды.
                В полной тишине я разобралась с бутербродом и чудесным кофе, а Тир сидел рядом и наблюдал за плывущими облаками.
               - Странно весь день небо и облака такого цвета, но что-то меняется, как будто наступает вечер, - начала я разговор, покончив с трапезой.
               - Присмотрись внимательнее…
               - Трава, она стала темнее, неужели из-за этого и складывается впечат-ление, что наступают сумерки, - после некоторого времени выдала я.
                - Именно, - мне показалось, что он был даже рад, что я сама дошла до этого невероятного открытия. – Здесь все устроено по другим законам и правилам. Этот мир называется Ирф, что значит свободный. В нем нет никого, кто бы диктовал и навязывал свои правила среде. Поэтому все устроено так, как было устроено всегда. Этот мир как некая константа, здесь даже нет смены времени суток, лишь сама природа следует заложенной в ней цикличности.
                Я даже заслушалась, он так, уверенно и не торопясь рассказывал интересные вещи.
               «А с ним можно сосуществовать!» - подумала я тогда. Но в тот момент я сделала поспешный вывод, т.к. не прошло и несколько минут, как из нормально человека, он вновь превратился в извращенного пришельца.
                - Пожалуй, не стоит здесь задерживаться… - и он стал стремительно приближаться на опасно-близкое расстояние. Но на этот раз я была начеку и, мгновенно отреагировала, отпрянув, как вампир от чесночного аромата.
                  - Что-то не так? – искренне удивился он – сама невинность!
                  - А что ты опять намерен делать? – и тут я вспомнила, каким образом попала сюда. – И что это было, перед тем как мы попали сюда. С чего вдруг ты….
                   - Поцеловал тебя, - продолжил он. – Таким способом я могу проводить тебя из одного мира в другой.
                   - А другого способа найти нельзя было? – возмущению моему не было предела.
                   Он театрально закатил глаза, якобы выискивая другой способ у себя в голове, но уже через минуту, как ни в чем не бывало, ответил:
                   - Нет, только так. А что не так?
                   Он явно издевался: все понимал, но услышать хотел от меня. Это раздражало, зачем требовать от человека сказать то, что и так знаешь, разве, что-то это изменит. Похоже, Тир считал, что от этого зависит очень многое. Поминая, что без объяснений ситуацию не прояснить, мне пришлось говорить:
                  - Быть может, для тебя это и ничто, а вот для меня это… - язык отказывался помогать мне, - Тебе конечно проще. А я выросла в мире, где были правила и установки, которые засели во мне, и уж извини, но так быстро от них отделаться не получится. Поэтому…
Потупив взгляд – ждала его ответа. Он стал приближаться, я интуитивно сжалась, словно котенок не знающий погладят его сейчас или отшвырнут. Он осторожно положил руку мне на плечо, а второй за подбородок приподнял мою голову, так что наши глаза встретились. Вновь он был серьезен, ни капли иронии или издевки не проскользнуло по его лицу. А невероятного цвета глаза действовали на меня как удав на кролика – гипнотизировали, и не было сил сопротивляться.
                 - Я все понимаю и не требую от тебя невозможно. Но нам действительно пора.
                 И снова меня стало затягивать в темный круговорот, свет мерк, и вместе с ним меркло мое мироощущение.

0

30

Прочитала пока кусочки 1-4, скажу так - стиль мне близок, я тоже люблю погружаться во внутренний мир героев и через призму их восприятия смотреть на окружающий мир, это будто телевизор смотришь и рассказываешь, что картинка показывает.... Но как заметила Изгина, пишешь ты немного высокопарно, приправляя повествование всевозможными поворотами - а это, я вычитала ему вредит, потому как считается канцеляризмом.... Еще можно и немного диалогов добавить, а то сдается мне, что героиня все как в прострации и ходит и внешние раздражители в виде подружек не могут до ее нормально достучаться, ну хотя бы их разговоры, шутки и все такое...
Смутило так же описание поезда, неужели такие неудобные пускают кататься между государствами, не ну я там понимаю внутренние линии, де ля между селами/городами, но за границу? Хотя конечно в какую они заграницу попали, по мне так какой-то маленький городок Бразилии/Венесуэлы, во всяком случае по восприятиям, хотя это может также оказаться Молдова/Чехия. Но в Чехии уж простите там автобусы первоклассные, никакая это не консервная банка...
А имя героини мы скоро ль узнаем?
В четвертом кусочке понравилось описание неожиданной ситуации с поцелуем, только почему героиня потом расстроенная ходила? :flirt:
В ближайшем будущем продолжу чтение, спасибо за маленькие кусочки, читается так намного легчеhttp://i030.radikal.ru/0803/ef/627fc0a488d1.gif

0

31

Эрика, спасибо за разбор. Подумаю как лучше учесть замечания. Диалоги пойдут дальше, чем дальше, тем больше. И там уж и имя появится...

Эрика написал(а):

В четвертом кусочке понравилось описание неожиданной ситуации с поцелуем, только почему героиня потом расстроенная ходила?

А чему радоваться-то? Ушел же )))

0

32

11

            На этот раз я потеряла сознание, полностью погрузилась в кромешную тьму. Из глубин мрака меня вернуло внешнее воздействие – кто-то легонько тряс меня за плечи. Попыталась открыть глаза, все было достаточно мутным и расплывчатым, поэтому единственным выходом было снова их закрыть.
             - Сэли… Сэли, - похоже, это был Тир, но слова, что он произносил, я не понимала.
             - Тир… - после некоторого времени смогла выдавить из себя я, и тут же открыв глаза, увидела его обеспокоенное лицо. И это было впервые, хотя чему бы удивляться? Когда знакома с человеком от силы больше суток совокупного времени, любые его реакции на то или иное бывают впервые.
              - Ты чего? Как ты себя чувствуешь? Все понимаешь, что я говорю? – он внимательно воззрел на меня, проверяя мою реакцию.
              - Да, все я понимаю. Просто ответить сразу не могла…не получалось. А так я в порядке. Только вот в толк не возьму, ты шаманил надо мной что ли? Я слышала непонятное слово, а ты повторял его и повторял.
Лишь миг он соображал, о чем я, а поняв, расхохотался. Были бы силы, врезала бы ему, но за отсутствием таковых приходилось ждать объяснений.
              - Извини, - выдал он, всласть насмеявшись. – Я не шаманил, как ты выразилась, а просто звал тебя по имени. Сэлемиена…Сэли. Мы, кажется, не обсудили это, но я думаю, ты согласишься, что твое прежнее имя теперь не уместно.
              - И когда ты собирался мне об этом рассказать? – я немного приходила в себя и теперь могла выразить свое негодование. Попыталась подняться, но тут же потерпела поражения – предательское головокружение выбило почву из под ног. Падение мое не было долгим, потому как я была поддержана и теперь стояла, упершись головой в грудь Тира. Ну, хотя бы не дал упасть!
              - Не стоит так распыляться, побереги силы. Что-то мне не нравиться, как прошел этот переход.
               А мне как все это не нравилось! Не только жуткие самоощущения меня преследовали, так еще я оказалась настолько беспомощна, что самостоятельно передвигаться не могла. Придется полностью положиться на него, в принципе, после принятия решения я только это и делаю - доверяю ему свою жизнь. Не скажу, что ощущения, возникшее при осознании это, приятные. Похоже, что где-то в начале моего путешествия меня нехило треснули по темечку, от чего я стала проявлять чудеса безалаберности, такой ответственный человек сгинул на бескрайних пространствах.
               - Здесь, неподалеку живет мой друг. Она тебе поможет, - он взял меня на руки и понес в неизвестном направление – все в его рука, как в прямом, так и в переносном смысле. Все к черту! Обволакивающая тьма поглотила меня вновь.

0

33

12

           - Покрасоваться вздумал? Поразить возможностями и мирами? Вроде не юнец давно, а все туда же! Девушку извел бы в конец. Она же открытая вся, вот при переходе вся энергия и выходит. Сам то, вон в какой броне, ни капельки в мир… - женский голос отчитывал кого-то.
           Открыв глаза, я поняла, что голос принадлежит женщине преклонных лет, а отчитываемый ею был ни кто иной, как Тир. Эта картина радовала, он стаял таким понурым и виноватым, никогда бы не подумала, что его может кто-то отчитывать, а он еще при этом не возражает, а с покорностью принимает. И я от души рассмеялась. Тут же на меня воззрели две пары глаз, искренне недоумевающих моей реакции.
            - Хм… Быстро же оклемалась! – проговорила она и направилась ко мне. Теперь я смогла ее рассмотреть: миниатюрная, шерстяной костюм в «шотландку», волосы седые, но густые и вьющиеся, обрамляли лицо очень добродушное, если бы не стального цвета глаза, столь холодные и не приветливые.
            - Вот выпей, - подойдя ко мне, сказала она, протянув большой стакан с мутной жидкостью.
            С недоверием взглянув в содержимое стакана, устремила вопрошаю-щий взгляд на Тира. Он лишь утвердительно мотнул головой. Смиривший со своей участью, я зажмурилась и залпом выпила все до последней капли, после чего обнаружила, что содержимое оказалось на вкус приятнее, чем на глаз.
            - Ну, ну… Прямо целая трагедия. Травить тебя никто не собирается, - укорительно сказала она. Под ее взглядом действительно становилось не по себе, даже невиновный признал бы себя виноватым во всем.
            - Извините, я рефлекторно. Спасибо, я … Сэли, - и улыбнулась, как нашкодивший ребенок.
            В ответ она тоже улыбнулась, и это скрасило стальной блеск ее глаз, и я поняла, что она не такая уж и суровая, только так для формы выставляется. Тем временем она посмотрела на моего спутника и махнула в сторону двери, мол, иди, у нас тут женский разговор намечается. Тир послушно пошел к выходу, только улыбнулся на прощание – вот и доверяй ему после этого!
             Покинутая единственным знакомым существом в этом мире я недоверчиво покосилась на хозяйку дома. Я ей ничего говорить не собиралась, а вот хотела ли я услышать от нее нравоучительную лекцию в свой адрес, вот уж увольте!
            - Ну, тебя-то я отчитывать не собираюсь, - ну, как я должна общаться с теми, у кого, то ли дар считывать с мозгов информацию, то ли они настолько прозорливы, что по лицу собеседника понимают, что да как. Мурашки по коже!
             - Предостеречь тебя хочу. Тир конечно, не плохой, временами даже путевый. Да, бывает с ним такое, попадает впросак, как вот с тобой, например. Как ему раньше не торкнуло, то ли крышу снесло от счастья, то ли поглупел от своих мытарств, что тебе защита нужна.
            - Защита? От чего? – ее размеренная речь завлекла меня в этот монолог, превратив его в диалог.
             - Да от всего понемногу. Есть такие существа, что даже невзначай энергию высасывают, а уж при переходе, сколько ее может вытечь, коли не защищаться. Но теперь не волнуйся, напиток, что выпила, огородит тебя от этого. От сил более сильных не поможет, тут уж сама выкручиваться будешь, если случится. Зато теперь спокойно блуждать можешь с красавчиком, - и она заговорчески подмигнула.
            - Постойте, постойте. Вы мне сейчас о зельях, колдунах и прочей не-чисти твердите?
            - Ну, немного того, немного другого. Тут дело не в терминологии, а в сути. А слова, что ты используешь, уж очень примитивны. Получается, я ведьма и зельем тебя опоила – глупо же звучит, не так ли?
             - Угу, - согласилась я, и правда глупо.
             Выходило все на то, что эти инопространственные существа, одного поля ягодки. Любители сказать «А», но в объяснения вдаваться не любят, лучше уж замнут тему. Ладно, и к этому привыкну, сама узнаю по ходу. Лишь бы не поздно было.
            - А ты с ним зачем пошла? – разговор резко метнулся в другую сторону.
             - Эмм… с ним, это с Тиром? – от неожиданности сразу и не сообразила.
            - Да, про него речь.
            - Не знаю, - честно ответила я. – Тогда казалось, что так надо, так правильно… Впрочем и сейчас так считаю, - все таки и ее вопрос можно предугадать.
             - Значит, существует Судьба, - как бы про себя отметила она.
             - Вы о чем? – ухватилась я за соломинку.
             - О том, что причин у тебя особых причин не было, да и выгоды никакой. Ручаюсь, что и объяснений не требовала, да он бы и не ответил. А все равно пошла, как миленькая. Не Судьба ли это? Эх… Нашел он все таки! А знаешь сколько миров перерыл?
             - Он искал меня? – спросила я пораженная этой новостью.
             - Искал, еще как искал. Хотя цели поиска не знаю, так что заранее не обольщайся. Он себе на уме…
             Почему-то меня это не удивляло. Может я и надеялась на ободряющие слова, но их не получила, зато получила правду, а с ней вроде как легче, хотя и не приятно. Она не открыла мне заоблачных тайн, но поведала одну прописную истину, не стоит полностью полагаться на другого человека – на том и порешили.
             - Меня зовут Модсив, - в конце разговора добавила она. – Если, что обращайся.
             - Спасибо за помощь. Я вам очень обязана, - наверное.
             - Ой, не кидайся такими словами. Дам последний совет: слова, сказан-ные невзначай, могут обернуться неизбежностью. Слушай свои мысли, прежде чем выпускать их в мир, поверь, так будет лучше, - и я все поняла, - А теперь подожди здесь, есть у меня дела с красавчиком.
Оставшись одна, я подумала, что это происходит  после маломальского события, и вытекает по немного в традицию. Или не хочется со мной нянчиться, и рассказывать все – что было самое вероятное, то ли они жалели меня и считали, что для обдумывания всего выше изложенного мне требуется время. Но за последнее время я слишком часто использую голову, только ей и работаю. И решив больше не утруждать себя изматывающими мыслями  - занялась изучением помещение, в котором находилась.
Это была жилая комната, о том, что она была еще и спальней, свиде-тельствовала большая низкая кровать, на которой я и восседала. Стены приглушенного цвета различных оттенков - очень абстрактная картина. Вдоль одной из шести стен, именно шести, стоял огромный книжный шкаф, уставленный не только по назначению, но вмещающий склянки с непонятным содержимым. В центре стол со скатертью, расставленные по углам небольшие сундучки, коробочки – довольно захламлено, на мой вкус. Хотя, если свести все к стереотипам, то для «колдуньи» - очень даже чистенько и прилично.
             Из круглых окошек пробивался свет, заставляя солнечных зайчиков отплясывать по комнате. Могу поручиться, эти солнечные существа жили отдельной от источника жизнью и больше походили на мышат, копошащихся в кладовке. Они просто существовали и не задавались бессмысленным вопросом: «Почему?». Не то, что люди, не то, что я. Неужели так сложно жить ради самого факта существования? Видимо это не выполнимая задача, по крайней мере, для меня. Так как остановить поток мыслей было выше моих сил, и я снова и снова прокручивала в голове всевозможные вариации будущего. Что меня ждет? Чем чреват мой выбор?

0

34

13

        - Ты чего такая хмурая? – голос Тира вывел меня из потока мыслей.
        - Ничего, просто задумалась.
        - Пойдем, - и он двинулся к выходу.
        - Постой, я хотела бы поговорить…
         - Теперь все хорошо, и переходы не будут для тебя такими тяжелыми… - прервал он меня.
        - Да, послушай ты меня! – неожиданно, даже для себя, я сорвалась на крик.
        - Я хотела бы обсудить все, - уже спокойно проговорила я. – Конечно, я не прошу провести мне обширный курс по пространственно-временному устройству. Но ты можешь ответить на вопрос, какая жизнь нам предстоит?
         - Нам? – многозначительно протянул он. – Тебе нужен подробный план, график? – вот не изверг ли, он откровенно издевался. Мне он нравился больше, когда хоть как-то проявлял беспокойство.
         - Не прикидывайся, дураком, все ты прекрасно понимаешь! Я имею в виду, что мы не можем просто скакать в неизвестном направление, нам требуется такие элементарные вещи, как еда, одежда, сон. Чтобы все это иметь, необходимо делать что-то.
          Он подошел ближе и уже более серьезно ответил:
          - Будем действовать по обстоятельствам. Теперь в твоей жизни ничего не будет спланировано, забудь о долгосрочных планах. Только непрерываемая цепь событий неизвестных самой Судьбе. Разве не это ты бы назвала свободой? Не это ли прельстило тебя и привлекло? Так тебе требуется что-то еще?
           - Покажи мне этот мир, прежде чем мы пойдем дальше, - смиренно проговорила я. Ошибка, допущенная мной, состояла в том, что нельзя мерить своими рамками нечто безграничное. Мне следовало начинать учиться новой жизни!
            - Так я этого и хотел, - он уже тянул меня к выходу.
            - А как же Модсив, мы не попрощаемся? – опомнилась я.
            - Мы вернемся, здесь нас будет ждать ужин, - дверь захлопнулась за нами.

0

35

14

                 Небольшие аллеи беспорядочно перекрещиваются, составляя каркас городка.  Двухэтажные домики, словно грибы, выглядывают из прилегающей садовой зелени.  Яркие фасады домов слепящим пятном бросаются в глаза. Редкие прохожие, привыкшие к столь необычной для меня картине, спешат по своим делам. Их одежда разнородна, и так не похожа на то, в чем одета я. Мои джинсы и свитер: слишком блеклые и простые, а их яркие многослойные одеяния диктуют свою моду. На меня изредка косятся как на что-то заморское, но никто не задерживает взгляд – идут своей дорогой. А меня это не волнует, так как сама иду с широко открытыми глазами и без зазрения совести рассматриваю все подряд, как ребенок в зоопарке.
                 И ощущения те, далекие, детские переполняли меня. В детстве все мечтают поскорее вырасти, наивно полагая, что взрослые всемогущие существа, обладающие полной свободой. Но это самое главное заблуждение, т.к. только будучи детьми, мы по-настоящему свободны: от обязанностей, правил, законов, от знаний. Дети настолько всемогущи, что не просто не обременяют себя условностями взрослого, а они сами создают свои миры и устанавливают свои правила. Лишь в детстве пуская в ход фантазию, чистыми и не тронутыми умами они создают миры, вселенные.
               - Ты чего? – Тир вопросительно уставился на меня. – Только недавно была мрачной, а сейчас сияешь…
              - Учти, я такая. Мое настроение не поддается логике, так что не только ты такой не понятный! – съязвила я.
               - Ты считаешь меня не понятным?
               - А ты хочешь об этом поговорить? – я откровенно смеялась, не только ему надо мной измываться.
               Он продолжал непонимающе смотреть – так и ждал моего ответа.
               - Мне все тут нравится, все в новинку… Вот я почувствовала легкость и непринужденность, как в детстве. Если так пойдет и дальше, то это поведение станет для меня нормой.
                - Хорошо. В такие моменты ты очень милая, - склоняясь, произнес мне на ухо он. От неожиданности я замерла, а щеки предательски заалели. Не успела я опомниться, как он уже вцепился в меня обеими «клешнями» - я оказалась в его объятиях.
                - Да, что ты…
                 - Тшшш…, - его горячее дыхание обожгло ухо.
                 Попыталась вырваться – тщетно. Прошло пара минут и его объятия ослабли, и я мгновенно воспользовалась этим.
                 - Мимо проходил человек, с которым тебе не следует встречаться, - опережая мои возмущения, проговорил он. – Он опасен…
                   - И как так можно говорить о лучшем друге? – вопросил звонкий голос за его спиной.
                  Обладатель голоса, тот самый «опасный» человек выделялся незаурядной внешностью: высокий и складный, с длинными светлыми волосами, из под челки выглядывали кошачьи глаза золотистого цвета. Одетый в широкие черные штаны, белую рубашку и того же цвета, что и штаны, длинный плащ, он явно не вписывался в радостно-радужную картину этого мира. Всем своим видом он напомнил мне белого тигра – сильное и вольное животное.
                   И не обращая внимания на Тира он протянул мне руку:
                  - Яасид, к Вашим услугам,- и когда я в ответ протянула свою руку, он ее не пожал, а поцеловал – манеры у него были и еще какие!
                 - Сэли, - смущенно ответила я.
                 - Очаровательно. И ты хотел скрыть от меня это сокровище, Тир? Какой ты собственник! Не замечал за тобой этого раньше, - и он дружелюбно хлопнул моего спутника по плечу.
                  Но Тир всем видом выказывал недовольство и взглядом уже разрывал Яасида на куски. Ох, уж эти мужчины! Никогда не поймешь, что у них на уме. Мне всегда казалось, что ребячество и подтрунивание друг над другом – это у них в крови. Хотя всегда есть тот, кто подшучивает, а есть тот над кем измываются – Тиру на этот раз досталась роль не из приятнейших. Видимо поэтому он выражал столь явно свое недовольство, и по этой же причине не хотел, чтобы я встречалась с Яасидом.
                  - Ты, кажется, куда-то торопился, - не обращая внимания на его подначивания, ответил Тир.
                  - Не будь таким букой, мы так давно не видели, может, сядем, поговорим? А ты уже навещал Модсив? – он даже не обратил внимания на то, что ему сказали.
                  - Сэли, вы не представляете, какие званые ужины устраивает Модсив! Зная своего друга, могу предположить, что он уже вас познакомил, а также что и вы приглашены на сегодняшний праздник. Поэтому сейчас должен откланяться, у меня действительно дела. А вечером буду рад видеть вас снова, - и он галантно раскланялся – на мой взгляд, это уже перебор, но все равно приятно.
                  Сказано – сделано. Он резко развернулся и ушел.
                 - Пойдем, - сказал Тир и потянул меня в противоположную сторону.

0

36

15

            Когда последний домик остался позади и взору открылся неописуемый простор, колышущейся, словно живой, растительности, мы сделали привал. Окружающий мир радовал глаз разнообразием форм и цветов, которых в моем мире не было. И все бы хорошо, если бы не гнетущее молчание между нами. Он явно не хотел обсуждать произошедшее, а меня просто распирало:
            - Ты так и собираешься молчать?
            - Ах, да… Тниоп, так называется этот мир, является сосредоточием многих путей. Поэтому большинство населения составляют выходцы ото-всюду… - я ушам свои не поверила! Он читал мне лекцию об устройстве этого мира.
             - Ты меня за дуру держишь? Или сам дурак? Нет, пошла я отсюда, - взбрыкнула я.
             - И куда ты собралась, - тем безучастным голосом, что так меня выводил, произнес он.
             - Обратно к Модсив, благо географическим кретинизмом не страдаю, дойду и без тебя. Придешь в себя – поговорим.
             И я чуть ли не побежала от него, боясь, что он пуститься в непонятное словоблудие, заговорит так, что я снова ничего не пойму. Не успела я пробежать и ста метров, как дорогу мне перегородило существо, отдаленно напоминающее волка. Длинная черная шерсть, свисала до самой земли, глаза отливали зеленым цветом, а пасть больше напоминала крокодилью - жутчайшее сочетание. Существо издало какой-то клокочущий звук и приготовилось к прыжку. В тщетной попытке защититься я выбросила руки вперед, преграждая чудищу путь. То, что случилось потом, не поддавалось моей логике. Между нами сверкнула вспышка, и монстер замер, не подавая больше признаков жизни. Все произошло так быстро, даже вскрикнуть не успела!
             Припозднившийся Тир, подозрительно посмотрел на меня, потом на зверя. А я в тот момент сама окаменела, и осознанный ужас стал приходить ко мне с запозданием.
             - Вот этого я не учел, -  пробормотал он, оценив сложившуюся ситуа-цию.
             - Ч-чего? – прошептал я.
             - То, что ты обладаешь способностями… Смогла же остановить флува,  - от махнул на существо.
             - Я? Не-е-е… Я не могла.
              - Не стоит отрицать очевидного. В критической ситуации ты смогла сфокусировать энергию, что находится внутри и выпустить, чем и спасла себя.
             «Приехали! Теперь, я, оказывается, не просто оказалась неведомо где, так еще и это. Становится все интереснее и интереснее…»
             - Надо уходить, он может «оттаять» в любую минуту. Ну, же… -  он подтолкнул меня.
             На всем обратном пути до города, я не произнесла ни слова. В голове прокручивалась сцена, с так называемым флувом. Отрицать очевидное становилось все проблематичнее. И пока ноги производили автоматические движения, отбивая ритм – осознание закрадывалось не только в голову, но и в душу.
Именно в тот момент я впервые осознала ВСЕ. Да, я оказалась самым медленным механизмом! До этого момента все виделось мне в преломленной призме моего мира, я оценивала разумом, который ссылался на привычное и дорисовывал картинку так, как ему хотелось. А на самом деле я была новорожденным ребенком, и мне предстояло заново познавать мир, не только этот, но и другие. И это было на самом деле страшно!
               Физическое ощущение страха не самая приятная вещь. Меня стало немного покачивать, в глазах потемнело. Немного отстав от Тира, я и вовсе остановилась, перевести дыхание.
              - Сэли? – послышался обеспокоенный голос.
              Я глубоко вздохнула, потом медленно выдохнула:
              - Иду, - сделав над собой неимоверное усилие, улыбнулась я.
              Не стоит доводить до его сведения, что я стала осознанным человеком, кто знает, сколько это со мной продлиться. Ведь каждый, решая для себя что-то, не всегда остается при этом мнение. Можно ведь изменить его (мнение), забыть предыдущую догму и следовать новой путеводной звезде. Люди, имя нам – Непостоянство!

0

37

16

        - А я уже заждалась, - с порога услышала я голос Модсив.
        - Да, мы тут… - начал, было, Тир, но осекся, увидев, вольготно восседающего в кресле Яасида. – Ты уже здесь…
         - И я рад тебя видеть. Хотя твоего возвращения я ожидал, только  по одной причине, - его «улыбка Чеширского кота» была обращена ко мне. – И что с тобою сделал этот изверг? На тебе же лица нет!
         - Ничего, все хорошо, - натягивая дежурную улыбку, выдавила я.
         - Хм… Стоит ли врать из-за него? Он… - но Тир сделал молниеносное движение и Яасид умолк.
          - Будет вам, дети малые. Между собой, хоть миллион раз друг друга убивайте, а вот при нас ведите себя соответственно, - и женщина пригрозила им пальцем. – А теперь к столу, говорить потом будем.
           На столе были расставлены чашки и плошки с неведомым содержи-мым. Аромат, исходящий от них был приятным, отдаленно напоминающий родные мне блюда. Вокруг низкого стола были навалены подушки, на которые мы благополучно и приземлились.  Оказавшись между Тиром и Яасидом, я ощущала сквозящее от одного к другому электричество – как на иголках. Даже есть не хотелось.
           - Не стесняйся, - проговорила хозяйка, протягивая, мне тарелку. – Тебе все понравиться, обещаю.
           - Спасибо, - приняла угощение.
           Во время трапезы велась непринужденная беседа, несомненно, о самых нейтральных вещах. «А передай вот ту тарелку», «Спасибо», «А вот это блюдо тебе удалось лучше всего, Модсив» - все в таком духе. Поразительно, как эта маленькая и  на вид хрупкая женщина могла держать в ежовых рукавицах двух мужчин. Под ее строгим взглядом они стали тихими и безобидными, по крайней мере, атмосфера немного разрядилась, и стало как-то проще дышать.
Мне бы ее твердость – никогда не могла сказать свое веское слово, всегда уступала, шла на поводу обстоятельств – вот даже в решающий момент отдалась в руки Судьбы. Глупый у меня характер, остальное вроде ничего, но вот его я точно на барахолке покупала – сэкономила.

             Сытый человек – беспечен. Только этим объясняется, что Тир ушел вместе с Модсив, по своей надобности, и оставил наедине со мной Яасида. А тот не пренебрег данной возможностью:
           - Так, что это чудовище сделало с тобой? – его неожиданный вопрос поверг меня в ужас - откуда он узнал про флува? Но потом поняла, что речь идет о Тире.
           - Если ты про человека, который только что вышел отсюда, то ничего. Если не считать того, что он выудил меня из моего мира и вверг в пучину неизвестности.
           - Человек, говоришь, - усмехнулся он. – Я бы так не утверждал, хотя он и сам порой затрудняется ответить на вопрос, кто он.
           - Ну, ты, точно не человек.
           - В точку, драгоценная. Я из рода Региат – в нас течет кровь благородных кошек. Как-нибудь предстану перед тобой во втором обличие, думаю тебе понравиться.
            - А можно спросить? – решилась я, если уж от Тира ничего не добь-ешься, то этот точно все расскажет. – Почему вы в таких контрах?
            - Ну, я бы так это не назвал, - рассмеялся он. – Мы некоторое время слонялись из мира в мир в компании друг друга. Можно сказать, были на-парниками. Но характер у него сложный, поэтому и разбежались. По старой памяти я его и третирую, а он бесится, возможно, тоже по старой памяти. Не бери в голову, убивать мы друг друга не собирались, и вряд ли когда-то соберемся.
            Его мелодичный голос, рассказывающий все так непринужденно, успокоил меня. И чего я так переживала – это только их дело.
            - Послушай, Сэли. Пойдем со мной, - после паузы прошептал он, расстояние между нами стало сокращаться. Теперь я была умной девочкой, и знала, чем подобные     «Пойдем со мной», чреваты. Поэтому настойчиво стала отодвигаться:
            - Не понимаю о чем ты…
            - Обо всем сразу… - он словно гипнотизировал своими кошачьими глазами – лучше отвернуться, от греха подальше. – Я такой же путешественник, как и Тир, но учти, между нами есть существенные различия. Я не буду пренебрегать тобой, твоим мнением, и врать так нагло и открыто, как он.
             Обе его руки оказали у меня на плечах, так что дальнейшее дезертирование стало невозможным.
             - Убери от нее свои руки! – грозно рыкнул вернувшийся Тир. В его глазах вновь появилось серебряное свечение, но на этот раз он выглядело устрашающе.
             - Она имеет право знать, что есть выбор, - продолжал гнуть свою ли-нию представитель рода Региат – плавно поднялся и встал, преграждая путь ко мне. – Не считаешь же ты ее своей игрушкой?
             Еще бы одно его слово и Тир достиг бы точки кипения. Что могли бы сделать эти два существа друг с другом и окружающими в бешенстве – ответ на этот вопрос я знать не хотела.
             - Прекратите, - я не узнала свой собственный голос, твердость и отчужденность – вот что с человеком обстоятельства делают. – Я не желаю слушать, как вы тут делите меня, словно тушу убитого зверя.
             - Мы не… - начал было оправдываться Яасид, но я оборвала его на полуслове.
             - Делайте друг с другом, что хотите, но только выйдите на улицу. Модсив очень хорошо приняла нас в свой дом, а вы хотите отплатить ей разрушениями?
             - Молодец, девочка! Так им и надо, -  в комнате, откуда ни возьмись, появилась хозяйка, сияющая от радости. – Идите, идите. Немного охлади-тесь, а она сама выйдет к вам и скажет свое веское слово. Теперь-то она мо-жет. Не возражайте, сделанного не воротишь, не в этом мире точно.
             - А почему не воротишь? – спросила я когда мы остались в исключи-тельно женской компании.
             - И кто тебя так вопросы ставить учил? Просто поражаешь! Спрашиваешь совсем не то и не к месту, - укорила меня Модсив.
             - Быть может, я таким образом себя огораживаю от правды - если ве-рить словам Яасида, то я вновь поставлена перед выбором. А мне этого ой как не хочется.
             - Глупости. Выбор стоит только перед тем, кому он нужен, а остальные идут своей дорогой, не обращая на него внимания. Тебе ли не знать? Смогла бы ты так легко порвать все отношения с прошлым миром, если бы был Выбор. Нет. Ты уже знала и была готова к своему пути, – я начинала понимать, к чему она клонит, и закивала головой.   – То-то же!
             - Спасибо! Я поняла. До скорой встречи!
             - Уж в этом я не сомневаюсь, все дороги рано или поздно приходят сюда.
             - Да… Еще раз спасибо за все. И простите, что все так вышло. Из-за меня вечер был испорчен.
              - Эх… Тебе еще учиться и учиться. А сейчас иди, вдруг они, правда, что-нибудь сотворят.

         Они – два друга или вечных соперника - стояли в саду и вели себя так, словно ничего не произошло. А я извожусь, думаю, как быть, а им хоть бы хны! Но все-таки мое появление внесло смятение в их ряды – впервые произвожу подобный эффект.
          Передо мной действительно не стоял выбор. Стояли двое совершенно разных мужчин, но путь был один – и я четко видела с кем. Посмотрела на одного, перевела взгляд на другого, а они просто ждали. И больше не размышляя ни о чем, я просто шагнула в нужном направлении.
          - Нам пора, - сказала я, перед тем как добровольно поцеловать Тира.
          Последняя фраза, брошенная Яасидом, что я услышала перед тем, как покинуть этот мир, была: «Еще встретимся, драгоценная».

0

38

17

         Рассветы сменялись рассветами, закаты – закатами. Столько заброшенных миров: одни были прекрасны, другие – порождение больного разума. Я впитывала в себя как губка новые краски, ароматы, образы. Как маленький ребенок познающий мир, мне приходилось открывать для себя заново всю обманчивость и непостоянство Вселенной.
Тир по прежнему был не многословен, касательно того, что он рассказывать не хотел, во всем остальном ему не было равных – энциклопедические знания валились на мою, не в чем не повинную, голову.
             Понемногу я привыкала к новому образу жизни, к периодическим нападкам спутника, которые я принимала в штыки. Очередной переход, и очередной «глухой» мир – так я стала именовать те места, где не было людей. Словно он прятал меня, а возможно оберегал других, от такого страшного существа. Почему-то тема моих способностей сама собой приобрела статус Кво, но я хотела изменить это.
           - Расскажи лучше, как я смогла остановить флува, - прервала очередное лекционное выступление, когда мы сидели на небольшой поляне перед костром.
           - Похоже, у тебя есть способности, - краткость, конечно, и сестра та-ланта, но на этот раз это было чистой воды издевательство.
           - Представь себе, я уже догадалась! Но вот как это получилось? Как я могу этим пользоваться? Обучи меня в конце концом, сам же умеешь, я не сомневаюсь, - за раз выплеснула все, что накопилось за время бессмысленных скитаний.
           - Давай отложим это на потом, - сама невозмутимость! Что б тебя!
            Не поминая своих действий – чисто рефлекторно, я с размаха ударила его, то есть попыталась, так как он перехватил мою руку в нескольких сантиметрах от своего лица. Если бы я достигла цели, то возможно бы почувствовала себя виноватой, испугалась содеянного и изводила себя извинениями – конфликт бы сошел на нет. А тут, меня словно подменили – попыталась вырваться – безрезультатно. Злость накрыла меня с головой, и я пустилась во все тяжкие – не помня себя – я пыталась нанести хоть какой-то урон этому мерзавцу, что считает себя пупом Земли (хотя не очень уместное выражение, учитывая обстоятельства). Достигла ли я хоть раз своей цели, сказать сложно, но когда я пришла в себя, была прижата к земле и полностью лишена возможности пошевелится.
           Тяжело и учащенно дыша, смотрела в упор в его большие фиолетовые глаза, нависшие надо мной, в то время как он всем своим телом доказывал наличие силы притяжения, земного или иноземного не имело ни какого значения. Вся сложившая ситуация была двусмысленной. Кровь прилила к лицу и выдала меня со всеми потрохами.
           - М-может слезешь, - взмолилась я.
           - Успокоилась? - спросил он, игнорируя мою просьбу.
           - Да. Слезь, пожалуйста, ты тяжелый, - пролепетала, теряя последнее чувство достоинство.
            - Обещаешь себя хорошо вести, - гнул он свою линию. В этой борьбе он победил, а требовать – право победителя.
            - Да, – признала поражение.
            Поднявшись, он помог и мне встать на ноги, что оказалось не так просто (стоять на ногах). Поэтому я тут же плюхнулась перед очагом и уставилась на пляшущие языки пламени. Виноватой была, конечно, я, но признавать свою вину перед Тиром, очень не хотелось. Он и так вечно правый, а я так несуразное дополнение.
            - Наверное, ты права, - начал он, устроившись рядышком. – Энергии, скапливающейся в тебе, нужен выход. И это причина твоей истерики. Вскипая она (энергия), не находя привычного для нее выхода, выплескивается через эмоции. Я научу тебя как этим управлять и думаю, мы сможет от этого получить пользу.
           - Правда? -  ушам своим не верю! Он не только признал свою не правоту, так обещал помочь. От неожиданности смутилась, а сердце мое устроило весеннюю капель.
            - Правда-правда, - заулыбался он.
            Визжать от восторга не стала, а вот подскочить захотелось. Но не тут-то было: только я подала первые признаки резкого движения – сразу же оказалась в каменных тисках его объятий, – какие после этого восторги.
           После такого количества переходов, которые были равнозначны количеству поцелуев, можно было предположить, что его объятия – так, мелочи жизни. Но никаких романтических отношений с этим извращенным существом у меня не было, да и не предвиделось. Были моменты, когда он мог подмигнуть, проявлять излишнее внимание, «милой» назвать – хотя, это скорее было как некая приставка к имени, не более. Но в такие минуты я теряюсь, еще хуже того – краснею, глупо – но факт. Тир, видимо, раскусил эту мою слабость, т.к. в такие моменты я становилась тихая и не причиняющая дополнительных хлопот.
           - Ты чего? – пробурчала я.
           - Успокаиваю тебя, - нечего себе, успокаивает!
            - Я и не собиралась выходить из себя – я радовалась, - прозвучало не убедительно.
           - В тебе сейчас столько энергии, которая рвется наружу. Я заберу из-бытки, и сам подпитаюсь, и тебе помогу.
           - Нашел батарейку, - проворчала в ответ. А Тир лишь крепче прижал меня к себе.

0

39

18

          - Получилось! – радостно выкрикнула я, когда птица замерла в воздухе.
          Радости моей не было предела. Еще неделю назад, когда начались наши тренировки – так дипломатично Тир называл мои тщетные попытки сосредоточиться – я безжалостно расправлялась с многочисленными овощами и фруктами. Один раз даже моему самоназванному гуру досталось: плод разорвало в непосредственной близости от него, окатив багряным соком. А теперь я смело тренировалась на животных, благо ни один из подопытных в ходе данных манипуляции не пострадал.
           - Хорошо, продолжай в том же духе, - одобрил мой сенсей.
           - И если я и дальше буду хорошей девочкой, то ты возьмешь меня к людям, - съязвила я.
           Он лишь улыбнулся, спорить со мной он никогда не брался, а согла-шаться не рисковал, не хотел быть пойманным на слове.
           - Пойду, схожу за провизией, а ты продолжай, тренируйся, - и скрылся в ближайших деревьях.
           Как же меня это бесило! Вечно он так, как за провиантом, так один.            Похоже, мне достался в путники любитель природы. Конечно, спать под открытым небом, и есть у костра – романтика, но уж увольте. Десятки миров и никакой цивилизации, хоть флувом вой, горят очень душещипательный звук он издает. А как хочется принять горячий душ и поспать в мягкой и теплой постели – буржуазные замашки долой, теперь я дитя природы.
         Пока я жалела себя любимую и выискивала способ убедить упрямого спутника, в том, чтобы навестить мало-мальски цивилизованное общество, не заметила, как ко мне подкрались. Почувствовав на себе чей-то взгляд, подняла глаза – удивлению моему не было придела. Совсем рядом со мной стоял огромный барс, белоснежный, как снег в горах, с хаотично разбросанными черными пятнами – неописуемо красивый зверь. Я толком и не испугалась, а стояла завороженная. Зверь плавно вальяжно направился на меня. Я решила не провоцировать его, кто знает, что может быть на уме у этой большой кошки (кота), мысленно поправила я себя, уж морда у него точно не кошки.
             Он приблизился, и легонько потерся о мои ноги, обходя меня кругом. Когда кот в холке чуть ли не достигающий твоего плеча трется, то ощущения те еще. Он легонько стал лизать мои руки своим шершавым языком – высшее проявление симпатии. Опасности от него не исходило, и я решила ответить ему взаимностью и слегка погладила – шерсть оказалась мягкой и теплой. И произошло невероятное –  барс довольно заурчал, издавая приятные гортанные звуки.
             С самого детства в моем доме держали котов. И волей не волей, хотя я и считала собак более достойными внимания животными, но привязалась к пушистым комкам, излучающих тепло и успокаивающие звуки. Частенько, будучи расстроенной, я сгребала четвероногого члена семьи в охапку и, обнявшись с ним, лежала на кровати. Я так любила его размерное урчание, которое отдавалось вибрацией по всему телу, стоило только ухо приложить – в эти минуты все тревоги уходили, словно их и не было.
             А сейчас в моем распоряжении был очень большой кот, и я, не задумываясь, присела на корточки и обняла зверюгу за шею, приложив ухо к его груди. Барс еще старательнее заурчал, а я в благодарность могла лишь поглаживать его.
             Нашу идиллию разрушил вернувшийся Тир:
              - Не стоит этого делать, Сэли! – ну, что еще, как всегда не вовремя.
             - Он хороший… - начала я выступать адвокатом за новообретенного друга.
            - Эй, вот ты где-е-е… - мою линию защиты разрушила вбегающая на поляну девушка, на вид лет семнадцати, с растрепанными рыжими волосами и буравящими черными глазами.
             – И вот из-за этой ты меня бросил в лесу, - обращалась она явно к барсу. Но увидев Тира, радостно визгнула и кинулась ему на шею. Вот это поворот событий! Только самое интересное было впереди. Пока я, разинув рот, наблюдала, как эта девица виснет на шее моего спутника, за спиной послышалось потрескивание, словно электрические разряды и воздухе появился легкий аромат цветов.
              Резко обернувшись, я была шокирована так, что взвизгнула не хуже рыжей, и тут же совершила разворот в исходное положение. За спиной по-слышался хохот этого чуда без шерсти, впрочем, как и без остальных атрибутов барса – там стоял Яасид в чем мать родила.
            - Вот и встретились, драгоценная! – услышала его радостный голос из-за спины. Похоже сложившаяся ситуация его забавляла, у меня же лишь вызвало неконтролируемое покраснение лица и ушей.
             - Хоть бы сестру постеснялся, - пригрозила ему незнакомка и швырнула в него одежду. – Всю дорогу с твоим тряпьем носилась! И зачем я только с тобой связалась.
              Пока она методично отчитывала одевающегося брата, я по-прежнему стояла к нему спиной и краснела – очень глупо. Не прошло и минуты, даже Тир не успел отойти от свалившейся на нас неожиданной встречи, как это оборотень подскочил ко мне сзади, обнял и поцеловал в щеку – вот нахал!
            - Как же я рад нашей встречи! – не выпуская меня начал он.
             - Фи, ну у тебя и вкус братик! Она же обычная, - это было сказано та-ким тоном, будто бы я в иерархии существ, стою ниже земляного червя.
             - Да, отпусти же! Яасид, какой же ты обманщик! – пыталась вырваться из лап этого хищника, в прямом смысле слова. Теперь мне было стыдно, что я так доверчиво прильнула к первому попавшемуся существу, не проверив его истинную личину. А Тир в очередной раз был прав – вот досада, но почему он сейчас ничего не говорил, не приходил в бешенство или что-то подобное. Раньше Яасид вызывал в нем сильные чувства. Быть может, дело было в этой сестричке?
           - Итисада, где твои манеры? – продолжал держать меня в плену, а даже не удосужился ответить. – Это моя сестра, Ити, ты уж извини, у нее возраст переходный, - это уже обратился ко мне.
            - Может, ты отпустишь Сэли, наконец? – неужели он соизволил подать голос. – И кто из вас двоих может объяснить, что вы тут забыли.
            - Мы здесь по делу. Мне поступил заказ на редкий экземпляр, так что я на охоте, а этот,  - она кивнула на братца. – Увязался, сказал, что от скуки мается. А я по глупости согласилась, ты же, как никто другой знаешь, что с ним не работа, а морока одна.
            - Вот видишь, как ко мне относятся эти изверги, - пожаловался мне Яасид.
            - Так тебе и надо, - бросила я, стараясь как можно дальше держаться от него.
            - И как охота? Нашли, что искали? – Тир продолжал переговоры с Ити.
            - Какой там. Только мы напали на след, так этот полоумный почуял запах, теперь я понимаю, что ее, - и снова презрительный выпад в мою сторону. – Рванул через лес, а я за ним. А чем кончилось, сам видишь. А зверь тот такой быстрый, что ужас, а нам его живым доставить надо. Так что буду рада любой помощи.
            - Я могу помочь, - без тени сомнения брякнула я, а потом задумалась, но обратной дороги уже не было.
            - Ты?
             - Да, я. Я могу остановить кого угодно, и зверю вред не нанесу, и го-няться за ним не придется.
            - О чем это ты? – похоже, я ее заинтересовала.
            - Хм… А ты думала, девушка так, между мирами на прогулку вышла. Она Одаренная – способностями благоухает, неужели не чувствуешь?
            Чем бы я там не благоухала, но звучало это странно, но с претензией на комплимент.
            - Аааа… тогда понятно, - замешательство ей очень шло.
             - Тогда мы вам поможем, правда Тир, - но по его лицу я поняла, что он не испытывает того же энтузиазма. Но сделанного не воротишь. Главное чтобы потом мне это не вышло боком.

0

40

Мария *Меламори* написал(а):

Когда то меня звали по имени, которое было вписано в самое обыкновенное Свидетельство о рождении – черным машинописным текстом на зеленовато-желтом листочке. Так и был запечатлен акт моего рождения. Впустить-то в мир меня пустили, даже бумаженцию выдали, а вот что в нем, в этом непомерно разнообразно-однообразном куске пространства делать надо, они так и не удосужились рассказать.

после такого вступление возникает желание (если бы это была книга в магазине) закрыть и поставить на нижнюю полку. занудно, неинтересно и наворочено. никакой новой мысли, но даже не в этом беда. первая фраза, это как лицо произведения. это крючок, на который цепляют читателя. если первая фраза интересна, взгляд сам бежит по строчкам. у вас этого нет.

Мария *Меламори* написал(а):

Изначально мысль о том, что делать, да и не делать в этом мире не омрачало мое цветочно-конфетное и коллективно-воинственное детство.

простите это как? зачем эти лишние навороты?

Мария *Меламори* написал(а):

Дело не в том, что было все так хорошо, а было все на редкость замечательно – вот там бы мне уже и заподозрить подвох бытия моего существования, ан нет, я с наивностью в сердце думала, что впереди меня ждет «светлое будущее».

попробуйте прочитать это вслух и быстро!

Мария *Меламори* написал(а):

Потом из меня стал вырастать, довольно приличный, по общепринятым меркам, человечек.

это как гг определила?

Мария *Меламори* написал(а):

Принимать устоявшиеся каноны и следовать им, пытаясь все лучше и лучше подстраиваться под окружающих, было для меня как игра в тетрис где основная цель - как можно больше набрать очков и выйти на следующий уровень. Но, как и подобает подобным играм, хотя мне на это и потребовалось чуть ли не два десятка лет, они быстро наскучивают и в конечном итоге ты просто понимаешь, что нет ни сил, ни особого желания обрастать никому не нужными «очками»: если тебе это безразлично, то перед кем выставляться?
                  Но к моему превеликому сожалению, я обнаружила, что других игр в моем мире нет. Ну, не то чтобы совсем отсутствует трехмерная составляющая, а всего навсего она имеет тот же алгоритм, что и ее двумерная сестрица: антуража и удовольствия больше, а все как под копирку, бледно-черным или зеленоватым  - лишь так.

это вообще без комментариев)))
я даже не дочитала этот маленький кусочек до конца. скучно, наворочено, предложения слишком длинные и корявые, поэтому ничего не понятно.
вообщем мой вердикт: переписать начало полностью.
с уважением, дух.

0


Вы здесь » Литературное кафе » Устаревшие произведения » Пока без названия...